Правосудие

Требование: О взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов по уплате государственной пошлины

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 по делу N А19-3992/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 31 января 2017 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 2 февраля 2017 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Басаева Д.В.,
судей: Желтоухова Е.В., Никифорюк Е.О.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Фоминой О.С.,
при участии в судебном заседании представителей Федерального государственного унитарного предприятия "Почта России" Зеленской Е.В. (доверенность от 19.02.2016), Федерального государственного унитарного предприятия "Главный центр специальной связи" Соколовой Е.Ш. (доверенность от 23.01.2017),
рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференцсвязи при содействии Арбитражного суда Иркутской области апелляционную жалобу Федерального государственного унитарного предприятия "Почта России" на решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 ноября 2016 года по делу N А19-3992/2016 (суд первой инстанции - Капустенская Е.Ф.),

установил:

Федеральное государственное унитарное предприятие "Почта России" (ОГРН 1037724007276, ИНН 7724261610, место нахождения: 131000, г. Москва, Варшавское шоссе, 37, далее - истец, ФГУП "Почта России") обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к Федеральному государственному унитарному предприятию "Главный центр специальной связи" (ИНН 7717043113, ОГРН 1027700041830, место нахождения: 129626, г. Москва, ул. Мытищинская, 1-я, д. 17, далее - ответчик, ФГУП "ГЦСС") о взыскании неосновательного обогащения за период с апреля 2013 года по декабрь 2015 года за объект недвижимого имущества, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10 в размере 37 105 руб. 36 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с апреля 2013 года по декабрь 2015 года в размере 1 653 руб. 05 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами с 01.01.2016 года до момента фактической оплаты суммы неосновательного обогащения, расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2 000 руб.
Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора - Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области (ИНН 3808214087, ОГРН 1103850013772, место нахождения: 664025, г. Иркутск, ул. Российская, 17, далее - ТУФАУГИ в Иркутской области).
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 10 ноября 2016 года по делу N А19-3992/2016 в удовлетворении исковых требований отказано.
ФГУП "Почта России" обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит отменить обжалуемый судебный акт в полном объеме как незаконный и необоснованный по мотивам, изложенным в жалобе.
ФГУП "ГЦСС" отзыв на апелляционную жалобу не представило.
Информация о времени и месте судебного заседания по апелляционной жалобе размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет 23.12.2016. Таким образом, о месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 АПК РФ.
ТУФАУГИ в Иркутской области явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило. Руководствуясь частью 3 статьи 156, частью 1 статьи 123 АПК РФ, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле.
Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 АПК РФ.
Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, заслушав в судебном заседании пояснения представителей истца и ответчика, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.
Как следует из материалов дела, ФГУП "Почта России" на праве хозяйственного ведения, собственник - Российская Федерация, принадлежит объект недвижимого имущества, расположенный по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10, что подтверждается представленным в материалы дела свидетельством о государственной регистрации права от 08.11.2008 г. серии 38 АГ N 809421.
Между ФГУП "Почта России" в лице УФПС Иркутской области - филиал ФГУП "Почта России" (исполнителем) и Федеральным государственным унитарным предприятием "Главный центр специальной связи" Министерства информационных технологий и связи" - Управление специальной связи по Иркутской области (заказчиком) 01.10.2010 года заключен договор возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3, согласно которому исполнитель обеспечивает оказание, а заказчик использование и оплату единого комплекса услуг по содержанию (эксплуатации) объекта, переданного в пользование и расположенного по адресу: 666780, Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10 (п. 1.1. договора).
Конкретный перечень услуг, оказываемых исполнителем по настоящему договору, определяется ежемесячно в отдельных расчетах платежей заказчика, направляемых ему исполнителем (п. 1.2. договора).
Пунктом 2.1 названного договора определено, что цена услуг, оказываемых исполнителем по настоящему договору, определяется исходя из расходов исполнителя на оказание комплекса услуг по содержанию (эксплуатации) объекта и составляет 3 000 руб. в месяц, включая норму прибыли Исполнителя и НДС по ставке 18%.
В Приложении N 1 к договору на возмещение коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 года сторонами согласован перечень и объем комплекса услуг по содержанию (эксплуатации) объекта, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10.
Впоследствии, 31.05.2014 года между сторонами был подписан акт приема-передачи имущества, по которому заказчик (ответчик) передал, а исполнитель (истец) принял объект нежилого имущества - нежилые встроенные помещения N N 43, 44, общей площадью 24, 4 кв. м, расположенные по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, д. 10.
01.06.2014 года по акту приема-передачи имущества (помещения) исполнитель (истец) передал, а заказчик (ответчик) принял объект недвижимого имущества - нежилые встроенные помещения N N 3, 4 расположенные на первом этаже, общей площадью 28, 9 кв. м, по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, д. 10.
Дополнительным соглашением от 01.06.2014 года к договору возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 года, в пункт 1.1. договора, определяющий предмета договора внесены изменения, в связи с чем, названный пункт изложен в следующей редакции: "исполнитель обеспечивает оказание, а заказчик использование и оплату единого комплекса услуг по содержанию (эксплуатации) объекта (его части), под офис-кабинеты N 3, 4 - первый этаж общей площадью 28, 9 кв. м, переданного в пользование и находящегося по адресу: 666780, Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10.
Кроме того, дополнительным соглашением от 01.06.2014 года к договору возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 года внесены изменения в п. 2.1. договора, согласно которому, цена договора определяется исходя из расходов исполнителя на оказание комплекса услуг по содержанию (эксплуатации) объекта и составляет 6 252, 87 руб. в месяц, в том числе НДС.
Согласно пункту 2.3 договора, исполнитель ежемесячно, по истечении расчетного месяца, но не позднее 5 числа направляет (передает) заказчику расчет платежей и счет-фактуру за комплекс оказанных услуг, который заказчик обязан оплатить в срок не позднее 5-ти рабочих дней со дня получения расчета платежей, путем перечисления денежных средств на расчетный счет исполнителя.
Истец, полагая, что сделка, заключенная им с ответчиком, прикрывает сделку аренды и является ничтожной по основанию притворности, в силу отсутствия согласия собственника, несоблюдения процедур публичного аукциона при ее заключении, а соответственно, не установлении цены аренды в виде рыночной стоимости, считает, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение в виде разницы между рыночной стоимостью арендной платы и фактически оплаченной по договору.
Названные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в суд с требованием о взыскании суммы неосновательного обогащения за период с апреля 2013 года по декабрь 2015 года за объект недвижимого имущества, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10 в размере 37 105 руб. 36 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с апреля 2013 года по декабрь 2015 года в размере 1 653 руб. 05 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами с 01.01.2016 года до момента фактической оплаты суммы неосновательного обогащения, расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2 000 руб. (с учетом уточненных требований).
Суд первой инстанции, оценив доводы и возражения сторон, а также доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений, в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на предмет их относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также достаточности и взаимной связи в их совокупности, на основе правильного установления фактических обстоятельств по делу, верного применения норм материального и процессуального права сделал обоснованный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного иска.
Как установлено судом и следует из договора возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010, стороны определили его правовую природу как договора возмездного оказания услуг, договорные обязательственные отношения по которому, регулируются положениями главы 39 ГК РФ.
В соответствии со статьей 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
Судом первой инстанции при анализе правоотношений, фактически сложившихся между ФГУП "Почта России" (исполнителем) и Федеральным государственным унитарным предприятием "Главный центр специальной связи" (заказчиком), не установлено направленности волеизъявления сторон на достижение правовых последствий, порождаемых договором возмездного оказания услуг.
Такой вывод является правильным, поскольку фактическое поведение истца и ответчика свидетельствует о том, что ответчик считал себя арендатором нежилых помещений, находящихся в хозяйственном ведении у истца. Ответчик пользовался помещениями, расположенными по адресу: Иркутская область, г. Тайшет, ул. Калинина, 10, в свою очередь, истец допускал такое пользование. Стороны достигли согласия по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка - аренда здания (сооружения), а именно сторонами определен предмет аренды: нежилые помещения, расположенные по адресу: Иркутская область, г. Тайшет, ул. Калинина, 10.
Согласно пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворной является сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку.
Следовательно, признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на исполнение заключенной сделки у обеих ее сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку.
По основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны сделки должны преследовать общую цель и достичь согласия по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.
При оценке притворности сделки выясняется действительная воля сторон, при этом во внимание принимаются не только содержание договора, но и иные обстоятельства, включая переписку, обычаи делового оборота, поведение сторон (статья 431 ГК РФ).
Притворные сделки направлены на то, чтобы скрыть действительную волю сторон, о притворности свидетельствует не столько содержание договора, сколько совокупность обстоятельств, связанных с его заключением и исполнением.
Таким образом, сделка признается притворной при наличии совокупности следующих условий: присутствие и в прикрываемой сделке, и в притворной сделке одних и тех же сторон, направленность воли всех сторон на достижение в прикрываемой сделке иных гражданско-правовых отношений и целей по сравнению с указанными в притворной сделке; осознание сторонами последствий своих действий.
Учитывая правильные выводы суда первой инстанции о прикрытии сделкой возмездного оказания услуг договора аренды здания (сооружения), суд апелляционной инстанции исходит из того, что спорные правоотношения сторон в рассматриваемом случае регулируются положениями параграфов 1, 4 главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Применив к сложившимся отношениям сторон положения параграфов 1, 4 главы 34 Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды здания (сооружения), суд первой инстанции установил, что спорный договор заключен с нарушением требований статьи 17.1 Закона о защите конкуренции без соблюдения публичных процедур, что свидетельствует о его недействительности.
При этом, отказывая в удовлетворении заявленных требований, Арбитражный суд Иркутской области пришел к законному и обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания с ответчика неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами ввиду того, что ответчик занимал спорное помещение на основании действующего и не признанного недействительным договора безвозмездного пользования, заключенного между истцом и ответчиком.
Статьей 650 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по договору аренды здания или сооружения арендодатель обязуется передать во временное владение и пользование или во временное пользование арендатору здание или сооружение.
Согласно статье 654 ГК РФ договор аренды здания или сооружения должен предусматривать размер арендной платы. При отсутствии согласованного сторонами в письменной форме условия о размере арендной платы договор аренды здания или сооружения считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 ГК РФ, не применяются.
В соответствии со статьей 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (пункт 2 статьи 434 ГК РФ).
Таким образом, применительно к договору аренды здания (сооружения) существенными являются условия о предмете и размере арендной платы.
Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Суд первой инстанции установил, что в оспариваемом договоре согласованы существенные условия о предмете и размере арендной платы, он составлен в виде единого письменного документа, следовательно, заключен, а сделка является совершенной.
Частями 1, 3 статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" установлено, что заключение договоров аренды, в отношении государственного или муниципального имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров, за исключением обстоятельств, предусмотренных частью 1 названной статьи предоставления указанных прав на такое имущество.
Из части 1 названной статьи закона следует, что публичные процедуры не подлежат соблюдению в случае передачи прав на имущество для размещения сетей связи, объектов почтовой связи. Таким образом, в судебном заседании установлено наличие обстоятельств, предусмотренных частью 1 статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", свидетельствующих о возможности для ответчика заключать договоры без соблюдения публичных процедур в силу своей уставной деятельности.
Доводы об отсутствии согласия собственника на заключение договора, вопреки утверждению заявителя жалобы, судом первой инстанции обоснованно отклонены со ссылкой на пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" и факт непредставления доказательств того, что совершенная сторонами сделка оспорена в установленном законом порядке и признана недействительной.
При таких обстоятельствах, поскольку цена пользования нежилыми помещениями согласована сторонами в договоре возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 г. (Приложение N 1 к договору) с учетом дополнительного соглашения от 01.06.2014 г., который недействительным не признан, при этом, в нарушение части 1 статьи 65 АПК РФ цена пользования нежилыми помещениями не оспорена ответчиком, при расчете неосновательного обогащения необходимо руководствоваться положениями, устраненными договором и согласованными сторонами в Приложении N 1 к нему.
Как следует из материалов дела, истец просит взыскать с ответчика неосновательное обогащение за аренду недвижимого имущества, общей площадью 11,7 кв. м, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10, встроенное помещение N 43 за период с апреля 2013 г. по май 2014 г., а в дальнейшем за аренду недвижимого имущества, общей площадью 28,9 кв. м, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10, встроенные помещения N N 3, 4, в размере 37 105 руб. 36 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с апреля 2013 г. по декабрь 2015 г. в размере 1 653 руб. 05 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами с 01.01.2016 г. до момента фактической оплаты суммы неосновательного обогащения.
Согласно пункту 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В силу пункта 1 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.
Следовательно, исходя из существа заявленных исковых требований, в предмет доказывания по настоящему делу входят такие обстоятельства, как факт приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за счет истца; отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для приобретения; размер неосновательного обогащения.
Как установлено судом и следует из материалов дела, в период пользования нежилыми помещениями по договору возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 г. истец ежемесячно выставлял ответчику счета на оплату, которые ответчиком своевременно оплачивались. В соответствии с расчетом платежей по договору возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 г. за период с апреля 2013 г. по декабрь 2015 г. ответчик оплатил сумму 177 304 руб. 30 коп. Указанный факт истцом не оспаривается.
Из расчета неосновательного обогащения следует, что истец произвел расчет суммы неосновательного обогащения исходя из соотношения потребленных и оплаченных им коммунальных услуг к занимаемой площади за спорный период.
Вместе с тем, суд первой инстанции правильно исходил из недоказанности истцом объема потребленных ответчиком коммунальных услуг по объекту недвижимого имущества, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10, поскольку акты сверок, представленные истцом в подтверждение понесенных расходов за коммунальные услуги, не могут быть признаны в качестве допустимого доказательства в силу ст. 68 АПК РФ, так как носят односторонний характер и не подтверждают фактический объем потребленных именно ответчиком коммунальных услуг по нежилым помещениям, занятым им в период пользования.
Определение истцом занимаемой площади ответчиком за спорный период судом правильно признано необоснованным, поскольку, исходя из договора возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010, четко не усматривается какая площадь и какие помещения были переданы истцом ответчику в пользование по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10. Из представленного в материалы дела акта приема-передачи следует, что 31.05.2014 истец возвратил ответчику занимаемые нежилые помещения N N 43, 44, общей 24,4 кв. м. Однако, впоследствии, 01.06.2014 по акту приема-передачи имущества ответчик принял в пользование нежилые встроенные помещения N N 3, 4 общей площадью 28,9 кв. м.
При этом, если исходить из Приложения N 1 к договору, в котором обозначена доля заказчика в занимаемых в здании площадях, то она обозначена как 0,52%, что составляет не более 12,5 кв. м (л.д. 24 т. 1), после передачи ответчику по акту от 01 июня 2014 г. помещений другой площади в Приложении N 1 значится доля площади - 1,32% (л.д. 33 т. 1). Таким образом, не установлено из договора возмещения коммунально-эксплуатационных услуг N 3 от 01.10.2010 г. - какого размера были предоставлены площади в пользование ответчика с октября 2010 г. и, соответственно, насколько обоснован расчет истца с апреля 2013 г. по 31 мая 2014 г. в части размера площади - 24,4 кв. м.
Принимая во внимание указанное, суд первой инстанции правильно исходил из того, что существенно влияющим на рассматриваемые по делу обстоятельства доказательством является договор безвозмездного пользования N 9 от 15.08.2004 г., заключенный между ФГУП "ПОЧТА РОССИИ" (ссудодатель) и ФГУП "ГЛАВНЫЙ ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНОЙ СВЯЗИ" (ссудополучатель), предметом которого является недвижимое имущество по адресу: Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Калинина, 10, для использования в качестве офиса Управления Спецсвязи по Иркутской области, площадь имущества составляет 12,70 кв. м.
Ссудодателем и ссудополучателем подписан акт приема-передачи от 01.05.2004 г.
В соответствии с п. 3.2. договора N 9 от 15.08.2004 г., срок пользования составляет 11 месяцев с момента принятия недвижимого имущества по акту приема-передачи. Как следует из материалов дела, по окончании срока действия договора N 9 от 15.08.2004 г. ответчик продолжал пользоваться переданным ему имуществом, общей площадью 12,70 кв. м.
В силу части 1 статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.
Согласно части 2 статьи 689 Гражданского кодекса Российской Федерации к договору безвозмездного пользования соответственно применяются правила, предусмотренные статьей 607, пунктом 1 и абзацем первым пункта 2 статьи 610, пунктами 1 и 3 статьи 615, пунктом 2 статьи 621, пунктами 1 и 3 статьи 623 настоящего Кодекса.
В соответствии с частью 2 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (статья 610).
В силу части 2 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок.
Согласно пункту 8.1. договора N 9 от 15.08.2004 г., срок действия договора с 01.04.2004 г. по 30.03.2005 г., договор считается ежегодно продленным.
Пунктом 8.2. договора предусмотрено, что настоящий договор может быть расторгнут в одностороннем порядке с письменным предупреждением другой стороны не менее, чем за один месяц до предполагаемой даты расторжения. Однако, из материалов дела не следует, что истцом предпринимались действия по расторжению договора N 9 от 15.08.2004 г. Оснований для признания названного договора безвозмездного пользования N 9 от 15.08.2004 г. недействительной сделкой в силу ничтожности судом не установлено.
Доказательства, что совершенная сторонами сделка оспорена в установленном законом порядке и признана недействительной, суду не представлены.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что ответчик в период пользования нежилыми помещениями по договору возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 продолжал пользовался имуществом площадью 12,70 кв. м на основании действующего договора безвозмездного пользования N 9 от 15.08.2004.
Следовательно, является правильным составленный на основании договора безвозмездного пользования контррасчет ответчика, согласно которому за весь период взыскания задолженности ни по коммунальным услугам, ни по плате за пользование с учетом отчета о рыночной стоимости, на основании которого производил расчет неосновательного обогащения истец, у ответчика не имеется.
Учет же истцом в своем расчете того обстоятельства, что по передаваемым в актах от 31 мая 2014 и от 01 июня 2014 площадям кабинетов можно идентифицировать помещение, переданное по договору безвозмездного пользования, нельзя признать обоснованным, поскольку в указанном договоре безвозмездного пользования не указан конкретный номер помещения.
Принимая во внимание сумму, подлежащую к оплате за период пользования помещениями, и оплаты ответчика, произведенные им за весь период пользования помещениями по договору возмещения коммунально-эксплуатационных и иных расходов N 3 от 01.10.2010 г., исходя также из установленного и не опровергнутого факта пользования ответчиком имуществом площадью 12,70 кв. м на безвозмездной основе, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом требований о взыскании с ответчика неосновательного обогащения.
Аналогичный подход применен арбитражными судами трех инстанций при рассмотрении спора с участием этих же сторон в деле N А19-3991/2016.
При таких установленных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но правильных выводов суда первой инстанции не опровергают и не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 ноября 2016 года по делу N А19-3992/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд первой инстанции в срок, не превышающий двух месяцев с даты принятия.

Председательствующий Д.В.БАСАЕВ

Судьи Е.В.ЖЕЛТОУХОВ Е.О.НИКИФОРЮК