Правосудие

Требование: О взыскании неосновательного обогащения, неустойки

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик не исполнил обязательств по заключенному между ними договору подряда, ответчику было направлено уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора и возврате денежных средств, однако ответчик требования не удовлетворил.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как для определения начала течения срока исковой давности и возникновения права требования возврата неосновательного обогащения существенное значение имело установление момента прекращения обязательственных правоотношений между сторонами с учетом заключения договора о выполнении субподрядных работ в отсутствие сведений об окончании работ.

Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2017 по делу N 308-ЭС16-14071, А32-35425/2015

Резолютивная часть определения объявлена 07.02.2017.
Полный текст определения изготовлен 14.02.2017.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,
судей Грачевой И.Л., Маненкова А.Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Главстрой-Кубань" на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.07.2016 по делу N А32-35425/2015 Арбитражного суда Краснодарского края,
при участии в судебном заседании представителей:
общества с ограниченной ответственностью "Главстрой-Кубань" - Рябышева П.М. (доверенность от 15.04.2016),
закрытого акционерного общества "Союзлифтмонтаж-Юг" - Жигулиной М.А. (доверенность от 19.02.2016).
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хатыповой Р.А., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью "Главстрой-Кубань" (далее - общество "Главстрой-Кубань", генеральный подрядчик) обратилось в суд с иском к закрытому акционерному обществу "Союзлифтмонтаж-Юг" (далее - общество "Союзлифтмонтаж-Юг", субподрядчик) о взыскании 2 295 000 руб. неосновательного обогащения, 216 845 руб. 45 коп. неустойки (с учетом принятия судом изменения размера иска в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ).
Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2015 иск удовлетворен.
Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2016, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.07.2016, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2015 отменено, в иске отказано.
Общество "Главстрой-Кубань" обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.07.2016, оставить в силе решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2015, ссылаясь на существенное нарушение норм права судами апелляционной и кассационной инстанций.
В отзыве на жалобу общество "Союзлифтмонтаж-Юг" просит судебные акты апелляционной и кассационной инстанций оставить без изменения.
В судебном заседании представитель общества "Главстрой-Кубань" поддержал доводы кассационной жалобы, а представитель общества "Союзлифтмонтаж-Юг" возражал против доводов жалобы, ссылаясь на отсутствие оснований для ее удовлетворения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе и в выступлениях представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что принятые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами и следует из материалов дела, 07.08.2008 между обществом "Главстрой-Кубань" (генеральный подрядчик) и обществом "Союзлифтмонтаж-Юг" (субподрядчик) был заключен договор подряда N 195 (далее - договор N 195, договор подряда), в соответствии с п. 1.1 которого субподрядчик обязался передать в собственность генерального подрядчика больничные и пассажирские лифты (далее - продукция) и по поручению генерального подрядчика выполнить работы по монтажу, пуско-наладке и сдаче в эксплуатацию продукции на строительстве объекта: "Строительство родильного отделения на 65 коек МУЗ "Центральная районная больница" в г. Усть-Лабинске, по ул. Пролетарская, 1".
По условиям договора общая продолжительность выполнения работ составляет 30 дней; субподрядчик обязался доставить и передать продукцию генеральному подрядчику в месте монтажа в срок не позднее 60 календарных дней с момента оплаты аванса в размере 50% стоимости продукции; срок окончания работ - 16 ноября 2008 года (пункты 3.1, 3.2 договора).
Стоимость продукции, доставки и работ является твердой договорной ценой и составила 7 228 182 руб.
Во исполнение обязательств по договору генеральный подрядчик перечислил субподрядчику аванс в размере 2 295 000 руб. платежным поручением от 22.08.2008 N 2691.
Ссылаясь на неисполнение субподрядчиком обязательств, общество "Главстрой-Кубань" претензионным письмом от 11.06.2015 уведомило его об одностороннем отказе от исполнения договора N 195 на основании статьи 717 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс, Кодекс) и пункта 11.1 договора и потребовало возвратить ранее уплаченные денежные средства в размере 2 295 000 руб.
Указывая на расторжение договора с 17.07.2015 и неполучение требуемых денежных средств от общества "Союзлифтмонтаж-Юг", общество "Главстрой-Кубань" обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском об их взыскании как суммы неосновательного обогащения, а также неустойки за нарушение установленного срока выполнения работ на основании п. 8.1 договора за период с 28.09.2012 по 16.07.2015.
При рассмотрении дела в суде первой инстанции общество "Союзлифтмонтаж-Юг" заявило о пропуске обществом "Главстрой-Кубань" срока исковой давности.
Суд первой инстанции, признав договор подряда расторгнутым генеральным подрядчиком в одностороннем порядке, сделал вывод о том, что течение срока исковой давности началось с момента расторжения договора подряда, обязанность по возврату неосновательно удерживаемых после расторжения договора денежных средств представляет собой обязательство без определенного срока исполнения, право требования возврата неосновательного обогащения до момента расторжения договора у общества "Главстрой-Кубань" отсутствовало и возникло с 17.07.2015.
Руководствуясь статьями 196, 200, 450, 717, 740, 1102 Гражданского кодекса, пунктом 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении", суд удовлетворил иск.
Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что срок исполнения обязательств субподрядчиком наступил по истечении 60 дней после оплаты аванса - 21.10.2008, именно с указанного периода общество "Главстрой-Кубань" узнало о нарушенном праве и должно было в пределах срока исковой давности избрать способ защиты нарушенного права; срок исковой давности начал течь с 21.10.2008 и по состоянию на 28.09.2015 истек.
Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции и, ссылаясь на пункт 2 статьи 200 Кодекса в действовавшей в спорный период редакции, указал, что срок исковой давности должен исчисляться с момента, когда у кредитора (покупателя) возникло право предъявить требование о возврате аванса по пункту 3 статьи 487 Гражданского кодекса, то есть на следующий день после срока исполнения обязательства по поставке товара.
Между тем судами не учтено следующее.
В соответствии с пунктом 3 статьи 450, пунктом 2 статьи 453 Гражданского кодекса (в действовавшей на момент заключения договора N 195 редакции) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются.
В силу положений пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса (в действовавшей в спорный период редакции) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Специальное правило об исчислении срока исковой давности установлено в пункте 2 статьи 200 Кодекса, в соответствии с которым по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.
В силу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса.
Указанная норма права предполагает неосновательное обогащение одного лица за счет другого (пострадавшего) при отсутствии обязательственных правоотношений между участниками.
Судебная коллегия считает, что выводы судов относительно момента возникновения обязательства по возврату авансового платежа и установления начала течения срока исковой давности сделаны при неполном исследовании юридически значимых обстоятельств.
В нарушение положений пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса суды апелляционной и кассационной инстанций связали начало течения срока исковой давности с моментом нарушения обществом "Союзлифтмонтаж-Юг" обязательства по поставке продукции, в то время как предметом иска являлось взыскание неосновательно удерживаемых после расторжения договора подряда денежных средств.
Вместе с тем суд первой инстанции, определяя начало течения срока исковой давности с момента признания договора подряда расторгнутым, не исследовал в полной мере обстоятельств наличия обязательственных правоотношений между сторонами.
Согласно пункту 1 статьи 407 Гражданского кодекса обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.
По смыслу пункта 3 статьи 425 Кодекса договор, в котором отсутствует условие о том, что окончание срока его действия влечет прекращение обязательства сторон по договору, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.
Названная норма устанавливает соотношение сроков действия договора и существования возникшего из договора обязательства, действие которого презюмируется до предусмотренного договором момента исполнения обязательства.
В соответствии со статьей 740 Гражданского кодекса подрядчик по договору строительного подряда обязан построить определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик принять их результат и оплатить.
В силу пункта 1 статьи 706 Кодекса, если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика.
Как усматривается из материалов дела, договор N 195 был заключен на выполнение субподрядных работ на объекте строительства в рамках исполнения принятых на себя обязательств обществом "Главстрой-Кубань", которое в настоящих правоотношениях выступало в качестве генерального подрядчика.
Стороны в пункте 3.1 договора N 195 предусмотрели, что субподрядчик обязан доставить и передать продукцию генеральному подрядчику в месте монтажа.
Из пунктов 1, 2 Особых условий (приложение N 3 к договору подряда) следует, что генеральный подрядчик за 10 календарных дней до начала согласованного срока монтажных работ на объекте сообщает субподрядчику о готовности строительной части шахт лифтовых установок; строительная часть лифтовых установок должна быть полностью подготовлена генеральным подрядчиком, включая установку подмостей (лесов) и ограждений дверных проемов.
Из пункта 9.3 договора N 195 усматривается, что сторона, оказавшаяся не в состоянии выполнить свои обязательства, обязана немедленно известить другую сторону о наступлении или прекращении действия обстоятельств, препятствующих выполнению этих обязательств.
Положениями договора N 195 также предусмотрено, что отношения сторон по договору прекращаются по завершении гарантийного срока для построенного объекта с учетом всех его продлений (пункт 11.5); прекращение действия договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, но не освобождает стороны от ответственности за его нарушения, если таковые имели место (пункт 11.8).
Общество "Союзлифтмонтаж-Юг" в отзыве на иск указывало на то, что после получения авансового платежа осуществило заказ и оплатило лифтостроительному заводу 4 588 182 руб. за производство лифтов (продукции) с использованием своих средств. Однако продукция не была принята заказчиком после ее доставки и не была смонтирована по причине незавершения строительства медицинского учреждения.
В имеющемся в материалах дела уведомлении от 01.03.2011 N 386 общество "Союзлифтмонтаж-Юг", ссылаясь на изготовление продукции и хранение ее более двух лет на производственной базе, просило произвести доплату и сообщить в письменном виде о дате доставки продукции на объект.
Как пояснил представитель общества "Союзлифтмонтаж-Юг" в судебном заседании, ответа на данное письмо от генерального подрядчика не последовало.
Между тем суды, указывая на отсутствие доказательств исполнения обязательств субподрядчиком, не дали должной оценки доводам общества "Союзлифтмонтаж-Юг" и не выяснили, обеспечил ли генеральный подрядчик готовность объекта для производства работ субподрядчиком в соответствии с пунктом 4.2.1 договора и Особыми условиями в случае доставки и передачи ему продукции.
Ограничившись признанием договора подряда расторгнутым, суд первой инстанции вопреки положениям статей 706, 740 Гражданского кодекса в отсутствие доказательств, касающихся обстоятельств производства генеральным подрядчиком строительных работ в рамках договора, заключенного с заказчиком, не исследовал вопросов о возможности дальнейшего продолжения подрядных и субподрядных отношений, не установил правовых последствий для договора строительного подряда и договора N 195 при прекращении (приостановлении) строительства объекта генеральным подрядчиком.
При рассмотрении настоящего спора суды не установили временных отрезков прекращения генеральным подрядчиком исполнения своих обязательств, отпадения необходимости исполнения субподрядчиком обязательств по договору N 195 и возникновения у генерального подрядчика права требования возврата авансового платежа, а также не оценили, было ли заявление об отказе от исполнения договора сделано в разумный срок после наступления указанных обстоятельств, исходя из положений пункта 9.3 договора подряда.
Из разъяснений, содержащихся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", следует, что согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
Учитывая разумные ожидания общества "Союзлифтмонтаж-Юг" в части реализации конечной цели договора подряда - монтаж, пуско-наладку и сдачу продукции в эксплуатацию на строительстве объекта, действия общества "Главстрой-Кубань" по направлению уведомления о расторжении договора в 2015 году при отсутствии сведений о готовности объекта для монтажа продукции подлежали обсуждению на предмет его добросовестного поведения, что судами сделано не было.
Таким образом, судебная коллегия считает, что для определения начала течения срока исковой давности и возникновения права требования возврата неосновательного обогащения при рассмотрении настоящего спора существенное значение имело установление момента прекращения обязательственных правоотношений между сторонами с учетом заключения договора N 195 для выполнения субподрядных работ на объекте строительства в отсутствие сведений об окончании работ на нем, что в полной мере не было исследовано судами.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о необходимости повторного рассмотрения спора по существу.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).
Судебная коллегия, рассмотрев настоящее дело, приходит к выводу о том, что суды трех инстанций допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права, неполно исследовали обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ решение суда первой инстанции от 21.12.2015, постановления апелляционного суда от 29.04.2016 и окружного суда от 12.07.2016 подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора; правильно применить нормы материального и процессуального права.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2015, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2016, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.07.2016 по делу N А32-35425/2015 отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Р.А.ХАТЫПОВА

Судья И.Л.ГРАЧЕВА

Судья А.Н.МАНЕНКОВ