Правосудие

Требование: Об обязании заключить договор на оказание охранных услуг

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.10.2016 N 08АП-11139/2016 по делу N А75-5707/2016

Дело N А75-5707/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 18 октября 2016 года
Постановление изготовлено в полном объеме 25 октября 2016 года
Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Семеновой Т.П.,
судей Зориной О.В., Шаровой Н.А.,
при ведении протокола судебного заседания: секретарем Ауталиповой А.М.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-11139/2016) общества с ограниченной ответственностью "Охранное предприятие "Охрана-Контроль-Обслуживание" на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11.07.2016 по делу N А75-5707/2016 (судья Щепелин Ю.П.), принятое по иску общества с ограниченной ответственностью "Охранное предприятие "Охрана-Контроль-Обслуживание" (ОГРН 1098603007194) к федеральному государственному казенному учреждению "Управление вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре" (ОГРН 1128601003530) о понуждении к заключению договора,
в отсутствие представителей сторон,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Охранное предприятие "Охрана-Контроль-Обслуживание" (далее - истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры к Федеральному государственному казенному учреждению "Управление вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре" (далее - ответчик, учреждение) с иском об обязании заключить договор от 25.03.2016 N А8024/253П на оказание охранных услуг на условиях, предложенных истцом.
Решением арбитражного суда от 11.07.2016 по делу N А75-5707/2016 исковые требования общества оставлены без удовлетворения.
Суд принял пункты 1.9.3., 2.2.6., 5.3., 5.8., 5.9., приложение N 1 к договору на охранные услуги от 25.03.2016 N А8024/258-П в редакции протокола урегулирования разногласий от 18.04.2016, предложенной учреждением.
Не согласившись с принятым решением суда, общество подало апелляционную жалобу, в которой просит его отменить полностью, принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.
В обоснование своей жалобы истец приводит следующие доводы:
- суд необоснованно сделал вывод о том, что заключаемый договор не относится к публичным в соответствии с пунктом 1 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ);
- по пункту 1.9.3. проекта договора указывает, что временной период для реагирования наряда охраны должен содержаться в договоре;
- по пункту 2.2.6. проекта договора суд неверно указал формулировку требования истца, разногласия заключаются в том, что охрана должна осуществляться ответчиком в любое время после постановки объекта на охрану, а не только в рабочее время в рабочие дни;
- по пункту 5.3. проекта договора необходимость внесения изменений вызвана тем, что при отказе от соответствия времени фактического оказания услуг размеру их оплаты произойдет необоснованное увеличение стоимости;
- по пункту 5.8. проекта договора внесение дополнения в него вызвано необходимостью соблюдения истцом правил бухгалтерского и налогового учета;
- по пункту 5.9. проекта договора необходима ссылка на точное указание нормативных актов, применяемых к отношениям сторон;
- истец просил исключить из текста пункта 1 приложения N 1 к проекту договора одно из двух указаний на сумму в размере 23 375 руб. 37 коп., после слова "итого" указать сумму 23 966 руб. 63 коп.
От учреждения поступил отзыв на жалобу, в котором оно просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
От общества поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие его представителя.
Представители сторон, извещенных о судебном заседании 18.10.2016 надлежащим образом, в него не явились. Суд апелляционной инстанции считает возможным на основании статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) с учетом поступившего ходатайства рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие представителей сторон.
Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в порядке статей 266, 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения.
Как следует из материалов дела, обществом (заказчик) подписан с протоколом разногласий от 28.03.2016 (л.д. 34) договор от 25.03.2016 N А8024/258-П на охранные услуги (далее - договор, л.д. 28-33), по которому учреждение (охрана) оказывает услуги по охране имущества, принадлежащего заказчику на праве собственности, ином праве или переданное ему на хранение в установленном законом порядке и хранящегося в помещениях объекта заказчика, оборудованных охраной (ОС) и тревожной (КТС) сигнализациями (технические средства охраны - ТСО) и элементами технической укрепленности (ТУ) ТСО, подключенными к пультам централизованного наблюдения (ПЦН) пунктов централизованной охраны, в соответствии с действующей нормативно-технической документацией и оформленными на них актами обследования согласно перечню охраняемых объектов (приложение N 1).
Одним из объектов, подлежащих охране, определена оружейная комната.
В протоколе разногласий обществом приведены разногласия по пунктам 1.9.1., 1.9.3., 2.2.6., 4.1.2., 5.3., 5.8., 5.9., приложению N 1 к договору.
Со стороны учреждения данный протокол подписан с протоколом урегулирования разногласий (л.д. 34-36), не подписанным обществом.
Из содержания протокола урегулирования разногласий усматривается, что стороны не урегулировали разногласия по пунктам 1.9.3., 2.2.6., 5.3., 5.8., 5.9., приложению N 1 к договору, поскольку учреждением предложено дополнить пункт 1.9.3., а остальные пункты и приложение должны быть приняты в редакции по тексту договора, приложения.
Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим иском, считая подлежащим урегулированию в судебном порядке редакции пунктов 1.9.3., 2.2.6., 5.3., 5.8., 5.9., и приложения N 1 к договору.
Суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, с чем выразил несогласие истец.
Повторно рассмотрев настоящее дело, суд апелляционной инстанции поддерживает данный вывод суда первой инстанции и отклоняет доводы апелляционной жалобы истца исходя из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 446 ГК РФ в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.
В силу пункта 4 статьи 445 ГК РФ, если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. В этом случае договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда.
Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством (пункт 1 статьи 421 ГК РФ).
Следовательно, обязанность заключить соответствующий договор должна быть прямо установлена ГК РФ либо законом.
В силу пункта 10 части 1 статьи 2 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" (далее - Закон о полиции) в редакции, действующей на момент вынесения обжалуемого решения 20.06.2016, к деятельности полиции была отнесена охрана имущества и объектов, в том числе на договорной основе.
В действующей редакции данный пункт утратил силу на основании Федерального закона от 03.07.2016 N 227-ФЗ.
Пунктом 25 части 1 статьи 12 Закона о полиции в редакции до внесения изменений в нее вышеуказанным Федеральным законом N 227-ФЗ установлено, что на полицию возлагаются обязанности по охране на договорной основе имущества граждан и организаций, а также объектов, подлежащих обязательной охране полицией в соответствии с Перечнем, утвержденным Правительством Российской Федерации; по обеспечению оперативного реагирования на сообщения о срабатывании охранно-пожарной и тревожной сигнализации на подключенных к пультам централизованного наблюдения объектах, охрана которых осуществляется с помощью технических средств охраны; по осуществлению в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, инспектирования подразделений ведомственной охраны, если иной порядок не установлен федеральным законом.
В соответствии с пунктом 7 Перечня объектов обязательной охраны полицией, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 02.11.2009 N 1629-р (далее - распоряжение N 1629-р), к таким перечням отнесены комнаты хранения оружия органов и организаций системы МВД России, подразделений ведомственной охраны федеральных органов исполнительной власти и организаций (в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации об оружии), иных юридических лиц с особыми уставными задачами.
Таким образом, в силу закона договор по централизованной охране оружейной комнаты обязателен для заключения вневедомственной охраной МВД.
Ведомственная охрана относится лицам, для которых заключение данного договора обязательно (статьи 426, 445 ГК РФ).
В связи с чем суд апелляционной инстанции считает ошибочным вывод суда первой инстанции со ссылкой на статью 426 ГК РФ применительно к рассматриваемому проекту договора о том, что договор на охранные услуги не является публичным договором.
Вместе с тем, данный вывод суда первой инстанции не привел к принятию неправомерного по существу решения, учитывая применение судом первой инстанции при разрешении спора, в частности, вышеуказанного распоряжения N 1629-р.
Конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (статья 55, часть 1, Конституции Российской Федерации) и может быть ограничена федеральным законом, однако лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).
В качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрен, в частности, институт публичного договора (статья 426 ГК РФ) (постановление от 23.02.1999 N 4-П Конституционного Суда Российской Федерации).
В силу статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Согласно пункту 1.9.3. проекта договора услуги, оказываемой охраной, заключаются: в реагировании наряда полиции на поступающий с "объекта" сигнал "тревога".
Истец предлагает дополнить пункт вторым предложением: Время прибытия наряда на объект по сигналу "тревога" не превышает 7 минут.
Однако предлагаемая истцом редакция пункта 1.9.3. договора противоречит порядку реагирования на поступивший сигнал тревоги, который определен пунктом 93 Наставления по организации деятельности строевых подразделений вневедомственной охраны полиции, утвержденного Приказом Министерства внутренних дел России от 21.09.2015 N 900, согласно которому при получении информации о срабатывании ТСО на охраняемом объекте старший ГЗ (ГЗ - группа задержания (пункт 7.1. данных Наставлений)) сообщает старшему дежурному (дежурному) ЦОУ (ГОСДНП, ПЦО) (при их отсутствии - оперативному дежурному) о своем местонахождении, подтверждает время получения сигнала, вносит соответствующую запись в бортовой журнал, информирует оперативного дежурного о получении сигнала "тревога". Далее ГЗ незамедлительно, соблюдая требования Правил дорожного движения, убывает по указанному адресу.
Таким образом, при получении информации о срабатывании технических средств охраны на охраняемом объекте группа задержания убывает по адресу незамедлительно, соблюдая требования Правил дорожного движения.
Согласно пункту 2.2.6. проекта договора заказчик обязуется включать охранную сигнализацию по окончании рабочего дня на объекте, а в случае ее неисправности немедленно уведомлять об этом охрану и не покидать его до устранения неисправности и передачи объекта охране в установленном порядке.
Истец предлагает в первом предложении слова "по окончании рабочего дня на объекте" заменить словами: при постановке объекта под охрану.
Ответчик указывает о том, что включение охраной сигнализации само по себе подразумевает постановку объекта под охрану.
Суд первой инстанции обоснованно указал, что формулировка пункта 2.2.6. договора, предложенная истцом, некорректна, так как выражения "включение охранной сигнализации" и "постановка объекта под охрану" подразумевают совершение одного и того же действия.
Невозможно поставить объект под охрану, не включив охранную сигнализацию.
Истец связывает данные разногласия, как следует из жалобы, с моментом постановки объекта под охрану, которая должна, по его мнению, осуществляться ответчиком в любое время.
Между тем, следует отметить, что в спорном пункте речь идет об обязанности самого истца, а не ответчика.
При этом обязанность ответчика осуществлять круглосуточно охрану объектов (без выходных) обозначена в приложении N 1 к договору при расчете стоимости услуг исходя из 24 часов в сутки в рабочие, выходные, праздничные дни и общего количества часов в месяц - 733.
Сам ответчик в отзыве на исковое заявление указывает о том, что охрана комнат по хранению оружия и патронов должна осуществляться круглосуточно.
Согласно пункту 5.3. проекта договора заказчик оплачивает услуги охраны ежемесячно согласно перечню объектов (приложение N 1) независимо от фактического времени нахождения объекта в режиме охраны, путем перечисления денежных средств на расчетный счет охраны в соответствии с условиями договора до последнего числа текущего месяца на основании счета, акта об оказании услуг. Акт об оказании услуг и счет выставляются 25 числа текущего месяца. Фактом оплаты признается поступление денежных средств на расчетный счет охраны.
Истец предлагает в первом предложении слова "независимо от фактического времени" заменить словами: в зависимости от фактического времени.
Данное утверждение истца противоречат его вышеприведенным доводам жалобы о необходимости ответчиком в любое время после постановки объекта под охрану осуществлять охрану.
Расчет стоимости услуг в приложении N 1 к договору как раз указывает об этом.
Согласно пункту 5.8. проекта договора заказчик возмещает дополнительные материальные затраты, понесенные в связи с ложным выездом нарядов полиции, произошедшему по вине заказчика по представлению охраной обоснованного расчета затрат:
- несвоевременное уведомление о снятии объекта с охраны;
- не включение сигнализации при сдаче объектов под охрану;
- нефиксированное закрытие форточек, дверей, которые явились причиной срабатывания ОПС, а также других причин, когда ложное срабатывание ОПС произошло по вине заказчика.
По факту вызова охраной составляется односторонний акт, который является основанием для взыскания охраной с заказчика штрафа. Компенсация в случаях, указанных в настоящем пункте, применяется по отношению к заказчику только при наличии в таких случаях его вины, выразившейся в преднамеренных действиях, либо когда указанные обстоятельства возникли в результате халатности и неосторожности заказчика.
Истец предлагает данный пункт дополнить новым предложением: непредставление охраной обоснованного расчета лишает ее права на возмещение затрат.
Однако, в силу пункта 2 статьи 49 ГК РФ юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом.
Истцом не приведено оснований для ограничения (лишения) ответчика права на возмещение убытков (затрат) по отношению к истцу.
Между тем, в тексте пункта 5.8. договора прямо отражено, что компенсация в случаях, указанных в настоящем пункте, применяется по отношению к заказчику только при наличии в таких случаях его вины, выразившейся в преднамеренных действиях, либо когда указанные обстоятельства возникли в результате халатности и неосторожности заказчика.
То есть, ответчику могут быть возмещены затраты при условии доказанности вины истца.
Согласно пункту 5.9. тарифы, устанавливаемые настоящим договором (приложение N 1) индексируются ежегодно, с 01 января, исходя из прогнозируемого уровня инфляции, устанавливаемого федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, и пересмотру в течение года не подлежат.
Данный пункт истец предлагает изложить в своей редакции: тарифы, устанавливаемые настоящим договором (приложение N 1) рассчитываются согласно методике, установленной Приказом МВД России от 07.05.2014 N 410 "Вопросы организации охраны объектов, подлежащих обязательной охране полицией". Тарифы индексируются ежегодно, с 01 января, исходя из прогнозируемого уровня инфляции, устанавливаемого федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, и пересмотру в течение года не подлежат. Расчет тарифа на год представляется заказчику.
Однако плата за охрану объектов осуществляется на основании тарифов, установленных соответствующим приказом ФГКУ УВО УМВД России по ХМАО - Югре от 06.11.2015 N 166 "О повышении тарифов взимания платы за охрану объектов" (с внесением изменений приказом от 09.06.2016 N 87) (л.д. 63-72).
Данный приказ принят в соответствии с проектом Федерального закона "О федеральном бюджете на 2016 год" и постановлением Правительства Российской Федерации от 07.09.2011 N 752 "О порядке определения тарифов на оказываемые полицией услуги по охране имущества и объектов граждан и организаций, а также иные услуги, связанные с обеспечением охраны имущества на договорной основе".
В данном постановлении Правительством РФ установлено, что тарифы на оказываемые полицией услуги по охране имущества и объектов граждан и организаций, а также иные услуги, связанные с обеспечением охраны имущества на договорной основе, устанавливаются соответствующими подразделениями полиции на основании методики, утверждаемой Министерством внутренних дел Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации, при этом тарифы на услуги по охране имущества и объектов граждан (квартир и иных мест хранения имущества граждан) в 2011 году сохраняются на уровне, установленном на дату вступления в силу настоящего Постановления.
Такой методикой является утвержденная МВД России приказом от 30.12.2011 N 1345 Методика установления тарифов на оказываемые полицией услуги по охране имущества и объектов граждан и организаций, а также иные услуги, связанные с обеспечением охраны имущества на договорной основе.
Правительство Российской Федерации делегировало полномочия по установлению тарифов на оказание полицией услуг по охране имущества соответствующим подразделениям полиции, в том числе на органы вневедомственной охраны возложена функция совершения действий по разработке тарифов на оказываемые услуги по охране.
В отличие от предлагаемой ответчиком методики расчета тарифов предлагаемая истцом методика, на которую он указывает со ссылкой на приказ МВД России от 07.05.2014 N 410 "Вопросы организации охраны объектов, подлежащих обязательной охране полицией", содержит лишь правила организации охраны объектов, подлежащих охране полицией.
Кроме того, истец просит исключить из текста пункта 1 "Оружейная палата" приложения N 1 одно из двух указаний на сумму в размере 23 375 руб. 37 коп., после "итого" указать сумму 23 966 руб. 63 коп.
В приложении под номером 1 объектов, подлежащих охране, названа "оружейная палата".
При этом имеет место указание на две суммы отдельно по 23 375 руб. 37 коп., которое ответчик объясняет тем, что комната для хранения оружия должна быть оборудована многорубежной охранно-пожарной сигнализацией (не менее двух рубежей) (пункт 169.6. Инструкции по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденной приказом МВД России от 12.04.1999 N 288).
В связи с этим истец не обосновал со ссылками на нормы права в жалобе необходимость оказания услуги только по одному рубежу.
А доводы жалобы истца относительно оказания услуг ответчиком как монополистом на соответствующем рынке услуг по повышенной ставке, увеличенной в 2 раза, несостоятельны.
Доводы жалобы истца о том, что приложение N 4 к приказу от 06.11.2015 N 166 не опубликовано на официальном сайте в сети Интернет и не прошло государственную регистрацию, поэтому приказ не имеет юридической силы, не принимаются апелляционным судом.
Как указывает ответчик в отзыве на жалобу, данный правовой акт не является нормативным.
Данные доводы ответчика истцом не опровергнуты, учитывая не подтверждение истцом конкретными нормами права своих доводов о том, что ответчик (вневедомственная охрана) является монополистом охранных услуг.
В пункте 9 Указа Президента Российской Федерации от 23.05.1996 N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти", на который ссылается истец, указывается о том, что нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти в течение 10 дней после дня их государственной регистрации подлежат официальному опубликованию в "Российской газете" или Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, издаваемом еженедельно государственным учреждением - издательством "Юридическая литература" Администрации Президента Российской Федерации, и размещению (опубликованию) на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru).
То есть, публикации подлежат нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти.
Однако, как разъяснил в пункте 1.2. Постановления от 30.07.2013 N 58 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов" Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, решения уполномоченного органа государственной власти в области государственного регулирования тарифов, иного органа, осуществляющего публичные полномочия, об утверждении индивидуальных тарифов для конкретных субъектов или касающиеся конкретных объектов, а также содержащие иные конкретные параметры, не являются нормативными правовыми актами.
Таким образом, истец не доказал обоснованности приведенных им доводов жалобы.
С учетом изложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда. Нормы материального права судом первой инстанции при разрешении спора были применены правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, суд апелляционной инстанции не установил.
Апелляционная жалоба истца удовлетворению не подлежит.
Расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 руб. при подаче апелляционной жалобы в связи с отказом в ее удовлетворении суд апелляционной инстанции по правилам статьи 110 АПК РФ относит на подателя жалобы.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11.07.2016 по делу N А75-5707/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий Т.П.СЕМЕНОВА

Судьи О.В.ЗОРИНА Н.А.ШАРОВА