Правосудие

Требование: О признании недействительными пунктов предписания надзорного органа

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2017 по делу N А39-4334/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 23.01.2017.
Постановление в полном объеме изготовлено 27.01.2017.
Первый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Захаровой Т.А.,
судей Смирновой И.А., Урлекова В.Н.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лазаревой И.В.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Мордовия
на решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 11.11.2016 по делу N А39-4334/2016,
принятое судьей Александровым С.В.
по заявлению автономного учреждения Республики Мордовия "Спортивный комплекс "Мордовия" о признании недействительными в части предписания Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Мордовия от 14.04.2016 N 144/1/1,
без участия лиц,
и

установил:

автономное учреждение Республики Мордовия "Спортивный комплекс "Мордовия" (далее - АУ "Спортивный комплекс "Мордовия", Учреждение, спортивный комплекс) обратилось в Арбитражный суд Республики Мордовия с заявлением о признании недействительными пунктов 1, 2, 6, 7, 13, 17 предписания Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Мордовия (далее - Управление, ГУ МЧС по Республике Мордовия, надзорный орган) от 14.04.2016 N 144/1/1.
Решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 11.11.2016 заявленные требования удовлетворены, предписание ГУ МЧС по Республике Мордовия от 14.04.2016 N 144/1/1 в части пунктов 1, 2, 6, 7, 13, 17 признано недействительным.
Не согласившись с принятым судебным актом, Управление обратилось в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять новый судебный акт.
В обоснование апелляционной жалобы заявитель указывает на неправильное применение судом норм материального права, а также несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.
Надзорный орган считает, что у него имелись все основания для выдачи оспариваемого предписания, которым на заявителя не возлагается какая-либо незаконная обязанность. Кроме того, Управление обращает внимание на то, что за аналогичные нарушения заявитель был привлечен к административной ответственности, законность которого подтверждена судебными актами судов общей юрисдикции. Также надзорный орган полагает, что, исходя из объекта посягательства и объективной стороны вмененных учреждению нарушений требований пожарной безопасности, настоящий спор также подведомственен суду общей юрисдикции.
АУ "Спортивный комплекс "Мордовия" в отзыве на апелляционную жалобу указывает на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта, просит оставить его без изменения; ходатайствует о рассмотрении жалобы в отсутствие своих представителей.
Управление о дате, времени и месте судебного заседания, извещено надлежащим образом, в том числе публично путем размещения информации на сайте Первого арбитражного апелляционного суда, представителя в судебное заседание не направило.
В соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие неявившихся представителей лиц, участвующих в деле, по имеющимся в материалах дела доказательствам.
Законность принятого судебного акта, правильность применения норм материального и процессуального права проверены Первым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 257 - 262, 266 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Установлено по делу, что в период с 06.04.2016 по 14.04.2016 на основании распоряжения руководителя от 05.04.2016 N 144 уполномоченные должностные лица ГУ МЧС по Республике Мордовия провели проверку в отношении АУ "Спортивный комплекс "Мордовия" на предмет соблюдения последним требований пожарной безопасности.
Результаты проверки зафиксированы в акте от 14.04.2016.
По окончании проверки надзорный орган выдал Учреждению предписание от 14.04.2016 N 144/1/1, которым обязал в срок до 17.10.2016 устранить выявленные нарушения (23 пункта), в том числе:
- пункт 1. Здание спортивного комплекса "Мордовия" не оснащено системой оповещения и управления эвакуацией людей (СОУЭ) при пожаре 4-го типа: отсутствуют эвакуационные знаки пожарной безопасности (световые), указывающие направление движения людей (фактически СОУЭ - 3-го типа);
- пункт 2. В коридорах речевые оповещатели системы оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре установлены вплотную к потолку;
- пункт 6. Отсутствует система вытяжной противодымной вентиляции для удаления продуктов горения из коридоров здания;
- пункт 7. Из вестибюля первого этажа (у главного входа в здание) выполнена лестница 2-го типа, соединяющая 1-й и 2-й этажи здания. При этом помещение, в котором расположена эта лестница, не отделено от примыкающих к нему коридоров и других помещений противопожарными перегородками не ниже 1-типа с соответствующим заполнением проемов в них;
- пункт 13. В помещении кафе, расположенного на 1-м этаже здания, рассчитанном на одновременное пребывание более 50 человек, отсутствует второй эвакуационный выход;
- пункт 17. Запоры на дверях запасных эвакуационных выходов не обеспечивают возможность их свободного открывания изнутри без ключа.
Полагая, что предписание надзорного органа в части пунктов 1, 2, 6, 7, 13, 17 не соответствует действующему законодательству и нарушает его права и законные интересы в сфере экономической деятельности, спортивный комплекс обратился в арбитражный суд с заявлением о признании их недействительными.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался статьями 65, 71, 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности", Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности", СП 3.13130.2009 и исходил из того, что надзорный орган не доказал законность и обоснованность предписания в оспариваемой части.
Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены или изменения судебного акта ввиду следующего.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основании своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.
В силу части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Таким образом, для признания ненормативного правового акта, решения, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными суд должен установить наличие совокупности двух условий:
- несоответствие ненормативного правового акта, решения, действия (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц закону или иному нормативному правовому акту;
- нарушение ненормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.04.2012 N 290 "О федеральном государственном пожарном надзоре" утверждено Положение о федеральном государственном пожарном надзоре, согласно которому органы государственного пожарного надзора осуществляют деятельность, направленную на предупреждение, выявление и пресечение нарушений организациями и гражданами требований, установленных законодательством Российской Федерации о пожарной безопасности, посредством организации и проведения в установленном порядке проверок деятельности организаций и граждан, состояния используемых (эксплуатируемых) ими объектов защиты, а также на систематическое наблюдение за исполнением требований пожарной безопасности, анализ и прогнозирование состояния исполнения указанных требований при осуществлении организациями и гражданами своей деятельности.
Отношения в области организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля и защиты прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля регулирует Федеральный закон от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (далее - Федеральный закон N 294-ФЗ).
В силу статьи 17 Федерального закона N 294-ФЗ в случае выявления при проведении проверки нарушений юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований или требований, установленных муниципальными правовыми актами, должностные лица органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля, проводившие проверку, в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны:
1) выдать предписание юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю об устранении выявленных нарушений с указанием сроков их устранения;
2) принять меры по контролю за устранением выявленных нарушений, их предупреждению, предотвращению возможного причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, обеспечению безопасности государства, предупреждению возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также меры по привлечению лиц, допустивших выявленные нарушения, к ответственности.
Федеральный закон от 21.12.1994 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" (далее - Закон о пожарной безопасности) определяет общие правовые, экономические и социальные основы обеспечения пожарной безопасности в Российской Федерации, регулирует в этой области отношения между органами государственной власти, органами местного самоуправления, учреждениями, организациями, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, иными юридическими лицами независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, а также между общественными объединениями, индивидуальными предпринимателями, должностными лицами, гражданами Российской Федерации, иностранными гражданами, лицами без гражданства. Обеспечение пожарной безопасности является одной из важнейших функций государства.
По смыслу статьи 6 Закона о пожарной безопасности органами государственного пожарного надзора являются, в том числе, структурные подразделения территориальных органов управления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области пожарной безопасности, созданные для организации и осуществления федерального государственного пожарного надзора на территориях субъектов Российской Федерации.
Аналогичное правило закреплено и подпунктом в пункта 2 Положения о федеральном государственном пожарном надзоре, в силу которого к органам государственного пожарного надзора относятся структурные подразделения территориальных органов Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий - органов, специально уполномоченных решать задачи гражданской обороны и задачи по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций по субъектам Российской Федерации, в сферу ведения которых входят вопросы организации и осуществления государственного пожарного надзора, и их территориальные отделы (отделения, инспекции).
Также в соответствии со статьей 6 Закона о пожарной безопасности должностные лица органов пожарного надзора при осуществлении надзорной деятельности имеют право, в том числе, беспрепятственно по предъявлении служебного удостоверения и копии приказа (распоряжения) руководителя (заместителя руководителя) органа государственного пожарного надзора о назначении проверки посещать территорию и объекты защиты и проводить их обследования, а также проводить исследования, испытания, экспертизы, расследования и другие мероприятия по контролю; выдавать организациям и гражданам предписания об устранении выявленных нарушений требований пожарной безопасности.
В соответствии со статьей 20 Закона о пожарной безопасности нормативное правовое регулирование в области пожарной безопасности представляет собой принятие органами государственной власти нормативных правовых актов, направленных на регулирование общественных отношений, связанных с обеспечением пожарной безопасности. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, устанавливающие требования пожарной безопасности, разрабатываются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Субъекты Российской Федерации вправе разрабатывать и утверждать в пределах своей компетенции нормативные правовые акты по пожарной безопасности, не противоречащие требованиям пожарной безопасности, установленным нормативными правовыми актами Российской Федерации. Техническое регулирование в области пожарной безопасности осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о техническом регулировании в области пожарной безопасности.
В силу статьи 38 Закона о пожарной безопасности ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества; руководители федеральных органов исполнительной власти; руководители органов местного самоуправления; лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, в том числе руководители организаций; лица, в установленном порядке назначенные ответственными за обеспечение пожарной безопасности; должностные лица в пределах их компетенции.
Обязанность организаций по соблюдению требований пожарной безопасности установлена статьей 37 Закона о пожарной безопасности.
Согласно пункту 1 части 1 статьи 42 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" (далее - Федеральный закон N 123-ФЗ) требования к обеспечению пожарной безопасности здания или сооружения, введенного в эксплуатацию до вступления в силу таких требований, а также к связанным с такими зданиями и сооружениями процессам проектирования (включая изыскания), строительства, монтажа, наладки, эксплуатации и утилизации (сноса), установленные данным Законом, не применяются вплоть до реконструкции или капитального ремонта здания или сооружения.
Положения Федерального закона N 123-ФЗ определяют основные положения технического регулирования в области пожарной безопасности и устанавливает общие требования пожарной безопасности к объектам защиты (продукции), в том числе к зданиям и сооружениям, промышленным объектам, пожарно-технической продукции и продукции общего назначения.
В соответствии с частью 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ в случае, если положениями данного Закона (за исключением положений статьи 64, части 1 статьи 82, части 7 статьи 83, части 12 статьи 84, частей 1.1 и 1.2 статьи 97) устанавливаются более высокие требования пожарной безопасности, чем требования, действовавшие до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, в отношении объектов защиты, которые были введены в эксплуатацию либо проектная документация на которые была направлена на экспертизу до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, применяются ранее действовавшие требования. При этом в отношении объектов защиты, на которых были проведены капитальный ремонт, реконструкция или техническое перевооружение, требования настоящего Федерального закона применяются в части, соответствующей объему работ по капитальному ремонту, реконструкции или техническому перевооружению.
Суд первой инстанции установил, что здание АУ "Спортивный комплекс "Мордовия" введено в эксплуатацию на основании акта приемки от 14.06.2006 в соответствии с действовавшими на тот период времени требованиями законодательства и нормативными документами, в том числе и в области пожарной безопасности. Строительство осуществлялось по проектной документации, получившей положительное заключение государственной экспертизы с проведением архитектурно-строительного надзора.
Функциональное назначение здания спортивного комплекса с момента ввода его в эксплуатацию (2006 год) не изменилось, капитальный ремонт, реконструкция или техническое перевооружение не производились.
Пункт 1 оспариваемого предписания надзорного органа подлежит признанию недействительным по следующим основаниям:
В соответствии с таблицей 1 раздела 6 "Классификация систем оповещения и управления эвакуацией людей при пожарах в зданиях" Свода правил СП 3.13130.2009 "Системы противопожарной защиты. Система оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре. Требования пожарной безопасности", способы оповещения:
- звуковой (сирена, тонированный сигнал и др.); речевой (передача специальных текстов); световой:
а) световые мигающие оповещатели;
б) световые оповещатели "Выход";
в) эвакуационные знаки пожарной безопасности, указывающие направление движения;
г) световые оповещатели, указывающие направление движения людей, с изменяющимся смысловым значением.
Согласно указанной таблице для СОУЭ 4-го типа требуются эвакуационные знаки пожарной безопасности, указывающие направление движения.
В соответствии с таблицей 1 норм пожарной безопасности "Системы оповещения и управления эвакуацией людей при пожарах в зданиях и сооружениях" (НПБ 104-03), для СОУЭ 4-го типа требуются статические указатели направления движения.
В силу главы 2 НПБ 104-03 "Статический указатель - эвакуационный знак пожарной безопасности с постоянным смысловым значением".
В соответствии с примечанием 4 таблицы 1 СП 3.13130.2009 выбор типа эвакуационных знаков пожарной безопасности, указывающих направление движения людей при пожаре (фотолюминесцентные знаки пожарной безопасности, световые пожарные оповещатели, другие эвакуационные знаки пожарной безопасности), осуществляется организацией-проектировщиком.
При этом СП 3.13130.2009 устанавливает более высокие требования пожарной безопасности, чем требования НПБ 104-03, которые для СОУЭ 4-го типа предписывают установление статических указателей направления движения.
ГОСТ Р 12.4.026-2001 не содержит понятия "эвакуационный знак пожарной безопасности (световой)", следовательно, пункт 1 оспариваемого предписания содержит неверное указание на отсутствие эвакуационных знаков пожарной безопасности (световых), поскольку таковых знаков не существует.
Исполнимость предписания является важным требованием к данному виду ненормативного акта и одним из элементов законности предписания, поскольку предписание исходит от государственного органа, обладающего властными полномочиями, носит обязательный характер и для его исполнения устанавливается определенный срок, за нарушение которого наступает административная ответственность, предусмотренная статьей 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Таким образом, предписание должностного лица, содержащее законные требования, должно быть реально исполнимо и содержать конкретные указания, четкие формулировки относительно конкретных действий, которые необходимо совершить исполнителю, и которые должны быть направлены на прекращение и устранение выявленного нарушения.
Формулировка пункта 1 предписания ГУ МЧС по Республике Мордовия от 14.04.2016 N 144/1/1 не соответствует принципам правовой определенности и исполнимости предписаний контролирующего органа, в нем неверно указано на отсутствие эвакуационных знаков пожарной безопасности (световых), поскольку таковых знаков не существует.
Неисполнимость предписания уполномоченного органа является самостоятельным основанием для признания его недействительным.
Пункт 2 оспариваемого предписания подлежит признанию недействительным в силу следующего:
согласно пункту 4.4 СП 3.13130.2009 настенные звуковые и речевые оповещатели должны располагаться таким образом, чтобы их верхняя часть была на расстоянии не менее 2,3 м от уровня пола, но расстояние от потолка до верхней части оповещателя должно быть не менее 150 мм.
В ходе рассмотрения настоящего дела суд первой инстанции установил, что спортивный комплекс на объекте использует не настенные звуковые и речевые оповещатели, а всепогодные широкополосные рупорные громкоговорители "INTER-M СН-510", установленные в соответствии с технической документацией на изделие.
Положения СП 3.13130.2009 предусматривают к громкоговорителям только одно требование, согласно которому их установка в защищаемых помещениях должна исключать концентрацию и неравномерное распределение отраженного звука (пункт 4.7).
При этих обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал недействительным пункт 2 оспариваемого предписания.
Пункт 6 оспариваемого предписания надзорного органа подлежит признанию недействительным по следующим основаниям:
в силу части 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ подпункт "в" пункта 7.2 СП 7.13130.2013 подлежит соблюдению применительно к зданию, введенному в эксплуатацию до введения в действие указанного Свода правил лишь в случае осуществления реконструкции или капитального ремонта указанного здания, а не в ходе его текущей эксплуатации, следовательно, со стороны Учреждения, эксплуатирующего здание, введенное в эксплуатацию в 2006 году (до введения в действие СП 7.13130.2013) отсутствует нарушение норм действующего законодательства.
В соответствии с подпунктом "в" пункта 8.2 СНиП 41-01-2003 "Отопление, вентиляция и кондиционирование", принятых постановлением Госстроя Российской Федерации от 26.06.2003 N 115, системы вытяжной противодымной вентиляции для удаления продуктов горения при пожаре следует предусматривать: из коридоров длиной более 15 м без естественного освещения для производственных и складских зданий категорий А, Б, В1 - В2 с числом этажей два и более, а также для производственных зданий категории В3, общественных и многофункциональных зданий с числом этажей шесть и более.
Поскольку в данном случае установлено, что здание спортивного комплекса составляет менее 6-ти этажей, осуществление дымоудаления из его коридоров не требуется.
Арбитражный суд первой инстанции правомерно не поддержал позицию Управления в отношении пункта 7 оспариваемого предписания с учетом следующего.
В оспариваемом предписании имеются ссылки на:
- пункт 6 СП 2.13130.2012 "Системы противопожарной защиты. Обеспечение огнестойкости объектов защиты", в соответствии с которым выбор размеров зданий и пожарных отсеков следует производить в зависимости от степени их огнестойкости, класса конструктивной и функциональной пожарной опасности и пожарной опасности происходящих в них технологических процессов, в соответствии с требованиями нормативных документов по пожарной безопасности;
- пункт 4.19 СП 4.13130.2013 "Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям", согласно которому в зданиях I, II (I, II, III для зданий класса Ф2) степеней огнестойкости класса С0 лестницы из вестибюля, размещенного в цокольном или первом этаже, до вышележащего этажа, допускается предусматривать открытыми 2-го типа, при этом вестибюль должен быть отделен от коридоров и смежных помещений противопожарными перегородками не ниже 1-го типа. В зданиях классов Ф3.1 и Ф3.2 лестница из цокольного или первого до вышележащего этажа может быть открытой и при отсутствии вестибюля.
В зданиях I и II степеней огнестойкости и конструктивной пожарной опасности С0, высотой не более 28 м, классов функциональной пожарной опасности Ф1.2, Ф2, Ф3 и Ф4 допускается применять лестницы 2-го типа, соединяющие более двух надземных этажей, при этом помещение, в котором расположена лестница 2-го типа, на всех этажах должно отделяться от примыкающих к нему коридоров и других помещений противопожарными перегородками не ниже 1-го типа. При этом помещение, в котором расположена лестница 2-го типа, противопожарными перегородками допускается не отделять в одном из указанных случаев: при устройстве автоматического пожаротушения во всем здании; в зданиях высотой не более 9 м с площадью этажа не более 300 кв. м.
При отсутствии в зданиях противопожарных перегородок, отделяющих помещение с лестницей 2-го типа от примыкающих к нему помещений и коридоров на этажах, суммарная площадь таких этажей не должна превышать допустимой площади этажа в пределах пожарного отсека по СП 4.13130.2012.
Исходя из положений части 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что пункт 6 СП 2.13130.2012 и пункт 4.19 СП 4.13130.2013, содержащие требования не режимно-эксплуатационного, а объемно-планировочного характера, подлежат соблюдению применительно к зданию, введенному в эксплуатацию до введения в действие данных Сводов правил, лишь в случае осуществления реконструкции или капитального ремонта указанного здания, а не в ходе его текущей эксплуатации.
Таким образом, со стороны Учреждения отсутствует нарушение норм действующего законодательства.
Кроме того, материалами дела подтверждается, что конструктивное исполнение входной группы соответствует проектной документации на здание.
Рассмотрев пункт 13 оспариваемого предписания, согласно которому в помещении кафе, расположенного на 1-м этаже здания, рассчитанном на одновременное пребывание более 50 человек, отсутствует второй эвакуационный выход, суд первой инстанции обоснованно признал его недействительным в силу следующего.
Предписание надзорного органа от 14.04.2016 N 144/1/1 содержит ссылку на пункт 4.2.1 СП 1.13130.2009 "Системы противопожарной защиты. Эвакуационные пути и выходы", согласно которому не менее двух эвакуационных выходов должны иметь помещения, предназначенные для одновременного пребывания более 50 чел.
Исходя из положений части 4 статьи 4 Федерального закона N 123-ФЗ, арбитражный суд пришел к верному заключению о том, что пункт 4.2.1 СП 1.13130.2009, нарушение которого вменяется Учреждению, подлежит соблюдению применительно к зданию, введенному в эксплуатацию до введения в действие данного Свода правил лишь в случае осуществления реконструкции или капитального ремонта указанного здания, а не в ходе его текущей эксплуатации.
СНиП 2.08.02-89* "Общественные здания и сооружения", утвержденные постановлением Госстроя СССР от 16.05.1989 N 78 (действовавшие до 31.12.2009), предусматривали, что при расчете эвакуационных выходов в зданиях предприятий розничной торговли и общественного питания допускается учитывать служебные лестничные клетки и выходы из здания, связанные с залом непосредственно или прямым проходом (коридором) при условии, что расстояние от наиболее удаленной точки торгового зала до ближайшей служебной лестницы или выхода из здания не более указанного в табл. 8. По таблице 8 расстояние до эвакуационного выхода не более 65 м.
Представленными Учреждением в материалы дела проектом, планом-схемой 1-го этажа здания спортивного комплекса и фототаблицами подтверждается, что кафе таким вторым выходом обеспечено, следовательно, со стороны Учреждения отсутствует нарушение норм действующего законодательства.
Арбитражный суд правомерно признал недействительным и пункт 17 оспариваемого предписания по следующим основаниям.
В оспариваемом предписании надзорный орган сослался на пункт 35 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 N 390, в силу которых запоры на дверях эвакуационных выходов должны обеспечивать возможность их свободного открывания изнутри без ключа.
Однако формулировка пункта 17 оспариваемого предписания не соответствует принципам правовой определенности и исполнимости предписаний контролирующего органа, поскольку в нормативных документах по пожарной безопасности отсутствует понятие "запасной эвакуационный выход".
Предписание надзорного органа не содержит, какие конкретно выходы из здания спортивного комплекса считаются "запасными эвакуационными выходами".
В свою очередь, Арбитражный суд Республики Мордовия верно указал, что неисполнимость (неопределенность) предписания уполномоченного органа является самостоятельным основанием для признания его недействительным.
Повторно исследовав обстоятельства, имеющие значение для дела, оценив представленные в материалы дела доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, применив нормы материального и процессуального права, Арбитражный суд Республики Мордовия пришел к верному заключению о том, что оспариваемое предписание в части пунктов 1, 2, 6, 7, 13 и 17 принято уполномоченным органом, однако не соответствует Федеральному закону N 294-ФЗ, Техническому регламенту, Закону о пожарной безопасности, Федеральному закону N 123-ФЗ, иным нормативным правовым актам и нарушает права и законные интересы учреждения в сфере экономической деятельности, что в силу части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации влечет удовлетворение требований.
Арбитражный суд Республики Мордовия правомерно удовлетворил заявленные Учреждением требования.
Предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания к отмене решения арбитражного суда первой инстанции отсутствуют.
При этом судом не допущено нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта.
Апелляционная жалоба надзорного органа по приведенным доводам не подлежит удовлетворению как основанная на неверном толковании норм действующего законодательства.
Основания для прекращения производства по делу ввиду неподведомственности спора арбитражному суду в данном случае отсутствуют, поскольку в силу прямого указания статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц.
Ссылка надзорного органа на выводы судебных актов судов общей юрисдикции по делу об административном правонарушении в отношении заявителя отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку по смыслу части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации только вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
Спор по обстоятельствам проведенной проверки и содержанию вмененных Учреждению нарушений в данном случае отсутствует.
Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции.
По результатам рассмотрения апелляционной жалобы Первый арбитражный апелляционный суд приходит к выводу о том, что решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 11.11.2016 по делу N А39-4334/2016 на основании пункта 1 части 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения.
В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации надзорный орган освобожден от уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражный суд.
Руководствуясь статьями 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Мордовия 11.11.2016 по делу N А39-4334/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Мордовия - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

Председательствующий судья Т.А.ЗАХАРОВА

Судьи И.А.СМИРНОВА В.Н.УРЛЕКОВ