Правосудие

Требование: О взыскании неосновательного обогащения в виде фактически полученных услуг по передаче электрической энергии

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.01.2017 по делу N А33-7148/2016

Резолютивная часть постановления объявлена "24" января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен "31" января 2017 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего - Парфентьевой О.Ю.,
судей: Белан Н.Н., Хабибулиной Ю.В.,
секретаря судебного заседания Лизан Т.Е.,
при участии:
от ответчика - публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Сибири": Савченко О.Ю., представителя по доверенности от 22.12.2015 N 00/448,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Сибири"
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "07" ноября 2016 года по делу N А33-7148/2016, принятое судьей Блиновой Л.Д.,

установил:

муниципальное унитарное предприятие Шушенского района "Тепловые и электрические сети" (ИНН 2442000890, ОГРН 1022401128683, п. Шушенское Красноярского края, далее - истец, МУП ШТЭС) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к публичному акционерному обществу "Межрегиональная распределительная сетевая компания Сибири" (ИНН 2460069527, ОГРН 1052460054327, г. Красноярск, далее - ответчик, ПАО "МРСК Сибири") о взыскании 416 324,89 руб. неосновательного обогащения в связи с оказанием услуг по передаче электрической энергии в августе 2015 года.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: на стороне ответчика - открытое акционерное общество "Тываэнерго", на стороне истца - публичное акционерное общество "Красноярскэнергосбыт" (далее - третьи лица).
Решением суда от 07.11.2016 иск удовлетворен.
Не согласившись с данным судебным актом, ответчик обратился с апелляционной жалобой в Третий арбитражный апелляционный суд, в которой просил решение отменить, принять новый судебный акт.
В апелляционной жалобе заявитель указал, что поскольку на основании договора аренды имущества от 26.06.2013 N 04.2400.5723.13, заключенного между ПАО "МРСК Сибири" и ОАО "Тываэнерго", по акту передачи имущества от 01.07.2013 объекты электросетевого хозяйства ПАО "МРСК Сибири" перешли во временное владение ОАО "Тываэнерго". С момента передачи объектов взаимоотношения по передаче электроэнергии должны строится между ОАО "Тываэнерго" и МУП ШТЭС. С указанного момента ПАО "МРСК Сибири" утратило статус смежной сетевой организации по отношению к истцу и не являлось получателем услуги в спорный период и не является, в связи с чем акты оказанных услуг возвращались истцу не подписанными.
По указанной причине, по мнению ответчика, возложение на него обязанности по оплате услуг по передаче электрической энергии по сетям истца не соответствует положениям пункта 34 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее также - Правила N 861), и является неправомерным. При этом ответчик указал на необоснованность выводов судов о наличии опосредованного присоединения его сетей к сетям истца через сети ОАО "Тываэнерго" и, как следствие, на неправомерное применение судами положений пунктов 5 и 6 Правил N 861.
Заявитель также считает, что отсутствие тарифа для взаиморасчетов между МУП "ШТЭС" и ОАО "Тываэнерго" указывает на отсутствие статуса сетевой компании не у ОАО "Тываэнерго", а у МУП "ШТЭС", как лица обеспечивающего беспрепятственный переток электрической энергии по принадлежащим ему сетям до точек поставки с ОАО "Тываэнерго" и не имеющего возможность получить плату за оказанные услуги.
В свою очередь, наличие тарифа в спорный период между ОАО "Тываэнерго" и ПАО "МРСК Сибири" указывает на наличие статуса сетевой компании у ОАО "Тываэнерго", как лица, оказывающего услуги по передаче электрической энергии по принадлежащим ему сетям до точек поставки с ПАО "МРСК Сибири" и имеющего возможность получить плату за оказанные услуги.
Индивидуальный же тариф, установленный для взаиморасчетов пары сетевых организаций ПАО "МРСК Сибири" и МУП "ШТЭС" действует только в части расчетов по точкам поставки, где имеется непосредственная передача электроэнергии из сетей МУП "ШТЭС" в сети ПАО "МРСК Сибири".
Определением Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.12.2016 апелляционная жалоба принята к производству, рассмотрение жалобы назначено на 24.01.2017.
В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.
Истец и третьи лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в соответствии с требованиями статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (путем направления копии определения о принятии апелляционной жалобы к производству, а также путем размещения публичного извещения о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы на официальном сайте Третьего арбитражного апелляционного суда: http://3aas.arbitr.ru/, а также в общедоступной автоматизированной системе "Картотека арбитражных дел" (http://kad.arbitr.ru) в сети "Интернет") отзывы на апелляционную жалобу в материалы дела не представили, явку полномочных представителей в судебное заседание не обеспечили.
В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная жалоба рассматривается в отсутствие представителей истца и третьих лиц.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Повторно рассмотрев материалы дела, проверив в порядке статей 266, 268, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, исследовав доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы в силу следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судом, 23.01.2015 между Комитетом по управлению муниципальным имуществом администрации Шушенского района (собственник) и МУП ШТЭС (предприятие) заключен договор N 01 о закреплении и использовании муниципального имущества на праве хозяйственного ведения за МУП ШТЭС, согласно которому собственник передает в хозяйственное ведение предприятию имущество, указанное в передаточном акте (являющемся неотъемлемой частью договора) (пункт 1.1 договора).
Согласно приложению N 2 к договору от 23.01.2015 истцу на праве хозяйственного ведения переданы, в том числе, ВЛ-10 квт фидер РП 2-13 (ЗАС-50) АСК Тесь, Воздушная ЛЭП 10 квт фидер 31-19 ж/б опоры.
Между МУП ШТЭС (заказчик) и ПАО "МРСК Сибири" (исполнитель) 25.12.2009 заключен договор N 18.24.0915.09 оказания услуг по передаче электрической энергии, в соответствии с которым исполнитель обязуется оказывать услуги по передаче электроэнергии путем осуществления комплекса организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электроэнергии через электрические сети, принадлежащие исполнителю на праве собственности и (или) ином законном основании, а заказчик обязуется оплачивать услуги по передаче электроэнергии в порядке и сроки, установленные договором (пункт 2.1 договора).
Согласно пункту 4.1 договора ежемесячно в порядке, определенном приложением N 4 "Регламент об информационном обмене, порядке расчета и согласования объемов перетоков электрической энергии" к договору стороны определяют объемы передаваемой по договору электроэнергии.
В силу пункта 6.1 договора расчетным периодом для оплаты услуг по передаче электроэнергии, оказываемых исполнителем, является один календарный месяц (пункт 6.1 договора).
В соответствии с пунктом 6.2 договора исполнитель в срок не позднее 7 числа месяца, следующего за расчетным периодом, представляет заказчику акты об оказании услуг по передаче электроэнергии за расчетный период и счета-фактуры в соответствии с приложениями N 3, N 5 по форме согласно приложениям N 6-1, N 6-2.
Порядок расчета стоимости оказанных услуг согласован в пункте 6.3 договора.
Согласно пункту 6.4 договора заказчик обязан в течение 3 рабочих дней с момента получения от исполнителя документов, указанных в пункте 6.2 договора, рассмотреть их и при отсутствии претензий подписать представленные акты.
На основании пункта 6.5 договора при возникновении у заказчика обоснованных претензий к объему и (или) качеству оказанных услуг, последний обязан сделать соответствующую отметку в актах, указать отдельно в актах неоспариваемую и оспариваемую части оказанных услуг, подписать акты в неоспариваемой части, и в течение 3 рабочих дней, с момента получения актов об оказании услуг, предоставить исполнителю претензию по объему и (или) качеству оказанных услуг, с приложением протокола разногласий к актам и доказательной базы по каждой позиции указанных разногласий. Неоспариваемая часть оказанных услуг подлежит оплате в сроки согласно условиям договора.
В силу пункта 6.10 договора окончательный расчет производится согласно выставленного акта об оказании услуг по передаче электрической энергии, на основании выставленных исполнителем счетов-фактур и сводного акта учета перетоков, до 10 числа месяца, следующего за расчетным периодом, но не ранее чем через один рабочий день после получения заказчиком от исполнителя актов оказания услуг и счетов-фактур за расчетный период.
В приложении N 1 к договору согласован перечень точек поставки (приема) и средств измерения электрической энергии в сеть заказчика; в приложении N 2 - величина максимальной разрешенной мощности энергопринимающего устройства заказчика, присоединенного к электрической сети, с распределением указанной величины по каждой точке присоединения к электрической сети, в отношении которой было осуществлено технологическое присоединение в установленном законодательством Российской Федерации порядке.
Как следует из однолинейной схемы балансовой принадлежности от точки поставки Ф.31-19-10 кВ в ЗТП 645 10, 0,4 кВ происходит переток электрической энергии из сетей МУП ШТЭС в сети ПАО "МРСК Сибири".
Приказом Региональной энергетической комиссией Красноярского края от 19.12.2013 N 445-п в редакции приказа от 30.06.2015 N 85-п, установлены тариф и порядок расчета между смежными сетевыми организациями.
В разделе 1 п./п 29 приказа N 85-п Региональной энергетической комиссией Красноярского края установлены индивидуальные тарифы на услуги по передаче электрической энергии для сетевых организаций МУП ШТЭС и ПАО "МРСК Сибири".
Письмом от 21.05.2013 ПАО "МРСК Сибири" уведомило МУП ШТЭС о выборе с 01.04.2013 одноставочного тарифа для расчета за услуги по передаче электрической энергии, оказываемой ПАО "МРСК Сибири" - "Красноярскэнерго".
В августе 2015 года по договору оказания услуг по передаче электрической энергии от 25.12.2009 N 18.24.0915.09 представителями МУП ШТЭС и ПАО "МРСК Сибири" - "Красноярскэнерго" производилось снятие показаний приборов учета по точкам присоединения, и составлен акт показаний приборов учета, установленных на границе балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности, где под порядковым номером 22 отражен, в том числе, прием ПАО "МРСК Сибири" - "Красноярскэнерго" электроэнергии из сетей МУП ШТЭС.
Согласно расчету истца объем оказанной услуги составляет 18,717 МВтч, стоимость составляет 416324,89 руб. По мнению истца, данный факт подтверждается представленными в дело показаниями приборов учета по МУП ШТЭС; сводным актом учета перетоков за август 2015 года; актом об оказании услуг по передаче электрической энергии от 30.08.2015 N 8; фактическим балансом электрической энергии по сети МУП ШТЭС.
Письмом от 14.09.2015 N 854 МУП ШТЭС направило в адрес ПАО "МРСК Сибири" акт об оказании услуг от 31.08.2015 N 8 за август 2015 года.
Письмом от 24.09.2015 N 1.3/03/19087-исх ПАО "МРСК Сибири" возвратило истцу акт об оказании услуг по передаче электрической энергии за август 2015 года без подписания, ссылаясь на отсутствие заключенного договора МУП ШТЭС и ПАО "МРСК Сибири" - "Красноярскэнерго", где МУП ШТЭС является получателем платы.
Объем оказанных услуг (электрической энергии, поступившей из сетей МУП ШТЭС в сеть ПАО "МРСК Сибири") определен истцом по приборам учета.
Расчет стоимости оказанных услуг определен истцом с применением тарифа, установленного приказом Региональной энергетической комиссии Красноярского края от 19.12.2013 N 445-п в редакции приказа от 30.06.2015 N 85-п.
Ссылаясь на то, что отсутствие договора не освобождает ответчика от оплаты фактически полученных услуг по передаче электрической энергии, истец считает, что у ПАО "МРСК Сибири" возникло неосновательное обогащение за счет средств МУП ШТЭС в размере 416 324,89 руб.
Неосновательное обогащение в размере 416 324,89 руб. ответчиком истцу не возвращено, что послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", пунктами 4, 5, 6, и 41 Правил N 861 правомерно исходил из доказанности факта возникновения неосновательного обогащения на стороне ответчика за счет истца.
Под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества за счет средств потерпевшего без установленных законом, иными нормативными актами или сделкой оснований.
Так, согласно пункту 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.
Таким образом, содержанием обязательств вследствие неосновательного обогащения являются право потерпевшего требовать возврата неосновательного обогащения от обогатившегося и обязанность последнего возвратить неосновательно полученное (сбереженное) потерпевшему.
С учетом изложенного неосновательное обогащение может иметь место при наличии двух условий одновременно:
- приобретения или сбережения одним лицом (приобретателем) имущества за счет другого лица (потерпевшего), что подразумевает увеличение (при приобретении) или сохранение в прежнем размере (сбережение) имущества на одной стороне, явившееся следствием соответствующего его уменьшения или неполучения на другой стороне;
- данное приобретение (сбережение) имущества (денег) произошло у одного лица за счет другого при отсутствии оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами либо на основании сделки.
При этом основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п.
Согласно статье 26 Федерального закона Российской Федерации от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется на основе договора возмездного оказания услуг. Договор оказания этих услуг является публичным.
В силу статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
На основании статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.
Согласно пункту 34 Правил N 861 по договору между смежными сетевыми организациями одна сторона договора обязуется предоставлять другой стороне услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих ей на праве собственности или на ином законном основании объектов электросетевого хозяйства, а другая сторона обязуется оплачивать эти услуги и (или) осуществлять встречное предоставление услуг по передаче электрической энергии.
При исполнении договора между территориальными сетевыми организациями, обслуживающими потребителей, расположенных на территории одного субъекта Российской Федерации, сторонами договора осуществляется взаимное предоставление услуг по передаче электрической энергии, при этом потребителями услуг являются обе стороны (подпункт "г" пункта 41 Правил N 861).
Таким образом, для целей оказания услуг по передаче электрической энергии сетевые организации рассматриваются в качестве потребителей таких услуг.
В силу пункта 4 Правил N 861 потребителями услуг по передаче электрической энергии являются лица, владеющие на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающими устройствами и (или) объектами электроэнергетики, технологически присоединенные в установленном порядке к электрической сети (в том числе опосредованно), субъекты оптового рынка электрической энергии, осуществляющие экспорт (импорт) электрической энергии, а также энергосбытовые организации и гарантирующие поставщики в интересах обслуживаемых ими потребителей электрической энергии. Услуги по передаче электрической энергии предоставляются сетевой организацией на основании договора о возмездном оказании услуг по передаче электрической энергии.
Пунктом 5 Правил N 861 предусмотрено, что в случае, если энергопринимающие устройства потребителя электрической энергии присоединены к электрическим сетям сетевой организации через объекты электросетевого хозяйства лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, которые имеют непосредственное присоединение к сетям сетевых организаций (далее - опосредованное присоединение к электрической сети), такой потребитель заключает договор с той сетевой организацией, к сетям которой присоединены энергетические установки лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, к которым непосредственно присоединено его энергопринимающее устройство.
Согласно пункту 6 Правил N 861 собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату. Указанные собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, вправе оказывать услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства после установления для них тарифа на услуги по передаче электрической энергии. Потребители услуг, опосредованно присоединенные к электрическим сетям, оплачивают услуги по передаче электрической энергии в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов.
Определение опосредованного технологического присоединения имеется только в пункте 5 Правил N 861, в связи с чем на основании пункта 1 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации указанная норма подлежит применению к спорным правоотношениям сторон, поскольку под опосредованным технологическим присоединением понимается присоединение любого потребителя услуг по передаче электрической энергии к электрическим сетям через объекты собственника или владельца электрических сетей, не имеющего права оказывать услуги по передаче электрической энергии.
Согласно пункту 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Как следует из материалов дела, на основании договора от 23.01.2015 N 1 о закреплении и использовании муниципального имущества на праве хозяйственного ведения за МУП ШТЭС истцу переданы, в том числе, ВЛ-10 квт фидер РП 2-13ЗАС-50 АСК Тесь, Воздушная ЛЭП 10 квт фидер 31-19 ж/б опоры.
Материалами дела, в том числе представленными в дело документами: показаниями приборов учета по МУП ШТЭС, сводным актом учета перетоков за август 2015 года, актом об оказании услуг по передаче электрической энергии от 30.08.2015 N 8, фактическим балансом электрической энергии по сети МУП ШТЭС, подтверждается факт и объемы оказанных истцом ответчику услуг по передаче электрической энергии в августе 2015 года.
Согласно расчету истца, объем услуг по передаче электрической энергии в августе 2015 года составил 18,717 МВтч, стоимость составила 416 324,89 руб.
Расчет истца повторно проверен судом апелляционной инстанции и признан верным, поскольку произведен в соответствии с действующим законодательством, с применением обоснованных тарифов.
Поскольку ответчик доказательства оплаты стоимости оказанных в спорный период услуг по передаче электрической энергии в сумме 416 324,89 руб. в материалы дела не представил, суд первой инстанции удовлетворил требование истца о взыскании неосновательного обогащения в заявленном размере.
Принимая во внимание вышеизложенное, анализируя приведенные нормы права, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о правомерности удовлетворения судом первой инстанции требований истца.
Суд пришел к верному выводу о том, что истец не может получать оплату за оказанные услуги от ОАО "Тываэнерго", являющегося арендатором участков сетей, непосредственно присоединенных к объектам электросетевого хозяйства МУП ШТЭС, ввиду отсутствия у ОАО "Тываэнерго" индивидуального тарифа для взаиморасчетов со смежными сетевыми организациями на территории Красноярского края.
Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, по существу дублируют доводы, заявленные в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, которые обоснованно отклонены судом первой инстанции и в дополнительном обосновании не нуждаются.
При этом доводы апеллянта не опровергают выводов суда первой инстанции, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции.
В целом доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств по нему, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.
Судом первой инстанции материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, изложенные в обжалуемом судебном акте выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для безусловной отмены судебного акта, при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не установлено.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина за рассмотрение апелляционной жалобы относится на заявителя.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "07" ноября 2016 года по делу N А33-7148/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий О.Ю.ПАРФЕНТЬЕВА

Судьи Н.Н.БЕЛАН Ю.В.ХАБИБУЛИНА