Правосудие

Требование: О взыскании убытков, причиненных обществу его генеральным директором

Обстоятельства: Общество ссылается на то, что имеется разница между суммой вознаграждения, уплаченной генеральным директором общества по договорам подряда, и затратами общества на выполнение аналогичных работ.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как суды не учли, что обстоятельства возбуждения уголовного дела в отношении генерального директора общества не могут однозначно свидетельствовать о причинении обществу убытков в результате его неправомерных действий, преждевременно без проведения экспертизы сделали вывод о размере причиненных убытков.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.02.2017 N Ф02-8012/2016 по делу N А33-5173/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 26 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 02 февраля 2017 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Кореневой Т.И.,
судей: Васиной Т.П., Палащенко И.И.,
при участии в судебном заседании представителей гражданина Бурого Кирилла Евгеньевича Андреева Владимира Викторовича (доверенность от 19.01.2017, паспорт), Райникова Артема Сергеевича (доверенность от 23.12.2016, паспорт), Печкина Дмитрия Александровича (доверенность от 23.12.2016, паспорт) и представителей акционерного общества "Авиакомпания "НордСтар" Берназ Лидии Павловны (доверенность от 26.12.2016 N Д-164, паспорт), Сироткиной Тамары Александровны (доверенность от 26.12.2016 N Д-173, паспорт),
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу гражданина Бурого Кирилла Евгеньевича на решение Арбитражного суда Красноярского края от 15 августа 2016 года по делу N А33-5173/2015 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03 ноября 2016 года по тому же делу (суд первой инстанции - Путинцева Е.И., суд апелляционной инстанции: Ишутина О.В., Петровская О.В., Споткай Л.Е.),

установил:

открытое акционерное общество "Авиакомпания "Таймыр", изменившее впоследствии наименование на акционерное общество "Авиакомпания "НордСтар" (ИНН 8401008386, ОГРН 1028400000200, далее - ОАО "Авиакомпания "Таймыр" (АО "Авиакомпания "НордСтар"), общество, истец) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к гражданину Бурому Кириллу Евгеньевичу (далее - Бурый К.Е., ответчик) о взыскании 136 858 206 рублей убытков.
Решением Арбитражного суда Красноярского края от 15 августа 2016 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 03 ноября 2016 года, иск удовлетворен частично, с Бурого К.Е. в пользу ОАО "Авиакомпания "Таймыр" взыскано 132 574 343 рубля - убытков, а также 196 646 рублей расходов по уплате государственной пошлины.
Бурый К.Е. обратился в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит указанные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение.
В обоснование поданной кассационной жалобы ее заявителем приведены доводы о том, что суды в нарушение положений пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица", ошибочно исследовали целесообразность управленческих решений ответчика; заявитель считает, что судебным инстанциям необходимо было сопоставить агентские соглашения с иными аналогичными сделками, заключавшимися другими авиакомпаниями при сравнимых обстоятельствах в 2010-2011 года.
Заявитель кассационной жалобы также полагает, что размер возможных убытков следовало определять с учетом наличия доказательств, указывающих на состоявшуюся частичную компенсацию истцу понесенных имущественных потерь за счет получения налоговой выгоды.
Кроме того, заявитель кассационной жалобы утверждает, что выводы судов о существовании у истца в анализируемый период возможности выполнять совершаемые агентом операции силами собственных сотрудников сделаны в противоречие с имеющимися в материалах дела доказательствами и установленными по делу обстоятельствами.
Еременко Ольга Владимировна (третье лицо) представила отзыв на кассационную жалобу, в котором указала на свое согласие с изложенными в ней доводами.
АО "Авиакомпания "НордСтар" в отзыве на кассационную жалобу сослалось на законность и обоснованность состоявшихся по настоящему делу судебных актов.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного заседания извещены по правилам статей 121 - 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Информация о рассмотрении настоящей кассационной жалобы размещена в сети "Интернет" на общедоступных сайтах Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа http://fasvso.arbitr.ru и Федеральных арбитражных судов Российской Федерации http://arbitr.ru в разделе "Картотека арбитражных дел".
В судебном заседании представители Бурого К.Е. поддержали доводы кассационной жалобы.
Представители истца доводам своих оппонентов возражали, указывая на законность обжалуемых судебных актов; ходатайствовали об отложении судебного разбирательства со ссылкой на то, что сторонами рассматривается вопрос о возможности урегулирования возникшего в рамках настоящего дела спора мирным путем.
Представители Бурого К.Е сочли заявленное ходатайство об отложении судебного разбирательства не подлежащим удовлетворению, поскольку переговоры о заключении мирового соглашения между сторонами в действительности не ведутся.
В соответствии с частью 1 статьи 138 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора, в частности, разъясняет сторонам право на заключение мирового соглашения, а также последствия его заключения, однако понудить сторону к заключению мирового соглашения суд не может. Для заключения мирового соглашения необходимо добровольное волеизъявление обеих сторон.
В соответствии с частью 2 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству обеих сторон в случае их обращения за содействием к суду или посреднику в целях урегулирования спора.
Согласно пункту 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе" в случае, если обе стороны заявляют ходатайство об обращении за содействием к суду или посреднику, в том числе к медиатору, в целях урегулирования спора, а равно, если с таким ходатайством обращается одна из сторон при отсутствии возражений другой стороны, арбитражный суд применительно к части 2 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе отложить проведение предварительного судебного заседания, совершение других подготовительных действий для примирения сторон или рассмотрения ими возможности использования примирительных процедур соответственно.
Обсудив заявленное представителями истца ходатайство, с учетом позиции другой стороны - ответчика по делу, суд округа пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения данного ходатайства.
Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах, определенных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, 13.03.2002 ОАО "Авиакомпания "Таймыр" зарегистрировано в качестве юридического лица Администрацией Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа; 01.09.2002 сведения об истце внесены в Единый государственный реестр юридических лиц.
Приказом (распоряжением) от 30.12.2008 N 1159/к на должность директора Московского филиала ОАО "Авиакомпания "Таймыр" назначен Бурый К.Е.
Решением совета директоров ОАО "Авиакомпания "Таймыр" N 29 от 22.11.2011 генеральным директором этого общества был избран Бурый К.Е. сроком на два года с 23.11.2011.
Решением N 07 от 22.11.2013 единственного участника ОАО "Авиакомпания "Таймыр" генеральным директором общества с 26.11.2013 Бурый К.Е. избран сроком на один год.
19.03.2010 между индивидуальным предпринимателем Еременко Ольгой Владимировной (агент) и ОАО "Авиакомпания "Таймыр" (перевозчик) в лице директора Московского филиала Бурого К.Е., действующего на основании доверенности от 18.06.2009 N 59, заключено агентское соглашение N МФ/Д-39/2010, по условиям которого перевозчик обязался поручить, а агент принять на себя обязательство за вознаграждение от своего имени, но за счет перевозчика осуществлять действия по бронированию и оформлению авиабилетов на регулярных рейсах для корпоративных клиентов перевозчика; бронированию и оформлению авиабилетов на нерегулярных (чартерных) рейсах перевозчика; обработки и вводу в базу данных первичной полетной документации.
02.11.2012 между ИП Еременко О.В. (агент) и ОАО "Авиакомпания "Таймыр" (перевозчик) в лице генерального директора Бурого К.Е. заключено агентское соглашение N ОЕ-11А/2012 (рег. номер N МФ/Д-428А/2012), по условиям которого перевозчик обязался поручить, а агент принять на себя обязательство за вознаграждение от своего имени, но за счет перевозчика осуществлять действия по бронированию и оформлению авиабилетов на регулярных рейсах для корпоративных клиентов перевозчика; бронированию и оформлению авиабилетов на нерегулярных (чартерных) рейсах перевозчика; обработке и вводу в базу данных первичной полетной документации.
Порядок оплаты по этим соглашениям был установлен протоколами соглашений о договорной цене, в которых стоимость бронирования на регулярном рейсе определена в размере 1,25% от применяемого тарифа; на нерегулярном (чартерном) - 63 рубля; стоимость обработки 1 документа перевозчика - 29 рублей.
В период с февраля 2012 года по сентябрь 2014 года ОАО "Авиакомпания "Таймыр" перечислило на счет ИП Еременко О.В. комиссионное вознаграждение агенту за декабрь 2011 года - август 2014 года в размере 137 166 193 рублей.
Истец, утверждая, что гражданин Бурый К.Е., исполняя обязанности единоличного исполнительного органа, причинил обществу убытки в размере 136 858 206 рублей, определенном как разница между суммой вознаграждения ИП Еременко О.В. по договорам от 19.03.2010 N МФ/Д-39/2010 и от 02.11.2012 N ОЕ-11А/2012 (N МФ/Д-428А/2012) (141 450 056 рублей согласно актам выполненных работ) и затратами истца на выполнение аналогичных работ с привлечением штатных сотрудников ОАО Авиакомпании "Таймыр" (4 591 850 рублей), обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Исследовав материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Предметом иска по настоящему делу является требование о взыскании обществом возникших у него по вине единоличного исполнительного органа убытков.
Требования заявлены на основании положений статей 15, 53 и 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.
По правилам пунктов 1, 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей в период возникновения спорных правоотношений), пунктами 1, 2 статьи 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон N 208-ФЗ) единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.
В силу пункта 5 статьи 71 Закона N 208-ФЗ обратиться с иском к единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору) о возмещении убытков может само общество.
Согласно пункту 3 статьи 71 Закона N 208-ФЗ при определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
В соответствии с абзацем 3 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" (далее - Постановление N 62), в силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Обращаясь с иском, ОАО "Авиакомпания "Таймыр" указало, что Бурый К.Е. в период исполнения им обязанностей директора общества совершал сделки (агентские договоры) при отсутствии экономической целесообразности в их заключении, чем причинил последнему убытки; к взысканию предъявило сумму денежных средств, составляющую разницу между суммой вознаграждения ИП Еременко О.В. по спорным договорам и затратами общества на выполнение в последующем аналогичных работ с привлечением новых штатных сотрудников.
Частично удовлетворяя исковые требования общества о взыскании с гражданина Бурого К.Е. 132 574 343 рублей убытков, суды первой и апелляционной инстанций исходили из доказанности причинения истцу убытков в результате неразумных и недобросовестных действий ответчика.
Суд округа считает, что такой вывод судов основан на неполном исследовании материалов дела.
Судебные инстанции пришли к выводу о доказанности недобросовестности действий исполнительного органа общества, направленных на заключение спорных сделок, поскольку согласно условиям спорных договоров от 19.03.2010 N МФ/Д-39/2010 и от 02.11.2012 N ОЕ-11А/2012, актам выполненных работ по ним и соответствию предусмотренных в данных документах видов работ внутренним актам общества о структурных подразделениях, должностным инструкциям (утвержденным ответчиком), спорные работы могли быть произведены силами сотрудников общества.
Суды, приняв во внимание расчет истца о размере заработной платы таких сотрудников общества, заключение специалиста от 14.12.2014, заключение компании "Эрнст энд Янг СНГ Б.В." от 26.12.2014, отчет от 19.05.2016 N КД/726-13, составленный ООО "Росэкспертиза", указали на факт чрезмерности стоимости выполненных третьим лицом работ.
При этом суды отметили, что расчет ответчиком не оспорен и контррасчет не представлен.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 1 Постановления N 62, истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.
В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.
Между тем, позиция Бурого К.Е. по заявленным требованиям в материалах дела отражена. Ответчик с исковыми требованиями не согласен.
Бремя доказывания судами на ответчика не возлагалось, его ходатайство о приостановлении производства по делу в связи с тяжелым заболеванием судами не было удовлетворено.
Ответчиком представлены в материалы дела отчет об оценке услуг по бронированию и оформлению 1 кресла на нерегулярном (чартерном) рейсе (том 19 и 21), экспертное заключение саморегулируемой организации оценщиков (том 21 листы дела 184-193), в которых отражено, что стоимость такой услуги составляет свыше 100 рублей.
Эти доказательства, принятые судами как обстоятельства, имеющие значение по делу, какой-либо оценки в судебных актах не получили.
Кроме того, из пояснений ООО "Росэкспертиза" N 1184 от 06.10.2015, направленных суду в рамках данного дела, стоимостные показатели операций по агентским соглашениям с ИП Еременко О.В. не аудировались, так как они ниже уровня существенности, установленного для формирования мнения о достоверности годовой бухгалтерской отчетности ОАО "Авиакомпания "Таймыр" (том 12 листы дела 120-121).
Из акта N 14/13 выездной налоговой проверки ОАО "Авиакомпания "Таймыр" (том 10 листы дела 5-59) доходы от реализации продуктов данной компании за 2010 год составили 4 336 236 152 рубля, за 2011 год - 6 455 084 535 рублей 35 копеек, из которых в 2011 году - 2 057 744 258 рублей 87 копеек выручка от воздушных перевозок пассажиров на чартерных рейсах.
Данным обстоятельствам судами также оценки не дано.
Удовлетворяя исковые требования, суды также указали на наличие в материалах дела постановления Головинского районного суда г. Москвы от 26.01.2015 (том 16 листы дела 10-15), из которого следует, что уголовное дело N 1-29/16 в отношении Бурого К.Е. прекращено вследствие акта амнистии, утвержденного Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24.04.2015 "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".
В соответствии с положениями части 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
В связи с этим постановление от 26.01.2015 по уголовному делу N 1-29/16 преюдициальным не является.
Однако в арбитражном процессе могут быть использованы другие доказательства, полученные в уголовно-процессуальном порядке, для установления наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, при условии их относимости и допустимости (часть 1 статьи 64, статьи 67 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Вопреки выводам судебных инстанций, обстоятельства возбуждения уголовного дела в отношении Бурого К.Е., в рамках которого указанное лицо обвинялось в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, не могут однозначно свидетельствовать о причинении обществу убытков в результате неправомерных действий Бурого К.Е. в заявленном размере ввиду следующего.
В вышеуказанном постановлении судом общей юрисдикции указано на обвинение, предъявленное Бурому К.Е. органами предварительного следствия, и не приводится каких-либо выводов об установлении вины обвиняемого в инкриминируемом преступлении, не дается оценки доказательствам по делу, в частности, свидетельствующим о размере причиненного ущерба обществу.
Отмечено, что вопрос в этой части подлежит передаче для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку невозможно подтвердить указанный ущерб и произвести расчет по иску (том 16 лист дела 5).
Обвинительное заключение, приобщенное к материалам дела, доказательством в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством не является.
Судами исследовано заключение эксперта ФБУ Российский федеральный центр экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации от 16.10.2015 N 2482/15-1, 2483/15-1 из уголовного дела N 399817 (том 13 листы дела 32-107) в котором указано, что разница между суммой расходов, осуществленных ОАО "Авиакомпании "Таймыр" (московским филиалом) по агентским соглашениям от 19.03.2010 N МФ/Д-39/2010 и от 02.11.2012 N ОЕ-11А/2012 (N МФ/Д-428А/2012) и рассчитанной в заключении специалиста от 12.12.2014 суммой затрат на содержание в период с 19.03.2010 по 01.10.2014 в штате ОАО "Авиакомпании "Таймыр" начальника отдела и трех ведущих специалистов/менеджеров для оказания услуг, перечисленных в названных агентских соглашениях, составляет 153 761 тысячи рублей.
Между тем, из данного заключения также следует, что, отвечая на вопрос N 1, эксперт отметил, что не может определить среднерыночные показатели стоимости услуг по бронированию и оформлению авиабилетов, их обработке и вводу в базу данных первичной полетной документации, поскольку данная задача не относится к предмету судебной экономической экспертизы.
Отвечая на вопрос N 7 о наличии экономической обоснованности заключения спорных агентских соглашений, эксперт также сослался на отсутствие такой возможности при проведении ее методами экономической экспертизы.
Кроме того, из содержания этого экспертного заключения (том 13 листы дела 36-37) следует, что экспертом было заявлено ходатайство о предоставлении дополнительных материалов для дачи заключений (в частности, расширенных выписок банков с указанием остатков на каждый день по счету филиала ОАО "Авиакомпания "Таймыр") и в связи с непредоставлением запрашиваемых документов исследование было проведено по представленным ранее материалам.
Этим обстоятельствам судами оценки не дано.
Вместе с тем, если у суда в ходе рассмотрения дела возникли сомнения в части недостоверности представленных сторонами доказательств, обосновывающих размер причиненных убытков, то он в соответствии со статьей 82 Кодекса может предложить сторонам назначить соответствующую экспертизу.
В данном случае судом не были предприняты действия для определения размера заявленных убытков, установленные названной статьей.
Таким образом, суд преждевременно без проведения экспертизы сделал вывод о размере причиненных убытков.
Указывая на поступление на счет ответчика со счета третьего лица 104 416 000 рублей за счет денежных средств, выплаченных ОАО Авиакомпании "Таймыр" этому лицу по договорам от 19.03.2010 N МФ/Д-39/2010 и от 02.11.2012 N ОЕ-11А/2012 (N МФ/Д-428А/2012), как на подтверждение факта причинения обществу убытков, суды не дали оценки наличию между сторонами заключенного договора займа под проценты от 25.12.2013 на ту же суммы, который в установленном порядке недействительным не признан.
В соответствии с пунктом 1 Постановления N 62 арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
Вопреки данным разъяснениям выводы судов первой и апелляционной инстанций фактически основываются на оценке целесообразности решений единоличного исполнительного органа при заключении агентских соглашений.
Расчет суммы предполагаемых убытков определен арифметическим сопоставлением выплаченного агенту вознаграждения с размером фонда заработной платы работников общества, которые могли бы осуществлять операции, выполнявшиеся агентом.
Между тем, наличие в штате предприятия определенного специалиста само по себе не может означать, что привлечение юридическим лицом стороннего специалиста не отвечает критериям разумности и добросовестности единоличного исполнительного органа, принявшего соответствующее управленческое решение.
Согласно пункту 3 статьи 71 Закона N 208-ФЗ при определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
Как указано в пункте 2 Постановления N 62, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, если он совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом.
Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.
Доказательств неисполнения или ненадлежащего исполнения агентом спорных агентских соглашений судами не приведено.
Следовательно, при рассмотрении требования о взыскании убытков суды не учли положения статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснения, изложенные в Постановлении N 62.
С учетом изложенного, суд кассационной инстанции считает, что арбитражные суды, удовлетворяя исковые требования общества, не в полном объеме исследовали доказательства по делу, установили не все обстоятельства, подлежащие установлению для данного спора.
Поскольку выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, сделаны при неправильном применении норм материального и процессуального права, решение Арбитражного суда Красноярского края от 15 августа 2016 года и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03 ноября 2016 года в соответствии с пунктом третьим части 1 статьи 287 и частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене, а дело передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.
При новом рассмотрении суду следует с учетом изложенного определить подлежащие исследованию обстоятельства, определить предмет доказывания, рассмотреть вопрос о назначении экспертизы, дать надлежащую правовую оценку доводам и доказательствам и на основе закона, подлежащего применению, разрешить спор, а также распределить судебные расходы.
Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 15 августа 2016 года по делу N А33-5173/2015 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03 ноября 2016 года по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Т.И.КОРЕНЕВА

Судьи Т.П.ВАСИНА И.И.ПАЛАЩЕНКО