Правосудие

Требование: О взыскании убытков, возникших в связи с неисполнением обязательств по договору поставки, суммы предоплаты

Обстоятельства: Истец указал, что в связи с неисполнением ответчиком обязательств по договору поставки на стороне истца возникли убытки.
Решение: Требование удовлетворено в части, поскольку причинно-следственная связь между бездействием ответчика и возникшими убытками подтверждена, незаконное удержание предоплаты установлено.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 31.01.2017 N Ф06-17116/2016 по делу N А65-9083/2016

Дело N А65-9083/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 24 января 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 января 2016 года.
Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Федоровой Т.Н.,
судей Сибгатуллина Э.Т., Тюриной Н.А.,
при участии представителей:
истца - Казакова С.Н., доверенность от 11.11.2016,
ответчика - Угрехелидзе Ш.Т. (директор), протокол от 26.10.2011 N 1,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Волгасельмаш"
на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.08.2016 (судья Камалиев Р.А.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2016 (председательствующий судья Корнилов А.Б., судьи Бажан П.В., Холодная С.Т.)
по делу N А65-9083/2016
по исковому заявлению главы крестьянского (фермерского) хозяйства Сейталиева Вадима Рустемовича к обществу с ограниченной ответственностью "Волгасельмаш" о взыскании убытков, предоплаты и процентов за пользование чужими денежными средствами,

установил:

глава крестьянского (фермерского) хозяйства Сейталиев Вадим Рустемович (далее - Глава КФХ Сейталитев В.Р., Глава хозяйства, истец) обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Волгасельмаш" (далее - Общество, ответчик) о взыскании 19 874,40 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ); 1 210 248 руб. убытков, уплаченных индивидуальному предпринимателю Фаррахову Н.М. (далее - ИП Фаррахов Н.М.) по инкубированию яйца; 414 202,56 руб. убытков, уплаченных обществу с ограниченной ответственностью "Саранский телевизионный завод" (далее - ООО "Саранский телевизионный завод") по поставке лотков и ручек к ним; 31 486,10 руб. убытков, уплаченных обществу с ограниченной ответственностью "Первая экспедиционная компания" (далее - ООО "Первая экспедиционная компания") за транспортные услуги по доставке лотков и ручек к ним; 63 540 руб. убытков, уплаченных индивидуальному предпринимателю Игнатьеву И.А. (далее - ИП Игнатьев И.А.) за услуги ремонта оборудования (ИУП-Ф-45, ИУВ-Ф-15); 1 260 000 руб. предоплаты; 10 000 руб. за услуги эксперта; 2444 руб. в счет погашения расходов на оплату услуг акционерного общества "ДХЛ Интернешнл" (DHL); 1486,52 руб. в счет возмещения расходов на оплату телеграмм и отправку претензий.
До принятия судом первой инстанции решения по существу спора истец в порядке статьи 49 Арбитражного кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) отказался от иска в части требования о взыскании процентов в сумме 19 874,40 руб. и просил производство по делу в этой части прекратить.
Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.08.2016 принят отказ Главы хозяйства от иска в части требования о взыскании процентов в сумме 19 874,40 руб. и производство по делу в данной части прекращено; в остальной части исковые требования Главы хозяйства удовлетворены.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2016 решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.08.2016 изменено: в удовлетворении исковых требований в части взыскания с Общества в пользу Главы хозяйства 1 210 248 руб. убытков, уплаченных ИП Фаррахову Н.М. по инкубированию яйца, отказано; в остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Общество просит отменить названные решение и постановление судов и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан или принять по делу новый судебный акт, считая, что судами неправильно применены нормы материального права и нарушены нормы процессуального права. Доводы ответчика подробно изложены в кассационной жалобе и поддержаны его представителем в судебном заседании.
Глава хозяйства в отзыве на кассационную жалобу и его представитель в судебном заседании доводы жалобы отклонили и просили оставить принятые по делу судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.
Общество заявило ходатайство о назначении по делу экспертизы.
Данное ходатайство подлежит отклонению, так как оно может быть заявлено только в суде первой и апелляционной инстанций до объявления председательствующим в судебном заседании исследования доказательств законченным (часть 1 статьи 164 АПК РФ). Возможность проведения экспертизы при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции исходя из пределов его полномочий, установленных статьей 286 АПК РФ, не предусмотрена.
Законность обжалуемых судебных актов проверена Арбитражным судом Поволжского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 АПК РФ.
Как видно из материалов дела, 20.11.2014 между Обществом (Поставщик) и Главой хозяйства (Покупатель) был заключен договор поставки N 20/11/14, согласно которому Поставщик обязуется поставить и провести шеф-монтаж, а Покупатель оплатить и принять оборудование в соответствии со Спецификациями, являющимися неотъемлемой частью договора.
Согласно пункту 2.4 договора срок оплаты оборудования, стоимости доставки оборудования, иных расходов указывается в Спецификации.
В соответствии с пунктом 4.2 договора факт несоответствия продукции по количеству или качеству должен быть оформлен актом в установленном порядке с приложением подтверждающих документов (упаковочные листы-копии, фотовидеоматериалы).
Пунктом 4.3 договора предусмотрено, что если несоответствие полученной продукции по количеству или качеству произошло по вине поставщика, покупатель вправе потребовать устранения выявленных недостатков продукции или восполнения недостающего количества продукции в течение 20 дней с момента предоставления подтверждающих документов.
Согласно Спецификации от 20.11.2014 N 1 сумма поставки инкубатора предварительного ИУП-Ф-15, инкубатора выводного ИУВ-Ф-15 составляет 5 040 000 руб. Срок поставки в течение 60 рабочих дней от даты поступления 100% предоплаты на расчетный счет Поставщика.
Согласно Спецификации от 20.11.2014 N 2 сумма поставки инкубатора предварительного ИУП-Ф-15, инкубатора выводного ИУВ-Ф-15 составляет 2 520 000 руб. Срок поставки в течение 60 рабочих дней от даты поступления 100% предоплаты на расчетный счет Поставщика.
Во исполнение договора истец перечислил ответчику по платежному поручению от 26.12.2014 N 75 денежные средства в сумме 1 260 000 руб., по платежному поручению от 05.05.2015 N 35 - в сумме 3 780 000 руб., по платежному поручению от 17.06.2015 N 64 - в сумме 630 000 руб.
В соответствии со Спецификацией N 1 ответчик по накладной ТОРГ-12 N 338 произвел поставку истцу оборудования, который подписал акт приема-передачи инкубаторов от 21.09.2015. В акте стороны указали на то, что продукция поставлена в полном объеме надлежащего качества.
21.09.2015 ответчик направил истцу по электронной почте письмо, в котором уведомил, что по пункту 3 Спецификации N 2 итоговая сумма договора увеличивается на 30%.
В претензии от 22.09.2015 истец сообщил ответчику о том, что не согласен на увеличение суммы договора, поскольку это противоречит условиям договора, просил сообщить о готовности поставки оборудования до 20.10.2015.
В письме от 22.09.2015 ответчик указал на то, что о дате отгрузки инкубаторов истец будет уведомлен 25.09.2015.
Истец указал, что 20.10.2015 им была начата закладка куриных яиц в поставленное ответчиком оборудование, произведен запуск комплектов предварительных инкубационных шкафов (ИУП-Ф-45). 23.10.2015 была установлена некомплектность постановленного оборудования, отсутствие лотков в количестве 1064 штук, несоответствие имеющихся (поставленных) лотков поставленной марке предварительных инкубаторов ИУП-Ф-45, невозможность равномерного продвижения лотков в шкафу, течь эксплуатационных кранов предварительных шкафов, неисправность вентилятора предварительного шкафа. В письме ответчика от 27.11.2014 была указана характеристика поставленного оборудования (шкафов ИУП-Ф-45) вместимостью предварительного инкубатора (ИУП-Ф-45) 48 048 штук куриных яиц, по факту вместимость составила 42 120 штук куриных яиц.
В связи с выявлением факта поставки некачественного оборудования и некомплектности оборудования в адрес ответчика была направлена телеграмма от 23.10.2015 о необходимости прибытия представителей с доверенностью для устранения неисправностей, а также направлена претензия от 23.10.2015 N 2 о нарушении сроков поставки оборудования по Спецификации N 1, непередаче технической документации, недостатках, имеющихся в оборудовании. В указанной претензии истец предложил ответчику устранить неисправности в оборудование и прекратить исполнение обязательств по Спецификации N 2.
Как следует из иска и установлено судами, представители ответчика прибыли на предприятие истца 28.10.2015. Неисправности были зафиксированы в совместно составленном акте от 28.10.2015.
Как следует из акта, работы по устранению неисправностей были приняты истцом, заказчик претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг не имеет.
Актом установлена некомплектность ручек на выводных лотках в количестве 669 штук, отсутствие предварительных лотков в количестве 1064 штук.
При повторной эксплуатации были выявлены неисправности оборудования: при закладке яйца и запуске второго комплекта предварительного инкубатора выявлена неисправность поворотных лотков, вал с лотками не выполнял амплитуду поворота, оставаясь в крайне повернутом положении, издавая скрежет в области соединения двигателя с валом, течь первой камеры (шкафа) первого предварительного инкубатора.
Об указанных неисправностях в оборудовании истец направил телеграмму в адрес ответчика 31.10.2015, в которой предложил представителям ответчика прибыть для устранение неисправностей. Между тем, представители поставщика на предприятие покупателя не прибыли.
При запуске в эксплуатацию выводных шкафов были выявлены следующие неисправности: высота лотков не соответствует высоте выводного шкафа, ручки нестандартной формы и не обеспечивают продвижение лотков по направляющим полозьям шкафа, в связи с чем лотки из предварительного шкафа невозможно переместить в выводной шкаф.
Об указанных неисправностях истец направил в адрес ответчика телеграмму от 09.11.2015 о необходимости прибытия представителей ответчика для устранения неисправностей.
Представители ответчика на предприятие покупателя не прибыли, направили ответы на претензии.
Согласно доводам истца оборудование, поставленное по спецификации N 1, невозможно было использовать по назначению.
В связи с непринятием ответчиком мер по устранению неисправностей истец обратился в экспертное учреждение "Городское бюро судебных экспертиз", перед которым были поставлены следующие вопросы: определить, соответствует ли оборудование ИУП-Ф-45 и ИУВ-Ф-15 государственному стандарту и нормам; возможно ли использовать оборудование и его комплектующие по прямому назначению; соответствует ли загруженность предварительных и выводных шкафов характеристикам, указанным в технической документации; установить причину технической неисправности комплектов поставленного оборудования.

Согласно экспертному заключению N 86/11-15 инкубатор универсальный предварительный ИУП-Ф-15 не соответствует государственным стандартам: ГОСТ 2.114-95 - Единая система конструкторской документации; ГОСТ 2.610-2-006 - Единая система конструкторской документации. Технические условия; ГОСТ 2.314-68 - Единая система конструкторской документации. Правила выполнения эксплуатационных документов; ГОСТ 2.601-2006 - Эксплуатационные документы; ГОСТ Р 15.201-2000 - Система разработки и постановки продукции на производство. Эксплуатация оборудования должна осуществляться в соответствии с требованиями правил технической эксплуатации (ПТЭ), Правил промышленной (производственной) безопасности (ППБ), ГОСТ и СНиП, в которых изложены основные организационные и технические требования к эксплуатации оборудования, Все действующие на предприятии нормативные технические документы по эксплуатации оборудования должны соответствовать требованиям указанных документов. Несоответствие вышеперечисленным требованиям может привести к повреждению и выходу из строя оборудования, причинению физического вреда здоровью персонала, обслуживающего данное оборудование, следовательно, делают оборудование недопустимым к использованию. Использование оборудования и его комплектующих невозможно по прямому назначению в полном объеме по причинам изложенным в исследовательской части; снижение производительности, присутствие производственных дефектов, нарушение санитарно-эпидемиологических норм приводит к убыткам Главы хозяйства. Загружаемость предварительных и выводных шкафов, в том числе лотков и их ячеек, не соответствует характеристикам, указанным в технической документации и составляет 42 120 штук вместо заявленных показателей 48 048 штук. Причиной технической неисправности комплектов поставленного оборудования является наличие производственных недостатков. В выводных шкафах отсутствуют датчики влажности; дефект ручек лотков: часть поставленных лотков с ручками не пригодны к использованию в связи с нарушением технологических размеров, а именно не укладывается в установленные в лотах пазы. Неисправность вентилятора шкафа N 1, течь предварительного шкафа N 1 камеры N 1. Коррозия и дополнительная сварка элементов барабана поворота лотков в предварительном шкафу N 1 является производственным дефектом как нарушение технологии окраски элементов оборудования во время его изготовления и является не допустимым фактором при использовании оборудования по прямому назначению в соответствии с ветеринарно-санитарными правилами использования оборудования на птицеводческих фабриках. Лотки в шкафах N 2 и N 4 не поворачиваются вследствие поломки кулачковой муфты и отказом передачи поворотного момента на зубчатый сектор в виде пощелкивания. Данный дефект приводит к неравномерному нагреванию за счет неполного поворота камер лотков и уменьшению процента вывода с 85 - 90%, до 44 - 48 N вывода. Таким образом, вышеперечисленные недостатки относятся к существенным производственным дефектам, делают оборудование инкубатора недопустимым к использованию.
За услуги оценщика истец произвел оплату в размере 10 000 руб., что подтверждается платежным поручением от 13.11.2015 N 131.
Истец также указал, что ответчик не выполнил своих гарантийных обязательств, не направил своих представителей для безвозмездного устранения недостатков оборудования. Данные обстоятельства вызвали у истца необходимость произвести часть инкубации яиц с привлечением услуг ИП Фаррахова Н.М. Всего услуги ИП Фарраховым Н.И. оказаны на сумму 1 210 248 руб.
Платежным поручением от 13.03.2016 N 30 истец перечислил ИП Фаррахову Н.М за услуги инкубирования 1 210 248 руб.
В связи с невыполнением ответчиком своих гарантийных обязательств истец заключил с ИП Игнатьевым И.А договор на выполнение работ по ремонту от 14.12.2015, дополнительное соглашение к нему, в соответствии с которым ИП Игнатьев И.А. (Подрядчик) принял на себя обязательства по заданию Главы КФХ Сейталитева В.Р. (Заказчик) выполнить работы по устранению неисправностей, неполадок, установленных экспертным заключением N 86/11-15.
Согласно Акту выполненных работ стоимость услуг составила 63 540 руб.
По платежному поручению от 13.03.2016 N 29 истец перечислил ИП Игнатьеву И.А. за ремонт оборудования 63 540 руб.
В целях восстановления нарушенного права истец заключил договор с ООО "Саранский телевизионный завод" на поставку ручек для лотка, что подтверждается товарной накладной от 15.11.2015 N 859 на сумму 79 041,50 руб., счетом-фактурой от 03.11.2015 N 1075 на сумму 335 161,06 руб., платежным поручением от 02.11.2015 N 121 на сумму 335 161,08 руб., платежным поручением от 10.11.2015 N 127 на сумму 79 041,50 руб.
За доставку указанного товара истец оплатил ООО "Первая экспедиционная компания" транспортные расходы в сумме 31 486,10 руб., что подтверждается счетом-фактурой от 26.11.2015 N НЧП1126000080/50, от 13.11.2015 НЧП1113000002/50, квитанциями от 26.11.2015 и от 13.11.2015.
В связи с неисполнение ответчиком обязательств по договору истец направил в адрес ответчика уведомление и претензию от 13.03.2016 N 3, в котором сообщил об одностороннем отказе от исполнении договора поставки по спецификации N 2 и возврате предоплаты в сумме 1 260 000 руб., перечисленной по платежным поручениям от 10.08.2015 N 78 и от 17.06.2015 N 64; истец направил уведомление заказным письмом через АО "ДХЛ "Интернешнл", что подтверждается квитанцией на сумму 2444 руб.
Изложенные обстоятельства явились основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.
Суды установили, что договор поставки от 20.11.2014 N 20/11/14 по своей правовой природе является смешанным, включающим элементы договора поставки и возмездного оказания услуг (шеф-монтаж оборудования).
Согласно статьи 506 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору поставки поставщик - продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.
В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
Согласно пункту 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.
В соответствии со статьями 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.
Пунктом 2 статьи 470 ГК РФ установлено, что в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 ГК РФ, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока). Гарантия качества товара распространяется и на все составляющие его части (комплектующие изделия), если иное не предусмотрено договором купли-продажи. Покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара, при обнаружении недостатков в течение гарантийного срока (пункт 3 статьи 477 ГК РФ).
В соответствии со статьей 476 ГК РФ продавец отвечает за недостатки товара, если покупатель докажет, что недостатки товара возникли до его передачи покупателю или по причинам, возникшим до этого момента.
Последствия передачи товара ненадлежащего качества определены в статье 475 ГК РФ. При этом последствия передачи товара ненадлежащего качества зависят от характера недостатков. Если недостатки не были оговорены продавцом, и они носят устранимый характер, то покупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.
В случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель вправе по своему выбору отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы либо потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору (пункт 2 статьи 475 ГК РФ).
При этом к существенным нарушениям требований к качеству товара указанная норма права относит такие нарушения, которые влекут за собой неустранимые недостатки, а также недостатки, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и другие подобные недостатки.
Статьей 475 ГК РФ покупателю предоставлено право по своему выбору потребовать от продавца, поставившего товар ненадлежащего качества, соразмерного уменьшения цены; безвозмездного устранения недостатков; возмещения своих расходов на устранение недостатков. Право на замену товара ненадлежащего качества возникает у покупателя только при существенном нарушении требований к качеству товара, то есть при обнаружении неустранимых недостатков.
В силу статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Согласно статье 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Для наступления ответственности в соответствии с указанной нормой права подлежит доказыванию наличие совокупности следующих условий: наличие и размер убытков, противоправное поведение и вина лица, причинившего убытки, причинно-следственная связь между противоправными действиями указанного лица и наступившими убытками.
Как установлено судами, иск о взыскании убытков мотивирован поставкой некачественного и некомплектного оборудования.
Согласно паспорту универсальный предварительный ИУП-Ф-45-32-М1 датой выпуска инкубатора с заводским номером ИП-45-0016, ИП-45-0017 и ИП-450014 является 03.04.2015, предприятие-изготовитель гарантирует исправность оборудования в течение 12 месяцев.
Согласно паспорту на инкубатор универсальный выводной ИУВ-Ф-15-32 дата выпуска 27.03.2015, предприятие-изготовитель гарантирует исправность оборудования в течение 12 месяцев.
В соответствии с пунктом 2 статьи 470 ГК РФ в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 ГК РФ, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока).
Поставщиком предоставлена гарантия качества оборудования.
В процессе эксплуатации оборудования изготовленного и поставленного ответчиком в гарантийный период срока эксплуатации выявлены дефекты производственного характера, что подтверждается телеграммами истца, экспертным заключением N 86/11-5.
В нарушение требований статьи 65 АПК РФ ответчиком не доказано, что недостатки в оборудовании приобретенных истцом у ответчика по договору, возникли после передачи оборудования истцу вследствие нарушения им правил эксплуатации.
Суды отметили, что письмом от 28.10.2015 ответчик подтвердил готовность предоставить истцу лотки в количестве 1064 штук. Однако поставка лотков в указанном количестве поставщиком не произведена.
Суд первой инстанции посчитал установленным, что в связи с поставкой ответчиком истцу оборудования с существенными недостатками, имеющими производственный характер, истец понес расходы по инкубированию куриного яйца в сумме в сумме 1 210 248 руб., расходы по ремонту спорного оборудования в сумме 63 540 руб., расходы по поставке лотков и ручек к ним в сумме 414 202,56 руб., транспортные расходы по поставке лотков и ручек к ним в сумме 31 486,10 руб., расходы за услуги оценщика в сумме 10 000 руб., которые подтверждены договорами, актами и платежными поручениями.
Истцом также предъявлены требования о взыскании предоплаты в сумме 1 260 000 руб. в связи с отказом от исполнения договора, поставкой товара ненадлежащего качества по Спецификации N 1.
Суды указали, что поскольку материалами дела подтверждено ненадлежащее качество товара по Спецификации N 1, истец имел право отказаться от договора и потребовать возвращения предварительной оплаты товара по Спецификации N 2, что подтверждается претензией от 13.03.2016 N 3. Поэтому суды обоснованно взыскали с ответчика в пользу истца стоимость дополнительно приобретенных и необходимых для эксплуатации полученного от истца оборудования лотков и ручек в сумме 414 202,56 руб., стоимость доставки лотков и ручек в сумме 31 846,10 руб., оплату услуг по ремонту оборудования в сумме 63 540 руб., сумму предоплаты по второй спецификации - 1 260 000 руб.
Как следует из материалов дела, а также из пояснений ответчика, он не возражал, в том числе путем заключения мирового соглашения, на доукомплектование оборудования лотками в заявленном истцом количестве. Технические недостатки оборудования подтверждены заключением специалиста, доводы которого ответчиком не опровергнуты.
Взыскание суммы предварительной оплаты за непоставленный ответчиком товар соответствует положениям части 3 статьи 487 ГК РФ.
Между тем, изменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска в части взыскания с ответчика убытков в виде выплат Фаррахову Н.М. за инкубированное яйцо в сумме 1 210 248 руб., суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из следующего.
В обоснование понесенных расходов истец сослался на невозможность использования приобретенного оборудования без его доукомплектования и ремонта, в связи с чем был заключен договор с ИП Фарраховым Н.М. В рамках этого договора для истца были оказаны услуги на общую сумму 1 210 248 руб., в подтверждение понесенных расходов представлены счета и платежные поручения. Указанную сумму истец счел своими убытками, которые были понесены в связи с неправомерными действиями ответчика.
В силу статьи 393 ГК РФ, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
При этом убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 ГК РФ, согласно которым лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, для наступления ответственности, установленной правилами названной статьи, необходимо наличие состава (совокупности условий) правонарушения, включающего: факт нарушения другим лицом возложенных на него обязанностей (совершения незаконных действий или бездействия), наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у заявителя убытками, а также размер убытков. То есть для взыскания убытков лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать весь указанный фактический состав. Отсутствие хотя бы одного из условий ответственности не влечет удовлетворение иска.
Суд апелляционной инстанции правомерно указал, что в нарушение вышеуказанных норм, принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции никак не обосновал саму необходимость для истца получать от иного лица услугу в виде инкубирования куриных яиц на указанную сумму.
Кроме того, отсутствует обоснование размера расходов, которые истец понес бы, эксплуатируя полученное от ответчика оборудование и осуществляя инкубирование яиц для собственных нужд (на электроэнергию, амортизацию, выплату заработной платы работникам и т.д.).
Кроме того, суд апелляционной инстанции, принимая решение о недоказанности связи между действиями ответчика и понесенными истцом убытками в виде выплат ИП Фаррахову Н.М. оценил тот факт, что ИП Фаррахов Н.М. является родственником истца (отец супруги), о чем Сейталиевым В.Р. даны пояснения в заседании суда апелляционной инстанции.
Никаких доказательств возможности у ИП Фаррахова Н.М. оказать спорную услугу (наличие необходимого оборудования, работников и т.д.) в материалы дела не представлено.
Таким образом, апелляционный суд, указав, что судом первой инстанции не дано оценки, соответствует ли денежная сумма, перечисленная истцом в адрес лица, находящегося с ним в родственных отношениях, объему и количеству услуг, которые отражены в представленных истцом документах, обоснованно отказал в удовлетворении иска в части взыскания с ответчика суммы убытков в размере 1 210 248 руб. (оплата за инкубированное яйцо в адрес Фаррахова Н.М.).
Доводы ответчика, изложенные в кассационной жалобе, судом округа отклоняются, поскольку не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены обжалуемого судебного акта, не опровергают выводы апелляционного суда и направлены по существу на переоценку доказательств и установленных судом фактических обстоятельств дела, что в силу статьи 286 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Постановление апелляционной инстанции от 26.10.2016 соответствует нормам материального и процессуального права, а содержащиеся в нем выводы - установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, поэтому отмене не подлежит.
На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2016 по делу N А65-9083/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья Т.Н.ФЕДОРОВА

Судьи Э.Т.СИБГАТУЛЛИН Н.А.ТЮРИНА