Правосудие

Требование: О признании недействительным решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2017 по делу N А19-8319/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 25 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 1 февраля 2017 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Ткаченко Э.В.,
судей Никифорюк Е.О., Ячменева Г.Г.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Савиной Л.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Братский завод керамических материалов" на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 25 октября 2016 года по делу N А19-8319/2016 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Братский завод керамических материалов" (ОГРН 1053847002274, ИНН 3823017260) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области (ОГРН 1043800922967, ИНН 3805701678) о признании частично недействительным решения инспекции N 11-50/3 от 15.01.2016 (суд первой инстанции: Верзаков Е.И.),
при участии в судебном заседании:
от заинтересованного лица - не было,
от заинтересованного лица - Толмачевой М.С., представителя по доверенности от 09.02.2016; Дервяниновой Н.А., представителя по доверенности от 28.11.2016,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Братский завод керамических материалов" (далее ООО "БЗКМ", заявитель, налогоплательщик, общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области (далее налоговый орган, инспекция) N 11-50/3 от 15.01.2016 о привлечении Общества с ограниченной ответственностью "Братский завод керамических материалов" к ответственности за совершение налогового правонарушения в полном объеме.
В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявитель уточнил требования и просил признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области N 11-50/3 от 15.01.2016 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, а также начисления пени по состоянию на 15.01.2016 в части:
- привлечения налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 3 статьи 114, пунктом 1 статьи 119, пунктами 1, 3 статьи 122, пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде взыскания штрафов на общую сумму 4 375 854,45 руб.;
- доначисления налогов (налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организаций, налога на добычу полезных ископаемых) на общую сумму 13 388 055 руб.;
- начисления за несвоевременную уплату налогов пени в сумме 3 533 803,09 руб.,
- завышения налога на добавленную стоимость, излишне возмещенного из бюджета, в сумме 40 769 руб. за 4 квартал 2013 года;
- завышения убытков, исчисленных налогоплательщиком по данным налогового учета при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, в сумме 223 269 руб. за 2014 год;
-исчисления в завышенных размерах НДПИ в сумме 70 руб. за август 2013 года.
В остальной части заявитель просил оставить решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области N 11-50/3 от 15.01.2016 без изменения.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 25 октября 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.
Суд первой инстанции признал обоснованными выводы инспекции о наличии оснований для доначисления налогов по общей системе налогообложения, соответствующих пени и налоговых санкций в связи с созданием взаимозависимыми лицами ООО "Братский завод керамических материалов" (ООО "БЗКМ") и ООО "Братский кирпичный завод" (ООО "БКЗ") схемы в целях оптимизации налоговых платежей в результате неправомерного применения специального режима налогообложения - упрощенной системы налогообложения, признав, что фактически данные общества представляют собой единый производственный комплекс, созданы не для осуществления реальной предпринимательской деятельности, а для получения необоснованной налоговой выгоды.
Общество, не согласившись с решением суда первой инстанции, обжаловало его в апелляционном порядке, поставив в апелляционной жалобе вопрос об его отмене и принятии нового судебного акта об удовлетворении требований.
Заявитель апелляционной жалобы указывает, что правовых оснований, позволяющих налоговому органу и суду считать хозяйственную деятельность общества неправомерной, исходя из тех обстоятельств, которые установлены налоговой проверкой, не имелось. Все действия, производимые организацией, осуществлялись в рамках действующего законодательства и не могут расцениваться в качестве получения необоснованной налоговой выгоды.
По мнению заявителя, не соответствуют обстоятельствам дела выводы суда о взаимозависимости ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ", которая влияет на хозяйственную деятельность этих организаций, позволяя одной из них использовать специальный режим налогообложения с целью занижения налоговых платежей.
Судом не учтено, что ООО "БЗКМ" создано 09.03.2005, спустя семь лет с даты создания ООО "БКЗ" (20.01.1998); в соответствии с учредительными документами при создании ООО "БЗКМ" видами деятельности, кроме прочего, являлись разработка месторождений, передача имущества в аренду; фактически с 2005 года до настоящего времени ООО "БЗКМ" осуществляет виды деятельности - добыча глины (разработка месторождений) и передача имущества в аренду; с момента создания до 01.01.2007 ООО "БЗКМ" находилось на общей системе налогообложения, с 01.01.2007 - на общей системе налогообложения; доля Анучина С.Ф. при создании ООО "БЗКМ" и до 26.12.2007 составляла от 0,1% до 0,03%. С такими размерами долей, учитывая, что в период с 01.12.2006 по 10.07.2007 Анучин С.Ф. не входил в состав учредителей ООО "БЗКМ", он объективно не имел возможности влиять на принимаемые в Обществе решения, в том числе, и на решение о переходе на упрощенную систему налогообложения; значительную часть объектов недвижимого имущества (главный производственный корпус, приемное отделение цеха по подготовке сухого сырья и сам цех, склад готовой продукции, высоковольтную ЛЭП), и нематериальный актив - право пользования недрами ООО "БЗКМ" приобрело сразу после создания в 2005 году у ООО "Братский комбинат строительной индустрии" (далее - ООО "БКСИ"). С учетом доли Анучина С.Ф. в ООО "БЗКМ" в размере 0,1%, он не мог существенно влиять на хозяйственную деятельность ООО "БЗКМ" по покупке этого имущества; решение о продаже 12 объектов недвижимого имущества ООО "БКЗ" в пользу ООО "БЗКМ" принято и сделки осуществлены в период, когда Анучин С.Ф. не входил в состав учредителей ООО "БКЗ"; 6 объектов недвижимого имущества ООО "БЗКМ" приобрело у ООО "БКСИ" в 2010, 2011, 2012 годах, когда Анучин С.Ф. мог влиять на хозяйственную деятельность ООО "БЗКМ", однако, все имущество (высоковольтные ЛЭП и земельные участки, на которых они расположены) отнесено к карьеру глин, владеет которым с 2005 года ООО "БЗКМ" и это владение полностью соответствует целям создания организации (разработка месторождений); Анучин С.Ф. стал учредителем ООО "БЗКМ" с долей 100% 25.05.2012 и учредителем ООО "БКЗ" с долей 71,59% 30.05.2012. Проверяемый налоговым органом период начинается с 01.01.2012. Поэтому если считать, что Анучин С.Ф. приобрел указанные доли организаций в рамках спланированного и намеренного создания схемы, используемой для минимизации налогового бремени и получения необоснованной налоговой выгоды, то следует вывод, что с 01.01.2012 до момента их приобретения такой схемы не существовало, следовательно, в период с 01.01.2012 по 25.05.2012 нельзя объединять доходы и расходы, а также имущество ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ", как это сделал налоговый орган.
В решении налогового органа и в решении суда первой инстанции не отражено ни одной хозяйственной операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. Приведенные в оспариваемых решениях налогового органа и суда договоры аренды техники и недвижимого имущества исполнялись, хотя и с нарушением сроков. Судом первой инстанции не дано оценки представленным заявителем в материалы дела письмам о снижении размера арендной платы и порядке погашения задолженности по арендной плате перед ООО "БЗКМ", а также акту сверки взаимных расчетов за 2015 год, платежным поручениям за 2013, 2014, 2015 годы и приходным кассовым ордерам за 2015 год о расчетах за аренду, произведенных ООО "БКЗ" в пользу ООО "БЗКМ" в размере более 1 млн. рублей в 2015 году. Такие платежи в 2015 и в 2016 годах свидетельствуют о стремлении ООО "БКЗ" исполнить обязательства по договорам аренды с ООО "БЗКМ", что прямо указывает на их действительный экономический смысл и на то, что эти операции обусловлены разумными и иными причинами. Анализ движения средств на расчетном счете ООО "БКЗ" прямо указывает на невозможность погасить в полном объеме задолженность по аренде. Если предположить, что ООО "БКЗ" перечислило ООО "БЗКМ" все имеющиеся на счете остатки денежных средств, то это обстоятельство при выводах налогового органа о единстве производственного комплекса работ и производственной базы, не исключило бы необоснованной налоговой выгоды у ООО "БЗКМ".
Суд первой инстанции не определил в решении объем прав и обязанностей ООО "БЗКМ", исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.
Не дано оценки судом первой инстанции тому обстоятельству, что финансовые результаты ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" в 2014 году, отраженные в приобщенных к материалам дела финансовым анализам - это убытки. Убытки исключают возможность ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" обогатиться за счет налоговой выгоды. Доказательств того, что ООО "БЗКМ" получило доход исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды, налоговым органом не представлено; осуществляемая обществом деятельность приносила реальные финансовые результаты, которые подлежали налогообложению.
Вывод суда первой инстанции о том, что ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" осуществляли деятельность как единый производственный комплекс, собственником которого являлось ООО "БЗКМ", позволил суду сделать вывод о том, что ООО "БЗКМ" не реализовывало глину в адрес ООО "БКЗ", а использовало ее в своей производственной деятельности для производства кирпича. При этом, по мнению суда, в целях исчисления налога на добычу полезных ископаемых стоимость добытой глины в размере 4 рубля за 1 куб. метр занижена в связи с взаимозависимостью ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" и не соответствует цене реализации третьему лицу ООО "Инстрой" (127 руб./куб. м - 2013 год, 131 руб./куб. м - 2014 год).
Между тем, судом не учтено, что стоимость глины в размере 4 руб. за 1 куб. метр сопоставима с рыночной ценой у других поставщиков. Согласно сведениям АО "Сибагропромстрой" (кирпичный завод "Песчанка" г. Красноярск) оптовая цена на суглинки составляет 7,03 руб. Разница в цене объясняется тем, что ООО "БКЗ" по условиям договора на поставку сырья с ООО "БЗКМ" несет дополнительные расходы по обеспечению карьера электроэнергией, по проведению рекультивации обработанных участков карьера, по осуществлению электрических сетей в карьере, по погрузке горной массы в транспортные средства, по перевозке глины, по оплате труда.
Продажа ООО "БКЗ" глины в адрес ООО "Инстрой" являлась, по существу, разовой сделкой, ставшей возможной в результате добычи непригодной (замороженной) глины для производства кирпича за период с 2005 по 2013 годы и потребностей в такой глине ООО "Инстрой".
ООО "БКЗ" не могло покупать глину по цене 127-131 руб./куб. м, поскольку это увеличивает стоимость изготовленного из глины кирпича почти в 30 раз, что полностью исключает его продажу на рынке. Доказательством этому служит расчет стоимости продаваемого ООО "БКЗ" кирпича в 2013, 2014 годах; налоговым органом не проведена проверка цены сделок по реализации глины ООО "БЗКМ" в адрес ООО "БКЗ" на предмет их соответствия уровню рыночных цен в порядке статьи 40 Налогового кодекса РФ. Поэтому цену глины 4 руб./куб. м нельзя рассматривать для ООО "БЗКМ" как способ уменьшения налога на добычу полезных ископаемых.
Суд первой инстанции необоснованно отклонил ссылку заявителя на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Анучина С.Ф. от 25.09.2016. Поскольку получение необоснованной налоговой выгоды возможно лишь при наличии умысла руководителя организации или лиц, влияющих на ее деятельность, следовательно, непредставление налоговых деклараций может быть осуществлено только с прямым умыслом. Суд не дал оценки тому обстоятельству, что правоохранительными органами установлено, что Анучин С.Ф. не имел умысла на уклонение от уплаты налогов путем непредставления деклараций, соответственно, у него, как у учредителя ООО "БЗКМ" не может быть умысла и на получение необоснованной налоговой выгоды.
Инспекция доводы апелляционной жалобы оспорила по мотивам, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, полагала решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просила оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
О месте и времени судебного заседания стороны извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Информация о времени и месте судебного заседания размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 09.12.2016.
Общество, надлежащим образом извещенное о времени и месте слушания, своих представителей для участия в судебном заседании не направило.
В соответствии с частью 3 статьи 156, частью 2 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Представители инспекции в судебном заседании полагали решение суда первой инстанции законным и обоснованным по мотивам, приведенным в отзыве на апелляционную жалобу, просили оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей инспекции, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, пришел к следующим выводам.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, на основании решения заместителя руководителя Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Иркутской области от 26.05.2015 N 11-29/6 налоговым органом проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества с ограниченной ответственностью "Братский завод керамических материалов" за период с 01.01.2012 по 31.12.2014.
По результатам проверки налоговым органом составлен акт выездной налоговой проверки N 11-30/15 от 23.09.2015.
Решением N 11-50/3 от 15.01.2016 ООО "Братский завод керамических материалов" привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 122, пунктом 1 статьи 119, пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса РФ, в виде штрафов в общей сумме 4 376 702,55 руб. Обществу доначислены налог на добавленную стоимость, налог на прибыль организаций, налог на добычу полезных ископаемых, транспортный налог, налог на имущество организаций в общей сумме 13 395 536 руб., начислены пени в сумме 3 534 215,21 руб.
Пунктом 3.2 решения инспекция установила завышение налога на добавленную стоимость, излишне возмещенного из бюджета в сумме 40 769 руб. за 4 квартал 2013 года; пунктом 3.3 - завышение убытков, исчисленных налогоплательщиком по данным налогового учета при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций в сумме 223 269 руб. за 2014 год; пунктом 3.4 - исчисление в завышенных размерах НДПИ в сумме 70 руб. за август 2013 года; пунктом 3.5 инспекция предложила уплатить начисленные недоимку, пени и штрафы, а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.
Не согласившись с решением инспекции, налогоплательщик обжаловал его в вышестоящий налоговый орган.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области N 26-13/006567@ от 25.04.2016 апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения.
Общество, считая решение инспекции нарушающим его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным в соответствующей части.
По результатам рассмотрения суд апелляционной инстанции считает решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявленных требований подлежащим оставлению без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства по делу, верно применены нормы материального и процессуального права.
Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, существенных нарушений процедуры проведения проверки и рассмотрения ее материалов инспекцией не допущено. Досудебный порядок урегулирования спора соблюден.
Основанием для доначисления обществу налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, налога на добычу полезных ископаемых, налога на имущество организаций послужил вывод налогового органа о создании взаимозависимыми лицами ООО "Братский завод керамических материалов" и ООО "Братский кирпичный завод" схемы в целях оптимизации налоговых платежей в результате неправомерного применения специального режима налогообложения - упрощенной системы налогообложения. Фактически ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" представляют собой единый производственный комплекс, созданы не для осуществления реальной предпринимательской деятельности, а для получения необоснованной налоговой выгоды.
Инспекция установила, что доходы ООО "БКЗ" являются доходами ООО "БЗКМ". В результате сложения полученных доходов в связи с превышением ограничений, установленных пунктом 15 пункта 3 статьи 346.12, пунктом 4 статьи 346.13 Налогового кодекса РФ, налоговым органом произведен расчет налоговых обязательств за 2012-2014 годы по общей системе налогообложения.
Согласно позиции общества, ООО "БЗКМ" является самостоятельным хозяйствующим субъектом и создано для осуществления реальной хозяйственной предпринимательской деятельности. Налоговым органом не доказано, что действия налогоплательщика направлены не на осуществление финансово-хозяйственных операций, а на получение необоснованной налоговой выгоды.
По мнению суда апелляционной инстанции, выводы суда первой инстанции, посчитавшего доводы налогового органа обоснованными, являются правильными, основанными на имеющихся в материалах дела доказательствах.
Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В соответствии со статьей 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.
Согласно пункту 1 статьи 346.11 Налогового кодекса РФ упрощенная система налогообложения применяется организациями и индивидуальными предпринимателями наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
Переход к упрощенной системе налогообложения или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно в порядке, предусмотренном главой 26.2 Налогового кодекса РФ.
В силу пункта 2 статьи 346.11 Налогового кодекса РФ применение упрощенной системы налогообложения организациями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций. Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с названным Кодексом при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, а также налога на добавленную стоимость, уплачиваемого в соответствии со статьей 174.1 Кодекса.
В соответствии с подпунктом 15 пункта 3 статьи 346.12 Налогового кодекса РФ не вправе применять упрощенную систему налогообложения организации и индивидуальные предприниматели, средняя численность работников которых за налоговый (отчетный) период, определяемая в порядке, устанавливаемом федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области статистики, превышает 100 человек.
Согласно пункту 4 статьи 346.13 Налогового кодекса РФ если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 названного Кодекса, превысили 60 млн. рублей и (или) в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 Кодекса, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощенной системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанным требованиям.
В соответствии с пунктом 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.
В пункте 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса РФ установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
В силу пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.
Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.
Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость, если предъявленная к возмещению сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.
Пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (пункт 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации).
В силу статьи 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать установленные законом обязательные реквизиты.
При этом как сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, так и данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.
В соответствии с пунктом 1 статьи 374 Налогового кодекса РФ объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ООО "БЗКМ" состоит на учете с 09.03.2005. Основной вид деятельности организации - производство кирпича и прочих строительных изделий из обожженной глины. Юридический адрес ООО "БЗКМ": Иркутская область, Братский район, территория 700 м севернее жилого района Чекановский г. Братска.
С 01.01.2007 ООО "БЗКМ" применяет специальный режим налогообложения -упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы.
Численность организации за 2012-2014 годы составила 1 человек. В штате ООО "БЗКМ" отсутствуют специалисты, обладающие навыками работы по добыче глины и производства строительного кирпича (камня керамического).
Участниками ООО "БЗКМ" при его создании являлись: ООО "БКСИ" с долей участия 67%, ООО "БКЗ" с долей участия 32,8%, Анучин С.Ф. с долей участия 0,1% и Аганина Т.П. с долей участия 0,1%. Учредителем ООО "БЗКМ" с 25.05.2012 является Анучин Сергей Федорович с долей участия 100%.
Генеральным директором общества в проверяемый период являлись: Анучин Сергей Федорович - с 25.07.2007 по 16.07.2014, Анучин Вячеслав Сергеевич - с 16.07.2014.
ООО "БЗКМ" является владельцем основных средств - недвижимого имущества, транспортных средств, оборудования и прочего имущества, расположенных на производственной базе, земельных участков, используемых для производства камня керамического.
ООО "БЗКМ" является владельцем лицензий на право пользования недрами: для производства строительного кирпича и керамзита; для осуществления основной производственной деятельности - добычи глины, переработки ее в кирпич и камень керамический.
Кроме того, ООО "БЗКМ" является арендатором земельного участка площадью 66200 кв. м, находящегося по адресу: Иркутская область, Братский район, территория в 700 м севернее жилого района Чекановский г. Братск, для размещения карьера глин.
В проверяемом периоде налогоплательщик получал доход от сдачи в аренду железнодорожных путей, имущества, а также от реализации глины.
Единственным подрядчиком ООО "БЗКМ", привлеченным для добычи глины в карьере, а также арендатором производственного комплекса, осуществляющего весь процесс изготовления и реализации кирпича покупателям, является ООО "БКЗ".
ООО "БКЗ" состоит на налоговом учете с 20.01.1998, применяет общую систему налогообложения. Организация осуществляет производство кирпича, черепицы и прочих строительных изделий из обожженной глины.
Средняя списочная численность работников ООО "БКЗ" в 2012 году составила 154 человека, в 2013 году - 149 человек, в 2014 году - 141 человек. Предприятие не имеет в собственности недвижимого имущества, технологического оборудования, транспортных и иных средств, лицензии на право пользования недрами, иного имущества, необходимого для самостоятельного осуществления производственной деятельности.
Место нахождения ООО "БКЗ": 665755, Иркутская область, Братский район, в 700 м севернее жилого района Чекановский, то есть юридический адрес ООО "БКЗ" совпадает с адресом регистрации ООО "БКЗМ".
ООО "БКЗ" имеет лицензию на осуществление погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте, а также лицензию на осуществление деятельности по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте. При этом транспортные средства, производственные объекты в собственности ООО "БКЗ" отсутствуют.
В соответствии с учредительными документами данной организации учредителями ООО "БКЗ" с 30.05.2012 являются: Анучин Сергей Федорович с долей участия 71,59% и Радченко Александр Александрович с долей участия 28,41%. Руководителем ООО "БКЗ" с 01.07.1999 является Судариков Александр Михайлович, который ранее (в период с 09.03.2005 по 17.04.2006) являлся также руководителем ООО "БЗКМ".
Из показаний Сударикова А.М. следует, что он является директором ООО "БКЗ" с 1999 года, а также исполняет функции исполнительного директора в ООО "БЗКМ" с 2005 года и горного мастера ООО "БЗКМ" для исполнения мероприятий, связанных с получением лицензионно-разрешительной деятельности по производству работ в карьере ООО "БЗКМ" (протокол допроса свидетеля от 28.10.2014 N 07-14/519 - т. 5 л.д. 68-70).
До 1 января 2012 года вопрос взаимозависимости регулировался статьей 20 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.
В соответствии с пунктом 6 Федерального закона от 18.07.2011 N 227-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения" положения статей 20 и 40 Налогового кодекса РФ со дня вступления в силу настоящего Федерального закона применяются исключительно к сделкам, доходы и (или) расходы по которым признаны в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации до дня вступления в силу названного Федерального закона. Если доходы или расходы учтены начиная с указанной даты, в отношении этих сделок применяется глава 14.1 Налогового кодекса Российской Федерации.
Согласно пункту 1 статьи 105.1 Налогового кодекса РФ если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, указанные в настоящем пункте лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения (далее - взаимозависимые лица).
Для признания взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц, в соответствии с заключенным между ними соглашением либо при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами. При этом такое влияние учитывается независимо от того, может ли оно оказываться одним лицом непосредственно и самостоятельно или совместно с его взаимозависимыми лицами, признаваемыми таковыми в соответствии со статьей 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 2 статьи 105.1 Налогового кодекса РФ взаимозависимыми лицами признаются, в частности:
- организации в случае, если одно и то же лицо прямо и (или) косвенно участвует в этих организациях и доля такого участия в каждой организации составляет более 25 процентов;
- организации, единоличные исполнительные органы которых либо не менее 50 процентов состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров (наблюдательного совета) которых назначены или избраны по решению одного и того же лица (физического лица совместно с его взаимозависимыми лицами, указанными в подпункте 11 пункта 2 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации);
При этом в силу пункта 7 статьи 105.1 Налогового кодекса РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 2 названной статьи, если отношения между этими лицами обладают признаками, указанными в пункте 1 указанной статьи.
Судом первой инстанции установлено и данные обстоятельства подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела, что в проверяемый период учредителем ООО "БКЗ" и учредителем ООО "БКЗМ" являлось одно и то же лицо - Анучин Сергей Федорович (с долей участия 100% и 71,59% соответственно). При этом Анучин С.Ф. также являлся руководителем ООО "БЗКМ". Кроме того, руководитель ООО "БЗКМ" Анучин В.С. является сыном учредителя ООО "БКЗ" Анучина С.Ф. Следовательно, ООО "БКЗ" и ООО "БКЗМ" являются взаимозависимыми организациями.
На основании предоставленных налогоплательщиком инвентарных карточек учета объектов основных средств ООО "БЗКМ", договоров купли продажи, свидетельств о государственной регистрации права установлено, что в проверяемый период ООО "БЗКМ" имело в собственности недвижимое имущество, сооружения, технологическое оборудование и транспортные (прочие) средства, позволяющее осуществлять производственную деятельность по добыче глины, переработки ее в кирпич и камень керамический и дальнейшей отгрузке до покупателя.
Указанное имущество расположено на производственной базе по адресу: Иркутская область, Братский район, территория в 700 м севернее жилого района Чекановский г. Братск. Это же адрес является юридическим адресом обеих организаций.
Все недвижимое имущество и земельные участки организацией ООО "БЗКМ" приобретены в 2005 году, 2011 году, 2012 году у ОАО "Братский Комбинат Строительной Индустрии" (производственный комплекс основного производства), и в 2008-2011 гг. - у ООО "БКЗ" (здания административного назначения и вспомогательного производства).
Таким образом, ООО "БКЗ" отчуждал комплекс имущества, необходимого для осуществления основной хозяйственной деятельности - производство кирпича, без которого невозможно осуществление деятельности. В результате совершения указанных сделок имущество оказалось у одного юридического лица - ООО "БЗКМ", находящегося на льготном режиме налогообложения (УСН).
По мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что все сделки преследовали цель вывода активов из ООО "БКЗ" и перевода их на организацию, не являющуюся плательщиком налога на имущество организаций.
Инспекцией в ходе проверки установлено и не оспаривается заявителем, что в проверяемый период между ООО "БКЗ" и ООО "БЗКМ" были заключены следующие договоры аренды:
- договор аренды недвижимого имущества N 6/12 от 01.01.2012, согласно которому ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду недвижимое имущество для производственной деятельности (главный производственный корпус, приемное отделение ЦСП, цех сухой подготовки сырья (ЦСП), РУ-10кВ, склад готовой продукции, корпус АБК с галереей, сооружение ж/д мост через р. Вихоревку протяженностью 107,15 м, здание котельной, подъездные пути протяженностью 5058,7 м, здание РММ с материальным складом, отделение вентиляторов). Арендная плата в месяц составляет - 175 700 руб.
- договоры аренды недвижимого имущества N 2/12 от 01.01.2012 (по 30.12.2012), N 2/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), согласно которому ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду для производственной деятельности установку газоснабжения, протяженностью 341,0 м. Арендная плата в месяц составляет - 150 000 руб.
- договоры аренды недвижимого имущества N 2/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), N 2/14 от 01.01.2014 (по 30.12.2014), в соответствии с которыми ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду недвижимое имущество для производственной деятельности (главный производственный корпус, приемное отделение ЦСП, цех сухой подготовки сырья (ЦСП), РУ-10кВ, склад готовой продукции, корпус АБК с галереей, сооружение ж/д мост через р. Вихоревку протяженностью 107,15 м, здание котельной, подъездные пути протяженностью 5058,7 м, здание РММ с материальным складом, отделение вентиляторов, внутриплощадочные сети канализации, система оборотного водоснабжения, ЛЭП на карьере, Установка Мазутохозяйство, Канализационная станция). С 01.01.2014 в предоставляемое недвижимое имущество стороны включили установку газоснабжения, протяженностью 341,0 м. Арендная плата в месяц составляет с 01.01.2013 по 15.01.2014-375 700 руб., с 15.01.2014 по 30.12.2014-153 000 руб.
- договоры аренды земли N 1/12, N 3/12 от 01.01.2012 (по 30.12.2012), N 1/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), N 1/14 от 01.01.2014 (по 30.12.2014), в соответствии с которыми ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду земельные участки, принадлежащие ему на праве собственности, для размещения подъездных путей общей площадью 6846 кв. м, 17990 кв. м, 12829 кв. м, 15066 кв. м, для размещения здания котельной 2623 кв. м, для размещения здания РММ с материальным складом 3258 кв. м, для размещения корпуса АБК с галереей 3440 кв. м, для размещения производственной базы 44286 кв. м, для размещения установки газоснабжения 51661 кв. м. Арендная плата в месяц составляет с 01.01.2012 по 30.12.2012 - 29 656 руб., с 01.01.2013 по 30.12.2013 - 30 423 руб., с 01.01.2014 по 30.12.2014 - 31 629 руб.
-договор аренды автомобиля ИСУДЗУ без экипажа б/н от 08.01.2012.
В соответствии с условиями договора ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду автомобиль ИСУДЗУ, принадлежащий ему на праве собственности.
-договоры аренды транспортных средств N 6/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), N 6/14 от 01.01.2014 (по 30.12.2014), согласно которым ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду следующие транспортные средства, принадлежащие ему на праве собственности: трактор ЮМЗ 6АЛ, автопогрузчик М-4081, погрузчик фронтальный ТО-30, прицеп ПСЕ-12,5, бульдозер ДЗ-27, автобус ЛАЗ-695Н, два КАМАЗа 55111. Арендная плата в месяц составляет с 01.01.2013 по 30.12.2014-20 000 руб.
- договор аренды технологического оборудования N 4/12 от 01.01.2012 (по 30.12.2012), N 5/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), N 5/14 от 01.01.2014 (по 30.12.2014). Арендная плата в месяц составляет - 250 000 руб.
- договор аренды кранов N 7/12 от 01.01.2012 (по 30.12.2012), N 3/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), N 7/14 от 01.01.2014 (по 30.12.2014), согласно которому ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду для производственной деятельности четыре козловых крана ККТ-5, принадлежащих ему на праве собственности. Арендная плата в месяц составляет - 10 000 руб.
-договор аренды сооружения N 9/12 от 01.01.2012 (по 30.12.2012), N 8/13 от 01.01.2013 (по 30.12.2013), N 8/14 от 01.01.2014 (по 30.12.2014). По условиям указанного договора ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" в аренду для производственной деятельности сооружение ВЛ 10кВ N 563/1, 1517 м, расположенное по адресу: Иркутская область, Братский район, 05 08 30 01. Арендная плата в месяц составляет - 3 000 руб.
Кроме того, между ООО "БКЗ" и ООО "БЗКМ" также заключены:
-договоры на поставку сырья от 01.01.2012 N 10/12, от 01.01.2013 N 7/13, от 01.01.2014 N 7/14, согласно которым ООО "БЗКМ" (поставщик) осуществляет общее руководство горными работами в карьере, осуществляет рациональное планирование ведения горных работ и ведение исполнительной маркшейдерской документации, осуществляет горно-подготовительные работы, готовит и согласовывает годовые планы развития горных работ в полном объеме совместно с ООО "БКЗ" (покупатель), а покупатель обеспечивает карьер электроэнергией, проводит рекультивацию отработанных участков карьера согласно проекту, осуществляет эксплуатацию электрических сетей в карьере, осуществляет погрузку горной массы в транспортные средства. Вывозка глины производится автотранспортом ООО "БКЗ" и за его счет ежедневно. Стоимость добытого сырья 4 руб. за 1 куб. м без НДС.
-договоры на оказание услуг по эксплуатации карьера Анзебинского месторождения от 11.10.2011 N 11/11, от 26.10.2012 N 6/12, от 30.10.2013 N 21/13. В соответствии с условиями названных договоров ООО "БКЗ" (исполнитель) обязуется выполнить комплекс работ (горно-подготовительные работы, общее руководство горными работами в карьере, погрузку горной массы в транспортные средства и т.д.) по эксплуатации карьера Анзебинского месторождения, а ООО "БЗКМ" (заказчик) обязуется оплатить эти услуги. Согласно пункту 2.1 договоров заказчик ежемесячно производит оплату за выполненные работы по согласованной цене 20 000 руб.
Вышеприведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что ООО "БЗКМ" приобрело имущество, необходимое для осуществления производства кирпича, у ООО "БКЗ", а затем передало это же имущество в аренду ООО "БКЗ" для осуществления процесса добычи глины и производства кирпича.
Добытую глину ООО "БЗКМ" реализует в адрес ООО "БКЗ" по цене 4 руб. за 1 куб. м, для добычи которой ООО "БЗКМ" привлекает в качестве подрядчика ООО "БКЗ", который располагает квалифицированными трудовыми ресурсами.
При этом ООО "БКЗ" не рассчитывается с ООО "БЗКМ" за глину и арендованные основные средства, а также не выставляет в адрес ООО "БЗКМ" счета-фактуры, акты выполненных работ за оказанные услуги по эксплуатации Анзебинского месторождения.
Так, в ходе проверки установлено, что ООО "БКЗ" имеет задолженность перед ООО "БЗКМ" по заключенным договорам: по состоянию на 01.01.2012 задолженность составила 751 045,28 руб., по состоянию на 31.12.2012-9 265 123,24 руб., по состоянию на 31.12.2013-1 6072 883,24 руб., по состоянию на 31.12.2014-16 770 782,24 руб.
Главный бухгалтер ООО "БКЗ" Березикова Е.В. в ходе допроса также сообщила, что за 2012-2014 годы счета-фактуры, акты выполненных работ по договорам на оказание услуг по эксплуатации карьера Анзебенского месторождения в адрес ООО "БЗКМ" не выставлялись, оплата по договорам не производилась (протокол допроса свидетеля от 01.07.2015 N 11-46/201 - т. 5 л.д. 14-18).
В ходе проверки инспекция направила в адрес ООО "БКЗ" требование о предоставлении пояснений с указанием причин, по которым ООО "БКЗ" не производит оплату за аренду вышеперечисленных основных средств в адрес ООО "БЗКМ".
В ответ на данное требование ООО "БКЗ" предоставило письмо от 15.01.2014 N 12, написанное в адрес ООО "БЗКМ", в котором ООО "БКЗ" в связи с тяжелым финансовым положением просило ООО "БЗКМ" временно снизить арендную плату по договорам аренды, а также гарантировало оплату за поставку глины в полном объеме.
Между тем, инспекцией проведен анализ движения денежных средств по расчетному счету ООО "БКЗ". Исходя из анализа расчетного счета налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО "БКЗ" имело возможность, хотя и не в полном объеме, осуществлять расчеты за аренду имущества.
Суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции в том, что указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что выше перечисленные договоры между ООО "БКЗ" и ООО "БЗКМ" заключались формально, условия оплаты не выполнялись, ответственность за несвоевременный расчет условиями договоров не предусмотрена.
Материалы дела подтверждают, что ООО "БЗКМ", предоставляя в аренду взаимозависимому лицу ООО "БКЗ" имущество, необходимое для производственного процесса, не выставляет в адрес ООО "БКЗ" счета-фактуры, сторонами не оговаривается срок, на который не будут выставляться счета-фактуры за аренду, в отношении ООО "БКЗ" не принимаются меры принудительного взыскания задолженности, не прекращаются договорные обязательства.
Суд апелляционной инстанции считает, что данные обстоятельства позволяют прийти к выводу о том, что отношения налогоплательщиков между собой носят доверительный и согласованный характер, не принятый между субъектами экономической деятельности, как правило, действующими в интересах извлечения прибыли каждым.
При этом частичная уплата задолженности и стремление к ее погашению в будущем, учитывая общий размер задолженности (16 770 782,24 руб. на 31.12.2014) указанный вывод не опровергает, в связи с чем соответствующие доводы заявителя апелляционной жалобы судом отклоняются.
При этом, несмотря на значительную сумму задолженности ООО "БКЗ" перед ООО "БЗКМ" за арендованное имущество, ООО "БЗКМ" предоставляет ООО "БКЗ" заемные денежные средства для погашения текущих платежей. В свою очередь ООО "БКЗ", не имея денежных средств для оплаты задолженности, предоставляет заемные денежные средства ООО "БЗКМ".
Так, между организациями заключен договор займа (беспроцентного) от 17.06.2013, в соответствии с которым займодавец (ООО "БЗКМ") передает заемщику (ООО "БКЗ") беспроцентный заем на сумму 200 000 руб. до 31.08.2013.
ООО "БЗКМ" также получало заемные денежные средства у ООО "БКЗ". Согласно договору займа (беспроцентного) от 10.01.2013 займодавец (ООО "БКЗ") передает заемщику (ООО "БЗКМ") беспроцентный заем на сумму 100 000 руб. до 30.09.2013.
Из материалов дела также следует, что ООО "БЗКМ" оплачивало обучение работников ООО "БКЗ".
Между ООО "БЗКМ" (заказчик) и ООО "Компания ПРАДО Групп" (исполнитель) заключен договор от 23.04.2014 N 235-КПГ-14 на оказание платных услуг по организации профессионального обучения, повышения квалификации, предаттестационной подготовки сотрудников заказчика.
Согласно приложению N 1 к названному договору обучение проходил Коротков В.В. - главный инженер, Судариков А.М. - исполнительный директор, горный мастер, Белова Е.В. - инженер, горный мастер. При этом Коротков В.В., Судариков А.М., Белова Е.В. согласно справок о доходах физических лиц по форме N 2-НДФЛ, предоставленных ООО "БКЗ" за 2014 год, являются работниками ООО "БКЗ".
ООО "Компания ПРАДО Групп" выставило в адрес ООО "БЗКМ" счет за обучение от 23.04.2014 N 375 на сумму 52 000 руб. ООО "БЗКМ" оплатило указанную сумму по платежному поручению от 28.04.2014 N 27, однако не предъявило ООО "БКЗ" расходы за оплату обучения сотрудников данной организации.
Следовательно, ООО "БЗКМ" оплачивало обучение работников ООО "БКЗ", при этом не предъявляло ООО "БКЗ" затраты на их обучение.
В ходе выездной налоговой проверки инспекцией проведены осмотры территорий и производственных помещений ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ", в ходе которых установлено, что территория карьера Анзебинского месторождения глин, расположена в 1 км от территории промплощадки ООО "БКЗ". Добыча глины ведется открытым способом экскаватором марки ЭКГ5а, а также при помощи бульдозера марки Т-150. При проведении осмотра в карьере находились работники ООО "БКЗ" - машинист экскаватора Яковлев В.И. и бульдозерист Ушаков В.И. (протокол осмотра от 15.06.2015 N 11-39/15 - т. 5 л.д. 3-4, протокол осмотра от 15.06.2015 N 11-39/17 - т. 5 л.д. 5-7).
В ходе осмотра установлено, что добычу глины и производство кирпича (камня керамического) осуществляют работники ООО "БКЗ", на оборудовании, в помещениях, арендованных у ООО "БЗКМ".
Инспекцией допрошены в качестве свидетелей работники ООО "БКЗ" Голубев Сергей Анатольевич (начальник цеха N 2), Шандоровская Наталья Григорьевна (начальник цеха N 1).
Из показаний Голубева С.А. следует, что он работает в ООО "БКЗ" с 1983 года начальником цеха по переработке технологического сырья, устраивался на Братский завод керамических материалов, который впоследствии был переименован в ООО "БКЗ". Свидетель указал, что осуществляет контроль за технологией производства, управление и контроль за рабочими, работающими в цехе и карьере, так как цех и карьер - это единое технологическое производство. Выполнение работ по добыче глины в карьере Анзебенского месторождения со стороны ООО "БЗКМ" не контролировалось. Производство кирпича (керамического камня) с 1998 года осуществляется на одном и том же оборудовании, в одних и тех же помещениях (протокол допроса свидетеля от 13.07.2015 N 11-46/208 - т. 5 л.д. 45-48).
Шандоровская Н.Г. при допросе сообщила, что работает с 1983 года в ООО "БКЗ", которое ранее называлось Братский завод керамических материалов. В должностные обязанности входило: работа с персоналом, соблюдение техники безопасности, контроль за выпуском и качеством продукции. Технология изготовления кирпича за период работы была неизменна, производство кирпича осуществлялось на одном и том же технологическом оборудовании и в одних и тех же помещениях. Монтаж, демонтаж технологического оборудования не производился, адрес предприятия не менялся (протокол допроса от 30.07.2015 N 03-28/3524 - т. 5 л.д. 55-57).
Главный бухгалтер ООО "БКЗ" Березикова Евгения Викторовна пояснила, что производственная деятельность ООО "БКЗ" осуществлялась на территории арендованного у ООО "БЗКМ" имущества. Без заключения договоров аренды с ООО "БЗКМ" осуществление самостоятельной производственной деятельности ООО "БКЗ" невозможно, поскольку у него отсутствует необходимая производственная база (протокол допроса свидетеля от 01.07.2015 N 11-46/201).
Суд первой инстанции, оценив установленные инспекцией обстоятельства и приведенные в их подтверждение доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что ООО "БЗКМ" представляет собой единый производственно-технологический комплекс, состоящий из недвижимого и иного имущества, используемого для основной производственной деятельности работников ООО "БКЗ" и обеспечивающего непрерывный производственный процесс изготовления кирпича.
В ходе проверки инспекцией также установлено, что ведение бухгалтерского и налогового учета ООО "БКЗ" и ООО "БЗКМ" осуществляет одно и тоже лицо - Березикова Евгения Викторовна, которая является главным бухгалтером ООО "БКЗ" с 08.09.1999.
В организации ООО "БЗКМ" главный бухгалтер не предусмотрен, ведение бухгалтерского учета и составление отчетности возложено на руководителя ООО "БЗКМ", действующего в соответствующий период времени. Однако общество выдало доверенности, на основании которых ООО "БЗКМ" уполномочивает Березикову Евгению Викторовну представлять интересы предприятия в налоговом органе - сдавать бухгалтерскую и налоговую отчетность, давать пояснения, подписывать акт и решения по проверке.
При этом отчетность от имени обеих организаций также подписана одним лицом - руководителем ООО "БКЗ" Судариковым А.М.
В ходе допросов Березикова Е.В. сообщила, что осуществляет бухгалтерский и налоговый учет в ООО "БКЗ" на основании трудового договора, те же работы в ООО "БЗКМ" осуществляет безвозмездно на основании доверенности. Свидетель также указала, что бухгалтерию ООО "БЗКМ" ведет в административном здании на территории кирпичного завода в своем кабинете, документы и печать хранятся у нее. Отчетность отправляется по телекоммуникационным каналам связи с компьютера, установленного в бухгалтерии, расположенной по адресу: Иркутская область, Братский район, территория в 700 м севернее жилого района Чекановский г. Братска, здание АБК (протоколы допроса свидетеля от 27.01.2015 N 07-14/45 - т. 5 л.д. 63-65; от 01.07.2015 N 11-46/201 - т. 5 л.д. 14-18).
Следовательно, Березикова Е.В., являясь главным бухгалтером ООО "БКЗ", осуществляет также ведение бухгалтерского и налогового учета ООО "БЗКМ" и в течение длительного периода времени работает на одной производственной базе, расположенной по адресу: 665755, Иркутская область, Братский район, в 700 м севернее жилого района Чекановский г. Братска, а следовательно располагает информацией о финансово-хозяйственной деятельности обеих организаций.
Расчетные счета организаций ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" открыты в одном банке - Байкальском банке Сбербанка России. При этом доступ к системе "Банк-клиент", с которой ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" осуществляли электронные платежи, осуществляется с единого IP-адреса.
Кроме того, право распоряжаться расчетными счетами ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" в проверяемом периоде имели Березикова Е.В. - главный бухгалтер ООО "БКЗ" и Судариков А.М. - руководитель ООО "БКЗ".
Инспекцией также установлено, что организации ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" используют один и тот же адрес для отправки корреспонденции: 665755, п. Чекановский, а/я 312, а также один телефонный номер для связи - (3953) 48-56-00. Данные адрес и номер телефона указаны в реквизитах писем ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ", направленных в адрес налогового органа, а также в налоговой отчетности, представляемой в налоговый орган.
Установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что в проверяемом периоде ООО "БЗКМ" не осуществляло производственную деятельность, связанную с его основным видом деятельности - производством кирпича и прочих строительных изделий из обожженной глины, а осуществляло деятельность по сдаче всего своего имущества в аренду ООО "БКЗ", а также осуществляло в адрес ООО "БКЗ" реализацию глины, для добычи которой привлекало ООО "БКЗ".
При этом ООО "БКЗ" не производило оплату за сырье и услуги, а также не предъявляло в адрес ООО "БЗКМ" акты выполненных работ (оказанных услуг) и не выставляло счета-фактуры за услуги по добыче глины. При этом ООО "БЗКМ" реализовывал добытую глину в адрес ООО "БКЗ" по заниженной цене - 4 руб. за 1 куб. м.
Таким образом, в результате мероприятий налогового контроля была установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о том, что взаимозависимые организации ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" составляют один производственный комплекс работ с одной производственной базой по добыче глины, переработки ее в кирпич и камень керамический, реализации и перепродажи продукции.
Данные факты заявителем документально не опровергнуты и, как указывалось выше, подтверждаются представленными налоговым органом в материалы дела доказательствами.
Суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции в том, что установленные проверкой обстоятельства указывают на намеренное и спланированное создание схемы, используемой для минимизации налогового бремени и получение необоснованной налоговой выгоды, в частности, в виде уменьшения налоговых обязательств за счет освобождения от уплаты налога на имущество организаций у ООО "БЗКМ", уменьшения сумм налога на добычу полезных ископаемых за счет снижения цены на реализацию глины, завышения расходов по налогу на прибыль у ООО "БКЗ".
ООО "БЗКМ" является владельцем лицензии на добычу, арендатором земельного участка для размещения карьера глин, а также собственником основных средств, используемых для производства камня керамического, но не располагает трудовыми ресурсами для добычи глины.
ООО "БКЗ" не является арендатором земельного участка карьера глин, не располагает лицензией на осуществление добычи глины, не является собственником основных средств для добычи глины, но располагает трудовыми ресурсами - квалифицированными кадрами, которые имеют навыки в добыче глины и производстве кирпича.
По результатам проведенной налоговой проверки установлено, что ООО "БЗКМ" не реализовывало в адрес ООО "БКЗ" глину, а использовало ее в своей производственной деятельности для производства кирпича (камня керамического) с использованием трудовых ресурсов, формально трудоустроенных в ООО "БКЗ", но фактически выполняющих функции по добыче, переработке глины и производству конечного продукта производственной деятельности - кирпича (камня керамического). При этом договоры аренды основных средств между взаимозависимыми лицами ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" заключены формально, поскольку ООО "БКЗ" не производит в полном объеме платежи по арендной плате.
В данном случае проверкой установлено, что взаимозависимость ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" фактически влияет на хозяйственную деятельность организаций, позволяет использовать специальный режим налогообложения с целью занижения налоговых платежей.
Доводы заявителя апелляционной жалобы относительно того, что в более ранние периоды Анучин С.Ф. не входил в состав учредителей ООО "БЗКМ" либо владел незначительной долей в уставном капитале, в связи с чем не имел возможности влиять на принимаемые решения, в том числе, о применяемой обществом системе налогообложения и приобретении обществом объектов производственного назначения, а также не являлся учредителем ООО "БКЗ" в период реализации основной части имущества ООО "БЗКМ", не влияют на правомерность выводов суда первой инстанции, поскольку в результате действий ООО "БКЗ" и ООО "БЗКМ" комплекс имущества, без которого невозможно осуществление ООО "БКЗ" основной деятельности, оказывается в собственности другого юридического лица (ООО "БЗКМ") и в последующем сдается в аренду ООО "БКЗ". При этом обстоятельства осуществления обществами деятельности в качестве единого производственного комплекса имели место в проверяемые налоговые периоды.
На основании изложенного суд апелляционной инстанции соглашается с судом первой инстанции в том, что установленные налоговым органом в ходе проведения проверки обстоятельства свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, определение которой дано в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".
При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно признал обоснованным вывод налогового органа о том, что взаимозависимые организации ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" представляют один производственный комплекс работ с одной производственной базой по добыче глины, переработки ее в кирпич и камень керамический. В связи с этим у налогового органа имелись основания для объединения доходов и расходов, а также имущества ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ".
Доводы заявителя относительно осуществления ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" самостоятельной хозяйственной деятельности, при установленных судом обстоятельствах осуществления обществами деятельности как единого производственного комплекса, правильно отклонены судом первой инстанции.
В результате присоединения ООО "БКЗ" к ООО "БЗКМ" у организации ООО "БЗКМ" средняя численность работников по состоянию на 01.01.2012 превысила 100 человек, в связи с чем ООО "БЗКМ" в соответствии с подпунктом 15 пункта 3 статьи 346.12 Налогового кодекса РФ с 01.01.2012 утратило право на применение упрощенной системы налогообложения.
Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу, что инспекция обоснованно произвела перерасчет налога на добавленную стоимость, налога на добычу полезных ископаемых, налога на имущество организаций за 2012-2014 годы.
При расчете налога на прибыль организаций налоговый орган установил:
- доходы ООО "БЗКМ" исходя из суммы доходов ООО "БЗКМ" (за исключением доходов от реализации товаров (работ, услуг) в адрес ООО "БКЗ") и доходов, полученных ООО "БКЗ" от реализации товаров (работ, услуг) в адрес прочих покупателей;
- расходы ООО "БЗКМ" исходя из суммы расходов ООО "БЗКМ", а также расходов ООО "БКЗ" (за исключением из состава расходов сумм, выставленных от имени ООО "БЗКМ" в адрес ООО "БКЗ").
При расчете налога на добавленную стоимость инспекцией произведено объединение доходов ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" и сделан расчет налоговой базы для исчисления налога на добавленную стоимость, применены налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость.
В связи с объединением имущества ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" инспекцией сделан расчет налоговой базы для исчисления налога на имущество организаций, установлена неуплата (неполная уплата) налога на имущество организаций в сумме 1 593 181 руб., в том числе: за 2012 год в сумме 587 839 руб.; за 2013 год в сумме 536 696 руб.; за 2014 год в сумме 468 646 руб.
Судом апелляционной инстанции отклоняется как несостоятельная ссылка заявителя апелляционной жалобы на то обстоятельство, что финансовые результаты деятельности ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" в 2014 году представляли собой убытки, что исключает возможность обогащения обществ за счет налоговой выгоды.
Судом установлено, что созданная схема взаимоотношений привела к уменьшению налоговых обязательств ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" за счет освобождения от уплаты налога на имущества у ООО "БЗКМ", уменьшения уплаты НДПИ за счет снижения цены на реализацию глины у ООО "БЗКМ", завышения расходов по налогу на прибыль у ООО "БКЗ" и занижения доходов от реализации по УСН по ООО "БЗКМ" за счет начисляемых и неоплачиваемых арендных платежей по имуществу.
При этом наличие кредиторской задолженности позволяло ООО "БКЗ" в текущем году учитывать эти суммы в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, а ООО "БЗКМ" не отражать данную сумму в доходах, так как ООО "БЗКМ" в проверяемом периоде применяло УСН (объект налогообложения - доходы), определяя доходы для целей налогообложения по "кассовому" методу.
В отношении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 25.09.2016, в соответствии с которым в возбуждении уголовного дела в отношении Анучина С.Ф. по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что указанное постановление не является преюдициальным для рассмотрения настоящего дела, поэтому не может подтверждать или опровергать выводы, изложенные в оспариваемом решении. Предметом по настоящему делу является решение налогового органа, принятое по результатам выездной налоговой проверки ООО "БЗКМ", тогда так указанным постановлением установлено отсутствие состава преступления в отношении физического лица Анучина С.Ф. Следовательно, указанное постановление не может свидетельствовать о виновности или невиновности общества в нарушении законодательства о налогах и сборах.
В отношении налога на добычу полезных ископаемых судом первой инстанции установлено следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 336 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых, если иное не предусмотрено пунктом 2 названной статьи, признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации на участке недр (в том числе из залежи углеводородного сырья), предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Согласно пунктам 1, 2 статьи 338 Налогового кодекса РФ налоговая база определяется налогоплательщиком самостоятельно как стоимость добытых полезных ископаемых.
В силу пункта 1 статьи 339 Налогового кодекса РФ количество добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно.
При этом оценка стоимости добытых полезных ископаемых в соответствии с пунктом 1 статьи 340 Налогового кодекса РФ определяется налогоплательщиком самостоятельно одним из следующих способов:
1) исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации без учета субсидий;
2) исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации добытого полезного ископаемого;
3) исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископаемых.
Инспекцией установлено, что в проверяемом периоде ООО "БЗКМ" применял порядок оценки стоимости глины исходя из сложившихся цен реализации на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 339 Налогового кодекса РФ.
В соответствии с договорами на поставку сырья от 01.01.2012 N 10/12, от 01.01.2013 N 7/13, от 01.01.2014 N 7/14 ООО "БЗКМ" ("поставщик") обязуется произвести добычу суглинков из карьера глин Анзебинского месторождения для ООО "БКЗ".
ООО "БЗКМ" в 2012-2014 годах добытую глину реализовывало ООО "БКЗ" по цене 4 руб. за м. куб.
По результатам выездной проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО "БЗКМ" и ООО "БКЗ" в проверяемом периоде осуществляли финансово-хозяйственную деятельность как единый производственный комплекс, собственником которого являлся ООО "БЗКМ". Следовательно, ООО "БЗКМ" не реализовывал глину в адрес ООО "БКЗ", а использовал ее в своей производственной деятельности для производства кирпича (камня керамического) с использованием трудовых ресурсов, трудоустроенных в ООО "БКЗ", но фактически выполняющих функции по добыче, переработке глины и производству конечного продукта производственной деятельности -кирпича (камня керамического).
В течение 2012 года ООО "БЗКМ" добывал глину для производственных целей (изготовления кирпича). Продажа добытой глины третьим лицам не осуществлялась. В течение 2013-2014 годов ООО "БЗКМ" добывало глину для производственных целей (изготовления кирпича), а также реализовывало глину в адрес ООО "Инстрой" через взаимозависимое лицо ООО "БКЗ".
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ООО "БЗКМ" реализовывало добытую глину в адрес ООО "БКЗ" по цене 4 руб. за 1 куб. м, при этом, в течение 2013-2014 годов ООО "БЗКМ" добывало глину для производственных целей (изготовления кирпича), а также реализовывало глину в адрес ООО "Инстрой" через взаимозависимое лицо ООО "БКЗ" по цене 127 руб. за куб. м в 2013 году и по цене 131 руб. за куб. м в 2014 году.
Таким образом, вопреки доводам заявителя апелляционной жалобы, продажа глины ООО "БКЗ" в адрес ООО "Инстрой" разовой сделкой не являлась. Судом первой инстанции сделан обоснованный вывод, что стоимость реализованной глины по договорам, заключенным ООО "БЗКМ" с взаимозависимой организацией ООО "БКЗ", является заниженной и не соответствует цене реализации ООО "Инстрой".
При этом в рассматриваемом случае у налогового органа отсутствовали основания для проведения проверки цены сделок по реализации глины в адрес ООО "БКЗ" на предмет их соответствия уровню рыночных цен.
В силу пункта 4 статьи 340 Налогового кодекса РФ в случае отсутствия у налогоплательщика реализации добытого полезного ископаемого налогоплательщик применяет способ оценки, указанный в подпункте 3 пункта 1 настоящей статьи. При этом расчетная стоимость добытого полезного ископаемого определяется налогоплательщиком самостоятельно на основании данных налогового учета. В этом случае налогоплательщик применяет тот порядок признания доходов и расходов, который он применяет для определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.
В ходе проверки инспекцией в адрес ООО "БЗКМ" выставлено требование о представлении документов (информации) от 25.06.2015 N 11-35/45, в соответствии с которым у общества был запрошен расчет себестоимости добытой глины за период с января 2012 по декабрь 2014 года.
ООО "БЗКМ" отказалось предоставить указанный расчет, поскольку он не является документом бухгалтерского или налогового учета. В связи с этим расчет стоимости добытых полезных ископаемых (глины) произведен налоговым органом самостоятельно.
При определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого учитывались расходы, прямо или косвенно связанные именно с процессом добычи полезных ископаемых (материальные расходы, расходы на оплату труда работников, занятых при добыче полезных ископаемых, суммы начисленной амортизации по имуществу, которое используется при добыче, расходы на ремонт основных средств, также используемых при осуществлении работ). Расходы, не имеющие отношения к добыче, в расчетную стоимость не включались.
По результатам проверки инспекцией установлена неуплата (неполная уплата) налога на добычу полезных ископаемых в сумме 321 266 руб., в том числе: за 2012 год в размере 24 708 руб., за 2013 год в размере 176 481 руб., за 2014 год в размере 120 077 руб., а также завышение налога на добычу полезных ископаемых за август 2013 года в размере 70 руб.
В соответствии с пунктом 1 статьи 119 Налогового кодекса РФ непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов не уплаченной в установленный законодательством о налогах и сборах срок суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 руб.
Согласно пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса РФ непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных названным Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 119 и 129.4 Кодекса.
Поскольку в ходе выездной налоговой проверки инспекцией была установлена неправомерность применения специального режима налогообложения (упрощенной системы налогообложения), суд первой инстанции правильно исходил из того, что общество обязано было представить налоговые декларации по общей системе налогообложения по налогу на прибыль организаций, по налогу на добавленную стоимость, а также расчетов по налогу на имущество организаций за налоговые периоды 2012-2014 годов.
В связи с непредставлением указанных налоговых деклараций и расчетов инспекция правомерно привлекла общество к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 119, пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации.
Судом первой инстанции проверены и обоснованно отклонены доводы заявителя о допущенной налоговым органом ошибке при расчете налога на прибыль ООО "БКЗ" за 2013 год, исходя из следующего.
Как указал заявитель, ООО "БКЗ" в ходе выездной проверки представил в налоговый орган первичную бухгалтерскую документацию и соответствующие ей налоговые регистры, в которых отражены сведения о материальных затратах в сумме 58 852 596 руб. Данная сумма включает в себя, в том числе, затраты, связанные с потреблением газа на прочие нужды (70% от общего расхода газа) в сумме 32 522 550 руб. Газ, который приходится на прямые расходы составляет 30% или 13 938 235 руб. В связи с этим, по мнению заявителя, материальные затраты не могут составлять 19 100 621 руб., а составляют 38 373 035 руб. Разница между материальными затратами между данными ООО "БКЗ" и ошибочными данными налогового органа составили 12 544 410 руб.
Судом установлено, что в ходе выездной налоговой проверки ООО "БКЗ" представило налоговый регистр, в котором отразило материальные расходы в сумме 46 308 185 руб. От данной суммы материальных расходов налогоплательщик отнимал стоимость газа 1 393 825 руб. вместо 13 938 235 руб., тем самым завышая косвенные расходы на 12 544 411 руб. (13 938 235 руб. - 1 393 825 руб.), что отражено на странице 72 оспариваемого решения.
В расчете, предоставленном заявителем в суд, вместо материальных расходов в сумме 46 308 185 руб. указано, что сумма материальных расходов составила 58 852 596 руб., т. е материальные расходы увеличены на 12 544 411 руб. (46 308 185 руб. + 12 544 411 руб. = 58 852 596 руб.). От данной суммы отнимается стоимость газа в сумме 13 938 235 руб., тем самым выравниваются косвенные расходы, поскольку в декларации по налогу на прибыль организаций за 2013 год была указана сумма косвенных расходов 86 368 569 руб., соответственно и в расчете, предоставленном в суд - 86 368 569 руб.
При этом материальные расходы в сумме 58 852 596 руб. документально не подтверждены.
Заявителем в материалы дела представлены копии договоров поставки газа, а также копии платежных поручений об оплате по указанным договорам. Между тем, представленные платежные поручения не представляется возможным соотнести с расходами, понесенными ООО "БКЗ" в проверяемый период. В частности, в платежных поручениях не указано, за какой период произведена оплата.
Кроме того, указанные документы на сумму материальных расходов 58 852 596 руб. не были представлены налогоплательщиком ни в ходе выездной налоговой проверки, ни с возражениями на акт проверки, ни с апелляционной жалобой на решение инспекции. Доводы о том, что расчет налога на прибыль произведен неверно, также не были заявлены ранее. Указанные документы представлены налогоплательщиком только в судебное заседание 18.10.2016.
Суд первой инстанции усмотрел злоупотребление заявителем своими процессуальными правами, что в соответствии с частью 2 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации влечет для заявителя неблагоприятные последствия.
Заявителем апелляционной жалобы мотивированных возражений относительно вышеприведенных выводов суда не приведено, судом апелляционной инстанции оснований для признания их необоснованными не установлено.
Суд апелляционной инстанции также считает обоснованной позицию суда первой инстанции, отклонившего доводы общества относительно того, что ранее проведенные налоговые проверки в отношении заявителя не выявили получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
Как правильно указал суд первой инстанции, нормы Налогового кодекса РФ не ограничивают право налогового органа на выявление в ходе выездной налоговой проверки обстоятельств, связанных с нарушением порядка исчисления налога, даже в том случае, когда предыдущие проверки (камеральные или выездные) такого нарушения не установили. То обстоятельство, что в ходе ранее проведенной проверки инспекция не выявила налоговое правонарушение, не освобождает налогоплательщика от ответственности за аналогичное правонарушение, совершенное в последующих налоговых периодах.
Суд апелляционной инстанции считает, что при указанных обстоятельствах судом первой инстанции правомерно отказано в удовлетворении требований заявителя. Доводы заявителя апелляционной жалобы не опровергают правильных и обоснованных выводов суда первой инстанции.
Доводы Общества, приведенные в апелляционной жалобе по существу спора, являлись предметом исследования суда первой инстанции, получили надлежащую оценку, и не опровергают правильные и обоснованные выводы суда первой инстанции.
Все иные доводы, приведенные заявителем в обоснование своей позиции по делу, судом рассмотрены, оценены и признаны несостоятельными, не влияющими на выводы суда по существу рассматриваемого спора.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта.
Основания, предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции отсутствуют.
Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 25 октября 2016 года по делу N А19-8319/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение 2-х месяцев с даты принятия.
Кассационная жалоба подается через Арбитражный суд Иркутской области.

Председательствующий Э.В.ТКАЧЕНКО

Судьи Е.О.НИКИФОРЮК Г.Г.ЯЧМЕНЕВ