Правосудие

Требование: О признании недействительными решений об отказе в возмещении НДС

Обстоятельства: Оспариваемый отказ в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, по которому в том числе отказано в возмещении НДС, мотивирован взаимозависимостью общества с контрагентами.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку не доказано, что действия общества по приобретению товара у контрагентов являлись экономически необоснованными. При заключении и исполнении договоров общество приняло все возможные меры для проверки их правоспособности, добросовестности и реального выполнения хозяйственных операций именно спорными контрагентами.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.06.2016 N Ф08-3761/2016 по делу N А32-29940/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 21 июня 2016 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 22 июня 2016 г.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Драбо Т.Н. и Прокофьевой Т.В., при участии в судебном заседании от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Торговая компания "Русские масла" (ИНН 7730583118, ОГРН 1087746631202) - Черкасовой Е.В. (доверенность от 30.12.2015), от заинтересованного лица - Инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Краснодару (ИНН 2310023604, ОГРН 1042305724405) - Фурсенко А.А. (доверенность от 29.03.2016), Дровниковой Т.Г. (доверенность от 20.06.2016), рассмотрев кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Краснодару на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.12.2015 (судья Меньшикова О.И.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2016 (судьи Герасименко А.Н., Сулименко Н.В., Шимбарева Н.В.) по делу N А32-29940/2015, установил следующее.
ООО "Торговая компания "Русские масла" (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Краснодару (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решений от 27.04.2014 N 18829 и N 108 об отказе в возмещении 19 094 954 рублей налога на добавленную стоимость (далее - НДС), заявленных к возмещению из бюджета по налоговой декларации за IV квартал 2013 года.
Решением суда от 07.12.2015, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 14.04.2016, требования удовлетворены.
Судебные акты мотивированы отсутствием доказательств того, что действия общества по приобретению товара у ООО "Урожай-Экспо" и ООО "КубаньРесурс" являлись экономически необоснованными, не связаны с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности конкретными поставщиками. При заключении и исполнении договоров общество приняло все возможные меры для проверки их правоспособности, добросовестности и реального выполнения хозяйственных операций именно спорными контрагентами.
В кассационной жалобе инспекция просит судебные акты отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований.
Заявитель кассационной жалобы указывает, что судебные инстанции не учли, что при проведении опросов (допросов) руководители организаций-поставщиков предупреждены о даче ложных показаний в рамках статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) и статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - Уголовный кодекс). Представленные обществом письменные заявления такие предупреждения не содержат. По всей цепочке контрагентов ООО "Урожай-Экспо" и ООО "КубаньРесурс" у организаций отсутствуют необходимые условия для достижения результатов экономической деятельности. В отношении директора ООО "КубаньРесурс" Иванова А.И. возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Поставщики несут минимальную налоговую нагрузку. Сельхозпродукция доставлялась обществу непосредственно от сельхозпроизводителей. ООО "Урожай-Экспо" и ООО "КубаньРесурс" не участвовали в продвижении товара. Поставщики 2-4 звеньев имеют признаки фирм-"однодневок" и созданы формально по инициативе Македонского А.Ю., в отношении которого возбуждено уголовное дело по статье 199 Уголовного кодекса Российской Федерации. Налоговую отчетность сдавал ИП Мищенко. Общество заключило высокорисковые сделки с непроверенными контрагентами, условия заключения и исполнения которых свидетельствуют о том, что общество должно было знать о признаках фирм-"однодневок". Действия общества являлись экономически необоснованными, при заключении договоров общество не приняло все возможные меры по проверке контрагентов, несет негативные последствия выбора партнеров. В дополнении к жалобе инспекция отметила, что судебные инстанции не учли факт 100% зависимости общества с "Restomon Limited" (Виргинские острова), для которого приобреталась сельхозпродукция для продажи по заведомо демпинговым (значительно ниже, чем на внутренних рынках) ценам. Убыток от демпинга покрывается за счет государственного бюджета (незаконного возмещения НДС).
В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность судебных актов, считает, что жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.
Суд установил и материалами дела подтверждается, что в период с 30.09.2014 по 30.12.2014 инспекция провела камеральную налоговую проверку налоговой декларации общества по НДС за IV квартал 2013 года, по результатам которой составила акт от 22.01.2015 N 53533 и вынесла решения от 27.04.2014 N 18829 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, по которому в том числе отказала в возмещении 19 094 954 рублей НДС, и N 108 об отказе в возмещении 19 094 954 рублей НДС, заявленного к возмещению.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю от 18.06.2015 N 21-12-459 решения инспекции от 27.04.2014 N 18829 и 108 оставлены без изменения.
Общество обжаловало решения налогового органа в арбитражный суд.
Судебные инстанции установили фактические обстоятельства по делу, исследовали и оценили в соответствии с требованиями норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства, входящие в предмет доказывания по данному делу в их совокупности и взаимосвязи, и сделали правильный вывод о том, что в целях подтверждения права на налоговый вычет общество представило все необходимые документы, материалами дела подтверждена реальность хозяйственных операций общества с ООО "Урожай-Экспо" и ООО "КубаньРесурс".
Удовлетворяя заявленные требования, судебные инстанции учли положения статей 169, 171, 172 Кодекса, пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", пункты 1 и 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53) и правильно исходили из того, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (получения налогового вычета, уменьшения налоговой базы) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны или противоречивы.
В числе формальных условий, подлежащих соблюдению налогоплательщиком для обоснования права на налоговый вычет, являются: принятие товара (работ, услуг) к учету при наличии соответствующих первичных документов; приобретение товаров (работ, услуг) для операций, подпадающих под НДС, или для перепродажи; предъявление счета-фактуры, оформленного в соответствии с положениями пунктов 5 и 6 статьи 169 Кодекса.
Следовательно, позиция судебных инстанций о том, что налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по НДС правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции, а также при соблюдении указанных норм права, является обоснованной.
Пунктом 10 постановления N 53 разъяснено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
Суд установил, что основанием отказа в производстве налоговых вычетов послужил вывод инспекции о нереальном характере приобретения обществом товаров у ООО "Урожай-Экспо" и ООО "КубаньРесурс".
Исследовав представленные в материалы дела доказательства и доводы участвующих в деле лиц, судебные инстанции сделали не подлежащий переоценке вывод о наличии у налогоплательщика права на налоговые вычеты, установив наличие следующих обстоятельств.
Как следует из материалов дела и установлено судебными инстанциями, между обществом и ООО "Урожай-Экспо" заключены договоры поставки сельхозпродукции на условиях СРТ в соответствии с терминами правил "Инкотермс - 2010".
На условиях СРТ поставка сельхозпродукции осуществлялась за счет ООО "Урожай-Экспо" до пункта назначения: Краснодарский край, Темрюкский район, 1500 м по направлению на запад от п. Волна, ООО "Зерновой терминальный комплекс Тамань" (далее - ООО "ЗТКТ"), что подтверждено договорами поставки, счетами-фактурами, товарными накладными по форме ТОРГ-12, товарно-транспортными накладными (форма СП-31), реестрами товарно-транспортных накладных на принятое зерно (форма ЗПП-3), журналом весовой ООО "ЗТКТ" по приему груза.
Согласно представленным товарно-транспортным накладным грузоотправителем является ООО "Урожай-Экспо", грузополучателем - ООО "ЗТКТ" для общества, перевозчиком - ООО "Автоперевозка".
В договоры поставки общества и ООО "КубаньРесурс" согласованы условия СРТ ("перевозка оплачена до пункта назначения") в соответствии с терминами правил "Инкотермс - 2010".
Поставка сельхозпродукции осуществлялась за счет ООО "КубаньРесурс" до пункта назначения: Краснодарский край, Темрюкский район, 1500 м по направлению на запад от поселка Волна, ООО "ЗТКТ"; грузоотправитель - ООО "КубаньРесурс", грузополучатель - ООО "ЗТКТ" для общества, что подтверждено имеющимися в материалах дела счетами-фактурами, товарными накладными по форме ТОРГ-12, товарно-транспортными накладными (форма СП-31) и реестрами товарно-транспортных накладных на принятое зерно (форма ЗПП-3), журналом весовой ООО "ЗТКТ" по приему груза.
Исходя из условий договоров оплата товара осуществлялась только по факту поставки, после его приемки элеваторами и проверки качества, сортности сельскохозяйственной продукции.
Приемка и выгрузка сельхозпродукции от спорных поставщиков производилась в месте назначения ООО "ЗТКТ", действующим в интересах общества как грузополучатель товара по договору от 26.06.2013 N П-82/13 на перевалку зерновых, бобовых и масличных культур на экспорт из Российской Федерации.
Суд установил, что общество при приобретении сельхозпродукции не участвовало в ее перевозке. При оформлении операций с контрагентами общество принимало от поставщиков товарные накладные по форме ТОРГ-12, утвержденной постановлением Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 N 132, что является достаточным условием для отражения прихода товара в бухгалтерском учете.
Имеющиеся в материалах дела товарно-транспортные накладные соответствуют по своему содержанию условиям заключенных договоров между обществом и его поставщиками.
Поставка зерна осуществлялась силами и за счет ООО "Урожай-Экспо" и ООО "КубаньРесурс", товарно-транспортные накладные оформлены ими самостоятельно исходя из фактических обстоятельств хозяйственной деятельности. Суд исходил из того, что общество не имело возможности проверить сведения о пункте назначения, поскольку в пункте погрузки оно не присутствовало.
Судебные инстанции правильно указали, что первичные документы по поставке сырья от спорных поставщиков позволяли инспекции при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя, наименование и стоимость товара. Довод инспекции о том, что обществу известно о предоставлении ему товарно-транспортных накладных с недостоверной информацией, признан судом необоснованным и документально неподтвержденным. Более того, это обстоятельство при установленных судом обстоятельствах исполнения спорных контрактов не может являться основанием для отказа в принятии к вычету сумм НДС.
Доказательства неисполнения грузоперевозчиками, привлеченными контрагентами общества, обязательств по поставке продукции в адрес ООО "ЗТКТ" для общества инспекция не представила.
Суд учел, что вся продукция, закупленная у контрагентов, оприходована обществом и реализована на экспорт, что свидетельствует о деловой цели хозяйственных операций. Реальность осуществления обществом финансово-хозяйственных операций с данными организациями подтверждается представленными в материалы дела первичными документами.
По требованию инспекции контрагенты общества представили в материалы дела информацию и документы, подтверждающие осуществление финансово-хозяйственных операций не только за счет денежных средств, поступивших в качестве оплаты за сельхозпродукцию от общества. Согласно представленным в материалы дела выпискам банка, данные организации не осуществляли неправомерное "обналичивание" денежных средств. Контрагенты общества имели правоотношения и получали оплату от иных крупных экспортеров, производили оплату не только поставщикам по цепочке, но и элеваторам, налоги, страховые взносы, транспортные услуги, покупали сельхозпродукцию не только у поставщиков по цепочке, но и иных поставщиков этой продукции. Оплата происходила за сельскохозяйственную продукцию, а также за автотранспортные услуги, услуги по хранению на элеваторах, а также охране имущества.
Суд правомерно отклонил довод инспекции о том, что спорные поставщики в период совершения хозяйственных операций не обладали какими-либо ресурсами (материальными, трудовыми) для осуществления реальной предпринимательской деятельности.
Действующее законодательство не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с наличием персонала и основных средств у поставщика. Отсутствие собственного имущества не исключает возможности осуществлять хозяйственную деятельность посредством заключения гражданско-правовых договоров. Доставка товара с использованием автотранспорта третьих лиц документально подтверждена представленными в дело товарно-транспортными накладными, реестрами этих накладных и журналами весовой ООО "ЗТКТ". Передача зерна на элеваторе (выдача отраслевой формы ЗПП-13) также свидетельствует о возможности исполнения обязательств с привлечением третьих лиц.
Инспекция не представила доказательства, свидетельствующие о том, что отсутствие персонала и основных средств препятствовали контрагентам осуществлять предпринимательскую деятельность, не исключила внесение поставщиками наличных денежных средств непосредственно в кассу своих контрагентов, а также расчеты путем проведения зачетов по встречным обязательствам, с привлечением для оплаты третьих лиц и т.д.
Доводы инспекции о представлении контрагентами налоговых деклараций с большой долей налоговых вычетов суд проверил и отклонил, указав, что нарушение поставщиками своих налоговых обязательств не исключает уменьшение налоговой базы на суммы налоговых вычетов по НДС, и само по себе не означает неправомерности их действий, не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды обществом.
Инспекция не представила доказательства неправильного исчисления налогов поставщиками, занижения ими налоговой базы, решения по результатам налоговых проверок, о которых заявитель мог знать в момент заключения с ними спорных договоров.
Суд посчитал, что довод инспекции о том, что имел место факт транзитного движения денежных средств "по цепочке", "обналичивания" денежных средств на закупку сельхозпродукции, не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика. Анализ движения денежных средств по расчетному счету ООО "Урожай-Экспо" показал, что оборот денежных средств за период октябрь - декабрь 2013 года составил более чем 2,5 миллиарда рублей. Суд отклонил ссылку инспекции на транзитный характер движения денежных средств в размере 25 млн рублей и снятие наличных денежных средств в размере 1 млн рублей, отметив, что это не может свидетельствовать о том, что ООО "Урожай-Экспо" являлось фирмой-"однодневкой" и не осуществляло реальную хозяйственную деятельность.
Посчитав общество проявившим должную осмотрительность и осторожность при выборе спорных контрагентов, суд установил, что контрагенты являлись действующими юридическими лицами, представляли налоговую и бухгалтерскую отчетность. Реальность сделок по поставке товаров в адрес общества от спорных контрагентов подтверждается материалами дела и не опровергнута налоговым органом. Инспекция не указала причины, по которым у общества могли появиться основания сомневаться в добросовестности контрагентов как участников гражданского оборота и налогоплательщиков на момент заключения и исполнения сделок с ними.
Суд установил также, что на стадии выбора спорных контрагентов общество получило от них учредительные документы, приказы о назначении руководителя, протоколы/решения об избрании руководителя; свидетельства о постановке на налоговый учет и о создании юридических лиц; выписки из Единого государственного реестра юридических лиц; банковские карточки с образцами подписей уполномоченных должностных лиц и оттиска печатей; паспорта руководителей; договоры аренды офисов; налоговую и бухгалтерскую отчетность за последний отчетный период (бухгалтерский баланс, декларацию по НДС).
Общество также проверило контрагентов при помощи официального сайта Федеральной налоговой службы (nalog.ru), официального сайта арбитражного суда и Федеральной службы судебных приставов. Согласно данным информационным ресурсам спорные контрагенты на дату заключения договоров являлись действующими юридическими лицами, не имели задолженности по налогам и сборам, сдавали бухгалтерскую и налоговую отчетность, судебные дела с участием спорных контрагентов и исполнительные производства в отношении них отсутствовали.
Кроме того, на момент принятия решения о вступлении в договорные отношения с данными контрагентами отсутствовала какая-либо негативная информация, порочащая деловую репутацию спорных контрагентов.
Суд установил, что на момент заключения договоров у спорных поставщиков открыты расчетные счета в кредитных учреждениях. Все расчеты с контрагентами заявитель осуществлял в безналичном порядке после фактического получения товара, проверки его качества и сортности, что также свидетельствует о проявлении должной осмотрительности. Реорганизация юридических лиц произошла в более поздние периоды, нежели спорные поставки. Инспекция не подтвердила, что общество, вступая в договорные отношения, знало о намерениях поставщиков по реорганизации.
Судебные инстанции обоснованно отклонили доводы инспекции о наличии у общества формального документооборота, созданного с целью искусственного увеличения размера налоговых вычетов, учли, что показания Македонского А.Ю., в отношении которого возбуждено уголовное дело по статье 199 Уголовного кодекса Российской Федерации, не подтверждают недобросовестность общества в отношениях со спорными поставщиками, учрежденными по его инициативе. Македонский А.Ю. в своих показаниях указал, что деятельность созданных им организаций являлась реальной (за исключением того, что не перечислялись в бюджет НДС), поэтому их контрагенты не сомневались в их правоспособности.
Суд также учел, что спорные налоговые вычеты составляют лишь незначительную часть от заявленных в спорном налоговом периоде вычетов, обоснованность заявления которых подтверждена инспекцией.
Проанализировав показания Македонского А.Ю., Парфеевца А.А., суд указал, что из них не следует, что общество знало или могло знать об обстоятельствах приобретения зерна. В постановлениях о возбуждении уголовных дел и показаниях свидетелей общество не фигурирует в качестве участника схемы по незаконному возмещению НДС. Инспекция не представила доказательства того, что обществу известно о фактах незаконной деятельности организаций-посредников, и оно при этом осознанно вступало с ними в договорные отношения.
Не представлены в материалы дела и доказательства наличия у общества договорных отношений с сельхозпроизводителями. Они также не подтвердили наличие договорных отношений с обществом, минуя поставщиков. По встречным проверкам данные организации представили документы, подтверждающие договорные отношения и фактический отпуск продукции иным лицам, а не обществу. Представленные документы содержат полную и достоверную информацию о совершенных хозяйственных операциях и ее участниках. Довод инспекции о закупке товара обществом напрямую у производителей не подтвержден материалами дела.
Взаимозависимости между обществом, спорными контрагентами и иными организациями-посредниками не установлено.
Доводы инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в результате взаимоотношений с недобросовестными организациями-посредниками основаны на предположениях и не подтверждены материалами дела.
Доводы инспекции об отсутствии в бюджете сформированного источника для возмещения НДС правомерно не принят судебными инстанциями. НДС является косвенным налогом, взимаемым с каждого участника хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг). Все участники сделок самостоятельно определяют объекты налогообложения и налоговую базу по НДС (статьи 146, 153 Кодекса). Контроль за исполнением обязанности по уплате в бюджет полученных сумм НДС возложен на налоговый орган. Нарушение поставщиком этой обязанности является основанием для применения к нему налоговым органом мер, предусмотренных налоговым законодательством Российской Федерации.
Недобросовестность контрагентов не влечет автоматического признания налоговой выгоды, заявленной налогоплательщиком, вступившим в финансово-хозяйственные взаимоотношения с такими лицами, необоснованной, поскольку каждое из данных лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами.
В случае неисполнения обязанности по уплате налога недобросовестными поставщиками - самостоятельными налогоплательщиками - налоговые органы вправе решить вопрос о принудительном исполнении ими обязанности по уплате налога и тем самым обеспечить формирование в бюджете источника для возмещения НДС.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 16.10.2003 N 329-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Экспорт-Сервис" на нарушение конституционных прав и свобод положениями абзаца первого пункта 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации" истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.
Кроме того, в силу пункта 10 постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
В нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации инспекция не представила доказательств того, что общество знало о ненадлежащем исполнении поставщиками своих налоговых обязанностей, но при этом намеренно вступало с ними в договорные отношения.
Таким образом, в условиях, когда сделка реально осуществлена, товар принят, оприходован и оплачен, поставщики товара подтвердили факт своих взаимоотношений с заявителем, действия налогоплательщика являются надлежащими.
Довод инспекции о взаимозависимости общества с "Restomon Limited" (Виргинские острова), для которого приобреталась сельхозпродукция для продажи по заведомо демпинговым (значительно ниже, чем на внутренних рынках) ценам, подлежит отклонению как неподтвержденный документально.
Общество отметило, что осуществляет деятельность по приобретению на внутреннем рынке зерна и реализации его на экспорт с 2011 года (согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц акционерное общество "Кернел Холдинг С.А." фактически приобрело долю в уставном капитале общества 29.09.2011). На 01.01.2013 общество имело убытки прошлых (2009-2011) лет, прибыль 2013 года составила 223 980 451 рубль, 2014 года - 489 653 787 рублей (т. 19, л.д. 29), т.е. деятельность общества не являлась в спорный период убыточной.
В материалы дела общество представило документы, подтверждающие соответствие цен реализации сельхозпродукции рыночным ценам (т. 21, л.д. 147-203; т. 22, л.д. 1-11).
Указанные показатели свидетельствуют об экономической целесообразности деятельности общества, которая не может оцениваться налоговым органом. Обоснованность налоговой выгоды должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской деятельности (пункт 9 постановления N 53), и не может быть поставлена в зависимость от эффективности ее осуществления.
В материалах дела отсутствуют доказательства того, что действия общества по привлечению поставщиков являлись экономически необоснованными, не связаны с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Таким образом, в совокупности представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о реальности хозяйственных операций общества с контрагентами. Общество выполнило все условия, предусмотренные Кодексом, для подтверждения права на предъявление НДС к вычету.
На основании изложенного суд сделал обоснованный вывод о том, что общество подтвердило право на налоговые вычеты по НДС, представив документы, подтверждающие реальность осуществления финансово-хозяйственных операций со спорными поставщиками, в том числе принятие товара на учет, его оплату, отражение в бухгалтерском учете, поставку на экспорт и правомерно признали недействительными решения инспекции от 27.04.2014 N 18829 и 108.
Суд кассационной инстанции считает выводы суда основанными на правильном применении норм права к установленным им конкретным фактическим обстоятельствам, соответствующими имеющимся в материалах дела доказательствам. Доводы жалобы фактически сводятся к переоценке исследованных и оцененных судом доказательств, что в полномочия кассационной инстанции не входит.
Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.12.2015 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2016 по делу N А32-29940/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Л.А.ЧЕРНЫХ

Судьи Т.Н.ДРАБО Т.В.ПРОКОФЬЕВА