Правосудие

Требование: Об отмене актов о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2017 N 05АП-9606/2016 по делу N А59-4044/2016

Резолютивная часть постановления оглашена 26 января 2017 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 01 февраля 2017 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего А.В. Гончаровой,
судей О.Ю. Еремеевой, С.В. Гуцалюк,
при ведении протокола секретарем судебного заседания С.Г. Расторгуевым,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью ПКФ "Южно-Курильский рыбокомбинат"
апелляционное производство N 05АП-9606/2016
на решение от 31.10.2016
судьи Е.С. Логиновой
по делу N А59-4044/2016 Арбитражного суда Сахалинской области
по заявлению общества с ограниченной ответственностью производственно-коммерческая фирма "Южно-Курильский рыбокомбинат" (ИНН 6518005270, ОГРН 1026501202188)
к Сахалинской таможне (ИНН 6500000793, ОГРН 1026500535951)
о признании незаконным и отмене постановления от 21.07.2016 о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении N 10707000-143/2016, предусмотренном частью 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
при участии: стороны не явились, извещены,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью производственно-коммерческая фирма "Южно-Курильский рыбокомбинат" (далее - заявитель, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Сахалинской таможни (далее - таможня, таможенный орган) от 21.07.2016 по делу об административном правонарушении N 10707000-143/2016.
Решением Арбитражного суда Сахалинской области 31.10.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с принятым судебным актом, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт. Отмечает, что произведенные работы по ремонту среднего рыболовного траулера морозильного "Браттег" (далее - СРТМ "Браттег", судно) не увеличили его стоимость, не привели к потере индивидуальных характеристик объекта и не привели к модернизационным изменениям. По мнению общества, названное обстоятельство свидетельствует об отсутствия состава административного правонарушения. Если суд посчитает, что в действия Общества имеются признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, ссылаясь на постановление Конституционного суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 4-П, Общество просит снизить размер административного штрафа до половины минимального размера административного штрафа.
Таможенный орган по тексту представленного в материалы дела отзыва, возражал против доводов апелляционной жалобы. Решение суда считает законным и обоснованным, не подлежащим отмене.
Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы, в заседание арбитражного суда апелляционной инстанции не явились. С учетом изложенного судебная коллегия на основании статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) рассмотрела апелляционную жалобу по делу без участия представителей лиц, участвующих в деле.
Из материалов дела апелляционный суд установил следующее.
Как следует из материалов дела, должностными лицами Сахалинской таможни на основании статьи 131 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее - ТК ТС) проведена проверка общества по вопросу проверки достоверности сведений, заявленных при осуществлении обратного ввоза на таможенную территорию Таможенного союза по ИМО генеральной (общей) декларации N 10707080/270615/0000224 транспортного средства международной перевозки СРТМ "Браттег".
В ходе контрольных мероприятий, оформленных актом камеральной таможенной проверки от 12.02.2016 N 10707000/400/120216/А0043, административным органом установлено, что 11.04.2015 из порта Южно-Курильск обществом с таможенной территории Таможенного союза был осуществлен временный вывоз среднего рыболовного траулера морозильного "Браттег" (идентификационный номер ИМО 8619560, регистровый номер 877283, порт приписки - Невельск, время и место постройки - 1987 год, Норвегия).
Согласно поданной обществом в таможенный орган ИМО генеральной (общей) декларации, зарегистрированной Южно-Курильским таможенным постом за номером 10707080/110415/0000131, судно следовало в порт Пусан (Корея) с грузом на борту (мороженая рыбопродукция: мест - 12 204, вес нетто - 271 457,6 кг, вес брутто - 289 262,16 кг, маломерная шхуна РСЮ 98-17: 1 место, вес нетто - 45 000 кг, вес брутто - 45 000 кг).
Целью отхода, согласно рейсовому заданию, являлся вывоз транспортного средства для завершения международной перевозки грузов за пределами таможенной территории таможенного союза. 27.06.2015 обществом был осуществлен обратный ввоз судна СРТМ "Браттег" на таможенную территорию Таможенного союза через порт Южно-Курильск с грузом на борту.
Как установлено таможней и следовало из поданного обществом заявления на уплату таможенных платежей от 30.06.2015, в период с 30.04.2015 по 11.05.2015 в порту Пусан (Корея) в отношении судна СРТМ "Браттег" были проведены ремонтные работы, что подтверждается контрактом на ремонт судна N 300415, ремонтными ведомостями, актом приемки-сдачи выполненных работ от 11.05.2015 N 10.
Фактическая стоимость ремонтных работ судна СРТМ "Браттег", проведенных с 30.04.2015 по 11.05.2015, составила 137 402 долларов США.
Между тем, согласно расчету таможенного органа, сумма подлежащих уплате заявителем таможенных пошлин и налогов за операции по ремонту судна СРТМ "Браттег" с учетом вычета уже уплаченных обществом таможенных платежей из стоимости ремонтных работ в 137 402 долларов США, составила 1 732 213 рублей (ввозная пошлина - 376 568 рублей 04 копейки, НДС - 1 355 644 рубля 96 копеек).
Таким образом, в результате проведенной камеральной проверки, таможней был установлен факт заявления обществом при совершении таможенных операций, связанных с завершением 27.06.2015 временного вывоза транспортного средства международной перевозки СРТМ "Браттег", недостоверных сведений о стоимости операций по ремонту судна, проведенному в порту Пусан (Республика Корея) с 30.04.2015 по 11.05.2015, не соответствующему условиям пункта 1 статьи 347 ТК ТС, что повлекло за собой неуплату таможенных платежей, составляющих 1 732 213 рублей.
Усмотрев в действиях общества событие административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, административным органом 29.03.2016 был составлен протокол об административном правонарушении N 10707000-143/2016.
Постановлением от 21.07.2016 N 10707000-143/2016 исполняющий обязанности заместителя начальника Сахалинской таможни признал общество виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, и назначил ему наказание в виде административного штрафа в размере одной второй суммы, подлежащей уплате таможенных пошлин, налогов, что в денежном выражении составило 866 106 рублей 50 копеек.
Не согласившись с указанным постановлением, общество обратилось в суд с настоящим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что у таможенного органа имелись правовые основания для привлечения общества к административной ответственности.
Исследовав материалы дела, проверив в порядке статей 268, 270 АПК РФ правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, проанализировав доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, коллегия считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, а апелляционную жалобу - не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Частью 6 статьи 210 АПК РФ предусмотрено, что при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
В соответствии с частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения правонарушения) заявление декларантом либо таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений об их наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза, о стране происхождения, об их таможенной стоимости либо других сведений, если такие сведения послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от одной второй до двукратной суммы подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.
Объективная сторона данного правонарушения выражается в заявлении при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений, если такие сведения послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.
По правилам пункта 4 статьи 341 ТК ТС транспортные средства международной перевозки подлежат таможенному декларированию в соответствии со статьей 350 данного Кодекса без помещения под таможенные процедуры.
Как установлено пунктом 1 статьи 350 Кодекса, таможенное декларирование транспортных средств международной перевозки осуществляется, в том числе, при временном вывозе с таможенной территории Таможенного союза транспортных средств международной перевозки и ввозе таких временно вывезенных транспортных средств международной перевозки на такую территорию путем подачи перевозчиком таможенному органу таможенной декларации на транспортное средство.
На основании пункта 2 статьи 350 ТК ТС в качестве таможенной декларации на транспортное средство применяются стандартные документы перевозчика, предусмотренные международными договорами в области транспорта, участниками которых являются государства - члены Таможенного союза, если в них содержатся сведения о транспортном средстве международной перевозки, его маршруте, грузе, припасах, об экипаже и о пассажирах, цели ввоза (вывоза) транспортного средства международной перевозки и (или) наименовании запасных частей и оборудования, которые перемещаются для ремонта или эксплуатации транспортного средства международной перевозки, указанные в статье 159 ТК ТС, в зависимости от вида транспорта.
Если в представленных стандартных документах перевозчика не содержатся все необходимые сведения, таможенное декларирование транспортных средств международной перевозки осуществляется путем представления таможенной декларации на транспортное средство установленной формы. При этом представленные стандартные документы перевозчика рассматриваются как неотъемлемая часть таможенной декларации на транспортное средство.
По результатам проверки таможенной декларации на транспортное средство таможенный орган оформляет временный ввоз или временный вывоз транспортного средства международной перевозки либо завершение временного вывоза или временного ввоза транспортных средств международной перевозки путем проставления в таможенной декларации на транспортное средство отметок по форме и в порядке, которые определяются решением Комиссии Таможенного союза (пункт 5 статьи 350 Кодекса).
В соответствии с пунктом 1 статьи 348 ТК ТС временный вывоз транспортных средств международной перевозки завершается их ввозом на таможенную территорию таможенного союза или помещением транспортных средств международной перевозки, являющихся товарами таможенного союза, под таможенную процедуру экспорта либо переработки вне таможенной территории, а транспортные средства международной перевозки, указанные в пункте 4 статьи 345 настоящего Кодекса, под таможенную процедуру реэкспорта.
При завершении временного вывоза транспортных средств международной перевозки их ввозом на таможенную территорию таможенного союза такие транспортные средства международной перевозки ввозятся на таможенную территорию таможенного союза без уплаты таможенных пошлин, налогов (пункт 2 статьи 348 ТК ТС).
Таможенным законодательством установлен исчерпывающий перечень операций, совершение которых допускается с временно вывезенными транспортными средствами международной перевозки и которые не подлежат обложению таможенными пошлинами и налогами.
Положениями пункта 1 статьи 347 ТК ТС предусмотрено, что с временно вывезенными транспортными средствами международной перевозки допускается совершение:
1) операций по техническому обслуживанию и (или) текущему ремонту, необходимых для обеспечения их сохранности, эксплуатации и поддержания в состоянии, в котором они находились на день вывоза, если потребность в таких операциях возникла во время использования этих транспортных средств в международной перевозке;
2) операций по безвозмездному (гарантийному) ремонту;
3) операций по ремонту, включая капитальный ремонт, осуществляемых для восстановления транспортных средств международной перевозки после их повреждения вследствие аварии или действия непреодолимой силы, которые имели место за пределами таможенной территории таможенного союза.
В силу пункта 2 статьи 347 ТК ТС в случае совершения указанных в пункте 1 операций без помещения временно вывезенных транспортных средств международной перевозки под таможенную процедуру переработки вне таможенной территории, при ввозе таких транспортных средств международной перевозки подлежат уплате таможенные пошлины, налоги в соответствии со статьей 262 ТК ТС.
По правилам пункта 1 статьи 262 ТК ТС сумма подлежащих уплате ввозных таможенных пошлин определяется, исходя из стоимости операций переработки товаров.
Таким образом, условиями освобождения от уплаты таможенных платежей при ввозе временно вывезенного транспортного средства международной перевозки являются: совершение операций по техническому обслуживанию и (или) текущему ремонту, необходимых для обеспечения их сохранности, эксплуатации и поддержания в состоянии, в котором они находились на день вывоза; потребность в таких операциях возникла во время использования этих транспортных средств в международной перевозке, а также в случае аварии.
Из материалов дела усматривается, что в период с 30.04.2015 по 11.05.2015 СРТМ "Браттег" находился в порту Пусан (Республика Корея), где в рамках контракта N 300415 на ремонт судна "Браттег" от 30.04.2015, заключенного с компанией BUSAN FISHERY CO. Ltd., р. Корея, в отношении судна были проведены ремонтные работы, общая стоимость которых составила 137402 долл. США.
Судом первой инстанции установлено, что согласно разделу 1 контракта от 30.04.2015 N 300415, его предметом является ремонт судна в соответствии с ремонтной ведомостью (ведомостях), являющейся неотъемлемой частью контракта. Предварительная стоимость ремонтных работ согласована в размере 137402 долларов США.
Во исполнение указанного контракта в период с 30.04.2015 по 11.05.2015 в порту Пусан (Корея) в отношении судна СРТМ "Браттег" были проведены ремонтные работы, целью осуществления которых явилась необходимость предъявления судна к ежегодному и доковому освидетельствованиям РМРС.
Согласно ремонтным ведомостям и акту приемки-сдачи выполненных работ от 11.05.2015 на судне СРТМ "Браттег" был выполнен ряд работ по докованию судна: докование и генеральный сервис; корпусные работы; всасывающую и отливную ДЗА.
Общая стоимость судоремонтных работ, выполненных в период с 30.04.2015 по 11.05.2015 компанией "BUSAN FISHERY Co., Ltd" в отношении СРТМ "Браттег" составила 137 402 долларов США. Выполненные работы нашли отражение в документах бухгалтерского учета заявителя и проводились под наблюдением ФАУ "Российский морской регистр судоходства".
Таким образом, исследовав на основании статьи 71 АПК РФ имеющееся в материалах дела доказательства, полученные таможенным органом в ходе камеральной проверки, суд пришел к обоснованному выводу о том, что ремонт, проведенный на судне СРТМ "Браттег", не относится к операциям, совершение которых допускается в отношении временно вывезенных транспортных средств международной перевозки в соответствии с пунктом 1 статьи 347 ТК ТС.
Так, в материалах дела отсутствуют сведения о повреждении судна вследствие аварии или действий непреодолимой силы, которые могли иметь место в период с 30.04.2015 по 11.05.2015 и свидетельствовали бы о потребности в ремонте, проведенном впоследствии в порту Пусан (Корея). Заявления капитана об аварийных случаях в 2015 году в государственные и иные контролирующие органы не поступали.
Также указанные операции по ремонту не являлись безвозмездным (гарантийным).
Кроме того, как верно указал суд первой инстанции, операции по ремонту судна СРТМ "Браттег" не относятся к операциям по техническому обслуживанию и (или) текущему ремонту, необходимым для обеспечения сохранности, эксплуатации и поддержания его в состоянии, в котором оно находилось на день вывоза, потребность в которых возникла во время использования судна в перевозке.
На момент убытия судно СРТМ "Браттег" находилось в годном к эксплуатации техническом состоянии, операции по ремонту судна не являлись безвозмездными (гарантийным ремонтом), учитывая условия контракта, а также иных документов, представленных в материалы дела.
Доказательства, свидетельствующие о том, что при осуществлении перехода СРТМ "Браттег" в порт Пусан (Корея) на судне возникла необходимость в ремонте частей и механизмов, проведенном в рамках контракта N 300415 обществом в материалы дела не представлено.
В связи с изложенным таможней правомерно доначислены обществу суммы подлежащих уплате заявителем таможенных пошлин и налогов за операции по ремонту судна СРТМ "Браттег" в размере 1732213,00 рубля, исходя из полной стоимости ремонтных работ в размере 137402 долларов США.
В этой связи вывод таможни о наличии в действиях общества события административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, является правильным.
Факт заявления в ДТ N 10707080/270615/0000224 недостоверных (неполных) сведений при декларировании СРТМ "Браттег" подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами, в частности, протоколом об административном правонарушении от 29.03.2016 N 10707000-143/2016, актом камеральной таможенной проверки от 12.02.2016 N 10707000/400/120216/А0043 и иными материалами дела.
Довод общества о том, что ремонтные работы на судне были осуществлены в целях обеспечения сохранности, безопасной эксплуатации, годного технического состояния судна и исключительно в объеме требований Российского морского регистра судоходства, предъявляемых к очередному освидетельствованию судов для возобновления класса регистра, коллегия отклоняет. Часть 1 статьи 347 ТК ТС допускает осуществление указанных обществом операций с временно вывезенным транспортным средством международной перевозки только в том случае, если потребность в этих операциях возникла во время использования этого транспортного средства в международной перевозке. Между тем, общество наличие такого случая не доказало.
Совокупность доказательств, собранных таможенным органом свидетельствует о плановости проведенных обществом ремонтных работ. Доказательств обратного не представлено.
Таким образом, проведенные в отношении спорного судна операции по ремонту не соответствуют условиям пункта 1 статьи 347 ТК ТС, а условия пункта 2 статьи 347 ТК ТС при обратном ввозе СРТМ "Браттег" 27.06.2016 на таможенную территорию Таможенного союза после проведения в порту Пусан (Республика Корея) этих ремонтных работ обществом соблюдены не были, что повлекло за собой неуплату таможенных платежей, составляющих, по предварительному расчету таможенного органа 1732213,00 руб.
При таких обстоятельствах вывод таможни о наличии в действиях общества объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, соответствует нормам права и имеющимся в материалах дела доказательствам.
Согласно части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
По правилам части 2 статьи 2.1 названного Кодекса юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых данным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что общество имело возможность для выполнения возложенных на него обязанностей по соблюдению требований статей 347, 350 ТК ТС, каких-либо объективных препятствий к соблюдению заявителем требований таможенного законодательства судебной коллегией не установлено.
Доказательств невозможности исполнения обществом требований указанных выше норм права в силу чрезвычайных событий и обстоятельств, которые оно не могло предвидеть и предотвратить при соблюдении той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась, в материалы дела не представлено. Данные обстоятельства свидетельствуют о наличии вины общества в совершенном правонарушении.
С учетом изложенного суд апелляционной инстанции считает, что в действиях заявителя имеется состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.
Имеющиеся в деле доказательства суд апелляционной инстанции находит допустимыми, относимыми, достоверными и достаточными для признания общества виновным в совершении вменяемого ему административного правонарушения.
Нарушения процедуры привлечения общества к административной ответственности судом апелляционной инстанции также не установлено, поскольку заявитель был надлежащим образом извещен о времени и месте составления протокола и рассмотрения дела об административном правонарушении, то есть не был лишен гарантированных ему КоАП РФ прав участвовать при производстве по делу, заявлять свои возражения.
Срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренный статьей 4.5 КоАП РФ, таможней не пропущен.
Основания для применения положений статьи 2.9 КоАП РФ, исходя из характера и обстоятельств совершенного административного правонарушения, арбитражным судом не установлены. Каких-либо поводов для переоценки указанного вывода у суда апелляционной инстанции не имеется.
Оценивая размер наложенного на заявителя административного штрафа, коллегия находит его соответствующим части ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, отвечающим цели наказания, а равно принципам законности, справедливости, неотвратимости и целесообразности юридической ответственности.
Оснований для применения к заявителю штрафа ниже минимального размера, установленного санкцией части 2 статьи 16.2 КоАП РФ, на основании постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 4-П коллегия не усматривает, так как принятие решения о назначении юридическому лицу административного штрафа ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей административной санкцией, допускается только в исключительных случаях и является правом, но не обязанностью суда.
В данном случае, обстоятельства рассматриваемого дела не свидетельствуют о наличии исключительных оснований для реализации судом права на снижение размера административного наказания ниже низшего предела, установленного частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.
Не представлены такие доказательства и суду апелляционной инстанции, в связи с этим у судебной коллегии отсутствуют правовые и фактические основания для произвольного снижения размера административного штрафа.
По убеждению суда апелляционной инстанции, в рассматриваемом случае обществу назначено справедливое и соразмерное административное наказание с учетом характера правонарушения и степени вины правонарушителя. Доказательства чрезмерной карательности назначенного штрафа в деле отсутствуют.
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно в порядке части 3 статьи 211 ПК РФ отказал обществу в признании незаконным постановления таможни от 21.07.2016 по делу об административном правонарушении N 10707000-143/2016.
Нормы права применены судом первой инстанции правильно. Судебный акт принят на основании всестороннего, объективного и полного исследования имеющихся в материалах дела доказательств. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, не установлено.
С учетом изложенного арбитражный суд апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований для отмены решения суда.
По результатам рассмотрения апелляционной жалобы на основании части 4 статьи 208 АПК РФ судебные расходы по апелляционной жалобе не распределяются.
Руководствуясь статьями 258, 266 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Сахалинской области от 31.10.2016 по делу N А59-4044/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Сахалинской области в течение двух месяцев.

Председательствующий А.В.ГОНЧАРОВА

Судьи О.Ю.ЕРЕМЕЕВА С.В.ГУЦАЛЮК