Правосудие

Требование: О взыскании убытков

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик, являясь генеральным директором, совершал операции по снятию наличных денежных средств по чековой книжке на хозяйственные нужды общества, часть денежных средств в соответствии с авансовым расчетом возвращена на расчетный счет общества, остальная часть в отчете не была отражена и не возвращена, а сделки от имени общества были заключены с сыном ответчика.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку доказательств того, что ответчик умышленно заключил договоры аренды транспортных средств, зная, что оказание обществом услуг будет окончено, не представлено, как и того, что размер арендной платы был завышен и не соответствовал рыночному.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.02.2017 N Ф05-313/2017 по делу N А40-103447/16

Резолютивная часть постановления объявлена 02 февраля 2017 года
Полный текст постановления изготовлен 09 февраля 2017 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Нечаева С.В.
судей Мысака Н.Я., Дунаевой Н.Ю.
при участии в заседании:
от истца: Максименко В.Т., дов. от 21.04.2016
от ответчика: лично, предъявлен паспорт, Михальчук Ю.С., дов. от 19.10.2016
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу
общества с ограниченной ответственностью "Частная охранная организация "Континентальное агентство безопасности"
на постановление от 21 октября 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Гариповым В.С., Башлаковой-Николаевой Е.Ю., Крыловой А.Н.,
по делу по иску общества с ограниченной ответственностью "Частная охранная организация "Континентальное агентство безопасности" (Москва, ОГРН 1157746163717)
к Моисеенко Анатолию Михайловичу (Москва)
о взыскании убытков в размере 1 350 000 руб.

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Частная охранная организация "Континентальное агентство безопасности" (далее - ООО "ЧОО "КАБ", истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Моисеенко А.М. (ответчик) о взыскании убытков в размере 1 350 000 рублей., причиненных его неправомерными действиями как генеральным директором истца.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 29 июля 2016 года исковые требования удовлетворены.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 октября 2016 года решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.
Не согласившись с указанным судебным актом, истец подал кассационную жалобу, в которой просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права, при оставить в силе решение суда первой инстанции.
В заседании суда кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы.
Представитель ответчика возражал против удовлетворения кассационной жалобы, просил оставить в силе обжалуемый судебный акт.
Обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей сторон, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдение норм процессуального права при вынесении обжалуемого судебного акта, а также соответствие выводов судов в постановлении установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим.
Как установлено судом и усматривается из материалов дела, Моисеенко А.М. на основании приказа о назначении на должность от 05.03.2015 N 1 в период с 05 марта 2015 года по 21 декабря 2015 года осуществлял функции единоличного исполнительного органа (генерального директора) ООО "ЧОО "КАБ".
Как указывает истец в исковом заявлении, 14.12.2015 на основании справки филиала ПАО "МДМ Банк" города Москвы истцу стало известно о том, что в период с 27.04.2015 по 07.09.2015 ответчик, являясь генеральным директором, совершал операции по снятию наличных денежных средств по чековой книжке. За указанный период по чековой книжке было снято 2 285 000 рублей на хозяйственные нужды общества.
При этом за период с 27.04.2015 по 07.09.2015 ответчик, в соответствии с авансовым отчетом, отчитался на общую сумму в размере 436 242 рублей 17 коп. и возвратил на расчетный счет общества сумму в размере 500 000 рублей.
Сумма в размере 1 348 757 рублей 83 коп. в отчете не была отражена, возвращена на расчетный счет также не была.
Ответчик в ответ на письмо общества от 04.02.2016 о предоставлении письменных объяснений по неподтвержденной сумме представил договор аренды транспортного средства от 04.05.2015 N 3/05, акты приема-передачи транспортного средства на общую сумму в размере 450 000 рублей.
Также ответчик представил аналогичные предыдущему договору договоры аренды транспортного средства от 04.05.2015 N 4/05 и N 5/05, акты приема-передачи транспортного средства на сумму по 450 000 рублей по каждому договору.
Данные сделки были заключены с Моисеенко А.А., который является сыном ответчика.
Данные договоры аренды не имели какой-либо экономической целесообразности для общества, договоры являлись сделками с заинтересованностью и не одобрялись на общем собрании участников общества.
Общество оплатило данные договоры на общую сумму в размере 1 350 000 рублей.
Таким образом, общая сумма затрат по данным договорам у общества составила 1 350 000 рублей.
За взысканием указанной суммы убытков истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии со ст. 44 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" единоличный исполнительный орган общества при осуществлении им прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. С иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным исполнительным органом общества вправе обратиться в суд общество или его участник.
В силу ч. 1 ст. 225.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральным законом, участники юридического лица вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных этому юридическому лицу. Такие участники пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца.
По смыслу ст. 44 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" для наступления ответственности единоличного исполнительного органа общества необходимо наличие убытков, противоправности поведения причинителя вреда, причинной связи между противоправностью поведения и наступлением убытков, а также вины причинителя вреда. При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. С иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным органом общества, вправе обратиться общество или его участник.
Таким образом, привлечение к ответственности руководителя общества зависит от того, действовал ли он при исполнении возложенных на него обязанностей разумно и добросовестно, то есть, проявил ли он заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения полномочий единоличного исполнительного органа.
Исходя из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в пункте 1 Постановления от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" (далее - Постановление N 62), в силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Статьей 277 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации.
В случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями.
Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.
В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Согласно ч. 2 п. 2.2 Устава ООО "ЧОО "КАБ" общество оказывает разрешенные Законом Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" виды охранных услуг только при наличии специального разрешения (лицензии) на данный вид охранной услуги.
Согласно ч. 3 ст. 3 указанного Закона на каждый из 7 видов охранных услуг установлены свои лицензионные требования и условия получения лицензии, которые получены 07.05.2015 г.
Получение указанных лицензий на осуществление охранной деятельности регулируется Постановлением Правительства РФ от 23.06.2011 N 498 (ред. от 09.09.2015) "О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности (вместе с Положением о лицензировании частной охранной деятельности), а также Административным регламентом МВД РФ по предоставлению государственной услуги по выдаче лицензии на частную охранную деятельность, утвержденную приказом МВД РФ от 29.09.2011 N 1039 в которых установлены требования и условия, а также перечень документов предоставляемых лицензиатом (соискателем лицензии) в лицензирующий орган для получения лицензии на осуществление частной охранной деятельности.
Пунктом 9.1 указанного Административного регламента МВД РФ установлено, что для получения лицензии с правом оказания охранных услуг по охране объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств связи и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию, дополнительно к документам, предусмотренным подпунктом 9 Административного регламента, заявитель представляет копии документов, подтверждающих наличие в организации собственных либо арендованных автотранспортных средств.
В целях выполнения указанных требований лицензионных органов МВД РФ и осуществления охранной деятельности ответчик как генеральный директор общества заключил оспариваемые договоры аренды автотранспортных средств.
В ходе судебного разбирательства ответчик пояснил, что необходимость наличия пяти автомобилей была обусловлена пятью объектами охраны.
Договоры аренды транспортного средства заключены 04.05.2015, лицензия получена 07.05.2015.
В связи с окончанием оказания обществом услуг в августе 2015 года оплата аренды не производилась по окончании сроков действия договоров в сентябре 2015 года.
Доказательств того, что ответчик умышленно заключил договоры по 30.09.2015, зная, что оказание обществом услуг будет окончено в августе 2015, суду не представлено.
При этом истец не представил доказательств того, что размер аренды был завышен и не соответствовал рыночному.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что надлежащих доказательств, подтверждающих совокупность обстоятельств, являющихся основанием для наступления ответственности единоличного исполнительного органа общества и для взыскания убытков, истцом в материалы дела не представлено, отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении исковых требований.
Выводы суда основаны на результатах оценки доказательств, указание на которые содержится в обжалуемых судебных актах, при этом в силу положений части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд исходил из такой степени достаточности доказательств, которая позволяла сделать однозначный вывод относительно подлежащих установлению по делу обстоятельств.
Доводы кассационной жалобы основаны на иной оценке исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств, а поэтому они не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов. Переоценка установленных судом первой или апелляционной инстанций обстоятельств и доказательств по делу находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушений требований процессуального законодательства при сборе и оценке судом доказательств по делу суд кассационной инстанцией не усматривает.
Нормы процессуального права, несоблюдение которых является безусловным основанием для отмены решения и постановления в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не нарушены.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановил:

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 октября 2016 года по делу N А40-103447/16 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий судья С.В.НЕЧАЕВ

Судьи Н.Я.МЫСАК Н.Ю.ДУНАЕВА