Правосудие

Требование: Об установлении факта применения политической репрессии и возложении обязанности выдать справку о реабилитации

Обстоятельства: Истицей указано, что ей было отказано в выдаче справки о реабилитации жертв политических репрессий. Истица полагает, что данный отказ является незаконным.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку Законом о реабилитации не предусмотрена возможность установления в судебном порядке факта применения политических репрессий в виде ссылки, высылки, направления на спецпоселение, ст. 7 Закона предусмотрен специальный несудебный порядок установления таких фактов ОВД с возможностью дальнейшего обжалования решения данного органа.

Определение Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 26-КГ16-14

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Юрьева И.М.,
судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Балаевой М.С. об установлении факта применения политической репрессии и возложении на МВД по Республике Ингушетия обязанности выдать справку о реабилитации по кассационной жалобе представителя МВД по Республике Ингушетия Коригова М.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителя МВД по Республике Ингушетия Коригова М.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Балаева М.С. обратилась в суд с заявлением об установлении факта применения политической репрессии и возложении на МВД по Республике Ингушетия обязанности выдать справку о реабилитации.
В обоснование заявленного требования Балаева М.С. указала на то, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г. была ликвидирована бывшая Чечено-Ингушская АССР. В феврале 1944 г. вместе со всеми представителями чечено-ингушской национальности заявитель и ее родители были высланы с места постоянного проживания и направлены на спецпоселение в г. Павлодар Казахской ССР. Заявитель родилась 11 января 1925 года в с. Эшкал Сунженского района Чечено-Ингушской АССР.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 февраля 1957 г. была восстановлена Чечено-Ингушская АССР. Законом РСФСР от 26 апреля 1991 г. N 1107-1 "О реабилитации репрессированных народов" реабилитированы все репрессированные народы.
Письмом информационного центра при МВД по Республике Ингушетия от 6 октября 2015 г. в выдаче справки о реабилитации жертв политических репрессий Балаевой М.С. отказано со ссылкой на отсутствие в архиве данных о проживании заявителя и ее родителей на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР до 23 февраля 1944 г. и последующей их депортации.
Считая данный отказ незаконным, заявитель просит установить факт применения политической репрессии в виде принудительного направления на спецпоселение в Казахскую ССР и возложить на МВД по Республике Ингушетия обязанность выдать справку о реабилитации.
Решением Карабулакского районного суда Республики Ингушетия от 21 октября 2015 года заявленные требования удовлетворены.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 22 декабря 2015 года судебная коллегия определила перейти к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, в связи с наличием основания для безусловной отмены решения суда, предусмотренного пунктом 2 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года решение суда первой инстанции отменено и вынесено новое решение, которым заявление Балаевой М.С. в части установления факта применения политической репрессии удовлетворено. Заявление Балаевой М.С. в части возложения на МВД по Республике Ингушетия обязанности выдать справку о реабилитации оставлено без рассмотрения.
В кассационной жалобе представитель МВД по Республике Ингушетия Коригов М.А. ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года и вынесении по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявления.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 7 июля 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке с вынесением определения о приостановлении исполнения апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года до окончания производства в суде кассационной инстанции.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 10 октября 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Балаева М.С., надлежащим образом извещенная о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явилась и не сообщила о причине неявки.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. подлежащим частичной отмене по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.
Как установлено судом, Балаева М.С. родилась <...> года в <...> района Чечено-Ингушской АССР.
Письмом Информационного центра при МВД по Республике Ингушетия от 6 октября 2015 года в выдаче справки о реабилитации жертв политических репрессий Балаевой М.С. отказано со ссылкой на отсутствие в архиве данных о проживании заявителя и ее родителей на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР до 23 февраля 1944 года и последующей их депортации. Также отсутствуют данные о сроке снятия заявителя и ее родителей с учета, как спецпереселенцев. Для установления имеющего юридическое значение факта Балаевой М.С. разъяснено право обратиться в суд по месту проживания в порядке статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (л.д. 3).
Удовлетворяя заявление и признавая установленным факт применения к Балаевой М.С. политической репрессии, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходил из того, что ввиду отсутствия архивных данных о проживании Балаевой М.С. и ее родителей на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР до 23 февраля 1944 г. единственным способом установления указанного факта является судебное решение.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.
Согласно статье 1 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий" политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в том числе в виде выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями.
В соответствии с частью 1 статьи 1.1 указанного Закона подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.
Подлежат реабилитации лица, которые по политическим мотивам были, в том числе, подвергнуты в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение (пункт "в" статьи 3 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий").
В силу статьи 6 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. N 1761-1 заявления о реабилитации могут быть поданы самими репрессированными, а равно любыми лицами или общественными организациями. Заявления подаются по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о применении репрессий, либо по месту жительства заявителя, в отношении лиц, указанных в пункте "в" статьи 3 настоящего Закона, - в органы внутренних дел. Органы внутренних дел по заявлениям заинтересованных лиц или общественных организаций устанавливают факт применения ссылки, высылки, направления на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы и иных ограничений прав и свобод, установленных в административном порядке, и составляют заключение и выдают справку о реабилитации или сообщают об отказе в выдаче такой справки.
Решение органов внутренних дел об отказе в выдаче справки о реабилитации может быть обжаловано в суд в порядке, предусмотренном для обжалования неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан (статья 7 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий").
Как видно из материалов дела, Министерством внутренних дел по Республике Ингушетия в выдаче справки о реабилитации жертв политических репрессий Балаевой М.С. отказано со ссылкой на отсутствие в архиве данных, подтверждающих факт нахождения в высылке заявителя и ее родственников.
Сведений об обжаловании заявителем в установленном законом порядке решения органа внутренних дел об отказе в выдаче справки о реабилитации жертв политических репрессий материалы дела не содержат.
Балаева М.С. обратилась в суд в порядке статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с заявлением об установлении факта применения политических репрессий, ссылаясь на то, что она и ее родители в 1944 году были высланы с места постоянного проживания и направлены на спецпоселение в г. Павлодар Казахской ССР.
Судебная коллегия, удовлетворяя заявление Балаевой М.С. об установлении факта применения политических репрессий, руководствовалась положениями статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой, суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.
Между тем Законом о реабилитации не предусмотрена возможность установления в судебном порядке факта применения политических репрессий в виде ссылки, высылки, направления на спецпоселение, статьей 7 данного Закона предусмотрен специальный несудебный порядок установления таких фактов органами внутренних дел с возможностью дальнейшего обжалования решения данного органа.
При таких обстоятельствах указанный заявителем факт не подлежал установлению в порядке главы 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей производство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, что не было учтено судом апелляционной инстанции.
Кроме того, каких-либо сведений о применении к заявителю, а также к ее родителям политических репрессий в административном порядке в деле также не имеется.
С учетом указанных обстоятельств у суда отсутствовали основания для удовлетворения заявления Балаевой М.С. об установлении факта применения политических репрессий.
Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года в части вынесения нового решения подлежит отмене.
Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения заявления, однако судом допущена ошибка в применении норм материального и процессуального права, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года в части вынесения нового решения об удовлетворении заявления Балаевой М.С. об установлении факта применения политической репрессии и оставлении без рассмотрения заявления Балаевой М.С. о возложении на МВД по Республике Ингушетия обязанности выдать справку о реабилитации отменить.
В указанной части принять по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления Балаевой М.С. об установлении факта применения политической репрессии и возложении на МВД по Республике Ингушетия обязанности выдать справку о реабилитации отказать.
В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 9 февраля 2016 года оставить без изменения.