Правосудие

Требование: О признании недействительными дополнительных соглашений к муниципальному контракту на разработку рабочей документации и выполнение строительно-монтажных работ

Обстоятельства: Муниципальное образование указало, что в результате заключения соглашений был определен иной порядок изменения цены, увеличилась цена контракта.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку соглашения прямо противоречат законодательству, в контракте и в аукционной документации отсутствуют условия о возможности повышения цены контракта и о возможности корректировки положений первоначальной редакции контракта и аукционной документации.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.02.2017 N Ф09-11735/16 по делу N А60-22107/2016

Дело N А60-22107/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 02 февраля 2017 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 07 февраля 2017 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Оденцовой Ю.А.,
судей Артемьевой Н.А., Сердитовой Е.Н.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Строительная компания "Ген Стройурал" (ИНН 6670309860, ОГРН 1106670030356; далее - общество "СК "Ген Стройурал") на решение Арбитражного суда Свердловской области от 09.08.2016 по делу N А60-22107/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2016 по тому же делу.
Определением Арбитражного суда Уральского округа от 02.02.2017 в связи со смертью судьи Лиходумовой С.Н. произведена замена председательствующего Лиходумовой С.Н. на председательствующего Оденцову Ю.А. (ч. 3, 4 ст. 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества "СК "Ген Стройурал" - Иванова А.Л. (доверенность от 09.01.2017);
муниципального образования г. Нижний Тагил Свердловской области в лице администрации города Нижний Тагил (ИНН 6623000754, ОГРН 1026601384732; муниципальное образование) - Малахов М.Ф. (доверенность от 13.01.2016 N 01-01/71), Новоселова О.А. (доверенность от 20.01.2016 N 01-01/258).

Муниципальное образование обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу "Ген Стройурал" и муниципальному казенному учреждению "Служба заказчика городского хозяйства" (ИНН 6623055658, ОГРН 1086623010462; далее - учреждение) о признании недействительными подписанных между обществом "СК "Ген Стройурал" и учреждением дополнительных соглашений от 19.11.2015 N 7 и от 31.03.2016 N 8 к муниципальному контракту от 23.06.2014 N 19.
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 09.08.2016 (судья Липина И.В.) иск удовлетворен, оспариваемые дополнительные соглашения признаны недействительными.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2016 (судьи Гребенкина Н.А., Виноградова Л.Ф., Григорьева Н.П.) решение от 09.08.2016 оставлено без изменения.
В кассационной жалобе общество "СК "Ген Стройурал" просит решение от 09.08.2016 и постановление от 09.11.2016 отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела. Заявитель считает, что спорные дополнительные соглашения заключены без нарушения закона, в соответствии с аукционной документации, предусматривавшей возможность увеличения цены контракта, нарушение публичных интересов материалами дела не доказано, в связи с чем законные основания для признания спорных сделок недействительными отсутствуют. Заявитель полагает, что суды, в нарушение п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно не применили последствия недействительности спорных сделок. По мнению заявителя, дополнительное соглашение N 7 заключено с целью возврата сторон к первоначальным условиям, которые были изначально установлены аукционной документацией, а, кроме того, в данном деле оспаривалось не все дополнительное соглашение N 7 в полном объеме, а только его условие о цене. Заявитель ссылается на то, что вывод судов о невозможности установить причины увеличения цены контракта является ошибочным, поскольку заявитель дал пояснения и представил доказательства необходимости выполнения дополнительных работ и причины их возникновения, включая положительные заключения государственной экспертизы от 24.02.2016 и от 10.12.2015, а также проектно-сметную документацию и сводный сметный расчет. Заявитель считает, что факт дачи муниципальным образованием указаний на выполнение дополнительных работ подтверждается заданием на корректировку проекта, накладными по передаче рабочей документации, фактом утверждения заказчиком счетной документации, а также протоколами совещаний, из которых следует, что глава города еженедельно проводил совещания на строящемся объекте, при этом в протоколе от 20.12.2015 речь идет об удорожании строительства.
Учреждение и муниципальное образование в отзывах просят обжалуемые судебные акты оставить без изменения, в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Законность обжалуемого судебного акта проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы.
Как следует из материалов дела, общество "СК "Ген Стройурал" (подрядчик) и учреждение от имени муниципального образования (заказчик) заключили муниципальный контракт от 23.06.2014 N 19 (далее - контракт), по условиям которого заказчик поручил, а подрядчик принял на себя обязательства по выполнению работ по разработке рабочей документации и выполнению строительно-монтажных работ по объекту: "Физкультурно-оздоровительный комплекс в г. Нижний Тагил" (далее - объект строительства) на условиях "под ключ", включая оснащение здания технологическим, в том числе немонтируемым оборудованием и мебелью (п. 1.1 контракта).
Согласно пункту 1.2 контракта, начало работ - с момента заключения контракта (23.06.2014), разработка рабочей документации - 45 календарных дней с даты заключения контракта; окончание строительно-монтажных работ - не позднее 15.07.2015, получение разрешения на ввод объекта в эксплуатацию - до 31.07.2015.
Стоимость работ является твердой и составляет 619 576 967 руб. 90 коп., данная цена может быть снижена по соглашению сторон, в соответствии с ч. 4.1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд", без изменения предусмотренных контрактом объема работ, услуг и иных условий исполнения контракта (п. 2.1 контракта).
Пунктами 2.1.1, 2.1.2 контракта также предусмотрено, что если после получения положительного заключения достоверности сметной стоимости в Федеральном автономном учреждении "Главгосэкспертиза России" (далее - Главгосэкспертиза) итоговая стоимость работ, указанная в сметном расчете превысит цену заключенного контракта, то в таком случае цена контракта не подлежит изменению, а работы выполняются в полном объеме, предусмотренном проектно-сметной документацией; при этом, если после получения положительного заключения достоверности сметной стоимости в Главгосэкспертизе итоговая стоимость работ, указанная в сметном расчете, составит менее цены контракта, то в таком случае цена контракта подлежит уменьшению до итоговой стоимости, указанной в сводном сметном расчете.
Затем в связи с получением в Главгосэкспертизе положительного заключения достоверности сметной стоимости от 19.05.2014 N 188-14/ЕГЭ-2982/05 в сметную документацию внесены изменения, в связи с чем стоимость строительства объекта была определена в базисном уровне цен 2001 года по сборникам ФЕР-2001 и ФЕРм в редакции, введенной в действие с 01.04.2014, взамен ранее представленной по сборникам ТЕР-2001 и ТЕРм-2001 по Свердловской области, и составила 594 431 200 руб.
На основании изложенного, стороны подписали к контракту дополнительное соглашение от 21.07.2014 N 1, в котором п. 2.1 контракта изложили в следующей редакции: "Стоимость поручаемой подрядчику работы (цена контракта) является твердой и составила 594 431 200 руб., в том числе налог на добавленную стоимость по действующей на момент заключения контракта налоговой ставке 18%. Цена контракта может быть снижена по соглашению сторон в соответствии с подп. "а" п. 1 ч. 1 ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе) без изменения предусмотренных контрактом объема работ, качества выполняемой работы и иных условиях контракта".
Как следует из представленных в материалы актов сдачи-приемки выполненных работ формы КС-2 и справок о стоимости выполненных работ формы КС-3, подписанных обеими сторонами, в которых в качестве даты окончания периода выполнения работ указана дата - 17.11.2015, а также из акта приемки законченного строительством объекта капитального строительства от 10.11.2015 и заключения о соответствии построенного объекта капитального строительства всем необходимым требованиям от 17.11.2015, все работы, предусмотренные контрактом, были выполнены подрядчиком в полном объеме в срок до 17.11.2015, включительно.
После окончания выполнения всех работ, предусмотренных контрактом, стороны заключил к контракту дополнительное соглашение от 19.11.2015 N 7, которым, по их мнению, признали заключение Главгосэкпертизы от 19.05.2014 N 188-14/ЕГЭ-2982-14 и дополнительное соглашение от 21.07.2014 N 1 недействительными и вернули первоначальную цену контракта 619 576 967 руб., а также изменили порядок ценообразования, что следует из абз. 2 п. 2.1 контракта в редакции дополнительного соглашения N 7, согласно которому цена контракта может быть изменена по соглашению сторон без изменения, предусмотренного контрактом объема работ, качества выполняемой работы и иных условий исполнения контракта
Позднее стороны также подписали дополнительное соглашение от 31.03.2016 N 8, согласно которому, первоначальная цена контракта составляет 619 576 967 руб. 90 коп.; в соответствии с экспертным заключением Уральской Торгово-Промышленной Палаты от 24.02.2016 N 1/5806-1/2016 о достоверности сметной стоимости строительства по муниципальному контракту от 23.06.2014 N 19, сметная стоимость инвестиционного проекта, финансируемого полностью (или частично) за счет средств областного бюджета, направляемых на капитальные вложения в объект строительства, в текущих ценах на II квартал 2014 года составила 758 056 100 руб. Однако стороны, принимая во внимание положения ст. 95 Закона О контрактной системе, пришли к соглашению о том, что работы оплачиваются заказчиком подрядчику в твердой сумме 681 534 664 руб. 60 коп., которая состоит из первоначальной цены контракта 619 576 967 руб. 90 коп., увеличенной на 10% от первоначальной цены контракта, то есть на 61 957 696 руб. 70 коп. (п. 2.1.1, 2.1.2 контракта в редакции дополнительного соглашения от 31.03.2016 N 8).
Согласно п. 2.1.3 контракта, в редакции дополнительного соглашения от 31.03.2016 N 8, подрядчик не вправе требовать оплаты работ в сумме, превышающей 681 534 664 руб. 60 коп., вне зависимости от стоимости работ, указанной в экспертном заключении от 24.02.2016 N 1/5806-1/2016, а также вне зависимости от стоимости фактически выполненных работ.
Ссылаясь на противоречие дополнительных соглашений от 19.11.2015 N 7 и от 31.03.2016 N 8, на основании которых цена контракта увеличилась на 87 103 464 руб. 60 коп. (более 14% от твердой цены контракта, согласованной сторонами в установленном порядке) и был определен иной порядок изменения цены контракта, положениям ст. 34 и 95 Закона о контрактной системе, муниципальное образование обратилось в арбитражный суд с соответствующим иском.
Удовлетворяя заявленные требования, суды, исходя из ст. 166, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 34, 95 Закона о контрактной системе, исследовав и оценив представленные доказательства, пришли к выводу о том, что поскольку в контракте и в аукционной документации отсутствуют условия о возможности повышения цены контракта за выполняемые работы и о возможности корректировки положений первоначальной редакции контракта и аукционной документации, то спорные дополнительные соглашения об увеличении твердой цены контракта и о возможности такого увеличения прямо противоречат требованиям действующего законодательства.
Выводы судов являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений ст. 10 и п. 1 или 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").
Согласно п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
В силу абз. 2 п. 3 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, имеющее охраняемый законом интерес в признании сделки недействительной, наделяется правом требовать признания недействительной ничтожной сделки.
В абзаце втором п. 78 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что, исходя из системного толкования п. 1 ст. 1, п. 3 ст. 166 и п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки. В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Возможность заинтересованного лица воспользоваться данным требованием, когда у него отсутствуют иные средства для защиты своего права, отвечает общему принципу о гарантированности государственной и судебной защиты прав и свобод (ч. 1 ст. 45 Конституции Российской Федерации). Суд не может отказать лицу в судебной защите, сославшись на отсутствие правовых средств для восстановления его нарушенного права.
Согласно ч. 2 ст. 34 Закона о контрактной системе, при заключении контракта указывается, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок исполнения контракта, а в случаях, установленных Правительством Российской Федерации, указываются ориентировочное значение цены контракта либо формула цены и максимальное значение цены контракта, установленные заказчиком в документации о закупке, а при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных названной статьей и ст. 95 названного Закона.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе, изменение существенных условий контракта при его исполнении не допускается, за исключением их изменения по соглашению сторон в случае, если возможность изменения условий контракта была предусмотрена документацией о закупке и контрактом: а) при снижении цены контракта без изменения предусмотренных контрактом количества товара, объема работы или услуги, качества поставляемого товара, выполняемой работы, оказываемой услуги и иных условий контракта; б) если по предложению заказчика увеличиваются предусмотренные контрактом количество товара, объем работы или услуги не более чем на десять процентов или уменьшаются предусмотренные контрактом количество поставляемого товара, объем выполняемой работы или оказываемой услуги не более чем на десять процентов.
Таким образом, согласно ч. 2 ст. 34 и ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе, увеличение цены заключаемого муниципального (государственного) контракта может быть произведено сторонами такого контракта, только в том случае, если возможность увеличения цены контракта предусмотрена как в конкурсной документации, так и в самом контракте.
Исходя из вышеназванных положений действующего законодательства и соответствующих разъяснений, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, с учетом того, что финансирование муниципального контракта от 23.06.2014 N 19 по строительству физкультурно-оздоровительного комплекса, направлено на удовлетворение публичных нужд и производится за счет бюджетных средств, а заключение дополнительных соглашений к названному контракту нарушает установленный контрактом в соответствии с требованиями действующего законодательства порядок изменения цены контракта, а также увеличивает цену контракта на 87 103 464 руб. 60 коп. (более, чем на 14% о цены контракта) и влечет в связи с этим возникновение у бюджета дополнительных денежных обязательств в значительном размере, которые контрактом не предусмотрены, суды верно установили, что оспариваемые дополнительные соглашения нарушают публичные интересы, в связи с чем муниципальное образование, в соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, имеет право на оспаривание названных дополнительных соглашений в судебном порядке (ч. 2 ст. 8, ч. 5 ст. 24 Закона о контрактной системе, ст. 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" и п. 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25).
Исследовав и оценив все имеющиеся в материалах дела документы, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание, что первоначальная редакция контракта не содержит положений о возможности увеличения твердой цены контракта, а устанавливает возможность исключительно снижения цены контракта, без изменения предусмотренных контрактом объема работ, услуг и иных условий исполнения контракта (п. 2.1 контракта), что лицами, участвующими в деле, не оспаривается, учитывая, что п. 1.6.3 раздела I спорной аукционной документации предусматривает возможность исключительно снижения цены контракта без изменения количества товаров, работ, услуг и иных условий, а пунктами 1.6.1, 1.6.2 раздела I указанной документации и пунктом 18 раздела II спорной аукционной документации с учетом того, что предметом контракта является выполнение работ по объекту строительства на условиях "под ключ", включая оснащение здания оборудованием и мебелью, то есть смешанные обязательства, как по собственно выполнению работ, так и по поставке необходимого товара, предусмотрено, что увеличение цены контракта может происходить лишь в отношении контрактных обязательств по поставке товара, тогда как применительно к цене контракта в целом, возможно лишь снижении цены контракта без изменения количества товаров, объема работ, услуг и иных условий исполнения контракта, суды правильно установили, что поскольку ни первоначальной редакцией контракта, ни аукционной документацией возможность увеличения твердой цены контракта и возможность установления в контракте положения, позволяющего повысить цену контракта за выполняемые работы, не были предусмотрены, то в данном случае заключение спорных дополнительных соглашений об увеличении цены контракта и об изменении порядка изменения цены контракта прямо противоречит требованиям ч. 2 ст. 34 и п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе.
Ссылка подрядчика на то, что путем заключения дополнительного соглашения от 19.11.2015 N 7 стороны признали недействительным дополнительное соглашение от 21.07.2014 N 1, правильно не принята судами во внимание, поскольку, в соответствии с императивными нормами действующего законодательства, у сторон не имеется права на изменение условий контракта при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 95 Закона о контрактной системе, тем более, что в данном случае к моменту заключения сторонами спорных дополнительных соглашений подрядчик завершил выполнение работ по контракту в полном объеме, заключение Главгосэкпертизы от 19.05.2014 N 188-14/ЕГЭ-2982-14 и дополнительное соглашение от 21.07.2014 N 1 никем не оспорены и в установленном порядке недействительными не признаны, заключение государственной экспертизы от 10.12.2015 N 66-1-3-0418-15/15-0218-2а выполнено уже после того, как стороны заключили дополнительное соглашение от 19.11.2015 N 7, а заключение от 24.02.2016 N 1/5806-1/2016 составлено не государственной экспертизой, а Уральской Торгово-Промышленной Палатой, что противоречит ч. 3.4 ст. 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации.
Учитывая изложенное, исследовав и оценив по правилам ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание, что, подписав, в нарушение императивных требований ст. 34, 95 Закона о контрактной системе, спорные дополнительные соглашения об увеличении твердой цены контракта на 87 103 464 руб. 60 коп. (более 14% от твердой цены контракта, согласованной сторонами в установленном порядке) и об изменении порядка определения такой цены, при этом, подписав дополнительное соглашение от 31.03.2016 N 8, в отсутствие соответствующего заключения государственной экспертизы, стороны не указали в тексте самих спорных дополнительных соглашений условий, свидетельствующих о необходимости увеличения цены контракта, при том, что в материалах дела отсутствуют надлежащие и достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что цена контракта была изменена в результате возникновения обстоятельств, при которых исполнение указанного контракта по независящим от сторон обстоятельствам без изменения условий контракта невозможно, учитывая, что условие о цене контракта относится к существенным условиям рассматриваемого договора и изменение сторонами такого условия без установленных законом оснований и в нарушение установленного законом порядка прямо противоречит установленным законом принципам и нормам, суды пришли к правильному выводу о том, что дополнительные соглашения от 19.11.2015 N 7 и от 31.03.2016 N 8 являются недействительными (ничтожными) сделками на основании п. 3 ст. 166 и п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Ссылка подрядчика на то, что в настоящем деле оспаривалось не все дополнительное соглашение N 7 в полном объеме, а только его условие о цене, судом кассационной инстанции во внимание не принимается, как основанная на неверном толковании норм процессуального права и противоречащая материалам дела, поскольку, как следует из материалов дела, в том числе из соответствующего искового заявления, муниципальное образование в данном случае оспаривало дополнительное соглашение N 7 в полном объеме, а не в какой-либо части, в то время как доказательства иного отсутствуют.
Доводы подрядчика о неприменении судами последствий недействительности оспариваемых сделок, судом кассационной инстанции во внимание не принимаются, как основанные на неверном толковании правовых норм и не соответствующие материалам дела, поскольку исполнение обязательств, установленных спорными дополнительными соглашениями, сторонами не производилось, все работы по контракту были выполнены подрядчиком до заключения оспариваемых дополнительных соглашений, а их оплата производилась заказчиком в пределах первоначальной стоимости контракта, при том, что иное материалами дела не доказано.
Следует также отметить, что в данном случае между сторонам фактически имеет место спор о выполнении подрядчиком дополнительных работ, не предусмотренных контрактом, который рассматривается арбитражным судом в самостоятельном порядке по делу N А60-38579/2016 по иску подрядчика к учреждению о взыскании 113 987 539 руб. 81 коп., в том числе: неосновательного обогащения, составляющего стоимость спорных дополнительных работ, в размере 83 803 442 руб. 46 коп., а также пени за нарушение сроков оплаты выполненных дополнительных работ в размере 29 159 773 руб. 32 коп. и убытков в размере 1 024 324 руб. 03 коп., и именно в рамках названного спора подлежат исследованию вопросы о необходимости, обоснованности и правомерности выполнения данных работ подрядчиком, и об их объемах, качестве и стоимости, а также соответствующие доводы подрядчика и имеющиеся у него документы, касающиеся выполнения спорных дополнительных работ, в то время как вопросы о действительности (недействительности) спорных дополнительных соглашений об изменении твердой цены контракта не имеют самостоятельного правового значения для рассмотрения спора по дополнительным работам по делу N А60-38579/2016.
Таким образом, удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из совокупности установленных по делу обстоятельств и доказанности материалами дела заявленных требований, а также из отсутствия доказательств иного (ст. 9, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Судами правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, верно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.
Все доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. При этом заявитель фактически ссылается не на незаконность обжалуемых судебных актов, а выражают несогласие с произведенной судами оценкой доказательств, просит еще раз пересмотреть данное дело по существу и переоценить имеющиеся в деле доказательства. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.
С учетом изложенного, обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 09.08.2016 по делу N А60-22107/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Строительная компания "Ген Стройурал" - без удовлетворения.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Строительная компания "Ген Стройурал" в доход федерального бюджета 3000 (три тысячи) рублей государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Ю.А.ОДЕНЦОВА

Судьи Н.А.АРТЕМЬЕВА Е.Н.СЕРДИТОВА