Правосудие

Требование: О признании недействительным решения антимонопольного органа о признании заявителя нарушившим ст. 16 Закона о защите конкуренции в части заключения антиконкурентных соглашений - договоров на поставку технических средств реабилитации в обход публичных процедур, с нарушением специальных норм Закона о контрактной системе

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.01.2017 по делу N А33-13385/2016

Резолютивная часть постановления объявлена "31" января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен "31" января 2017 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Севастьяновой Е.В.,
судей: Иванцовой О.А., Морозовой Н.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Елистратовой О.М.,
при участии: от заявителя - Крафт Н.А., представителя по доверенности от 22.12.2016,
Казанцева Е.Б., представителя по доверенности от 23.01.2017,
от ответчика - Муковозчик О.С., представителя по доверенности от 09.01.2017,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Государственного учреждения - Красноярское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации (ИНН 2466039624, ОГРН 1022402652469)
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "31" октября 2016 года по делу N А33-13385/2016, принятое судьей Крицкой И.П.,

установил:

Государственное учреждение - Красноярское региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации (ИНН 2466039624, ОГРН 1022402652469, далее - заявитель, учреждение, фонд) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю (ИНН 2466009115, ОГРН 1022402675965, далее - ответчик, антимонопольный орган) о признании недействительным решения от 06.05.2016 N 477-16-15.
Определением от 17.08.2016 к участию в деле, в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: общество с ограниченной ответственностью "Реамед" и Канская межрайонная прокуратура Красноярского края.
Решением Арбитражного суда Красноярского края от "31" октября 2016 года по делу N А33-13385/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с указанным решением, фонд обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, сославшись на следующие обстоятельства:
- фонд осуществил закупку технических средств реабилитации (далее - ТСР) в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 93 Закона N 44-ФЗ, с соблюдением всех ограничений, предусмотренных указанной нормой,
- в оспариваемом решении антимонопольного органа неверно определен статус фонда, установлено, что фонд является муниципальным заказчиком, поставка товара предусмотрена муниципальными контрактами, в тексте решения имеется ссылка на муниципальную нужду, что не соответствует действительности; фонд является специализированным финансово-кредитным учреждением при Правительстве РФ; денежные средства фонда не входят в состав бюджетов соответствующих уровней, других фондов и изъятию не подлежат,
- в решении установлено, что ООО "Реамед" получил доступ к поставке ТСР по максимально возможной цене, однако данный вывод документально не подтвержден, т.к. сравнение цены ТСР в ходе проверки не производилось,
- в решении не доказан факт ограничения конкуренции либо недопущения конкуренции со стороны фонда, действия фонда не привели к нарушению охраняемого законом баланса экономических интересов хозяйствующих субъектов.
Антимонопольный орган представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором выразил несогласие с изложенными в ней доводами.
В судебном заседании представители заявителя изложили доводы апелляционной жалобы. Просят отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт. Представитель антимонопольного органа изложил возражения на апелляционную жалобу. Просит суд оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие, имеющие значение для дела, обстоятельства.
В адрес Красноярского УФАС России поступило обращение Канской межрайонной прокуратуры Красноярского края (вх. N 21051 от 02.11.2015) с просьбой провести проверку на предмет соответствия антимонопольному законодательству действий ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования РФ и ООО "Реамед", связанных с заключением 27 контрактов на поставку технических средств реабилитации (кресел-колясок комнатных и прогулочных) без проведения публичных процедур.
По результатам анализа представленной информации антимонопольным органом установлено, что 18.05.2015 ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования РФ заключило 27 договоров с ООО "Реамед" на поставку кресел-колясок комнатных и прогулочных для взрослых общей стоимостью 2 596 200 рублей.
По данному факту Красноярским УФАС России на основании приказа от 23 декабря 2015 года N 471 возбуждено дело N 477-16-15 в отношении Государственного учреждения - Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования РФ и ООО "Реамед" по признакам нарушения статьи 16 ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции, Закон N 135-ФЗ), в части заключения антиконкурентных соглашений, а именно: договоров от 18.05.2015 на поставку технических средств реабилитации в обход публичных процедур, с нарушением специальных норм законодательства - ФЗ "О контрактной системе", что свидетельствует о создании необоснованных преимущественных условий деятельности ООО "Реамед", ограничении доступа потенциальных участников к участию в торгах, и ограничении конкуренции.
Решением Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю по делу N 477-16-15 от 06.05.2016 Государственное учреждение - Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования РФ и ООО "Реамед" признаны нарушившими абзац 1 и пункт 4 статьи 16 ФЗ "О защите конкуренции", в части заключения антиконкурентных соглашений, а именно: договоров от 18.05.2015 на поставку технических средств реабилитации в обход публичных процедур, с нарушением специальных норм законодательства - ФЗ "О контрактной системе", что создало необоснованные преимущественные условия деятельности ООО "Реамед", ограничило доступ потенциальных участников к участию в торгах, и привело к ограничению, недопущению конкуренции.
Учитывая, что допущенное нарушение является оконченным, договоры исполнены, предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства не выдавалось.
Полагая, что данное решение антимонопольного органа противоречит требованиям нормативных актов и нарушает права учреждения, заявитель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Оценив обстоятельства дела и исследованные по делу доказательства в их совокупности, апелляционный суд пришел к следующим выводам.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений, представить доказательства.
Из содержания статей 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) следует, что для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, суд должен установить наличие одновременно двух условий:
- оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту,
- оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
При этом, исходя из правил распределения бремени доказывания, установленных статьями 65, 198, 200 АПК РФ, обязанность доказывания факта нарушения своих прав и законных интересов возлагается на заявителя.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришел к выводу о том, что оспариваемое решение антимонопольного органа соответствует действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя.
Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции на основании следующего.
Исходя из пунктов 1 и 4 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 331, статьи 22, пункта 1 статьи 39 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое решение вынесено Управлением Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю в пределах представленных полномочий.
Согласно оспариваемому решению антимонопольного органа, стороны указанных договоров признаны нарушившими абзац 1 и пункт 4 статьи 16 Закона о защите конкуренции, согласно которым запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в том числе, ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка или устранению с него хозяйствующих субъектов.
В пункте 18 статьи 4 Закона N 135-ФЗ дано определение используемому в этом Законе понятию "соглашение", под которым понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.
Из материалов дела следует, 18.05.2015 ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования РФ заключило 27 договоров с ООО "Реамед" на поставку кресел-колясок комнатных и прогулочных для взрослых общей стоимостью 2 596 200 рублей.
Действия заказчиков, уполномоченных органов по определению поставщиков (исполнителей, подрядчиков) в целях заключения с ними государственных или муниципальных контрактов, а также гражданско-правовых договоров бюджетных учреждений на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд соответствующих заказчиков регулируются Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок, товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе, Закон N 44-ФЗ).
В соответствии со статьей 24 указанного Закона, заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) (конкурсы, аукционы, запрос котировок, запрос предложений) или осуществляют закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя). При этом способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя) выбирает заказчик.
На основании части 2 статьи 48 Закона N 44-ФЗ заказчик во всех случаях осуществляет закупку путем проведения открытого конкурса, за исключением случаев, предусмотренных статьями 56, 57, 59, 72, 83, 84 и 93 названного Федерального закона.
Как следует из содержания указанных договоров, они заключены с ООО "Реамед" как с единственным поставщиком в порядке пункта 4 части 1 статьи 93 ФЗ "О контрактной системе".
Статьей 93 Федерального закона N 44-ФЗ предусмотрены случаи, когда возможно осуществление закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) без использования конкурентных способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей).
В соответствии со статьей 93 Закона N 44-ФЗ закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случае осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей (пункт 4 части 1 статьи 93 Закона о контрактной системе). При этом годовой объем закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании настоящего пункта, не должен превышать два миллиона рублей или не должен превышать пять процентов совокупного годового объема закупок заказчика и не должен составлять более чем пятьдесят миллионов рублей. Указанные ограничения годового объема закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании настоящего пункта, не применяются в отношении закупок, осуществляемых заказчиками для обеспечения муниципальных нужд сельских поселений.
Согласно пункту 13 статьи 22 Федерального закона N 44-ФЗ идентичными товарами, работами, услугами признаются товары, работы, услуги, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки. При определении идентичности работ, услуг учитываются характеристики подрядчика, исполнителя, их деловая репутация на рынке. Определение идентичности товаров, работ, услуг для обеспечения муниципальных нужд, сопоставимости коммерческих и (или) финансовых условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг осуществляется в соответствии с методическими рекомендациями (пункт 17 статьи 22 Закона N 44-ФЗ).
В силу пункта 20 статьи 22 Федерального закона N 44-ФЗ методические рекомендации по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), устанавливаются федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок.
В соответствии с пунктом 3.5.2 методических рекомендаций, утвержденных приказом Минэкономразвития России от 02.10.2013 N 567, идентичными признаются работы, услуги, обладающие одинаковыми характерными для них основными признаками (качественными характеристиками), в том числе реализуемые с использованием одинаковых методик, технологий, подходов, выполняемые (оказываемые) подрядчиками, исполнителями с сопоставимой квалификацией.
В ходе рассмотрении дела антимонопольным органом установлено, что ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования Российской Федерации в один день - 18.05.2015 заключило 27 договоров с одним поставщиком - ООО "Реамед" на поставку одинакового товара (кресел-колясок комнатных и прогулочных для взрослых) на общую сумму 2 596 200 рублей. При этом публичные процедуры на право заключения указанных договоров не проводились.
На момент рассмотрения антимонопольного дела поставка товара, предусмотренная вышеуказанными договорами, выполнена и оплачена заказчиком.
Принимая во внимание тождественность предмета договоров, временной интервал, в течение которого заключены договоры (все договоры заключены в один день), единую цель договоров - поставка кресел-колясок комнатных и прогулочных для взрослых, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявителем суммы указанных договоров намеренно были разбиты на 27 договоров на сумму до 100 тысяч рублей в целях обеспечения формальной возможности не проведения конкурентных процедур и заключения контрактов с единственным поставщиком.
Довод заявителя о том, что фонд осуществил закупку ТСР в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 93 Закона N 44-ФЗ, с соблюдением всех ограничений, предусмотренных указанной нормой, не может быть принят во внимание судом апелляционной инстанции на основании следующего.
Действительно пункт 4 части 1 статьи 93 Закона N 44-ФЗ не содержит каких-либо ограничений в количестве договоров, не превышающих 100 000 рублей, в том числе по одному и тому же товару у одного и того же поставщика, которые могут быть заключены в течение какого-либо календарного периода времени (квартал, месяц, день).
Вместе с тем, в силу части 2 статьи 8 Закона о контрактной системе запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.
В силу части 5 статьи 24 указанного Закона, заказчик, выбирая способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с положениями настоящей главы, не вправе совершать действия, влекущие за собой необоснованное сокращение числа участников закупки.
Фонд не объяснили цели дробления общего объема поставленных кресел-колясок, приобретенных у одного поставщика, в один день, соответствующие доказательства в материалы дела не представили.
Фактически данные договоры образуют единую сделку, искусственно раздробленную и оформленную 27 самостоятельными договорами для формального соблюдения указанного выше ограничения, предусмотренного специальным законом, с целью уйти от соблюдения процедур, предусмотренных Законом N 44-ФЗ.
Таким образом, на момент подписания договоров у заявителя имелась необходимость в поставке товара на сумму 12 596 200 рублей, что превышает предельно допустимый размер стоимости поставляемых товаров, при размещении которого его стороны вправе заключить гражданско-правовой договор без проведения процедур, предусмотренных Законом N 44-ФЗ.
Таким образом, антимонопольным органом и судом первой инстанции сделаны правильные выводы о том, что размещение заказа у единственного поставщика без проведения торгов произведено фондом с нарушением требований Закона N 44-ФЗ.
Суд первой инстанции правомерно отклонил довод заявителя о том, что вышеуказанные договоры заключены без проведения публичных процедур ввиду исполнения решений суда общей юрисдикции, которыми установлен ограниченный срок для исполнения требований в части обеспечения нуждающихся физических лиц техническими средствами реабилитации.
Из анализа указанных судебных актов, представленных в материала дела, следует, что срок исполнения требований суда составляет один месяц с момента вступления решения в законную силу, таким образом, у заказчика имелось достаточно времени для организации аукциона по заключению договоров на поставку технических средств реабилитации.
Кроме того, как верно указал суд первой инстанции, факт установления судом общей юрисдикции ограниченного периода для исполнения судебного акта не свидетельствует, о том, что данный судебный акт должен быть исполнен с нарушением норм действующего законодательства.
При этом судом первой инстанции верно отмечено, что ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования РФ во исполнение указанных судебных актов необходимо было обеспечить креслами-колясками 32 человека. Вместе с тем, по указанным договорам от 18.05.2015 заявитель приобрел 216 технических средств реабилитации (кресел-колясок).
Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции и антимонопольного органа о том, что указанными действиями ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования Российской Федерации не обеспечило равный доступ всем потенциальным участникам товарного рынка, что существенным образом влияет на конкуренцию. В свою очередь ООО "Реамед" воспользовалось необоснованно представленным ему преимуществом. Подтверждением наличия антиконкурентного соглашения между ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования Российской Федерации и ООО "Реамед" является тот факт, что сумма каждого из 27 договоров купли-продажи не превышала 100 000 рублей, договоры заключены в один день, что свидетельствует об изначальном намерении заказчика избежать проведение публичных процедур, предусмотренных Федеральным законом "О контрактной системе".
Из содержания оспариваемого решения следует, что антимонопольным органом проведено исследование товарного рынка по поставке технических средств реабилитации.
Продуктовыми границами анализируемого рынка являются - услуги хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставку технических средств реабилитации (кресел-колясок). Определение географических границ товарного рынка в соответствии со статьей 4 Закона о защите конкуренции определяет сферу обращения товара, в границах которой, основываясь на экономической, технической или иной возможности приобретатель может приобрести товар и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами.
С учетом специфики исследуемого рынка и положений действующего законодательства, оказывать услуги поставки технических средств реабилитации (кресел-колясок) может любой индивидуальный предприниматель или юридическое лицо, зарегистрированное на территории Российской Федерации.
Таким образом, географические границы на данном рынке определены как территория Российской Федерации.
В состав хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке, включаются хозяйствующие субъекты, реализующие в его границах рассматриваемый товар на исследуемом товарном рынке.
По данным Системы профессионального анализа рынков и компаний (СПАРК) антимонопольным органом установлено, что оптовую торговлю фармацевтическими и медицинскими товарами, изделиями медицинской техники и ортопедическими изделиями (ОКВЭД 51,46) на территории РФ осуществляет 26574 хозяйствующих субъекта (в том числе 2830 - индивидуальные предприниматели, 23744 - компании).
На основании изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на исследуемом товарном рынке действует неограниченное число индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, которые зарегистрированы на территории Российской Федерации, следовательно, рынок оказания услуг по строительству является конкурентным.
Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что совершенная заявителем сделка влечет нарушение публичных интересов, поскольку нарушает установленный законодателем порядок привлечения субъектов на товарный рынок по поставке технических средств реабилитации, а также нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц, так как последние лишены возможности заключить договор на поставку указанного товара.
Таким образом, антимонопольным органом и судом первой инстанции правомерно сделан вывод о том, что действия ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования Российской Федерации и ООО "Реамед", выразившиеся в достижении антиконкурентного соглашения, которые создали преимущественные условия доступа ООО "Реамед" как субъекту рынка оказания услуг поставки технических средств реабилитации (кресел-колясок) к заключению договоров для нужд ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования Российской Федерации, нарушили принцип самостоятельности и состязательности хозяйствующих субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность наряду с ООО "Реамед" и ограничили доступ к участию в торгах иным хозяйствующим субъектам.
Сама возможность заключения соглашения между органом власти и хозяйствующими субъектами, если такое соглашение приводит или может привести к недопущению, устранению, ограничению конкуренции, рассматривается законодателем как общественно опасное деяние, имеющее квалифицирующее значение для констатации факта нарушения антимонопольного законодательства. Наличие или угроза наступления негативных последствий в результате заключения такого соглашения презюмируются и не требуют отдельного доказывания.
В связи с изложенным судом апелляционной инстанции отклоняется довод фонда о том, что в решении не доказан факт ограничения конкуренции либо недопущения конкуренции со стороны фонда, действия фонда не привели к нарушению охраняемого законом баланса экономических интересов хозяйствующих субъектов.
Довод фонда о том, что в решении установлено, что ООО "Реамед" получил доступ к поставке ТСР по максимально возможной цене, однако данный вывод документально не подтвержден, т.к. сравнение цены ТСР в ходе проверки не производилось, не может быть принят во внимание судом апелляционной инстанции, поскольку данная формулировка в решении антимонопольного органа указывала то обстоятельство, что рынок поставки ТСР заявителем не исследовался, наиболее выгодная цена для приобретения ТСР не выбиралась, ТСР приобретались у общества "Реамед" по той цене, которая была предложена обществом (доказательств обратного фондом не представлено), соответственно, она могла быть более высокой в случае сопоставления ее с ценами иных поставщиков.
Доводы фонда о том в оспариваемом решении антимонопольного органа неверно определен статус фонда, установлено, что фонд является муниципальным заказчиком, поставка товара предусмотрена муниципальными контрактами, в тексте решения имеется ссылка на муниципальную нужду, что не соответствует действительности; фонд является специализированным финансово-кредитным учреждением при Правительстве РФ; денежные средства фонда не входят в состав бюджетов соответствующих уровней, других фондов и изъятию не подлежат, подлежат отклонению судом апелляционной инстанции на основании следующего.
Неверное указание статуса фонда (в решении отражено, что фонд является муниципальным заказчиком), а также на то, что поставка товара предусмотрена муниципальными контрактами, наличие в тексте решения ссылки на муниципальную нужду суд апелляционной инстанции расценивает как технические описки и опечатки, не влияющие на законность и правомерность выводов антимонопольного органа, изложенных в оспариваемом решении.
При указанных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что антимонопольный орган правомерно пришел к выводу о том, что в действиях ГУ - Красноярское РО Фонда социального страхования Российской Федерации и ООО "Реамед" имеется нарушение абзаца 1 и пункта 4 статьи 16 ФЗ "О защите конкуренции".
Следовательно, оспариваемое решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю от 06.05.2016 N 477-16-15 соответствует действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя.
Таким образом, доводы фонда, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются апелляционным судом несостоятельными и не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения.
Следовательно, решение суда первой инстанции соответствует закону, установленным фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, поэтому отсутствуют основания для его отмены или изменения и удовлетворения апелляционной жалобы.
В силу подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации фонд освобожден от уплаты государственной пошлины, в том числе за рассмотрение апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "31" октября 2016 года по делу N А33-13385/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий Е.В.СЕВАСТЬЯНОВА

Судьи О.А.ИВАНЦОВА Н.А.МОРОЗОВА