Правосудие

Требование: О взыскании убытков, вызванных ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по договору оказания услуг

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.10.2016 по делу N А33-1915/2016

Резолютивная часть постановления объявлена "19" октября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен "25" октября 2016 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Морозовой Н.А.,
судей: Севастьяновой Е.В., Юдина Д.В.,
при ведении протокола судебного заседания Маланчик Д.Г.,
при участии: от истца (общества с ограниченной ответственностью "Сталь") - Мороз Е.Н., представителя по доверенности от 29.01.2016, от ответчика (индивидуального предпринимателя Буркина Станислава Петровича) - Калинина А.М., представителя по доверенности от 22.03.2016,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Буркина Станислава Петровича
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "06" июля 2016 года по делу N А33-1915/2016, принятое судьей Данекиной Л.А.,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Сталь" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к индивидуальному предпринимателю Буркину Станиславу Петровичу (далее - ответчик) о взыскании убытков в размере 188 435 рублей 30 копеек, в том числе: 55 000 рублей - оплата штрафа по постановлению мирового судьи; 73 632 рубля - транспортировка и сдача на захоронение изъятых труб, 59 803 рубля 30 копеек - обращение с радиоактивным загрязненным ломом.
Решением от 06.07.2016 заявленные требования удовлетворены.
Не согласившись с вынесенным решением, ответчик обратился с апелляционной жалобой, просит отменить решение и отказать в удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.
- Не доказана взаимосвязь между понесенными истцом расходами и действиями ответчика.
- Истец должен был осуществлять контроль при приемке лома, однако документов, подтверждающих это, представлено не было.
- Вагон с ломом после проведения измерений был отправлен в адрес покупателя лома только через два дня. Нет сведений о том, что происходило с этим вагоном, лом мог быть подвергнут перегрузке.
Истец не согласен с доводами жалобы, просит оставить ее без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Истцом в опровержение доводов апелляционной жалобы представлены дополнительные доказательства - договор на подачу и уборку вагонов N 24/0034113, ведомость подачи и уборки вагонов N 061788, N 061827, памятка приемосдатчика N 333. Документы приобщены на основании части 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении апелляционной жалобы судом установлены следующие обстоятельства.
Между истцом (заказчик) и ответчиком (исполнитель) заключен договор возмездного оказания услуг N 21/15 от 01.06.2015, по условиям которого исполнитель, имеющий аттестат аккредитации испытательной лаборатории N RA.RU.21ИП16 от 21.05.2015, обязуется оказывать услуги по проведению радиационного контроля партии лома черных и цветных металлов, загруженной в транспортное средство (полувагон, железнодорожный контейнер), а заказчик обязуется принять результат выполненной работы (оказанной услуги) и оплатить ее в порядке, предусмотренном договором (пункт 1.1 договора).
В соответствии с пунктом 1.2 договора услуги исполнителя включают в себя:
- проведение дозиметрического контроля партии металлолома загруженного транспортного средства;
- измерение уровня мощности дозы гамма-излучения;
- оформление протокола радиационного контроля на партию металлолома, загруженную в транспортную единицу.
Стоимость услуг определяется в соответствии с протоколом согласования цен, являющимся приложением к настоящему договору, и составляет - радиационный контроль партии металлолома, загруженной в полувагон - 1 вагон 800 рублей;
радиационный контроль партии металлолома, загруженной в контейнер - 1 контейнер 600 рублей (пункт 2.1. договора, приложение N 1).
Пунктом 4.1 договора предусмотрено, что стороны несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и настоящим договором.
В пункте 4.4. стороны договора предусмотрели претензионный порядок урегулирования спора, срок рассмотрения претензии - в течение 5 (пяти) рабочих дней со дня получения претензии.
Согласно пункту 6.1 договора срок действия договора с момента его подписания и до 31 декабря 2015 года. В случае, если ни одна из сторон за 30 дней до окончания срока действия договора не заявит о его расторжении, договор считается пролонгированным на каждый последующий календарный год (пункт 6.2 договора).
В соответствии с условиями договора 26.06.2015 исполнителем проведены измерения радиации металла, погруженного в полувагон N 55210165. По итогам измерений составлены акт первичных измерений от 26.06.2015 N 234, протокол результатов измерений радиационного контроля от 26.06.2015 N 0234, согласно которым максимальная мощность дозы гамма - излучения на поверхности транспортного средства, загруженного металлоломом, не превышает 0,2 мкЗв/ч над уровнем измеренного гамма - фона и соответствует требованиям СанПиН 2.6.1-993-00.
Согласно квитанции о приемке груза N ЭБ889788 полувагон N 55210165 направлен прямым сообщением со станции Злобино до станции Череповец-2.
Дата отправки полувагона 28.06.2015.
Срок доставки - 21.07.2015.
Грузополучателем металлолома, погруженного в полувагон N 55210165, является ПАО "Северсталь-Вторчермет", с которым у истца заключен договор на поставку лома и отходов черных металлов от 01.03.2015 N 24690384.
По прибытию вагона на завод, было выявлено, что вагон N 55210165 с металлоломом, имеет повышенный уровень мощности дозы гамма-излучения на поверхности загруженного транспортного средства (более 0,2 мкЗв/час над естественным фоном). На территории ПАО "Северсталь" 20.07.2015 проведены работы по изъятию источников ионизирующего излучения из партии металлолома специализированной организацией, которая имеет лицензию Ростехнадзора Российской Федерации N ЦО-07-602-2900 на данный вид деятельности: Российским геоэкологическим центром (филиал ФГУГП "Урангео"). В ходе работ изъяты из металлолома в полувагоне N 55210165 шесть металлических труб общим объемом 0,053 куб. м с максимальным значением мощности дозы на расстоянии 0,1 м 9,23 мкЗв/час, плотность потока альфа частиц менее 0,5 част/см2*мин, плотность потока бета частиц менее 10 част./см2*мин (снимаемое). Источники ионизирующего излучения вывезены филиалом ФГУГП "Урангео" для передачи на долговременное хранение в специализированную организацию спецавтомобилем "Российского геоэкологического центра". Указанные обстоятельства подтверждены протоколами дозиметрических замеров N Д-3240 от 20.07.2015, N ПД-3240 от 20.07.2015, актами N 3240 от 20.07.2015 выявления участка радиоактивного загрязнения, N Н-3240 изъятия источников ионизирующего излучения.
Согласно актам N 1 от 10.12.2015, N 2 от 10.12.2015 обществом "Северсталь - Вторчермет" предъявлено истцу к оплате 73 632 рублей стоимости услуг по транспортировке и сдаче на захоронение изъятого металлолома; 59 808 рублей 30 копеек стоимости обращения с радиоактивным ломом.
10 августа 2015 года в отношении истца составлен протокол N 3988 об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена пунктом 14.26 КоАП (нарушение правил обращения с ломом и отходами черных металлов).
Постановлением мирового судьи от 29.10.2015 N 5-647/2015/72 истец привлечен к административной ответственности, предусмотренной пунктом 14.26 КоАП, в виде штрафа в размере 55 000 рублей.
Названная сумма штрафа уплачена истцом платежными поручениями N 286 от 30.11.2015, N 310 от 15.12.2015.
Претензией от 29.07.2015 N 56 истец предлагал ответчику представить пояснения по поводу выявленного радиационного загрязнения.
В ответ исполнитель указал, что источник загрязнения мог появиться только после проведения измерений.
Претензией, направленной ответчику 11.01.2016, последнему предложено возместить истцу 188 435 рублей 30 копеек убытков, вызванных ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по договору N 21/15 от 01.06.2015.
Ссылаясь на ненадлежащее исполнением ответчиком своих обязательств по договору N 21/15 от 01.06.2015, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании с ответчика 188 435 рублей 30 копеек убытков.
Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены основания возникновения гражданских прав и обязанностей, согласно которой гражданские права и обязанности возникают в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.
В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение убытков является одним из способов защиты гражданских прав.
В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.
В пункте 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что под убытками понимаются расходы, которое лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
По смыслу статей 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.
Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 Кодекса).
При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.
Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (пункт 5 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7).
В силу пункта 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное.
Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Из изложенного следует, что в предмет доказывания по делам о взыскании убытков входит установление следующих обстоятельств:
- противоправность действий (бездействия) ответчика;
- наличие и размер вреда (убытков);
- причинная связь между действиями (бездействием) ответчика и возникшим ущербом (убытками);
- вина истца и ответчика в возникновении убытков.
Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Как следует из материалов дела, между сторонами заключен договор возмездного оказания услуг N 21/15 от 01.06.2015, отношения сторон регулируются положениями главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд первой инстанции исходил из того, что требования истца обоснованы в полном объеме. Апелляционный суд с данным выводом согласен не полностью.
Основанием для возникновения убытков истец указывает ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязательств по договору N 21/15 от 01.06.2015, по условиям которого исполнитель, имеющий аттестат аккредитации испытательной лаборатории N RA.RU.21ИП16 от 21.05.2015, обязуется оказывать услуги по проведению радиационного контроля партии лома черных и цветных металлов, загруженной в транспортное средство (полувагон, железнодорожный контейнер), а заказчик обязуется принять результат выполненной работы (оказанной услуги) и оплатить ее в порядке, предусмотренном договором (пункт 1.1 договора).
Данный договор по своей правовой природе является договором оказания услуг.
Согласно статье 309 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.
Таким образом, истец вправе требовать взыскания убытков, если полагает что они возникли вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязанностей по договору.
Согласно статье 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
В силу части 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.
В соответствии со статьей 783 Гражданского кодекса Российской Федерации общие положения о подряде (статьи 702 - 729) и положения о бытовом подряде (статьи 730 - 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 - 782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
В соответствии с пунктом 1 статьи 721 Гражданского кодекса Российской Федерации качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, для обычного использования результата работы такого рода.
В соответствии с пунктом 1.2 договора услуги исполнителя включают в себя:
- проведение дозиметрического контроля партии металлолома загруженного транспортного средства;
- измерение уровня мощности дозы гамма-излучения;
- оформление протокола радиационного контроля на партию металлолома, загруженную в транспортную единицу.
Как следует из материалов дела, со стороны ответчика были составлены документы по результатам контроля, согласно которым 26.06.2015 исполнителем проведены измерения радиации металла, погруженного в полувагон N 55210165. По итогам измерений составлены акт первичных измерений от 26.06.2015 N 234, протокол результатов измерений радиационного контроля от 26.06.2015 N 0234, согласно которым максимальная мощность дозы гамма - излучения на поверхности транспортного средства, загруженного металлоломом, не превышает 0,2 мкЗв/ч над уровнем измеренного гамма - фона и соответствует требованиям СанПиН 2.6.1-993-00.
Однако в дальнейшем выяснено, что металлолом не соответствовал требованиям СанПиН 2.6.1-993-00 - данный факт подтверждается протоколами дозиметрических замеров N Д-3240 от 20.07.2015, N ПД-3240 от 20.07.2015, актами N 3240 от 20.07.2015 выявления участка радиоактивного загрязнения, N Н-3240 изъятия источников ионизирующего излучения.
Апелляционный суд не принимает довод ответчика о том, что исследованный им металлолом и металлолом, поставленный в адрес покупателя, не являются идентичными.
Доказательств в подтверждение своего довода ответчик не представил.
Напротив, истец в опровержение этого довода апелляционной жалобы представил пояснения и документы, которые свидетельствуют о следующих обстоятельствах.
28.02.103 между ООО "Сталь" и ОАО "Химико-металлургический завод" был заключен договор на подачу и уборку вагонов.
По условиям данного договора, ОАО "ХМЗ" осуществляет прием и отправление вагонов, прибывших в адрес истца, расстановку их на места погрузки-выгрузки и уборки вагонов ООО "Сталь" с мест погрузки-выгрузки на железнодорожные выставочные пути ОАО "ХМЗ".
При этом вагоны подаются локомотивом ОАО "РЖД" на выставочные пути N 2 и N 3 ОАО "ХМЗ" (пункт 4).
Одновременный фронт погрузки-выгрузки ООО "Сталь" составляет 1 (один) вагон (пункт 6).
Согласно ведомости подачи и уборки вагонов N 061827 полувагон N 55210165 был подан ОАО "Химико-металлургический завод" со станции Злобино для начала грузовой операции 25.06.2015.
Вагон был загружен металлоломом.
Из процитированных условий договора на подачу и уборку вагонов следует, что истец может загружать и выгружать вагоны только после их подачи локомотивом ОАО "РЖД" на пути ОАО "ХМЗ".
То есть истец не может по своей воле, в любое время произвести перегрузку вагона.
Документы, имеющиеся в деле, подтверждают факт того, что вагон загружался один раз - он был подан по ведомости подачи и уборки вагонов N 061827, погрузка была произведена за 58 часов - с 25 по 27 июня. Само по себе факт длительного нахождения вагонов на путях, по мнению апелляционного суда, не может свидетельствовать о возможной перегрузке вагона.
Согласно ведомости приемо-сдатчика N 333, вагон был подан н выставочный путь 25.06 и убран с него 28.06, подача и уборка производились локомотивом ОАО "РЖД".
После его загрузки, 26.06.2015 ответчик произвел радиационный контроль загруженного полувагона N 55210165.
В акте первичных измерений "234 от 26.06.2015 и протоколе результатов измерений радиационного контроля N 0234 от 26.06.2015 указано, что дозиметрист осматривает вагон, партия груза 69 тонн. Нигде в указанных документах нет доказательств того, что вагон был загружен неполностью.
27.06.2015 вагон был принят для направления на станцию Злобино, откуда 28.06.2015 был направлен до станции Череповец.
Для перегрузки вагон не возвращался.
В другом месте вагон не может быть перегружен или загружен - его надо опять подавать на эти же выставочные пути с соблюдением порядка и с составлением всех документов о выгрузке и погрузке заново.
Истец утверждает, что он не перегружал вагон. Доказывание отрицательного факта не возможно; руководствуясь статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд исходит из того, что отсутствуют какие либо, даже косвенные, доказательства, опровергающие это утверждение.
В протоколе об административном правонарушении указано, что согласно транспортной железнодорожной накладной ЭБ889788 полувагон N 5521016520 с ломом черных металлов 3А 28.06.2015 был отправлен прямым сообщение (перевозчик ОАО "РЖД" со станции Злобино до станции Череповец, что исключало его дозагрузку по пути следования.
Кроме того, согласно масштабной схеме радиационного контроля полувагона N 552110165 от 07.07.2015, согласно протоколу радиационного контроля N 114.D.11.1930.07.15 от 07.07.2015, источники ионизирующего излучения обнаружены в середине полувагона.
При этом и погрузка и перевозка вагона произведены в соответствии с требованиями нормативных актов.
Пункт 8 Приказа МПС Российской Федерации от 16.06.2003 N 19 "Об утверждении Правил перевозок железнодорожным транспортом грузов в открытом подвижном составе" устанавливает, что лом, отходы черных и цветных металлов и сплавы из них предъявляются к перевозке в открытом подвижном составе в подготовленном в соответствии со стандартами состоянии, обезвреженными от взрывоопасных, пожароопасных и радиоактивных материалов, очищенными от вредных химических веществ.
При предъявлении указанных грузов к перевозке грузоотправитель прикладывает к перевозочным документам подписанный им и датированный днем погрузки груза документ, удостоверяющий, что груз находится в безопасном для железнодорожной перевозки состоянии, металлолом обезврежен от огневзрывоопасных материалов, а также документ о радиационной безопасности груза, выданный в установленном порядке.
Раздел 17 главы 3 Технических условия размещения и крепления грузов в вагонах и контейнерах (утверждены МПС Российской Федерации 27.05.2003 N ЦМ-943) устанавливают требования к размещению и крепление лома черных металлов.
Лом черных металлов (далее - лом) предъявляют к перевозке в состоянии, обеспечивающем максимальное использование грузоподъемности и вместимости вагонов. Люковые закидки полувагонов увязывают в соответствии с пунктом 1.5 настоящей главы (пункт 17.1).
При размещении лома на платформе в пределах высоты боковых бортов торцовые борта наращивают до уровня боковых бортов досками толщиной не менее 40 мм или горбылями толщиной не менее 50 мм, шириной от 150 до 200 мм включительно и длиной, равной ширине платформы
Доски закрепляют к торцовым стойкам со стороны груза гвоздями длиной 80 мм.
Лом размещают равномерно по всей площади пола платформы.
При размещении лома выше боковых бортов платформы борта обрешечивают следующим образом. Во все боковые и торцовые скобы платформы устанавливают стойки. Расстояние от верхней поверхности груза до верхнего обреза стоек должно быть от 100 до 150 мм включительно. К стойкам со стороны груза закрепляют доски толщиной не менее 40 мм или горбыли толщиной не менее 50 мм и шириной не менее 150 мм, образующие обрешетку вдоль бортов по всему периметру платформы. Доски (горбыли) обрешетки прибивают к каждой из стоек гвоздями длиной не менее 80 мм. При погрузке лома, содержащего мелкие предметы, обрешетка должна быть сплошной, без зазоров между досками, а при погрузке крупных предметов металлолома толщиной и шириной не менее 100 мм - с зазорами между досками, величина которых не должна превышать половины наименьшей толщины или ширины погруженных предметов.
Торцовые стойки укрепляют растяжками из проволоки диаметром 6 мм в четыре нити за вторые боковые стоечные скобы платформы от торца. Противоположные боковые стойки при высоте их от пола платформы не более 1500 мм скрепляют проволокой диаметром 6 мм в четыре нити. Стойки высотой более 1500 мм скрепляют проволокой диаметром 6 мм в четыре нити в двух местах: посередине высоты погрузки и сверху погрузки. Лом массой одной единицы более 100 кг запрещается устанавливать вплотную к доскам обрешетки. Такой лом размещают в нижней части погрузки, преимущественно на полу платформы (пункт 17.2).
При размещении лома в полувагоне выше боковых бортов производят их обрешечивание из досок или горбыля к стойкам, которые устанавливают в лесные скобы. Доски или горбыль закрепляют к стойкам способом, указанным в пункте 1.4 настоящей главы. При этом противоположные боковые стойки дополнительно скрепляют проволокой диаметром 6 мм в четыре нити (пункт 17.3).
При размещении крупных единиц лома последние в зависимости от конфигурации и массы закрепляют в соответствии с требованиями главы 1 настоящих ТУ (пункт 17.4).
Таким образом, для того, что бы радиоактивный металлолом оказался в середине вагона, следовало бы полностью перегрузить весь вагон и заново нарастить торцовые борта, произвести обрешетку и скрепление их проволокой.
Доказательств совершения этих действий кем либо нет.
На основании изложенного апелляционный суд приходит к выводу о том, что истец доказал, что ответчик исследовал именно тот груз, который был загружен в вагон и отправлен покупателю, и ненадлежащее исполнение ответчиком его обязательств.
Вместе с тем, по мнению апелляционного суда, данный факт не дает оснований взыскивать с ответчика все указанные истцом убытки.
Сумма убытков, как было ранее сказано, состоит из трех частей:
55 000 рублей - оплата штрафа по постановлению мирового судьи;
73 632 рублей - транспортировка и сдача на захоронение изъятых труб,
59 803 рублей 30 копеек - обращение с радиоактивным загрязненным ломом.
По мнению апелляционного суда, учету подлежали так же следующие положения законодательства.
В силу статьи 13.1 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления", установлены требования к обращению с ломом и отходами цветных и (или) черных металлов и их отчуждению. В частности, сказано (часть 4), что Правила обращения с ломом и отходами черных металлов и их отчуждения устанавливаются Правительством Российской Федерации.
Такие правила установлены Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.05.2001 N 369 "Об утверждении Правил обращения с ломом и отходами черных металлов и их отчуждения", пункт 5 которых закрепляет, что на объектах по приему лома и отходов черных металлов, кроме информации, указанной в пункте 4 настоящих Правил, должна находиться и предъявляться по требованию контролирующих органов следующая документация:
в) документы на имеющиеся оборудование и приборы, а также документы о проведении их поверок и испытаний;
г) инструкции о порядке проведения радиационного контроля лома и отходов черных металлов и проверки их на взрывобезопасность;
д) инструкция о порядке действий при обнаружении радиоактивных лома и отходов черных металлов;
В пункте 8 названных Правил императивно закреплено, что юридическое лицо и индивидуальный предприниматель, принимающие лом и отходы черных металлов, обязаны обеспечить в установленном порядке проведение радиационного контроля и осуществление входного контроля каждой партии указанных лома и отходов на взрывобезопасность.
Контроль осуществляется лицами, прошедшими соответствующую подготовку и аттестацию.
При этом, согласно пункту 8 (1), юридическое лицо и индивидуальный предприниматель, принимающие лом и отходы черных металлов, обязаны обеспечить наличие на каждом объекте по приему лома и отходов черных металлов лица, ответственного за проведение радиационного контроля лома и отходов черных металлов (подпункт "б").
В силу пункта 34 части 1 статьи 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", заготовка, хранение, переработка и реализация лома черных металлов, цветных металлов является лицензируемым видом деятельности.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. N 1287 утверждено Положение о лицензировании деятельности по заготовке, хранению, переработке и реализации лома черных металлов, цветных металлов, в соответствии с пунктом 6 которого грубыми нарушениями лицензионных требований при осуществлении лицензируемой деятельности являются повлекшие за собой последствия, установленные частью 11 статьи 19 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", нарушения требований Правил обращения с ломом черных металлов и Правил обращения с ломом цветных металлов в части приема лома черных и цветных металлов без осуществления радиационного контроля (подпункт "б" пункта 6).
При этом в пункте 7 указано, что для получения лицензии соискатель лицензии направляет или представляет в лицензирующий орган заявление, оформленное в соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", документы (копии документов), указанные в пунктах 1 и 4 части 3 статьи 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", а также копии документов о назначении ответственных лиц за проведение радиационного контроля лома и отходов и контроля лома и отходов на взрывобезопасность, утвержденных руководителем организации - соискателем лицензии в соответствии с требованиями Правил обращения с ломом черных металлов и Правил обращения с ломом цветных металлов (подпункт "г").
Таким образом, в силу прямого указания закона, истец должен был обеспечить входной контроль лома при его принятии (покупки).
Согласно пункту 1013 Приказа Ростехнадзора от 30.12.2013 N 656 "Об утверждении Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности "Правила безопасности при получении, транспортировании, использовании расплавов черных и цветных металлов и сплавов на основе этих расплавов", каждая партия вторичного металла при приеме должна подвергаться радиационному контролю.
Партия вторичных металлов, поступающая с предприятий, использующих в производственном процессе радиоактивные вещества, должна сопровождаться документами о дезактивации.
В протоколе по делу об административном правонарушении указано, что согласно приказу N 4 от 12.01.2015 "О назначении ответственного лица по приемке металлического лома на участке ООО "Сталь-Злобино" Матросова, 30П" ответственным за приемку металлического лома и обеспечение радиационной безопасности при приемке металлического лома по вышеуказанному адресу назначен Подпросветов Петр Васильевич.
Однако в материалы дела не представлено ни документов, подтверждающих покупку спорного лома, ни документов, подтверждающих, что при приемке он прошел радиоактивный контроль и был признан соответствующим требованиям СанПиН 2.6.1-993-00.
Из этого апелляционный суд делает вывод, что истец, со своей стороны, не предпринял мер, предусмотренных законодательством, направленных на обеспечение радиационного контроля за ломом. Законодатель предусмотрел трехступенчатый контроль за радиоактивной безопасностью лома черных и цветных металлов в связи с повышенной общественной значимостью охраняемых общественных отношений и каждая из сторон, на которую возложены соответствующие обязанности, должна исполнять их надлежащим образом.
Если бы истец обеспечил исполнение своих обязанностей надлежащим образом, несоответствие лома требованиям СанПиН 2.6.1-993-00 могло бы быть выявлено до их обследования ответчиком и получения покупателем.
Согласно статье 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, убытки - один из способ возмещения вреда.
При этом статья 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет обязательное правило учета вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит (часть 1). Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен (часть 2).
Исходя из этого, апелляционный суд считает, что взысканию с ответчика в пользу истца не подлежит сумма 59 803 рублей 30 копеек - обращение с радиоактивным загрязненным ломом.
Во-первых, данная сумма подтверждена только счетом-фактурой N 100038867 от 10.12.2015 и актом N 2 от 10.12.2015, где указано "обращение с радиоактивным загрязненным ломом - вагон 55210165", выставленными ООО "Северсталь-Вторчермет" (покупателем) истцу.
Однако в материалах дела отсутствуют доказательства оплаты этого счета-фактуры.
Во-вторых, основание "обращение с радиоактивным загрязненным ломом - вагон 55210165" не позволяет установить, какие конкретно операции были произведены с ломом, что не дает оснований для вывода о наличии причинной связи между действиями ответчика и полной суммой выставленных к оплате расходов.
Таким образом, требование о взыскании данной суммы подлежит отклонению как недоказанное.
Так же, по мнению апелляционного суда, не может быть взыскана с ответчика в пользу истца сумма 73 632 рублей - транспортировка и сдача на захоронение изъятых труб.
Согласно статье 3 Федерального закона от 21.11.1995 N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии", радиоактивные отходы не подлежат дальнейшему использованию, и согласно статье 48, подлежат захоронению, в соответствии с Приказом Ростехнадзора от 05.08.2014 N 347 "Об утверждении федеральных норм и правил в области использования атомной энергии "Безопасность при обращении с радиоактивными отходами. Общие положения", Приказом Ростехнадзора от 22.08.2014 N 379 "Об утверждении федеральных норм и правил в области использования атомной энергии "Захоронение радиоактивных отходов. Принципы, критерии и основные требования безопасности", Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 23.10.2002 N 33 "О введении в действие санитарных Правил СП 2.6.6.1168-02 "Санитарные правила обращения с радиоактивными отходами (СПОРО-2002)" (раздел 2.6.6), Постановление Правительства Российской Федерации от 03.12.2012 N 1249 "О порядке государственного регулирования тарифов на захоронение радиоактивных отходов".
Таким образом, в том случае, если бы истец в рамках надлежащего входного контроля выявил факт радиоактивного загрязнения лома, он так же подлежал бы захоронению. Доказательств того, что лом мог бы быть дезактивирован истцом (и пояснения, почему этого не сделал покупатель); что сумма расходов при самостоятельном захоронении была бы меньше, - в материалы дела не представлено.
В связи с этим апелляционный суд делает вывод об отсутствии взаимосвязи между действиями ответчика и указанными расходами истца. Расходы в данной части должны были быть понесены истцом в любом случае и потому не могут быть расценены как убытки по вине ответчика.
Кроме того, истец просит взыскать 55 000 рублей - оплата штрафа по постановлению мирового судьи.
Как следует из постановления, истец привлечен к административной ответственности в соответствии со статьей 14.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Российской Федерации "Нарушение правил обращения с ломом и отходами цветных и черных металлов и их отчуждения", которая устанавливает, что нарушение правил обращения с ломом и отходами цветных и черных металлов (приема, учета, хранения, транспортировки), за исключением случаев, предусмотренных статьей 8.2, частью 2 статьи 8.6 и частью 2 статьи 8.31 настоящего Кодекса, а также их отчуждения -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией предметов административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией предметов административного правонарушения или без таковой; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей с конфискацией предметов административного правонарушения или без таковой.
В протоколе по делу об административном правонарушении, содержащем, в соответствии с частью 2 статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, описание правонарушения, зафиксировано, что от истца по транспортной железнодорожной накладной ЭБ889788 в полувагоне N 5521016520 был поставлен радиоактивный металлолом, и приведены, в соответствии с этой же нормой, ссылки на нарушенные положения законодательства - пункты 4.1, 4.2, 4.5 СанПиН 2.6.1.993-00.
В соответствии разделом 4 СанПиН 2.6.1.993-00, утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 29.10.2000 и введенных в действие Приказом Минздрава Российской Федерации от 10.04.2001 N 114 "О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов "Гигиенические требования к обеспечению радиационной безопасности при заготовке и реализации металлолома",
Радиационный контроль заготавливаемого на территории Российской Федерации и ввозимого на ее территорию металлолома осуществляется для своевременного обнаружения его радиоактивного загрязнения. Радиационный контроль металлолома проводится:
- при приемке металлолома, в том числе на пунктах сбора металлолома;
- при подготовке партии металлолома к реализации;
- перед реализацией загруженных металлоломом транспортных средств (пункт 4.1).
В организациях, занимающихся заготовкой металлолома, проводится производственный радиационный контроль. Он осуществляется специальной службой или лицом, ответственным за производственный радиационный контроль, в соответствии со специально разработанным порядком. Производственному радиационному контролю подлежит весь поступающий в организацию металлолом (пункт 4.2).
Производственный радиационный контроль металлолома проводится по уровню гамма-излучения и должен обеспечивать выявление в металлоломе локальных источников или его радиоактивного загрязнения гамма-излучающими радионуклидами. Для проведения производственного радиационного контроля металлолома могут использоваться как автоматические стационарные средства непрерывного радиационного контроля (ворота, стойки и т.п.), так и переносные средства радиационного контроля (гамма-дозиметры, поисковые радиометры и т.п.) в зависимости от объема заготавливаемого металлолома (пункт 4.5).
Результаты производственного радиационного контроля заносятся в специальный журнал (рекомендуемое приложение 1), по результатам которого оформляются протоколы радиационного контроля на партию металлолома. Допускается вносить данные измерений в специальную графу журнала приемки металлолома (пункт 4.6).
Лица, осуществляющие производственный радиационный контроль металлолома, несут ответственность за своевременность, полноту и достоверность его осуществления в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 4.7).
Радиационный контроль партии металлолома, подготовленной к реализации, а также загруженного металлоломом транспортного средства проводят аккредитованные в установленном порядке на право проведения соответствующих измерений лаборатории радиационного контроля (ЛРК). Результаты радиационного контроля партии металлолома оформляются протоколом измерений (пункт 4.8).
Как было ранее указано, и подчеркнуто в протоколе, согласно разделу 4 СанПиН 2.6.1.993-00, радиационный контроль металлолома проводится:
- при приемке металлолома, в том числе на пунктах сбора металлолома;
- при подготовке партии металлолома к реализации;
- перед реализацией загруженных металлоломом транспортных средств;
согласно разделу 6 СанПиН 2.6.1.993-00, производственный радиационный контроль металлолома включает:
- радиационный контроль всего поступающего в заготовительную организацию металлолома с целью выявления его радиоактивного загрязнения либо наличия в нем локальных источников гамма-излучения;
- измерение мощности дозы гамма-излучения при обнаружении превышения радиационного фона вблизи партии или фрагмента металлолома.
В соответствии с протоколом, "в нарушение вышеуказанных требований законодательства Российской Федерации юридическое лицо - ООО "Сталь" не обеспечило полноту и достоверность проведения производственного радиационного контроля реализуемого лома черных металлов, а именно:
- при приемке металлолома, составившего партию сырья, отправленного железнодорожным полувагоном N 55210165,
- при подготовке металлолома к реализации,
- перед реализацией загруженного металлоломом транспортного средства - железнодорожного полувагона N 55210165.
Следовательно, юридическим лицом - ООО "Сталь" совершено административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, т.е. нарушение правил обращения с ломом и отходами черных металлов".
Таким образом, вопреки доводам истца, в объективную сторону вмененного ему правонарушения вошла не только поставка покупателю радиоактивного металлолома, как им указано; но и нарушение иных правил обращения с ломом черных металлов, к которым ответчик отношения не имеет и которые допущены самим истцом. В силу этого, по мнению апелляционного суда, истец не был вправе требовать взыскания с ответчика суммы административного штрафа в качестве убытков.
Однако апелляционный суд так же учитывает, что непосредственно поводом возбуждения дела об административном правонарушении, как то следует из определения о возбуждении дела N 8912 от 14.07.2016, является именно поступление в адрес покупателя вагона N 55210165, проведение исследования которого надлежащим образом ответчиком не доказано.
В силу этого, руководствуясь статьей 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации и принципом справедливости, апелляционный суд считает возможным возложить ответственность на обе стороны.
Апелляционный суд исходит из того, что степень вины каждой стороны в возникновении убытков не может быть равна 1/2 (50%), поскольку со стороны ответчика нарушены обязанности, связанные с соблюдением одного правила - о надлежащем проведении радиационного контроля перед реализацией загруженных металлоломом транспортных средств; в то время как истец не предоставил доказательств соблюдения им требований о двух стадиях радиационного контроля - при приемке металлолома и при подготовке партии металлолома к реализации; но вместе с тем степень вины не может быть равна и 1/3 и 2/3 соответственно, так как, как уже было указано, основанием возбуждения дела об административном правонарушении явилось именно поступление покупателю радиоактивного металлолома, что могло быть предотвращено именно на последней стадии контроля - при исследовании металлолома, загруженного в полувагон N 5521016520.
Однако, как разъяснил Верховный суд Российской Федерации пункте 4 Постановления Пленума от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", согласно пункту 5 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.
Апелляционный суд, исходя из принципов справедливости и соразмерности считает необходимым признать обоснованным требование истца о взыскании с ответчика суммы 22 500 рублей.
В удовлетворении остальной части иска следовало отказать.
Поскольку решение суда первой инстанции вынесено без учета вышеуказанных норм права, закрепляющих обязанности самого истца, решение суда подлежит отмене с принятием нового судебного акта - о частичном удовлетворении требований.
При обращении с истцом истец оплатил 6654 рубля государственной пошлины по платежному поручению N 17 от 28.01.2016, что соответствует цене иска.
Руководствуясь правилом статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о пропорциональном распределении судебных расходов, взысканию с ответчика в пользу истца подлежит 794 рубля 41 копейка (22 500 рублей (размер удовлетворенных требований) * 6654 рубля / 188 435 рублей 30 копеек (цена иска)) (на истца отнесено 5858 рублей 64 копейки).
Ответчик при подаче апелляционной жалобы заплатил 3000 рублей государственной пошлины по платежному поручению N 96 от 25.07.2016. Руководствуясь тем же принципом, взысканию с истца в его пользу подлежит 2641 рубль 79 копеек (3000 рублей - 358 рублей 21 копейка (сумма, пропорциональная удовлетворенным требованиям истца, 22 500 * 3000 / 188 435,30)).
Итого, 2641 рубль 79 копеек - 794 рубля 41 копейка = 1847 рубля 38 копеек - расходы по оплате государственной пошлины, которые подлежат взысканию с истца в пользу ответчика.
Руководствуясь статьями 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "06" июля 2016 года по делу N А33-1915/2016 отменить. Принять новый судебный акт.
Заявленное требование удовлетворить частично.
Взыскать с индивидуального предпринимателя Буркина Станислава Петровича в пользу общества с ограниченной ответственностью "Сталь" 22 500 рублей убытков.
В удовлетворении остальной части иска отказать.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Сталь" в пользу индивидуального предпринимателя Буркина Станислава Петровича 1847 рублей 38 копеек расходов по оплате государственной пошлины.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий Н.А.МОРОЗОВА

Судьи Е.В.СЕВАСТЬЯНОВА Д.В.ЮДИН