Правосудие

Требование: Об аннулировании лицензии на производство, хранение и поставку произведенной алкогольной продукции

Обстоятельства: Служба ссылалась на нарушение обществом установленного порядка учета спиртосодержащей продукции и привлечение его к административной ответственности по ст. 14.19 КоАП РФ.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку обстоятельства совершения нарушения, его характер и последствия позволяют не применять к обществу такую меру государственного принуждения как аннулирование лицензии, которая не отвечает требованиям справедливости.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.10.2016 N Ф08-7648/2016 по делу N А20-966/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 24 октября 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 26 октября 2016 года.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Трифоновой Л.А., судей Драбо Т.Н. и Прокофьевой Т.В., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Селиховым М.Ю., при участии в судебном заседании, проводимом с использованием системы видеоконференц-связи с Шестнадцатым арбитражным апелляционным судом (судья Параскевова С.А.), от заявителя - Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (ИНН 7710747640, ОГРН 1097746136124) - Жариковой А.М. (доверенность от 22.12.2015), от заинтересованного лица - общества с ограниченной ответственностью "Роса" (ИНН 0708013254, ОГРН 1110724000342) - Фроленковой Ю.В. (доверенность от 28.03.2016), рассмотрев кассационную жалобу Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка на решение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 18.04.2016 (судья Браева Э.Х.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2016 (судьи Цигельников И.А., Афанасьева Л.В., Белов Д.А.) по делу N А20-966/2016, установил следующее.
Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (далее - служба) обратилась в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики с заявлением об аннулировании лицензии от 22.03.2013 N 07ПСН0001658 на бланке серии РА N 000248, выданной обществу с ограниченной ответственностью "Роса" (далее - общество) на производство, хранение и поставки произведенной алкогольной продукции (спиртные напитки - водка) сроком действия до 21.03.2018 (далее - спорная лицензия).
Общество обратилось в суд с встречным заявлением о признании недействительными решений службы от 29.02.2016 N 10/17-пр о направлении в суд заявления об аннулировании спорной лицензии и N 10/18-пр о приостановлении действия спорной лицензии; о признании недействительным приказа Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Северо-Кавказскому федеральному округу (далее - управление) от 02.03.2016 о проведении снятия остатков готовой продукции, сырья и полуфабрикатов, используемых для ее производства, а также пломбирование оборудования и коммуникаций общества; о признании незаконными действий управления, выразившиеся в снятии остатков готовой продукции, сырья и полуфабрикатов, используемых для ее производства, а также пломбирование оборудования и коммуникаций общества на основании решения службы от 29.02.2016 N 10/18-пр о приостановлении действия спорной лицензии.
Решением суда от 18.04.2016, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 16.08.2016, в удовлетворении основного (заявленного службой) и встречного (заявленного обществом) требований отказано.
Судебные акты мотивированы недоказанностью службой наличия достаточных оснований для удовлетворения заявления об аннулировании лицензии. В части отказа в удовлетворении встречных требований общества судебные акты мотивированы тем, что оспариваемые решения службы от 29.02.2016 N 10/17-пр, 10/18-пр приняты в пределах компетенции службы. Совершение правонарушения обществом не оспаривается, материалами дела подтверждается. Обществом не представлены доказательства того, какому закону или иному нормативному правовому акту не соответствуют оспариваемые решения службы. Остальные требования общества основаны на производных действиях управления в рамках оспариваемых решений службы.
Служба обратилась с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанные судебные акты в части отказа в удовлетворении ее заявления и удовлетворить ее требования. Податель жалобы считает судебные акты в обжалуемой части незаконными, основанными на неправильном применении норм материального права. По факту нарушения, в связи с которым службой подано заявление об аннулировании лицензии, общество привлечено к административной ответственности. По мнению службы, аннулирование лицензии в рассматриваемом случае является адекватной и соразмерной мерой защиты прав и законных интересов потребителей алкогольной продукции, поскольку общество пренебрежительно отнеслось к исполнению своих обязанностей, при этом обладало достоверными сведениями, которые подлежали учету в ЕГАИС, однако не приняло соответствующих мер к соблюдению установленного порядка учета (в частности, акт о списании продукции на прочие расходы зафиксирован обществом в ЕГАИС более чем через 3 месяца от даты фактической обязанности по фиксации). Законодатель императивно установил перечень нарушений, являющихся основанием для аннулирования лицензии, поэтому судам достаточно установить наличие нарушений и доказательства их совершения лицензиатом.
В отзыве на кассационную жалобу общество считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными и просит кассационную жалобу службы оставить без удовлетворения.
В судебном заседании представители службы и общества поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве.
Изучив материалы дела, проверив законность судебных актов, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению на основании следующего.
Как видно из материалов дела, общество имеет спорную лицензию на производство, хранение и поставки произведенной алкогольной продукции (спиртные напитки - водка) сроком действия до 21.03.2018.
В ходе плановой выездной проверки, согласно акту проверки от 13.11.2015 N у8-а1540/10, управление выявило нарушение обществом установленного порядка учета этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в ЕГАИС, что препятствует осуществлению контроля со стороны административного органа за оборотом алкогольной продукции.
По данному факту управление на основании постановления от 25.11.2015 N 10-15/1028-1 привлекло общество к административной ответственности по статье 14.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде 160 тыс. рублей штрафа, который общество оплатило.
В связи с выявленными нарушениями служба, руководствуясь пунктами 1, 3 статьи 20 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (далее - Закон N 171-ФЗ) приняла решения от 29.02.2016 N 10/17-пр о направлении в суд заявления об аннулировании спорной лицензии и N 10/18-пр о приостановлении действия спорной лицензии.
Судебные инстанции исследовали фактические обстоятельства по делу, оценили представленные доказательства и доводы участвующих в деле лиц в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и сочли, что в данном конкретном случае аннулирование лицензии является несоразмерной мерой государственного принуждения.
При этом судебные инстанции руководствовались следующим.
В силу пункта 1 статьи 1 Закона N 171-ФЗ государственное регулирование в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции направлено на защиту экономических интересов Российской Федерации, обеспечение нужд потребителей в указанной продукции, а также на повышение ее качества и проведение контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области.
Алкогольная продукция хотя и является особым предметом государственного регулирования и контроля, однако особенности правового регулирования любой деятельности, связанной с производством и оборотом алкогольной продукции, а также строгость государственного контроля направлены на исключение производства и оборота нелегальной алкогольной продукции, в том числе наносящей непоправимый вред здоровью населения.
В силу пункта 1 статьи 11 Закона N 171-ФЗ производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции осуществляются организациями при наличии соответствующих лицензий.
Согласно пункту 3 статьи 20 Закона N 171-ФЗ лицензия на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции аннулируется решением суда по обращению лицензирующего органа или решением уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти.
Основанием для аннулирования такой лицензии в судебном порядке является, в том числе производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, информация о которых не зафиксирована в установленном порядке в ЕГАИС, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2.1 статьи 8 Закона N 171-ФЗ.
Вместе с тем пункт 3 статьи 20 Закона N 171-ФЗ не устанавливает безусловной обязанности суда при наличии приведенных в нем оснований принять решение об аннулировании лицензии. Такая мера, как аннулирование лицензии, по своей правовой природе является административно-правовой санкцией и должна соответствовать требованиям, предъявляемым к подобному рода мерам юридической ответственности. В частности, применение конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным и соответствующим характеру совершенного деяния (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.05.2009 N 15211/08).
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 10 постановления от 11.07.2014 N 47 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" разъяснил, что при рассмотрении споров, связанных с аннулированием лицензии на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, судам необходимо исходить из того, что установление факта соответствующего нарушения само по себе еще не является безусловным основанием аннулирования лицензии.
С учетом разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации, содержащихся в определениях от 14.12.2000 N 244-О, от 07.06.2001 N 139-О, от 05.07.2001 N 130-О, от 07.02.2002 N 16-О, постановлениях от 30.07.2001 N 13-П, от 21.11.2002 N 15-П, правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и применительно к установленным по данному делу обстоятельствам, а также на основании совокупной оценки представленных в материалы дела доказательств и доводов участвующих в деле лиц, судебные инстанции сочли возможным не применять такую меру принуждения как аннулирование спорной лицензии, указав, что служба не представила в материалы дела доказательства пренебрежительного отношения общества к установленным законом лицензионным требованиям и нарушений им обязательных требований, влекущих угрозу жизни и здоровью потребителей, фискальным интересам государства, а равно иным публичным интересам.
Суд сослался на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.05.1998 N 14-П, определениях от 14.12.2000 N 244-О, от 05.07.2001 N 130-О, от 07.02.2002 N 16-О, свобода предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности может быть ограничена федеральным законом лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства; при этом применяемые ограничительные меры должны соответствовать характеру совершенного правонарушения, размеру причиненного вреда, степени вины правонарушителя и не должны подавлять экономическую самостоятельность и инициативу граждан и юридических лиц, чрезмерно ограничивать право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.
Суды с учетом установленных по делу обстоятельств приняли во внимание и то, что аннулирование лицензии является мерой, ограничивающей правоспособность общества в осуществлении хозяйственной деятельности. Принимаемые меры воздействия не должны подавлять экономическую самостоятельность и инициативу граждан и юридических лиц, чрезмерно ограничивать право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также право частной собственности.
Поскольку лишение лицензии ограничивает правоспособность юридического лица, так как не дает возможности заниматься определенным видом деятельности, данная мера также должна являться необходимой для защиты экономических интересов Российской Федерации, прав и законных интересов потребителей и иных лиц.
Суды обоснованно отклонили довод службы о том, что в результате внесения в Закон N 171-ФЗ изменений при наличии императивно установленного перечня нарушений, судам для аннулирования лицензии достаточно установления факта наличия нарушения, поименованного в названном Законе.
Введение законодателем судебного порядка разрешения вопроса об аннулировании лицензии означает, что в каждом конкретном случае суд вправе и обязан оценить обстоятельства, являющиеся основанием для аннулирования лицензии с учетом соответствующих доказательств, подтверждающих наличие оснований для аннулирования лицензии, степени опасности, характера нарушения, его последствий, наличия либо отсутствия фактов устранения таких последствий.
Суды установили, что единственным основанием для обращения в арбитражный суд с заявлением об аннулировании спорной лицензии общества послужило нарушение, установленное по административному делу N 10-15/1028-1 (постановление от 25.11.2015).
В рассматриваемом случае суды обоснованно учли, что событие правонарушения имело место в декабре 2014 года. Обществом допущено нарушение порядка учета, выразившееся в нарушении срока фиксации в установленном порядке в единой государственной автоматизированной информационной системе. Однако в данный период общество не осуществляло производство или оборот продукции, информация о которых не зафиксирована (отсутствует) в ЕГАИС, что подтверждается выписками отчетов ЕГАИС за соответствующий период.
Учитывая изложенное, суды сочли, что объемы продукции зафиксированы в ЕГАИС в полном соответствии с первичными учетными документами, без каких-либо изменений и искажений, все сведения задекларированы обществом в соответствующих формах декларации за 4 квартал 2014 года, принятых службой 20.01.2015.
Оценив представленные в дело доказательства, суды установили, что обстоятельства совершения нарушения, его характер и последствия позволяют в данном конкретном случае не применять к обществу такую меру государственного принуждения как аннулирование лицензии, поскольку такая мера в рассматриваемом случае не отвечает требованиям справедливости, не является адекватной, пропорциональной, соразмерной и необходимой для защиты экономических интересов Российской Федерации, прав и законных интересов потребителей алкогольной и спиртосодержащей продукции и иных лиц.
Согласно статье 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
В части отказа в удовлетворении встречного требования обществом судебные акты не обжалуются.
Доводы кассационной жалобы службы направлены на переоценку исследованных судом доказательств и в силу статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению.
Нормы права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно, процессуальные нарушения, влекущие безусловную отмену обжалуемых судебных актов (часть 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.
Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 18.04.2016 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2016 по делу N А20-966/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Л.А.ТРИФОНОВА

Судьи Т.Н.ДРАБО Т.В.ПРОКОФЬЕВА