Правосудие

Требование: О признании недействительным и о применении последствий недействительности заключенного должником и контрагентом договора простого товарищества

Обстоятельства: Договор был заключен с заинтересованным лицом после возбуждения дела о банкротстве и повлек причинение вреда имущественным правам кредиторов (увеличение имущественных требований, предъявляемых к должнику).
Решение: Требование удовлетворено, поскольку доказано наличие оснований для признания сделок недействительными, установленных ст. 61.2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.01.2017 N Ф01-5625/2016 по делу N А38-5351/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 26.01.2017.
Полный текст постановления изготовлен 31.01.2017.
Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:
председательствующего Елисеевой Е.В.,
судей Жегловой О.Н., Прытковой В.П.
при участии представителей
от общества с ограниченной ответственностью "Волжские пассажирские перевозки":
Инородцева А.Х. по доверенности от 13.01.2017 N 001-Д,
от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4
по Республике Марий Эл: Краснова К.А. по доверенности от 09.11.2016
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу
общества с ограниченной ответственностью "Волжские пассажирские перевозки"
на определение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 12.07.2016,
принятое судьей Рогожиной Л.В., и
на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2016,
принятое судьями Протасовым Ю.В., Кириловой Е.А., Рубис Е.А.,
по делу N А38-5351/2013
по заявлению Федеральной налоговой службы в лице Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Республике Марий Эл
о признании недействительной сделкой договора простого товарищества от 13.01.2014 и
о применении последствий недействительности сделки
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве)
государственного унитарного предприятия Республики Марий Эл
"Волжское автотранспортное предприятие" (ИНН: 1216003140, ОГРН: 1021202251058)
и

установил:

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) государственного унитарного предприятия Республики Марий Эл "Волжское автотранспортное предприятие" (далее - Предприятие; должник) Федеральная налоговая служба в лице Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Республике Марий Эл (далее - Инспекция; уполномоченный орган) обратилась в Арбитражный суд Республики Марий Эл с заявлением о признании недействительной сделкой договора простого товарищества от 13.01.2014, заключенного Предприятием и обществом с ограниченной ответственностью "Волжские пассажирские перевозки" (далее - Общество), и о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания в конкурсную массу должника денежных средств в размере 12 169 482 рублей 58 копеек.
Заявленные требования Инспекции основаны на положениях статей 1046 и 1050 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), пунктов 1, 5 - 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление Пленума N 63) и мотивированы тем, что сделка совершена с заинтересованным лицом после возбуждения дела о банкротстве и повлекла причинение вреда имущественным правам кредиторов (увеличение имущественных требований к должнику).
Суд первой инстанции определением от 12.07.2016, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2016, удовлетворил требования уполномоченного органа: признал недействительной сделкой платежи Предприятия, совершенные в пользу Общества во исполнение договора простого товарищества от 13.01.2014 и 06.03.2015 в сумме 9 785 779 рублей 28 копеек и от 02.11.2015 в сумме 2 383 703 рублей 30 копеек, применив последствия недействительности сделок в виде взыскания с Общества в пользу должника денежных средств в сумме 12 169 482 рублей 58 копеек. Суды руководствовались статьями 2, 32, 61.2, 61.6, 61.9 Закона о банкротстве, статьями 167, 307, 1041, 1046, 1050 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениями, изложенными в пунктах 1 и 17 Постановления Пленума N 63.
Не согласившись с состоявшимися судебными актами, Общество обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение от 12.07.2016 и постановление от 10.10.2016 и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований уполномоченного органа в полном объеме, как принятые с нарушением норм материального и процессуального права.
По мнению заявителя кассационной жалобы, признав недействительными сделками платежи во исполнение договора простого товарищества от 13.01.2014, суды вышли за пределы требований, заявленных уполномоченным органом.
Общество указывает, что, вопреки заявленному им ходатайству о пропуске срока исковой давности, суды не применили положения статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации; отсутствовали основания для применения последствий недействительности сделки, поскольку суды фактически отказали в удовлетворении требования Инспекции о признании недействительным договора простого товарищества от 13.01.2014.
В отзывах на кассационную жалобу Инспекция и конкурсный управляющий Предприятия Токарев Юрий Александрович, отклонив доводы кассационной жалобы, попросили оставить без изменения принятые судебные акты, как законные и обоснованные; конкурсный управляющий ходатайствовал о рассмотрении жалобы в отсутствие его представителя.
В соответствии со статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание от 26.12.2016 отложено на 14 часов 30 минут 26.01.2017.
В судебном заседании представители Общества и уполномоченного органа поддержали позиции, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее соответственно.
Законность решения Арбитражного суда Республики Марий Эл от 12.07.2016 и постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2016 по делу N А38-5351/2013 проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в рамках изложенных в кассационной жалобе доводов.
Проверив обоснованность доводов кассационной жалобы и отзывов, заслушав представителей участвующих в деле лиц, суд округа не нашел правовых оснований для отмены обжалованных судебных актов.
Из материалов дела следует, что Арбитражный суд Республики Марий Эл определением от 10.12.2013 возбудил дело о несостоятельности (банкротстве) Предприятия; определением от 22.01.2014 ввел в отношении имущества должника процедуру наблюдения, утвердив временным управляющим Сафина Фадбира Магусовича; решением от 17.07.2014 признал должника несостоятельным (банкротом) и открыл в отношении его имущества конкурсное производство, утвердив конкурсным управляющим Сафина Ф.М.; определением от 11.04.2016 освободил Сафина Ф.М. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, утвердив конкурсным управляющим должника Токарева Ю.А.
Суды установили, что Общество и Предприятие заключили договор простого товарищества от 13.01.2014, по условиям которого стороны обязались соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли с целью ведения совместной деятельности при осуществлении пассажирских перевозок. Договор заключен на срок до 31.12.2015.
Стороны договора не определили размер доли каждого товарища в общем имуществе либо стоимость имущества, переданного в виде вклада. Для осуществления совместной деятельности Общество (по акту приема-передачи от 13.01.2014) передало 10 объектов недвижимости, Предприятие - два объекта недвижимости; в качестве вклада Общество передало 84 транспортных средства, Предприятие - пять транспортных средств, поскольку остальные 39 транспортных средств, указанные в приложении N 3 к договору, по сведениям Регистрационно-экзаменационного отделения Государственной инспекции безопасности дорожного движения межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Волжский", сняты с регистрационного учета в 2012 и 2013 годах в связи с их утилизацией.
В разделе 2 договора предусмотрено, что прибыль (убыток) от совместной деятельности распределяется ежеквартально на основании отчета о результатах совместной деятельности по 50 процентов; полученный убыток от совместной деятельности покрывается другим товарищем путем перечисления денежных средств на расчетный счет, предназначенный для ведения совместной деятельности.
Согласно отчету по договору за семь месяцев 2014 года в ходе совместной деятельности по осуществлению пассажирских перевозок Предприятие и Общество понесли затраты в виде технического обслуживания, ремонта транспортных средств, содержания имущества, приобретения горюче-смазочных материалов, оплаты труда, лизинговых платежей и прочего. Из расчетов финансовых результатов усматривается, что за период совместной деятельности (первый - третий кварталы 2014 года) Общество получило доход в общей сумме 66 213 271 рубль 09 копеек, расходы составили 91 843 725 рублей 25 копеек, убыток - 25 630 454 рубля 16 копеек; доход Предприятия - ноль рублей, расходы - 434 863 рубля 66 копеек, убыток - 434 863 рубля 66 копеек. По результатам осуществления совместной деятельности получен убыток в размере 26 065 317 рублей 82 копеек, который распределен на каждую из сторон (как разница между суммой полученных доходов и расходов участников) в размере 13 032 658 рублей 90 копеек (50 процентов).
Соглашением от 11.08.2014 Предприятие и Общество расторгли договор простого товарищества с 01.08.2014 в связи с признанием должника (несостоятельным) банкротом и открытием конкурсного производства (17.07.2014). Переданное в виде вклада имущество возвращено сторонам согласно актам приема-передачи от 11.08.2014.
В ходе конкурсного производства конкурсный управляющий Предприятия 06.03.2015 и 02.11.2015 перечислил из конкурсной массы на расчетный счет Общества 12 169 482 рубля 58 копеек со ссылкой на исполнение договора простого товарищества по погашению убытков, понесенных Обществом.
Посчитав, что указанные действия повлекли причинение вреда имущественным правам кредиторов, уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Как разъяснено в подпункте 1 пункта 1 Постановления Пленума N 63, по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).
Приняв во внимание указанные разъяснения, суды пришли к обоснованному выводу о том, что не только договор в целом, заключенный сторонами, а также конкретное действие по исполнению договорного обязательства, повлекшее неправомерное уменьшение стоимости имущества должника, может быть предметом самостоятельного оспаривания в процедуре конкурсного производства.
Вопреки доводу заявителя о выходе судом первой инстанции за пределы заявленных требований, материалам дела подтверждается, что уполномоченный орган на протяжении всего судебного разбирательства указывал на то, что перечисление денежных средств в размере 12 169 482 рублей 58 копеек во исполнение указанного договора на покрытие убытков является незаконным и нарушает права кредиторов Предприятия, и настаивал на применении реституции о взыскании с Общества указанной суммы. Суды обоснованно сочли, что именно перечисление денежных средств в пользу Общества в процедуре конкурсного производства в нарушение требований законодательства о банкротстве явилось основанием для обращения Инспекции в арбитражный суд с заявлением.
При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно определил требования уполномоченного органа и рассмотрел их в установленном законом порядке, не выходя за пределы их рассмотрения.
В силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.
На основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из условий, содержащихся в абзацах 3 - 5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
В пункте 5 Постановления Пленума N 63 разъясняется, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов (применительно к этому обстоятельству законодательство о банкротстве вводит ряд презумпций, в силу которых наличие указанной цели предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами 2 - 5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в частности совершение сделки в отношении заинтересованного лица. При этом установленные абзацами 2 - 5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки);
б) в результате совершения сделки причинен вред имущественным правам кредиторов (при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца 32 статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества);
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
Согласно абзацу 1 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств (пункт 7 Постановления Пленума N 63).
Исследовав представленные доказательства по правилам, указанным в статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды установили, что спорные платежи (от 06.03.2015 и 02.11.2015) совершены в течение двух лет после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (10.12.2013); только Общество получало доход во исполнение договора простого товарищества, поэтому платежи, компенсирующие расходы Общества, являются безосновательными, то есть спорные сделки являются безвозмездными в силу статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации; спорные платежи совершены в процедуре конкурсного производства; получатель денежных средств (Общество) был осведомлен о процедуре банкротства плательщика (Предприятия) и об ущемлении интересов его кредиторов; в результате совершения платежей существенно уменьшилась конкурсная масса должника, что повлекло причинение вреда имущественным правам кредиторов Предприятия.
При совокупности указанных обстоятельств суды первой и апелляционной инстанций обоснованно признали недействительными сделками платежи по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (пункт 1 статьи 1041 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Существенными условиями такого договора являются предмет совместной деятельности, общий объем финансирования и размер вклада каждого участника в денежном выражении, общая цель, для достижения которой эти действия совершаются. Таким образом, у товарищей по отношению друг к другу существуют взаимные обязанности по внесению вкладов в общее имущество, управлением этим имуществом и совместными делами товарищей, возникновение каких-либо денежных обязательств друг перед другом не предусмотрено.
Платеж признается предметом исполнения денежного обязательства, которое может возникать из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в Гражданского кодекса Российской Федерации (пункты 1 и 2 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Суды установили, что в договоре от 13.01.2014 не установлено обязательство по внесению платежей в сумме 12 169 482 рублей 58 копеек одним из товарищей в пользу другой стороны; в материалах дела отсутствуют доказательства неисполнения или ненадлежащего исполнения Предприятием своих обязательств по участию в договоре простого товарищества и, как следствие, причинения должником убытков участнику совместной деятельности (Обществу).
Согласно пункту 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, в связи с чем платежи, совершенные после расторжения договора, не могут относиться к его исполнению.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1050 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора простого товарищества вещи, переданные в общее владение и (или) пользование товарищей, возвращаются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если иное не предусмотрено соглашением сторон. С момента прекращения договора простого товарищества его участники несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих лиц. Раздел имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования осуществляется в порядке, установленном статьей 252 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Таким образом, прекращение договора простого товарищества влечет иные последствия в виде раздела имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования.
С учетом изложенного перечисление денежных средств было осуществлено после расторжения договора, то есть в рамках несуществующего обязательства. Указанные действия однозначно свидетельствуют о причинение вреда имущественным правам кредиторов должника.
Довод заявителя о неприменении судами срока исковой давности отклоняется судом округа в силу следующего.
Исходя из положений статьи 61.9 Закона о банкротстве сделки должника на основании статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве лишь в ходе внешнего управления или конкурсного производства. При этом в пункте 32 постановления Пленума N 63 разъяснено, что указанное заявление может быть подано в течение годичного срока исковой давности со дня, когда оспаривающее такую сделку лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно пункту 2 статьи 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.
Приняв во внимание, что спорные платежи совершены 06.03.2015 и 02.11.2015 и что уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о признании сделок недействительными 09.02.2016, суды пришли к обоснованному выводу о том, что Инспекция обратилась с заявлением о признании сделок недействительными на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве в пределах годичного срока исковой давности.
Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункты 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Общим последствием недействительности сделок, предусмотренным в пункте 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, является возврат другой стороне всего полученного по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Процедуры банкротства должника регулируются специальными нормами Закона о банкротстве, в котором законодатель учел особенности банкротства должника и предусмотрел последствия признания недействительными сделок, установленных в статье 61.6 Закона о банкротстве.
Все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу (статья 61.6 Закона о банкротстве).
Признав спорные платежи недействительной сделкой, суды правильно применили последствия недействительности сделки в виде взыскания с Общества в пользу Предприятия денежных средств в сумме 12 169 482 рублей 58 копеек.
Ссылка заявителя на необоснованность применения последствий недействительности сделки отклонена судом округа, как основанная на неправильном толковании норм материального права.
Доводы, приведенные в кассационной жалобе, свидетельствуют о несогласии заявителя с установленными по делу фактическими обстоятельствами и оценкой судами доказательств. Переоценка доказательств и установленных судами фактических обстоятельств дела в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Обжалованные судебные акты приняты при правильном применении норм права, содержащиеся в них выводы соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом округа не установлено.
Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины, связанной с рассмотрением кассационной жалобы, подлежат отнесению на заявителя.
В связи с окончанием кассационного производства определение Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.11.2016 о приостановлении исполнения обжалованных судебных актов подлежит отмене.
Руководствуясь статьями 274, 283 (частью 4), 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 12.07.2016 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2016 по делу N А38-5351/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Волжские пассажирские перевозки" - без удовлетворения.
Отменить определение Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.11.2016 о приостановлении исполнения обжалованных судебных актов по настоящему делу.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Е.В.ЕЛИСЕЕВА

Судьи О.Н.ЖЕГЛОВА В.П.ПРЫТКОВА