Правосудие

Требование: О возмещении вреда, причиненного водному объекту высшего рыбохозяйственного значения

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что в результате произошедшего по вине ответчика разлива нефтепродуктов был причинен вред поверхностному водному объекту.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку истцом доказано наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением ответчика и причинением вреда окружающей среде, расчет вреда произведен в соответствии с действующим законодательством.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.02.2017 N Ф02-8221/2016 по делу N А19-20745/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 01 февраля 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 01 февраля 2017 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Загвоздина В.Д.,
судей: Новогородского И.Б., Сонина А.А.,
при участии в судебном заседании представителей иркутского публичного акционерного общества энергетики и электрификации - Пановкиной С.А. (доверенность от 01.07.2015), Галенской Л.П. (доверенность от 14.01.2016), Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Иркутской области - Гусаровой С.В. (доверенность от 21.03.2016), Цехмистренко Е.Ю. (доверенность от 30.08.2016),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу иркутского публичного акционерного общества энергетики и электрификации на постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 08 ноября 2016 года по делу N А19-20745/2015 Арбитражного суда Иркутской области (суд апелляционной инстанции: Бушуева Е.М., Капустина Л.В., Юдин С.И.),

установил:

Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Иркутской области (далее - истец, Управление Росприроднадзора) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к иркутскому публичному акционерному обществу энергетики и электрификации (ОГРН 1023801003313, ИНН 3800000220, далее - ответчик, общество, ПАО "Иркутскэнерго") о взыскании 582 749 рублей, составляющих вред, причиненный водному объекту высшего рыбохозяйственного значения - реке Ангара.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 26 мая 2016 года в удовлетворении иска отказано.
Суд первой инстанции на основании статей 8, 1064, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 56, пункта 1 части 6 статьи 60, части 1 статьи 69 Водного кодекса Российской Федерации, статьи 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее - Закон об охране окружающей среды), пунктов 33, 35, 40, 41 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" пришел к выводу о том, что сам по себе сброс сточных вод с превышением концентрации загрязняющих вредных веществ не свидетельствует о причинении вреда водному объекту. Истец не провел необходимые натурные обследования, измерения и лабораторные анализы концентрации загрязняющих веществ на выпусках в водный объект, а следовательно не доказал факт негативных экологических последствий сброса загрязняющих веществ.
Четвертый арбитражный апелляционный суд постановлением от 08 ноября 2016 года решение суда первой инстанции отменил и принял новый судебный акт об удовлетворении требований Управления Росприроднадзора в полном объеме.
Апелляционный суд пришел к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению, поскольку факт наличия противоправного поведения общества, повлекшего причинение вреда окружающей среде (водному объекту), истцом доказан, расчет причиненного вреда произведен в соответствии с пунктом 11 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной Приказом Минприроды России от 13.04.2009 N 87 (далее - Методика). Причинно-следственная связь между осуществляемой обществом деятельностью и выявленным загрязнением из совокупности имеющихся в деле документов усматривается и не требует подтверждения специальным экспертным заключением.
ПАО "Иркутскэнерго", не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке его законности и обоснованности в связи с неправильным применением судом норм материального и процессуального права, просит обжалуемый судебный акт отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.
По мнению общества, вред окружающей среде причинен в результате аварии в связи с чем, установленный пунктом 11 Методики порядок расчета применению в настоящем деле не подлежит. Кроме того, апелляционный суд не учел, что в нарушение пункта 5 Методики сумма нанесенного водному объекту вреда исчислена без использования результатов натурных исследований, инструментальных определений и лабораторных анализов. Отбор проб проводился силами объединенной химической лаборатории филиала общества ТЭЦ-9, не аккредитованной на проведение работ по отбору и анализу проб сточных вод, что является нарушением пункта 22 Методики.
Также заявитель кассационной жалобы указывает, что факт превышения концентрации нефтепродуктов в контрольном створе сброса сточных вод ТЭЦ-9 не установлен. Управлением Росприроднадзора не представлены доказательства, подтверждающие наступление вреда - деградации водного объекта, истощения его рыбных запасов.
В отзыве на кассационную жалобу Управление Росприроднадзора заявило о своем согласии с обжалуемым судебным актом.
В судебном заседании представители ответчика и истца поддержали соответственно доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.
Кассационная жалоба рассмотрена в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Проверив соответствие выводов суда апелляционной инстанции о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судом норм материального права и соблюдения норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Как установлено судом апелляционной инстанции, 24.06.2015 в 17 часов 50 минут (здесь и далее - иркутское время) в Управление Росприроднадзора от оперативного дежурного ГУ МЧС России по Иркутской области поступила телефонограмма о том, что в подводящий канал ТЭЦ-9 ПАО "Иркутскэнерго" и реки Ангара в районе города Ангарска попали эмульсии нефтепродуктов.
На основании полученного сообщения было проведено обследование акватории водного объекта реки Ангара на участке от 40 км основного хода до 42 км основного судового хода и водоохранной зоны реки, в том числе в районе размещения выпуска N 1 промливневых сточных вод филиала ТЭЦ-9, о чем составлен акт N ВЗ-221-в.
В ходе проведения проверки установлено нарушение требований к охране водных объектов, которое привело к загрязнению нефтепродуктами участка акватории реки Ангара в районе выпуска N 1 филиала ТЭЦ-9 ПАО "Иркутскэнерго".
Ангарским отделом лабораторного анализа и технических измерений филиала "ЦЛАТИ по Восточно-Сибирскому региону" были произведены заборы проб воды, по результатам их исследований, представлены протоколы испытаний вод от 25.06.2015 N АН198Вс, N АН 199Вп, в которых зафиксировано, что концентрация нефтепродуктов в пробе N 305 (ШВС1) "выпуск N 1 сточных вод в р. Ангара" составляет больше 50 мг/дм3, что в несколько раз превышает допустимую норму.
Согласно сведениям, изложенным в акте служебного расследования от 24.06.2015 в период с 11 часов 00 минут до 13 часов 00 минут при проведении планового контроля качества сбросной воды на выпуске N 1 визуально была обнаружена пленка нефтепродуктов, концентрация нефтепродуктов на выпуске N 1 составила 0,8 мг/дм3.
24.06.2015 в 21 час 20 минут силами пожарной охраны ПАО "Иркутскэнерго" в открытой части сбросного канала и на выпуске N 1 установлены боновые заграждения.
По итогам служебного расследования комиссия пришла к выводу, что поступление нефтепродуктов в р. Ангара по выпуску N 1 произошло вследствие попадания нефтепродуктов в левый и правый подводящие каналы ТЭЦ-9 при организованном сливе на участке между головными сооружениями и пристанционным участком ТЭЦ-9 (в районе смотровых колодцев N 3, N 4).
В соответствии с протоколами лабораторных исследований от 24.06.2015 N 832/2 и N 835/2, от 25.06.2015 N 841/2 концентрация нефтепродуктов на выпуске N 1 составляла 0,8 мг/дм3, 4,4 мг/дм3, 0,64 мг/дм3, что превышает допустимую концентрацию в 1,3-7 раз.
Объем сточных вод, поступающих по выпуску N 1 в р. Ангара (на время отбора проб) составлял 5196,790 м3/час.
На основании изложенного истец посчитал к выводу, что в результате произошедшего по вине ПАО "Иркутскэнерго" разлива нефтепродуктов был причинен вред поверхностному водному объекту высшего рыбохозяйственного значения - реке Ангара, который в соответствии с Методикой исчислен и заявлен ко взысканию в сумме 582 749 рублей.
Суд апелляционной инстанции согласился с доводами истца и удовлетворил требования в полном объеме.
Суд кассационной инстанции полагает выводы суда апелляционной инстанции, послужившие основанием для удовлетворения исковых требований, законными и обоснованными.
Апелляционный суд правильно применил положения части 2 статьи 16, частей 1, 3 статьи 77 Закона об охране окружающей среды, части 4 статьи 35, части 6 статьи 56, пунктов 1, 3 части 6 статьи 60, статьи 69 Водного кодекса Российской Федерации, статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о наличии оснований для взыскания вреда в порядке, установленном пунктом 11 Методики.
Суд апелляционной инстанции исследовал имеющиеся в деле доказательства, в том числе акт от 01.07.2015 N ВЗ-221-в обследования территории (акватории) на предмет соблюдения природоохранных требований с приложениями, фототаблицы от 25.06.2015 к указанному акту, акт внеплановой документарной проверки от 26.08.2015 N В-298-в с приложениями, телефонограмму ГУ МЧС России по Иркутской области от 24.06.2015, письмо ПАО "Иркутскэнерго" от 30.07.2015 N 518-12/7794 о направлении материалов служебного расследования по факту обнаружения превышения содержания нефтепродуктов на выпуске N 1 ТЭЦ-9 с приложениями, протокол Управления Росприроднадзора об административном правонарушении от 15.09.2015, постановление Управления Росприроднадзора от 22.09.2015 о назначении административного наказания, комиссионный акт служебного расследования от 27.07.2015, утвержденный директором ТЭЦ-9, протоколы филиала "ЦЛАТИ по Восточно-Сибирскому региону" ФБУ "ЦЛАТИ по СФО" - г. Иркутск Ангарского отдела лабораторного анализа и технических измерений отбора проб вод от 25.06.2015 N АН126Вс, от 25.06.2015 N АН127Вп, от 25.06.2015 N АН198Вс, от 25.06.2015 N АН199Вп и аттестат аккредитации N РОСС RU.0001.513049, протокол от 29.09.2015 N 833/2 лабораторных исследований Санитарно-промышленной лабораторией Аналитического центра Ангарская СПЛ ООО "Инженерный центр "Иркутскэнерго" и аттестат аккредитации N РОСС RU.0001.517314.
На основании исследования указанных доказательств установлено, что концентрация нефтепродуктов в пробе N 305 (ШВС1) выпуск N 1 сточных вод в реку Ангара составляет более 50 мг/дм3, тогда как допустимая концентрация нефтепродуктов, разрешенных к сбросу на указанном объекте, составляет 0,63 мг/дм3.
Суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии причинно-следственной связи между осуществляемой обществом деятельностью и выявленным загрязнением.
Довод ответчика о недоказанности отбора проб аккредитованной лабораторий противоречит содержанию перечисленных выше доказательств, при этом суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу, что в силу положений абзаца 2 пункта 5 Методики (в редакции, подлежащей применению к рассматриваемым правоотношениям) факт нарушения водного законодательства может быть установлен не только на основании натурных обследований, инструментальных определений, измерений и лабораторных анализов, но и на основании извещения организацией-водопользователем контролирующих органов о сбросе сточных вод и (или) дренажных (в том числе шахтных, рудничных) вод с превышением допустимых концентраций вредных (загрязняющих) веществ, которые установлены нормативами допустимого сброса или лимитами сброса.
Как указано выше, факт нарушения обществом природоохранного законодательства подтвержден как результатами лабораторных исследований, так и извещением самого ответчика о сбросе сточных вод с превышением концентраций загрязняющих веществ, что подтверждается актом от 27.07.2015, составленным ответчиком по результатам расследования причин сброса загрязняющих веществ с превышением предельно допустимых концентраций.
Законодатель устанавливает разный порядок расчета вреда в зависимости от способа поступления загрязняющего вещества в водный объект: пункт 11 Методики применяется для расчета вреда в случае поступления в водный объект загрязняющего вещества в составе сточных вод, пункт 13 Методики применяется для расчета вреда в случае поступления в водный объект загрязняющего вещества в результате аварий, исключая их поступление в составе сточных вод.
Суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из правильности расчета взыскиваемой суммы на основании пункта 11 Методики, не доказанности доводов ответчика о причинении вреда окружающей среде в результате аварии и необходимости в связи с этим расчета вреда в соответствии с пунктом 13 Методики.
Ссылки общества на отсутствие доказательств деградации естественных экологических систем, истощения природных ресурсов и иных неблагоприятных последствий загрязнения мотивированно отклонены в обжалуемом судебном акте со ссылкой на пункты 4, 6, 9, 11 Методики, а также правовую позицию Конституционного суда Российской Федерации, изложенную в определении от 21 декабря 2011 года N 1743-О-О, решение Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2015 года N АКПИ15-249 по делу о признании недействующими пунктов 9, 11 Методики.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции, получили надлежащую правовую оценку, не опровергают выводов суда и направлены на переоценку доказательств и установление иных фактических обстоятельств дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Выводы суда соответствуют нормам права, имеющимся в деле доказательствам и установленным по делу фактическим обстоятельствам, положения главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом при оценке и исследовании доказательств не нарушены.
При таких обстоятельствах апелляционный суд вынес законное и обоснованное постановление, которым отменил решение суда первой инстанции и взыскал с ответчика вред в размере 582 749 рублей.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены принятых по делу судебных актов, не установлено.
На основании изложенного Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт с учетом изменений, внесенных постановлением суда апелляционной инстанции, на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отмене или изменению по результатам рассмотрения кассационной жалобы не подлежит.
Расходы по уплате государственной пошлины за кассационное рассмотрение дела на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.
Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 08 ноября 2016 года по делу N А19-20745/2015 Арбитражного суда Иркутской области оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий В.Д.ЗАГВОЗДИН

Судьи И.Б.НОВОГОРОДСКИЙ А.А.СОНИН