Правосудие

Справка по обобщению судебной практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров перевозки грузов и транспортной экспедиции

Обзор судебной практики Арбитражного суда Поволжского округа

В соответствии с Планом работы Арбитражного суда Поволжского округа на второе полугодие 2016 года проведено изучение практики по рассмотрению споров, вытекающих из решение суда первой инстанции 01.05.2016 договоров перевозки грузов и транспортной экспедиции.
Согласно статистическим данным за 11 месяцев 2016 года Арбитражным судом Поволжского округа рассмотрено 112 дел в сфере транспортной деятельности, из них по договорам перевозки и транспортной экспедиции 88 и 24 дела соответственно.
Для сравнения, за 2015 год Арбитражным судом Поволжского округа рассмотрено 112 дел в сфере транспортной деятельности, из них по договорам перевозки и транспортной экспедиции 94 и 15 дел соответственно. В 2014 году рассмотрено 110 дел, из них 97 и 13 дел по договорам перевозки и транспортной экспедиции.
Это говорит о том, что количественный показатель по данной категории споров остается стабильным.
Перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора (пункт 1 статьи 784 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами.
Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если Гражданским кодексом Российской Федерации, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное (пункт 2 статьи 784 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Гражданско-правовое понятие перевозки в российском законодательстве отсутствует, как отсутствует и определение понятия транспорт, транспортная деятельность.
В связи с этим можно использовать понятие "перевозочная деятельность", определение которого дано в Модельном законе о транспортной деятельности, принятого Межпарламентской ассамблеей государств-участников СНГ (постановление от 31.10.2007 N 29-8), в соответствии с которым перевозочная деятельность - это деятельность, связанная с выполнением организационных и технологических операций по безопасному перемещению грузов, пассажиров и багажа автомобильным, железнодорожным, воздушным, водным и другими видами транспорта, осуществляемая на основе договора или других законных основаниях и с соблюдением норм и правил законодательства о транспортной деятельности.
Таким образом, нормами о договоре перевозки регулируются отношения, связанные с перемещением грузов, пассажиров и багажа с помощью транспортных средств.
Правовое регулирование отношений, связанных с перевозкой, осуществляется:
- главой 40 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 794 - 800, (далее - ГК РФ);
- транспортными уставами и кодексами, транспортными законами по отдельным видам транспорта:
- Федеральным законом от 10.01.2003 N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" (далее - УЖТ РФ);
- Федеральным законом от 08.11.2007 N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта" (далее - УАТ);
- Воздушным кодексом Российской Федерации от 19.03.1997 N 60-ФЗ (далее - ВК РФ);
- Кодексом торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 N 81-ФЗ (далее - КТМ РФ);
- Кодексом внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 N 24-ФЗ (далее - КВВТ РФ);
- Федеральным законом от 10.01.2003 N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" (далее - Закон о транспорте);
- Федеральным законом от 24.07.1998 N 127-ФЗ "О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения";
- утвержденными транспортными министерствами и ведомствами правилами, например:
- Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2011 N 272 "Об утверждении Правил перевозок грузов автомобильным транспортом";
- Приказом Минтранса России от 19.12.2013 N 473 "Об утверждении Правил перевозок пассажиров, багажа, грузового багажа железнодорожным транспортом" (зарегистрировано в Минюсте России 24.07.2014 N 33244);
- Приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 25 "Об утверждении Правил перевозок железнодорожным транспортом грузов наливом в вагонах-цистернах и вагонах бункерного типа для перевозки нефтебитума" (зарегистрировано в Минюсте РФ 19.06.2003 N 4769);
- Приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 28 (ред. от 03.10.2011) "Об утверждении Правил приема грузов к перевозке железнодорожным транспортом" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 19.06.2003 N 4775);
- Приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 29 (ред. от 03.10.2011) "Об утверждении Правил выдачи грузов на железнодорожном транспорте" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 19.06.2003 N 4772);
- Приказом Минтранса РФ от 28.06.2007 N 82 "Об утверждении Федеральных авиационных правил "Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей" (зарегистрировано в Минюсте России 27.09.2007 N 10186);
- Приказом Минтранса РФ от 14.10.2002 N 129 "Об утверждении Правил плавания по внутренним водным путям Российской Федерации" (зарегистрировано в Минюсте РФ 30.12.2002 N 4088);
- международными соглашениями и конвенциями в области транспорта;
- Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ"
- Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.2005 N 30 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" (далее - постановление Пленума ВАС РФ от 06.10.2005 N 30).
По общему правилу по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату (пункт 1 статьи 785 ГК РФ).
Поскольку договор заключается между перевозчиком и грузоотправителем, то и обязанность по внесению провозной платы возлагается на грузоотправителя; соответственно, и отношения по определению размера и перерасчета этой платы возникают только между сторонами договора.
Однако обязанность по оплате перевозки может возникнуть у грузополучателя в силу закона. Такая ситуация предусмотрена, например, в части 4 статьи 30 УЖТ, когда окончательные расчеты, связанные с перевозкой груза, производятся между перевозчиком и грузополучателем по прибытии груза в пункт назначения.
Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом) (пункт 2 статьи 785 ГК РФ).
На железнодорожном транспорте используется транспортная железнодорожная накладная (статья 2 УЖТ); на автомобильном транспорте используется транспортная накладная (статья 2 УАТ); на воздушном транспорте - грузовая накладная (статья 105 ВК РФ); на внутреннем водном транспорте - транспортная накладная (статья 67 КВВТ); договор морской перевозки груза удостоверяется коносаментом, который является ценной бумагой, или иными документами, к числу которых в первую очередь относится морская накладная (статьи 117, 143 КТМ).
Действия по предъявлению груза, его погрузке и подобные действия являются правомочиями, осуществляемыми в рамках обязательств по подаче транспортных средств и погрузке груза (статья 791 ГК РФ).
В то же время правильное заполнение накладной относится уже к обязанностям грузоотправителя, вытекающим непосредственно из договора перевозки груза.
Таким образом, вследствие заключенного договора на перевозчика ложатся три основные обязанности: переместить, сохранить и сдать получателю груз.
За неисполнение этих обязанностей перевозчик несет ответственность (статья 796 ГК РФ).
Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами (пункт 3 статьи 797 ГК РФ).
Вместе с тем организация транспортного процесса не может быть сведена к одному только договору перевозки.
В соответствии с Модельным законом СНГ транспортная деятельность - это деятельность, связанная с выполнением организационных и технологических операций по безопасному перемещению грузов, пассажиров и багажа автомобильным, железнодорожным, воздушным, водным (морским, речным) и другими видами транспорта или сочетанием этих видов транспорта, в том числе транспортно-экспедиционная деятельность и другие связанные с перевозкой транспортные работы и (или) услуги, выполняемые на договорной основе или иных законных основаниях.
В транспортной деятельности значительный объем занимает оказание транспортно-экспедиционных услуг по организации перевозки грузов, заключению договоров перевозки, обеспечению отправки и получения груза, а также иных услуг, связанных с перевозкой груза.
Эти отношения регулируются договором транспортной экспедиции.
Договор транспортной экспедиции регулируется:
- главой 41 ГК РФ,
- Федеральным законом от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности" (далее - Закон от 30.06.2003 N 87-ФЗ);
- Постановлением Правительства РФ от 08.09.2006 N 554 "Об утверждении Правил транспортно-экспедиционной деятельности";
- Приказом Минтранса РФ от 11.02.2008 N 23 "Об утверждении Порядка оформления и форм экспедиторских документов" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 28.02.2008 N 11239).
Законодательство о транспортной экспедиции содержит императивные нормы, обязательные к соблюдению всеми участниками транспортно-экспедиционных правоотношений. Например, в законодательстве определен перечень экспедиторских документов, их формы и порядок оформления, детализированы права и обязанности сторон. Поэтому конкретные условия договора транспортной экспедиции не могут противоречить императивно установленным правилам.
Закон о транспортно-экспедиционной деятельности определяет особенности ответственности экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза (статья 7), за нарушение срока исполнения обязательств по договору транспортной экспедиции (статья 9).
Для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, установлен специальный срок исковой давности, который в соответствии со статьей 13 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности составляет один год и исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска.
Независимо от вины экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба.
Экспедитор освобождается от ответственности, если докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.
Ответственность в размере упущенной выгоды наступает лишь при наличии вины экспедитора.
Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (часть 2 статьи 803 ГК РФ).
ГК РФ не содержит специальных норм об ответственности клиента перед экспедитором по договору транспортной экспедиции.
Основания и размер ответственности клиента перед экспедитором определены нормами статьи 10 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, в частности, ими предусмотрена ответственность за нарушение обязанностей по предоставлению необходимой информации, своевременной выплаты вознаграждения и др.
1. Согласование сторонами в договоре-заявке на перевозку груза конкретного веса и стоимости груза не ограничивает ответственность перевозчика и не освобождает его от ответственности за утрату груза, если транспортными документами установлено получение перевозчиком к перевозке количества груза, превышающего размер указанного в договоре-заявке.
Так, по делу N А72-5598/2014 решением суда первой инстанции удовлетворены исковые требования экспедитора к перевозчику о возмещении убытков, понесенных в связи с недостачей груза
Постановлением суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал.
Суд апелляционной инстанции указал, что условия перевозки согласованы сторонами договором-заявкой на перевозку груза, согласно которому ответчик принял на себя обязательство по перевозке груза массой 5 тонн стоимостью груза 1 000 000 руб.
Полномочия на принятие груза массой 5 тонн и стоимостью 1 000 000 руб. ответчик передал водителю, что подтверждено доверенностью, представленной в материалы дела.
Каких-либо изменений в договор-заявку на увеличение количества груза, его стоимости и соответственно провозной платы стороны не вносили.
Водитель принял от грузоотправителя груз общей стоимостью 5 078 016 руб.
В соответствии с пунктом 1.2. договора транспортной экспедиции N 31-10/01 от 31.10.2013 истец как экспедитор обязан проверить количество и состояние груза.
Не проверив количество груза, истец принял на себя возможные риски, связанные с утратой, недостачей или повреждением груза.
Доказательств того, что истец поставил ответчика в известность о том, что груз будет перевозиться в количестве, превышающим размер указанного в договоре, в материалы дела не представлено.
Груз в количестве, указанном в договоре - заявке, ответчиком доставлен грузополучателю, что истцом не оспорено.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что истец не подтвердил, что понесенные им убытки от недостачи груза возникли вследствие действий именно ответчика.
Суд округа отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение арбитражного суда первой инстанции, указав следующее.
Из товарной накладной и товарно-транспортной накладной видно, что водитель, действовавший от имени перевозчика, принял от грузоотправителя товар общей стоимостью 5 078 016 руб.
Груз принят без замечаний, машина опломбирована. Претензии по размещению груза или претензии по количеству и качеству вверенного груза водителем не заявлены.
При доставке груза в адрес грузополучателя были выявлены отсутствие пломбы и недостача товара на сумму 2 072 862 руб. 00 коп.
Факт возмещения истцом ущерба клиенту судом установлен.
При таких обстоятельствах согласование сторонами договора-заявки на перевозку иного количества груза значения не имеет.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.04.2015 по делу N А72-5598/2014).
Практика окружных судов отсутствует.
2. Поскольку договором на подачу и уборку вагонов прямо предусмотрена обязанность истца уплачивать железной дороге сборы, платежи и штрафы, связанные с эксплуатацией железнодорожного пути необщего пользования, отношения по списанию денежных средств относятся к перевозочным и регулируются положениями главы 40 ГК РФ и УЖТ РФ, в связи с чем к ним применяется годичный срок исковой давности.
Так, по делу N А57-2291/2014 решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, удовлетворен иск общества к перевозчику (железной дороге) о взыскании неосновательного обогащения.
При этом суд апелляционной инстанции отклонил довод ответчика о пропуске истцом годичного срока исковой давности, установленного статьей 797 ГК РФ, статьей 125 УЖТ РФ, поскольку к правоотношениям сторон подлежат применению нормы о неосновательном обогащении, предусматривающие трехгодичный срок исковой давности.
Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав следующее.
В соответствии со статьей 1 Устав регулирует отношения, возникающие между перевозчиками, пассажирами, грузоотправителями (отправителями), грузополучателями (получателями), владельцами инфраструктур железнодорожного транспорта общего пользования, владельцами железнодорожных путей необщего пользования, другими физическими и юридическими лицами при пользовании услугами железнодорожного транспорта общего пользования и железнодорожного транспорта необщего пользования, и устанавливает их права, обязанности и ответственность. Устав определяет условия организации и осуществления перевозок пассажиров, грузов, багажа, грузобагажа, оказания услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования и иных связанных с перевозками услуг. Действие Устава распространяется также на перевозки грузов, грузобагажа, погрузка и выгрузка которых осуществляются в местах общего и необщего пользования, включая железнодорожные пути необщего пользования, а также на строящихся железнодорожных линиях, примыкающих к железнодорожным путям общего пользования.
Судом установлен факт заключения между железной дорогой (перевозчик) и Обществом договора на подачу и уборку вагонов, в соответствии с которым производится подача, расстановка на места погрузки, выгрузки и уборка вагонов общества с железнодорожного пути необщего пользования локомотивом пользователя.
Взыскание денежных средств, начисленных в соответствии с договором на подачу и уборку вагонов, производится с единого лицевого счета общества по факту оказания услуг в безакцептном порядке.
В соответствии с пунктом 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.10.2005 N 30 если грузоотправитель (грузополучатель) или иное лицо считает, что перевозчик необоснованно использовал предварительно перечисленные ему суммы в качестве платы за услуги, оказанные перевозчиком, но не предусмотренные договором, в том числе и за ранее произведенные перевозки, он вправе по своему выбору предъявить к перевозчику (с соблюдением претензионного порядка) требование о взыскании с перевозчика соответствующей суммы, необоснованно им удержанной, либо об обязании перевозчика внести соответствующие изменения в записи на лицевом счете в технологическом центре по обработке перевозочных документов. При этом годичный срок исковой давности по такому требованию должен исчисляться с момента получения уведомления перевозчика об учинении на лицевом счете записи о зачете уплаченных авансовых сумм в счет оплаты операций, связанных с перевозкой.
Поскольку договором на подачу и уборку вагонов прямо предусмотрена обязанность истца уплачивать ответчику сборы, платежи и штрафы, связанные с эксплуатацией железнодорожных путей необщего пользования, спорные отношения по списанию денежных средств относятся к перевозочным и регулируются положениями главы 40 ГК РФ и УЖТ РФ.
Согласно пункту 3 статьи 797 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.
Указанные иски предъявляются в соответствии с установленной подведомственностью, подсудностью в течение года со дня наступления событий, послуживших основаниями для предъявления претензий.
В связи с этим выводы судов обеих инстанций о том, что отношения сторон спора регулируются нормами права об обязательствах вследствие неосновательного обогащения и в связи с этим подлежит применению общий срок исковой давности, не являются законными.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 13.11.2014 по делу N А57-2291/2014).
Данная позиция также изложена в постановлениях Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.05.2016 по делу N А53-23814/2015, Арбитражного суда Северо-Западного округа в постановлении от 25.04.2016 по делу N А42-8040/2014, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.08.2015 по делу N А73-11763/2014 <1>.
--------------------------------
<1> Определением Верховного Суда Российской Федерации от 27.10.2015 N 303-ЭС15-14312 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

3. Отсутствие доверенности, выданной водителям, не может служить безусловным основанием для отказа в иске к перевозчику о взыскании стоимости утраченного груза при наличии иных доказательств, свидетельствующих о принятии груза представителями перевозчика.
Так, по делу N А12-29394/2015 решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, удовлетворен иск экспедитора к перевозчику о взыскании стоимости утраченного при перевозке груза.
Обжалуя судебные акты, перевозчик указал, что им и его представителями груз к перевозке не принимался, им не выдавались доверенности на получение от грузоотправителя груза, утраченного при перевозке.
Оставляя судебные акты без изменений, суд кассационной инстанции указал следующее.
Как установлено судами обеих инстанций и следует из материалов дела, перевозчик для осуществления перевозки договорами-заявками определил в качестве водителей Болдырева С.С. и Голубицкого А.Н.
Поскольку в указанных заявках стороны предусмотрели паспортные данные водителей, государственные регистрационные номера транспортных средств, судебные инстанции правомерно признали, что, вручая груз водителю, истец действовал добросовестно и разумно, проверил паспортные данные прибывшего водителя, удостоверился в правильности номера транспортного средства.
При этом судами обеих инстанций отмечено, что отсутствие доверенности, выданной водителям, не может служить безусловным основанием для отказа в иске о взыскании стоимости утраченного груза, поскольку при наличии указания паспортных данных конкретных водителей и государственного регистрационного номера транспортного средства в договорах-заявках, полномочия лица, имевшего при себе паспорт и прибывшего на надлежащем транспортном средстве, явствовали из обстановки, в которой действовал водитель (абзац 2 пункта 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Данные обстоятельства подтверждают, что правоотношения по перевозке грузов возникли между истцом и ответчиком, а не между истцом и конкретными водителями.
Учитывая изложенное, суды обеих инстанций пришли к правомерному выводу, что материалами дела подтверждается факт передачи груза для его перевозки именно ответчику, и что утрата груза произошла после принятия груза перевозчиком к перевозке и до выдачи его грузополучателю.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.03.2016 по делу N А12-29394/2015).
Аналогичной позиции придерживается Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 17.06.2015 по делу N А52-2895/2014 <2> и Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 03.08.2011 по делу N А40-96254/2010.
--------------------------------
<2> Определением Верховного Суда Российской Федерации от 10.11.2015 N 307-ЭС15-12127 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

4. Вагоны, принадлежащие государствам-участникам Соглашения о разделении инвентарных парков грузовых вагонов и контейнеров и их дальнейшем совместном использовании (Минск, 22.01.1993), находятся в платном пользовании Российской Федерации, а ОАО "РЖД" делегированы полномочия по осуществлению перевозочного процесса и вопросам хозяйственных взаимоотношений с железнодорожными администрациями и организациями железнодорожного транспорта других государств.
По делу N А55-4255/2014 перевозчик (далее - ОАО "РЖД") обратился в Арбитражный суд Самарской области с иском к обществу о взыскании штрафа за задержку вагонов.
Исковые требования заявлены в соответствии со статьей 309 ГК РФ, статьями 62, 99, 100 УЖТ РФ, условиями договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, договора об организации перевозок грузов и мотивированы тем, что ответчиком нарушены технологические сроки оборота вагонов, принадлежащих перевозчику.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в иске отказано.
Отказывая в иске, суды обеих инстанций, установив принадлежность вагонов на праве собственности Эстонской Республике, пришли к выводу об отсутствии у перевозчика права на взыскание штрафа за задержку не принадлежащих ей вагонов на путях необщего пользования в соответствии со статьями 62, 99, 100 УЖТ РФ.
Суд округа отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав следующее.
Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы и в силу пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
В соответствии со статьей 3 Соглашения о разделении инвентарных парков грузовых вагонов и контейнеров бывшего МПС СССР между государствами - участниками содружества, Азербайджанской Республикой, Республикой Грузия, Латвийской Республикой, Литовской Республикой, Эстонской Республикой и их дальнейшем совместном использовании (Минск, 22.01.1993), перевозка грузов железнодорожным транспортом осуществляется на основе совместного использования грузов и контейнеров, являющихся собственностью государств - участников соглашения.
Пунктом 1.2 Соглашения о принципах совместного использования грузовых вагонов в межгосударственном сообщении (Минск, 20.10.1992) предусмотрено, что все вагоны совместного пользования должны иметь обозначения государства - собственника.
К перевозкам, как внутри железнодорожной администрации, так и между железнодорожными администрациями допускаются собственные грузовые вагоны, зарегистрированные в Автоматизированном банке данных парка грузовых вагонов (пункт 1.12 Правил эксплуатации, пономерного учета и расчетов за пользование грузовыми вагонами собственности других государств).
При этом пунктом 4.1 названных Правил эксплуатации предусмотрено, что железнодорожная администрация - пользовательница оплачивает железнодорожной администрации - собственнице вагонов за пользование грузовыми вагонами ее инвентарного парка.
Анализ названных международных соглашений позволяет сделать вывод, что в период нахождения грузовых вагонов, являющихся собственностью стран - участниц соглашения, на территории Российской Федерации, их использование железнодорожной администрацией Российской Федерации осуществляется на праве возмездного пользования.
Принадлежность вагонов Эстонской стороне соглашения установлена судами первой и апелляционной инстанции и не оспаривается лицами, участвующими в деле.
Правила статьи 62 УЖТ РФ предусматривают ответственность за задержку вагонов, принадлежащих перевозчику.
Судами дано неверное толкование содержанию названной нормы, поскольку в ней не содержится положений о том, что перевозчик должен являться собственником (либо титульным собственником) грузовых вагонов, контейнеров.
Соответствующие полномочия реализованы истцом в рамках Регламента взаимодействия между Министерством транспорта Российской Федерации, Федеральным агентством железнодорожного транспорта и ОАО "Российские железные дороги" по вопросам участия в работе Совета по железнодорожному транспорту государств - участников Содружества, утвержденного распоряжением ОАО "РЖД" от 26.11.2008 N 2504р.
Указанным Регламентом определено, что к компетенции ОАО "РЖД" относятся вопросы обеспечения работы железнодорожного транспорта, в том числе в области функционирования инфраструктуры железнодорожного транспорта и осуществления перевозочного процесса, хозяйственных взаимоотношений с железнодорожными администрациями и организациями железнодорожного транспорта других государств.
Представителем железнодорожной администрации Российской Федерации назначен президент ОАО "РЖД".
Судебные акты приняты без учета того, что вагоны, принадлежащие Эстонской Республике, находятся в платном пользовании Российской Федерации, а ОАО "РЖД" делегированы полномочия по осуществлению перевозочного процесса и вопросам хозяйственных взаимоотношений с железнодорожными администрациями и организациями железнодорожного транспорта других государств.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29.01.2015 по делу N А55-4255/2014).
Данная позиция также отражена в постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2016 по делу N А53-25668/2015, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа в постановлении от 05.03.2015 по делу N А45-5459/2014, в постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 12.02.2015 по делу N А55-8305/2014 и от 16.01.2015 N А55-8395/2014.
5. Основанием освобождения перевозчика от ответственности за повреждение (утрату) груза могут служить лишь объективные (не субъективные) критерии.
По делу N А57-28888/2014 решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, отказано в иске грузоотправителя к перевозчику о взыскании убытков, причиненных повреждением принятого им к перевозке партии листового стекла.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции не признал доказанным факт нарушения ответчиком своих обязательств по спорному договору перевозки ввиду отсутствия вины ответчика в несохранной перевозке.
Кроме того, суд не установил факт наличия убытков у истца в связи с тем, что им не представлены доказательства удовлетворения претензии грузополучателя (покупателя) о возмещении стоимости поврежденного груза.
Судом кассационной инстанции судебные акты отменены с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.
В силу пункта 1 статьи 796 ГК РФ перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. Ущерб, причиненный при перевозке груза или багажа, возмещается перевозчиком в случае утраты или недостачи груза или багажа - в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа.
Также специальное правовое регулирование оснований ответственности перевозчика, аналогичное норме статьи 796 ГК РФ, предусмотрено частью 5 статьи 34 УАТ РФ, в соответствии с которой перевозчик несет ответственность за сохранность груза с момента принятия его для перевозки и до момента выдачи грузополучателю или управомоченному им лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по не зависящим от него причинам. Перевозчик возмещает ущерб, причиненный при перевозке груза, багажа, в размере стоимости утраченных или недостающих груза, багажа в случае утраты или недостачи груза, багажа (пункт 1 части 7 статьи 34 Устава автомобильного транспорта).
По смыслу указанных норм перевозчик несет ответственность независимо от наличия или отсутствия его вины в нарушении обязательства по перевозке и единственным основанием освобождения его от ответственности за утрату груза является наличие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, т.е. наличие препятствий вне разумного контроля перевозчика.

Согласно пункту 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 если лицо несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности (пункт 3 статьи 401).
Таким образом, исходя из того, что вина перевозчика презюмируется и для освобождения от ответственности перевозчик в соответствии с пунктом 1 статьи 796 ГК РФ должен доказать, что он проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в целях надлежащего исполнения своих обязательств, вывод судов о том, что перевозчик отвечает при наличии вины, то есть в соответствии с общими основаниями ответственности за нарушение обязательств, предусмотренными пунктами 1 и 2 статьи 401 ГК РФ, является ошибочным.
Кроме того, суды, полагая, что перевозчик проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в целях надлежащего исполнения обязательства, и с его стороны были предприняты все необходимые меры для сохранности груза, не приняли во внимание, что основанием освобождения перевозчика от ответственности за повреждение груза в силу пункта 1 статьи 796, пункта 3 статьи 401 ГК РФ могут лишь объективные (не субъективные) критерии.
В соответствии с пунктом 3.16 договора на перевозку грузов ответчик (перевозчик) обязан осуществлять проверку целостности упаковки груза, контролировать размещение и крепление груза; не принимать к перевозке грузы с нарушенной и (или) поврежденной упаковкой.
В дополнительном соглашении к указанному договору предусмотрены меры, которые ответчик обязан принять при перевозке стеклопродукции истца и обеспечивающие бережное отношение к грузу с целью сохранения его свойств, обеспечения надежной и безопасной перевозки.
Указанные обстоятельства судами также не учтены.
Неосуществление перевозчиком мероприятий, способствующих сохранности груза в пути следования, является его предпринимательским риском, влекущим наступление ответственности в виде возмещения убытков в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по перевозке груза.
Согласно пункту 13 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 следует также учитывать, что уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем.
В связи с этим, а также учитывая презюмирование вины перевозчика, истец не должен доказывать факт перечисления третьему лицу (покупателю по договору поставки) денежных средств в возмещение стоимости продаваемого товара.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 24.11.2015 по делу N А57-28888/2014).
Такая же правовая позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 26.05.2016 по делу N А12-11186/2015, в постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 22.01.2016 по делу N А62-5311/2014, в постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.11.2015 по делу N А10-5178/2014.
6. В том случае, если перевозчиком груз принят к перевозке с проверкой его количества, наличие сохранной пломбы само по себе не освобождает перевозчика от ответственности за сохранность груза.
Так, по делу N А55-2584/2013 грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании ущерба в связи с недостачей груза при перевозке автомобильным транспортом.
Решением суд первой инстанции исковые требования удовлетворил.
При этом суд первой инстанции исходил из доказанности истцом факта ненадлежащего исполнения ответчиком принятых на себя обязательств, руководствуясь статьями 15, 393, 403, 785, 796 ГК РФ, частью 5 статьи 34 УАТ РФ.
Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, принял по делу новый судебный акт об отказе в иске.
При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что в соответствии с частью 8 статьи 15 УАТ РФ выдача грузов, доставленных в исправных крытых транспортных средствах, контейнерах при наличии исправных пломб грузоотправителей, осуществляется грузополучателям без проверки массы, состояния грузов, количества грузовых мест.
Транспортное средство было опломбировано пломбой и принято водителем.
Актом-претензией об установлении расхождения по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей подтверждается, что груз прибыл в место назначения в коммерчески исправном транспорте, пломба не нарушена.
Наличие сохранной пломбы свидетельствует о том, что количество принятого к перевозке и переданного в пункте назначения груза равны, а, следовательно, по определению таковой не может являться утраченным перевозчиком с возложением на последнего ответственности.
Суд кассационной инстанции указанный вывод суда признал не соответствующим нормам материального права, регулирующим отношения по перевозке грузов, судебный акт отменил с направлением дела на новое рассмотрение.
Согласно пункту 1 статьи 785 ГК РФ по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.
В пункте 1 статьи 796 ГК РФ предусмотрена ответственность перевозчика за несохранность груза, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, если он не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.
По смыслу приведенной нормы, наличие вины перевозчика в несохранной перевозке презюмируется и для освобождения от ответственности на него возлагается бремя доказывания своей невиновности.
Наличие сохранной пломбы само по себе не свидетельствует о том, что количество принятого к перевозке и переданного в пункте назначения груза равны, и не является безусловным доказательством отсутствия вины перевозчика в недостаче груза.
Из акта-претензии об установлении расхождения по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей следует не только то обстоятельство, что груз доставлен в количестве 2610 коробок, но и то, что имеется отклонение в количестве груза и недостача составляет 360 коробок.
Данный акт подписан водителем, перевозившим груз.
Подтверждение водителем факта недостачи может свидетельствовать о том, что груз принимался им к перевозке с проверкой количества мест.
В том случае, если перевозчиком груз принят к перевозке с проверкой его количества, наличие сохранной пломбы само по себе не освобождает перевозчика от ответственности за сохранность груза.
Положения статьи 15 УАТ РФ, на которые сослался суд апелляционной инстанции, не исключают проверку количества грузовых мест как при приемке груза от грузоотправителя, так и при выдаче груза, если стороны достигли соглашения об этом.
Следовательно, при новом рассмотрении дела необходимо установить условия приемки груза к перевозке: проверялась ли представителем перевозчика точность записей, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, внешнее состояние груза и его упаковки.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12.02.2014 по делу N А55-2584/2013, при новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 02.02.2015 судебные акты оставлены без изменений).
Практика арбитражных судов округа отсутствует.
7. Несоблюдение грузополучателем предусмотренного законом порядка фиксации и удостоверения обстоятельств, которые могли бы служить основанием для возникновения ответственности перевозчика, лишает страховщика, выплатившего страховое возмещение грузополучателю, права требования к перевозчику о возмещении ущерба в порядке суброгации.
По делу N А12-15376/2014 страховая компания в порядке суброгации обратилась в арбитражный суд с иском к перевозчику о возмещении ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением обязательств, вытекающих из договора перевозки, в размере выплаченного страхового возмещения.
Обращаясь с иском, страховая компания указывала, что при перевозке груза, принадлежащего грузополучателю, в результате ДТП, произошедшего по вине водителя перевозчика, данный груз был поврежден.
Страховая организация признала данное событие страховым случаем и произвела выплату страхового возмещения.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.
Отказывая в иске, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 15, 785, 801, 965 ГК РФ, Правилами перевозок грузов автомобильным транспортом, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2011 N 272, пришел к выводу о недоказанности причинения вреда ответчиком.
При этом суд исходил из следующего.
В силу подпункта "в" пункта 79 Правил в случае утраты или недостачи груза, его порчи или повреждения составляется акт.
Согласно пункту 80 Правил акт составляется заинтересованной стороной в день обнаружения обстоятельств, подлежащих оформлению актом. При невозможности составить акт в указанный срок он составляется в течение следующих суток. В случае уклонения перевозчиков, фрахтовщиков, грузоотправителей, грузополучателей и фрахтователей от составления акта соответствующая сторона вправе составить акт без участия уклоняющейся стороны, предварительно уведомив ее в письменной форме о составлении акта, если иная форма уведомления не предусмотрена договором перевозки груза или договором фрахтования.
Пунктом 81 Правил предусмотрено, что отметки в транспортной накладной и заказе-наряде о составлении акта осуществляют должностные лица, уполномоченные на составление актов.
Согласно пункту 83 Правил в случае, указанном в подпункте "г" пункта 82 настоящих Правил, к акту прилагаются результаты проведения экспертизы для определения размера фактических недостачи и повреждения (порчи) груза, при этом указанный акт должен быть составлен в присутствии водителя.
Акт должен содержать сведения, установленные пунктом 82 Правил.
В случае отказа от подписи лица, участвующего в составлении акта, в акте указывается причина отказа. Акт составляется в количестве экземпляров, соответствующем числу участвующих в его составлении лиц, но не менее чем в двух экземплярах. Исправления в составленном акте не допускаются. В транспортной накладной, заказе-наряде, путевом листе и сопроводительной ведомости должна быть сделана отметка о составлении акта, содержащая краткое описание обстоятельств, послуживших основанием для ее проставления, и размер штрафа (пункты 84 - 86 Правил).
Судом представленные истцом акты приемки материалов не приняты в качестве доказательств, поскольку оформление актов проводилось в отсутствие водителя.
Согласно заключению эксперта, подпись в данных актах приемки груза от имени директора перевозчика выполнена не им, а другим лицом.
Суд установил, что грузополучателем приемка груза и оформление актов проводились в отсутствие представителей перевозчика, отметки о том, что водитель от подписи отказался, а также информации о причине отказа от подписи в актах нет. Письменно о дате и времени составления актов перевозчик не извещался. Кроме того, в нарушение пункта 83 Правил в актах не описаны конкретные повреждения товара, указаны лишь общие формулировки.
Суды обеих инстанций пришли к выводу, что в данном случае предусмотренный законом порядок фиксации и удостоверения обстоятельств, которые могли бы послужить основанием для возникновения ответственности перевозчика, грузополучателем не соблюден.
Поэтому требование к перевозчику страховой организации, выплатившей страховое возмещение грузополучателю, удовлетворению не подлежит.
Суд кассационной инстанции с выводами судов согласился.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12.05.2015 по делу N А12-15376/2014).
Практика арбитражных судов округа отсутствует.
8. Отмена действия нормативного правового акта об установлении тарифов, со ссылкой на который стороны установили в договоре порядок определения стоимости выполненных погрузочно-разгрузочных работ, не исключает использование данного нормативного акта по соглашению сторон договора.
Так, по делу N А12-15997/2015 решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, отказано в удовлетворении требований экспедитора (железной дороги) к клиенту о взыскании стоимости погрузочно-разгрузочных работ с тяжеловесными грузами по договору транспортной экспедиции.
Отказывая в иске, суды обеих инстанций исходили из того, что применение истцом при расчете платы за выполненные им погрузочно-разгрузочные работы Таблицы N 4 Тарифного руководства N 3 является неправомерным, поскольку федеральный закон от 08.01.1998 N 2-ФЗ "Транспортный устав железных дорог Российской Федерации", которым было утверждено Тарифное руководство N 3, утратил силу со дня вступления в силу УЖТ РФ.
Арбитражным судом Поволжского округа судебные акты отменены с направлением дела на новое рассмотрение для определения размера задолженности за выполненные работы, так как судами не учтено следующее.
Согласно пункту 1 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.
В силу пункта 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Согласно статье 21 Федерального закона от 10.01.2003 N 8-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" погрузка грузов, грузобагажа в вагоны, а также выгрузка из них в местах общего и необщего пользования обеспечивается грузоотправителями (отправителями), грузополучателями (получателями). Погрузка порожних или груженых контейнеров в вагоны, а также выгрузка из них таких контейнеров в местах общего пользования обеспечивается перевозчиками за счет грузополучателей с ее оплатой по соглашению сторон, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 4.1. заключенного сторонами договора транспортной экспедиции оплата услуг экспедитора производится согласно Тарифному руководству N 3 и протокола согласования договорных цен, являющегося его неотъемлемой частью (Приложение N 2).
Следовательно, применение Тарифного руководства N 3 и протокола согласования договорных цен при определении размера стоимости погрузочно-разгрузочных работ предусмотрено соглашением сторон договора.
То обстоятельство, что Тарифное руководство N 3, установленное ФЭК России в соответствии с федеральным законом от 08.01.1998 N 2-ФЗ "Транспортный устав железных дорог Российской Федерации", не подлежит обязательному применению со дня вступления в силу УЖТ РФ, не исключает его использования при определении стоимости погрузочно-разгрузочных работ по соглашению сторон договора и не противоречит статье 21 федерального закона от 10.01.2003 N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации".
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.01.2016 по делу N А12-15997/2015).
Практика арбитражных судов округа отсутствует.
9. Начало течения срок исковой давности в соответствии с пунктом 7 статьи 7 Закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ определяется только для сторон договора транспортной экспедиции.
Так, по делу N А55-3589/2014 суд первой инстанции удовлетворил иск грузополучателя к экспедитору о взыскании убытков в виде стоимости утраченного груза.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции признал ответчика ответственным за убытки, причиненные истцу в результате утраты груза, отклонил заявление ответчика о применении исковой давности, не признав пропущенным годичный срок исковой давности, исчисленный со дня признания истца потерпевшим по уголовному делу, возбужденному по факту утраты груза.
Суд апелляционный инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске - отказал.
Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции признал пропущенным годичный срок исковой давности, установленный статьей 42 Закона N 259-ФЗ и статьей 13 Закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ.
При этом суд апелляционной инстанции начало течения срока исковой давности в соответствии с пунктом 7 статьи 7 Закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ со дня истечения 30-дневного срока со дня истечения срока доставки.
Суд округа постановление суда апелляционной инстанции отменил, оставил в силе решение арбитражного суда первой инстанции, указав следующее.
Согласно пункту 1 статьи 200 ГК РФ если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.
Статьей 7 Закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ предусмотрены основания и размер ответственности экспедитора перед клиентом, в том числе за утрату груза.
В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза после принятия его экспедитором и до выдачи груза получателю, указанному в договоре транспортной экспедиции, либо уполномоченному им лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, в следующих размерах: за утрату или недостачу груза, принятого экспедитором для перевозки с объявлением ценности, в размере объявленной ценности или части объявленной ценности, пропорциональной недостающей части груза.
При этом в силу пункта 7 указанной статьи груз считается утраченным, если он не был выдан по истечении тридцати дней со дня истечения срока доставки, определенного договором транспортной экспедиции, или, если такой срок договором не определен, в течение разумного срока, необходимого для доставки груза и исчисляемого со дня принятия экспедитором груза для перевозки.
По настоящему делу договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг и договор-заявка на перевозку спорного груза заключены между третьим лицом (продавец, клиент) и ответчиком (экспедитор).
Поэтому правила пункта 7 статьи 7 Закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ применимы к отношениям между ответчиком и третьим лицом, и не применимы к отношениям между истцом (грузополучателем, покупателем) и ответчиком (экспедитором).
Поэтому выводы суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности сделан при неправильном применении норм права.
В связи с этим определение судом первой инстанции начала течения срока исковой давности с момента признания истца потерпевшим по уголовному делу не противоречит пункту 1 статьи 200 ГК РФ.
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12.02.2015 по делу N А55-3589/2014 <3>).
--------------------------------
<3> Определением Верховного Суда Российской Федерации от 21.04.2015 N 306-ЭС15-3056 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

Практика арбитражных судов округа отсутствует.
10. Страховщик вправе обратиться в арбитражный суд с иском к экспедитору в порядке суброгации с соблюдением условий соглашения о подсудности, заключенного между страхователем (выгодоприобретателем) и экспедитором (причинителем вреда).
Так, по делу N А65-17671/2015 решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, удовлетворены исковые требования страховщика к экспедитору в порядке суброгации о взыскании убытков в виде стоимости испорченного товара, причиненных ненадлежащим исполнением ответчиком условий договора транспортной экспедиции.
В кассационной жалобе экспедитор просил отменить судебные акты и направить дело для разбирательства по месту своего нахождения, полагая, что дело рассмотрено с нарушением правил подсудности.
Суд округа судебные акты оставил без изменения.
Судами обеих инстанций установлено, что страховая компания произвела страховую выплату третьему лицу как выгодоприобретателю по договору страхования груза, в связи с чем к истцу перешло право требования в порядке суброгации к экспедитору, ответственному за убытки.
Удовлетворяя исковое требование, суды исходили из того, что экспедитором не представлено доказательств, подтверждающих наличие оснований освобождения от ответственности, предусмотренных статьей 401 ГК РФ.
Довод экспедитора о нарушении судом первой инстанции правил подсудности отклонен судом апелляционной инстанции обоснованно, поскольку в договоре транспортной экспедиции экспедитор и клиент (выгодоприобретатель) согласовали рассмотрение споров в Арбитражном суде Республики Татарстан, а перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (пункт 2 статьи 965 ГК РФ).
(постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10.05.2016 по делу N А65-17671/2015 <4>).
--------------------------------
<4> Определением Верховного Суда Российской Федерации от 05.09.2016 N 306-ЭС16-9425 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

Аналогичная позиция изложена в постановлениях Арбитражного суда Уральского округа от 14.09.2016 по делу N А60-38273/2015 и Арбитражного суда Поволжского округа от 28.04.2016 по делу N А65-17664/2015.

Судьи И.Р.НАГИМУЛЛИН Р.А.НАФИКОВА В.В.АЛЕКСАНДРОВ