Правосудие

Требование: О взыскании убытков в результате уменьшения стоимости автомобиля

Обстоятельства: Компания полагала, что спорное транспортное средство находилось в эксплуатации администрации, что повлекло уменьшение его стоимости.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку основания для взыскания денежных средств отсутствуют, так как автомобиль, переданный по недействительному контракту, возвращен компании.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.02.2017 N Ф08-10274/2016 по делу N А01-608/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 01 февраля 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 02 февраля 2017 года.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Чесняк Н.В., судей Бабаевой О.В. и Леоновой О.В., при участии в судебном заседании от истца - общества с ограниченной ответственностью "Автомобильная компания "Юг-Авто" (ИНН 2310079830, ОГРН 1032305684290) - Мельник Е.С. (доверенность от 03.12.2015), в отсутствие ответчика - администрации муниципального образованиям "Афипсипское сельское поселение" (ИНН 0107009077, ОГРН 1050100647178), извещенного о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Автомобильная компания "Юг-Авто" на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2016 (судьи Еремина О.А., Ковалева Н.В., Маштакова Е.А.) по делу N А01-608/2016, установил следующее.
ООО "Автомобильная компания "Юг-Авто" (далее - компания) обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образованиям "Афипсипское сельское поселение" (далее - администрация) о взыскании 263 186 рублей 30 копеек убытков (уточненные в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации требования; т. 2, л.д. 52).
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 24.08.2016 иск удовлетворен. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что уменьшение цены автомобиля в связи с его эксплуатационным износом является убытками компании, поскольку администрация приобрела новый автомобиль, а на момент возврата он имел существенный износ и внешние повреждения. Размер убытков определен по результатам судебной экспертизы.
Постановлением от 28.10.2016 решение от 24.08.2016 отменено, в иске отказано. Отказывая во взыскании убытков, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности компанией их элементного состава. Помимо этого суд указал, что основания для взыскания денежных средств в качестве неосновательного обогащения также отсутствуют, поскольку автомобиль, переданный по недействительному контракту возвращен компании, в период с 10.04.2014 по 25.01.2016 денежные средства, составляющие его стоимость (885 550 рублей) находились в распоряжении компании.
В кассационной жалобе компания просит отменить постановление апелляционного суда и оставить в силе решение. По мнению заявителя, несоблюдение администрацией законодательства о закупках для муниципальных нужд повлекло для компании неблагоприятные последствия, поскольку до возвращения автомобиль эксплуатировался администрацией более года. Компания передала администрации по недействительному контракту новый автомобиль, а администрация возвратила компании автомобиль, имеющий существенный износ и внешние повреждения. Экспертизой, назначенной в суде первой инстанции для определения рыночной стоимости автомобиля по состоянию на январь 2016 года, подтверждено, что стоимости автомобиля, переданного во исполнение недействительного контракта и возвращенного в порядке реституции, не равны.
Отзыв на кассационную жалобу в суд не поступил.
В судебном заседании представитель компании поддержал доводы жалобы.
Законность судебных актов проверяется кассационным судом в обжалуемой части в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе (части 1 и 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Изучив материалы дела, выслушав названного представителя, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
Как видно из материалов дела, компания (продавец) и администрация (заказчик) заключили муниципальный контракт на поставку легкового автомобиля бизнес класса от 17.03.2014 N 0176300002614000001 (далее - контракт), согласно которому продавец обязался поставить легковой автомобиль Peugeot 508, а заказчик принять и оплатить автомобиль по цене, указанной в пункте 3.2 контракта. Цена контракта составляет 885 550 рублей (пункт 3.2 контракта). По акту приема-передачи транспортного средства от 17.03.2014 автомобиль передан администрации.
Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2015 по делу N А01-2121/2014, оставленным в силе постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.09.2015, контракт признан недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде обязания администрации возвратить компании спорный автомобиль, а компании - вернуть в бюджет муниципального образования 885 550 рублей.
Компания платежным поручением от 21.01.2016 N 57 возвратила в бюджет муниципального образования 885 550 рублей. По акту приема передачи от 25.01.2016 спорный автомобиль возвращен компании.
Полагая, что уменьшение стоимости автомобиля в связи с его нахождением в эксплуатации администрации является для нее убытками, компания обратилась в арбитражный суд с иском.
В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.
В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.
В пункте 12 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 25) по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
В силу статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (пункт 2 статьи 167 ГК РФ).
К требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке на основании положений подпункта 1 статьи 1103 ГК РФ применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ).
Кроме того, в пункте 80 постановления N 25 разъяснено, что по смыслу пункта 2 статьи 167 ГК РФ взаимные предоставления по недействительной сделке, которая была исполнена обеими сторонами, считаются равными, пока не доказано иное. При удовлетворении требования одной стороны недействительной сделки о возврате полученного другой стороной суд одновременно рассматривает вопрос о взыскании в пользу последней всего, что получила первая сторона, если иные последствия недействительности не предусмотрены законом.
Суд апелляционной инстанции, установив, что возврат автомобиля продавцу связан с признанием контракта недействительным по иску прокурора Республики Адыгея по основаниям несоблюдения требований законодательства о закупках при проведении аукциона для муниципальных нужд, пришел к следующим выводам.
Само по себе заключение администрацией оспоримой сделки не может рассматриваться как причинение вреда другой стороне сделки. Взыскиваемая истцом сумма связана не с результатом виновного поведения ответчика, а является утратой стоимости имущества в связи с нахождением ее в эксплуатации у покупателя до момента применения двусторонней реституции. Несоблюдение администрацией законодательства о закупках для муниципальных нужд не свидетельствует о противоправности поведения администрации в отношениях с поставщиком.
Участвуя в аукционе, проведенном с нарушением норм Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", истец должен был предполагать неблагоприятные последствия в виде признания муниципального контракта недействительным и применения последствий недействительности контракта в виде двусторонней реституции. Нормы статьи 167 ГК РФ не предусматривают возможности взыскания убытков по иску стороны сделки в виде утраты стоимости возвращенной в порядке реституции вещи за период ее нахождения у другой стороны сделки.
Поскольку недействительный контракт сторонами исполнен, автомобиль передан покупателю и произведена оплата в полном объеме, основания для взыскания истребуемых компанией денежных средств (изменения стоимости возвращенного автомобиля) в качестве убытков отсутствуют.
Суд кассационной инстанции считает выводы суда апелляционной инстанции основанными на правильном применении норм права.
Доводы кассационной жалобы не принимаются кассационным судом. Иное понимание заявителем норм материального права не свидетельствует о допущенной судом апелляционной инстанции ошибке. Из смысла положений пункта 2 статьи 167 ГК РФ следует, что основным последствием недействительности сделки является возвращение сторон в то положение, в котором они находились до ее совершения. При применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая - товары, работы или услуги, суду следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. Нормы о неосновательном обогащении (статья 1107 ГК РФ) могут быть применены к отношениям сторон лишь при представлении доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.
Компания не опровергла презумпцию равенства взаимных предоставлений по недействительной сделке, исполненной сторонами. Установление обстоятельств пользования равноценными объектами (автомобилем и полученной за него платой) в период до применения последствий недействительности контракта привело к обоснованным выводам об отсутствии неосновательного обогащения на стороне администрации за счет компании, поскольку в рассматриваемом деле совокупность условий, необходимых для его констатации, отсутствует.
Оснований для отмены апелляционного постановления по доводам кассационной жалобы не имеется. Нарушения норм процессуального права, предусмотренные частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при разрешении спора не установлены.
Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2016 по делу N А01-608/2016 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Н.В.ЧЕСНЯК

Судьи О.В.БАБАЕВА О.В.ЛЕОНОВА