Правосудие

Требование: О взыскании неустойки за нарушение обязательств, предусмотренных государственным контрактом

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 N 08АП-14253/2016 по делу N А70-6281/2016

Дело N А70-6281/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 31 января 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 02 февраля 2017 года
Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Смольниковой М.В.
судей Зориной О.В., Семеновой Т.П.
при ведении протокола судебного заседания: Бойченко О.В.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-14253/2016) общества с ограниченной ответственностью "Инженерно-технический центр "Запсибгидропром" на решение Арбитражного суда Тюменской области от 26 сентября 2016 года по делу N А70-6281/2016 (судья А.Н. Курындина), принятое по иску государственного казенного учреждения Тюменской области "Управление капитального строительства" (ОГРН 1087232002252, ИНН 7202180535) к обществу с ограниченной ответственностью "Инженерно-технический центр "Запсибгидропром" (ОГРН 1127232005560, ИНН 7204177672) о взыскании 187 500 руб.,

установил:

государственное казенное учреждение Тюменской области "Управление капитального строительства" (далее - ГКУ ТО "УКС", учреждение, истец) обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Инженерно-технический центр "Запсибгидропром" (далее - ООО "ИТЦ "Запсибгидропром", общество, ответчик) о взыскании 187 500 руб. неустойки за нарушение обязательств, предусмотренных государственным контрактом за период с 13.06.2014 по 21.06.2015.
Решением Арбитражного суда Тюменской области от 26.09.2016 по делу N А70-6281/2016 исковые требования удовлетворены, с ООО "ИТЦ "Запсибгидропром" в пользу ГКУ ТО "УКС" взыскано 187 500 руб. неустойки. С ответчика в доход федерального бюджета взыскано 6 625 руб. государственной пошлины.
Не соглашаясь с принятым судебным актом, общество (далее - заявитель) обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.
В обоснование апелляционной жалобы ее податель указал, что истцом представлен неверный расчет неустойки, поскольку период нахождения проектной документации на государственной экспертизе не входит в период выполнения подрядчиком работ по контракту (устранения замечаний), поэтому начисление неустойки за него необоснованно. По мнению заявителя, судом первой инстанции не принят во внимание тот факт, что причинами нарушения 15-дневного срока, установленного контрактом для устранения замечаний государственной экспертизы, является то факт, что замечания были субъективным мнением экспертов, каждые из которых, несмотря на аналогичную формулировку, являлись новыми для подрядчика. Ответчик ссылается на отсутствие его вины в допущенном нарушении условий контракта и необходимость снижения неустойки в 10 раз.
Оспаривая доводы апелляционной жалобы, истец представил отзыв, в котором просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.
До начала заседания суда апелляционной инстанции от истца поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие его представителя.
Судебное заседание апелляционного суда проведено в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле, надлежащим образом уведомленных о времени и месте рассмотрения дела и не заявивших о его отложении, в соответствии с частью 1 статьи 266 и частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).
Изучив материалы дела, апелляционную жалобу, отзыв на нее, проверив законность и обоснованность судебного акта в порядке статей 266, 270 АПК РФ, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения решения Арбитражного суда Тюменской области от 26.09.2016 по настоящему делу.
Как следует из материалов дела, 13.06.2013 ГКУ ТО "УКС" (государственный заказчик) к ООО "ИТЦ "Запсибгидропром" (подрядчик) заключен государственный контракт на выполнение проектных и изыскательских работ N 10/13 (далее - контракт), согласно пункту 1.1. государственный заказчик поручает и оплачивает, а подрядчик принимает на себя выполнение корректировки проектной документации и выполнение инженерных изысканий по объекту: "Укрепление и благоустройство откоса левого берега р. Тура (1, 2 очередь)".
Пунктом 2.1 контракта установлены сроки выполнения работ: в течение 6 месяцев с момента заключения контракта.
В соответствии с пунктом 6.5 контракта, недостатки в документации, выявленные государственным заказчиком, подрядной строительной организацией, органами экспертизы и другими заинтересованными организациями в процессе рассмотрения документации и производства строительно-монтажных работ, подрядчик обязан устранить за свой счет в срок, не превышающий 15 дней со дня их получения. За задержку устранения замечаний подрядчик выплачивает неустойку в размере 500 рублей за каждый день просрочки.
Письмом от 28.05.2014 N 3392/14 истец направил в адрес ответчика отрицательное заключение государственной экспертизы от 19.05.2014 N 72-3-4-0042-14 для устранения замечаний и корректировки сметной документации.
Ответы по устранению замечаний направлялись подрядчиком в адрес государственного заказчика письмами от 19.06.2014 N 197, от 08.07.2014 N 228, от 16.07.2014 N 240, от 20.08.2014 N 293, от 07.05.2015 N 205-01/15, от 19.05.2015 N 217-01/15, от 22.06.2015 N 262-01/15.
Ссылаясь на то, что просрочка устранения замечаний составила 374 дня за период с 13.06.2014 по 21.06.2015 в размере 187 500 руб., истец направил в адрес ответчика претензию за нарушение срока выполнения работ ответчику письмом от 18.03.2016 N 1196/16.
Поскольку ответчик нарушил срок исполнения обязательства, предусмотренный государственным контрактом, и отказался выплатить начисленную неустойку в добровольном порядке, истец обратился в суд с настоящим иском.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из доказанности факта нарушения ответчиком принятых по контракту обязательств в указанном истцом размере.
Повторно исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции.
Отношения сторон, возникшие из вышеуказанного контракта, по своей природе являются подрядом на выполнение проектных и изыскательских работ для государственных или муниципальных нужд, регламентируемые нормами параграфов 1, 4 и 5 главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).
В соответствии со статьей 758 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.
Проектные и изыскательские работы, предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд (пункт 1 статьи 763 ГК РФ).
Согласно пункту 2 статьи 763 ГК РФ по государственному или муниципальному контракту на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд (далее - государственный или муниципальный контракт) подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера работы и передать их государственному или муниципальному заказчику, а государственный или муниципальный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату.
В соответствии с пунктом 1 статьи 761 ГК РФ подрядчик по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ несет ответственность за ненадлежащее составление технической документации и выполнение изыскательских работ, включая недостатки, обнаруженные впоследствии в ходе строительства, а также в процессе эксплуатации объекта, созданного на основе технической документации и данных изыскательских работ.
В силу пункта 2 статьи 761 ГК РФ при обнаружении недостатков в технической документации или в изыскательских работах подрядчик по требованию заказчика обязан безвозмездно переделать техническую документацию и соответственно произвести необходимые дополнительные изыскательские работы, а также возместить заказчику причиненные убытки, если законом или договором подряда на выполнение проектных и изыскательских работ не установлено иное.
Из условий контракта следует, что пунктом 6.5 контракта стороны согласовали срок устранения замечаний (15 дней), а также ответственность подрядчика за нарушение сроков устранения замечаний к документации в виде неустойки в размере 500 руб. за каждый день просрочки.
В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Принимая во внимание установленный контрактом срок устранения недостатков (15 дней со дня получения замечаний), отсутствие доказательств надлежащего и полного исполнения ответчиком обязательства по устранению замечаний в установленный контрактом срок, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что истцом доказан факт нарушения ответчиком своих обязательств по контракту и, соответственно, наличие оснований для применения меры обеспечения исполнения обязательства в виде неустойки.
Податель жалобы факт нарушения им срока устранения недостатков не оспаривает, ссылаясь то, что период нахождения проектной документации на государственной экспертизе не входит в период выполнения подрядчиком работ по контракту (устранений замечаний), поэтому начисление неустойки за него необоснованно.
Вместе с тем, из материалов дела следует, что неоднократное нахождение проектной документации на государственной экспертизе обусловлено действиями самого подрядчика, своевременно не устранявшего замечания экспертов.
В частности, ссылаясь на то, что в период с 16.07.2014 по 05.08.2014 вина подрядчика в просрочке устранения замечаний отсутствует в связи с нахождением проектной документации на государственной экспертизы, ответчиком не принято во внимание, что часть замечаний экспертов, приведенных в отрицательном заключении государственной экспертизы, не была устранена заказчиком на дату получения подрядчиком замечаний от 04.08.2014.
В частности, из письма Государственного автономного учреждения Тюменской области "Управление государственной экспертизы проектной документации" (далее - ГАУ ТО "УГЭПД", экспертное учреждение) от 04.08.2014 N 553 следует, что представленные обществом ответы от 22.07.2014 на замечания, в частности, указанные в пунктах 1 и 7 раздела 5.1, пункте 6 раздела 5.2, пункте 2 раздела 5.3.1, пунктах 1 - 2, 5 - 9, 11 - 13 подраздела "Береговые сооружения" раздела 5.3.2, пунктах 2 - 6 подраздела "Прогулочные, беговые велосипедные дорожки. Универсальные спортивные площадки. Площадки для автопарковки" раздела 5.3.2, пунктах 3 - 4, 6 - 7, 9 раздела 5.3.7, пунктах 1 - 3, 8 - 14, 16 - 17 раздела 5.3.9, пунктах 3 - 5 раздела 5.3.10 отрицательного заключения государственной экспертизы от 19.05.2014 N 72-3-4-0024-14, не приняты.
Кроме того, ответчик полагает необходимым исключить из расчета истца период с 05.08.2014 по 13.12.2014. При этом обществом не учтено, что из письма ГАУ ТО "УГЭПД" от 26.11.2014 N 911 следует, что представленные обществом ответы на замечания, в частности, указанные в пункте 1 подраздела "Береговые сооружения" раздела 5.3.2, пунктах 2, 4, 6 раздела 5.3.2 "Прогулочные, беговые велосипедные дорожки. Универсальные спортивные площадки. Площадки для автопарковки" отрицательного заключения государственной экспертизы от 19.05.2014 N 72-3-4-0024-14, не приняты.
Также ГАУ ТО "УГЭПД" повторно приведены замечания, указанные в письме от 04.08.2014 N 553, в частности, касающиеся необходимости совершения следующих действий:
- корректировки на плане организации рельефа и плане земляных масс линии сопряжения проектируемой территории с натурными отметками дамбы обвалования (исключить участки не спланированной территории).
- усиления основания под крепление габионами (т. 16, раздел 2, л. 12, разрезы 1-1, А-А);
- обоснования необходимости устройства прогулочной и беговой дорожки в зоне подтопления;
- представления расчета устойчивости подпорной стенки из габионных сетчатых изделий коробчатого типа согласно п. 4.1.9 ГОСТ Р 21.1101-2009;
- дополнения шапки подраздела "Система водоотведения" раздела "Сведения об инженерном оборудовании, о сетях инженерно-технического обеспечения, перечень инженерно-технических мероприятий, содержание технологических решений" графой гидравлические элементы;
- указания на листах 1, 2 ПОС 2, том 20 направления движения строительной техники (ул. Щербакова, ул. Береговая);
- указания расположения временных зданий и сооружений согласно таблице 9.4.1 стр. 40 лист 33 и экспликации временных зданий и сооружений;
- дополнения проектных решения перечнем работ (затрат) по восстановлению гребня существующей дамбы обвалования.
Ссылаясь на необходимость исключения из расчета истца периода с 05.02.2015 по 07.03.2015, подателем жалобы не принято во внимание, что из письма ГАУ ТО "УГЭПД" от 20.02.2015 N 131 следует, что представленные обществом ответы от 05.02.2015 на замечания, в частности, указанные в пункте 1 подраздела "Береговые сооружения" раздела 5.3.2, пунктах 2, 4, 6 раздела 5.3.2 "Прогулочные, беговые велосипедные дорожки. Универсальные спортивные площадки. Площадки для автопарковки" отрицательного заключения государственной экспертизы от 19.05.2014 N 72-3-4-0024-14, не приняты.
Также ГАУ ТО "УГЭПД" повторно приведены замечания, указанные в письме от 26.11.2014 N 911, в частности, касающиеся необходимости совершения следующих действий:
- представления утвержденного эскизного проекта по объекту "Укрепление и благоустройство откоса левого берега р. Тура (1, 2 очередь)" Корректировка с уточнением назначения и состава сооружений объекта;
- обоснования расположения зоны отдыха вдоль автомобильной дороги по ул. Береговой;
- приведения в соответствие информации о составе проектируемых сооружений во всех разделах проектной документации;
- дополнения раздела ПЗУ1 планом земляных масс;
- обоснования проектных решений по срезке берегового склона обосновать соответствующими расчетами, с учетом устойчивости сооружения;
- предоставления обоснования надежности несущей конструкции переходных мостиков от возникновения предельных состояний при осадке средней опоры;
- дополнения проектную документацию узлом сопряжения подпорных стенок СП4 и СПб с эстакадой;
- обоснования устройства фундаментов прожекторных мачт М10, М11 в затопляемой части зоны отдыха;
- представления технических условий на устройство фундаментов в полосе отвода автодороги;
- представления расчета несущей способности сваи под стойки ограждения для конструкций площадок N N 1-4;
- обоснования применения нагрузок площадки для автопарковки А11 и А6 от автомобильного транспорта на территорию у подпорной стенки СП-5 и на эстакаду;
- исключения "деформационных швов" при сопряжении плит покрытия (узлы 7), выполнения бетонных и ж/б слоев покрытия непрерывными, обоснования армирования расчетом.
- необходимости предусмотреть переход для инвалидов на нижнюю зону для прогулок рядом с автопарковкой;
- дополнения проектной документации информацией о несущей способности свай эстакады, в соответствии с приложением Б СП 50-101-2004.
- обоснования армирования оголовка ОД эстакады по оси 35;
- разработки раздела автоматизации системы автоматического полива;
- необходимости предусмотреть для инвалидов и граждан других маломобильных групп населения условия жизнедеятельности, равные с остальными категориями населения и согласовать проектные решения с территориальным органом социальной защиты населения с учетом мнения общественных объединений инвалидов;
- необходимости предусмотреть условия беспрепятственного и удобного передвижения МГН по участкам комплекса сооружений, с учетом требований градостроительных норм, обеспечить систему средств информационной поддержки на всех путях движения, доступных для МГН на все время эксплуатации.
Таким образом, материалами дела подтверждается факт неоднократного направления ГАУ ТО "УГЭПД" не устраненных замечаний.
Доводы подателя жалобы о том, что каждые новые замечания экспертов, по сути, были новыми для подрядчика, несмотря на аналогичную формулировку некоторых замечаний, так как эксперт вкладывал в них иной смысл, судом апелляционной инстанции во внимание не принимаются.
Сама по себе формулировка большинства изложенных выше замечаний, направляемых ГАУ ТО "УГЭПД" ответчику повторно, в каждом следующем письме не предполагает наличие иного смысла, нежели подразумевалось в предыдущем.
Иное из материалов дела не следует.
При этом суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что ответчик является коммерческой организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность по выполнению проектных и изыскательских работ, в связи с чем несет риск несоответствия выполненной работы обязательным нормам и правилам, а также заданию на проектирование.
Из представленных писем общества от 05.02.2015, от 07.05.2015, от 19.05.2015, от 22.06.2015 следует, что ответчиком указанные экспертным учреждением замечания приняты. Представленными в материалы дела доказательствами их объективность и обоснованность со ссылкой на нормативные акты и условия задания на проектирование не оспорена.
Довод подателя жалобы о необходимости исключения из расчета истца периода с 18.05.2015 по 12.06.2015 заявлен без учета того, что из письма ГАУ ТО "УГЭПД" от 28.05.2015 N 378 следует факт направления обществом экспертному учреждению новых проектных решений по устройству переходных мостов объекта "Укрепление и благоустройство откоса левого берега р. Тура (1, 2 очередь)", которые экспертное учреждение просило представить еще в письме от 26.11.2014 N 911.
Учитывая, что замечания к проектной документации не были устранены подрядчиком своевременно после получения отрицательного заключения государственной экспертизы и указаны ГАУ ТО "УГЭПД" повторно, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о доказанности факта ненадлежащего исполнения обществом обязательств по устранению замечаний.
При этом суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что исходя из условий контракта, обязательство устранить замечания возникало на стороне ответчика с момента их получения. Ответчик изначально должен был выполнить документацию, исключающую наличие в выполненной работе недостатков, при этом весь период устранения замечаний истец не мог пользоваться результатом работ.
Как было указано выше, направление на государственную экспертизу ответов на замечания не повлекло их устранение в полном объеме.
Вместе с тем, по смыслу пункта 6.5 контракта неустранение подрядчиком ранее направленных экспертным учреждением замечаний не предоставляет ему права на устранение повторно направленных замечаний в 15-дневный срок после их получения без применения к нему мер ответственности за ненадлежащее исполнение возникших из контракта обязательств.
Указанный срок устранения замечаний без применения к подрядчику мер ответственности может распространяться лишь на новые замечания.
При этом, вопреки выводам суда первой инстанции, предусмотренная пунктом 6.5 неустойка не поставлена в зависимость от количества устраняемых подрядчиком замечаний, в связи с чем факт просрочки подрядчиком устранения даже одного замечания позволяет заказчику начислять неустойку в размере 500 руб. за каждый день просрочки.
С учетом изложенного и неоднократного направления экспертным учреждением повторных замечаний, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что ответчик не может быть освобожден от ответственности за просрочку устранения замечаний за период рассмотрения экспертами ответов общества. Приведенные ответчиком периоды не подлежат исключению из представленного истцом и принятого судом первой инстанции расчета неустойки.
В соответствии с пунктом 1 статьи 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.
Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).
Согласно пункту 3 статьи 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
Отсутствие вины ответчика в просрочке устранения замечаний материалами дела не подтверждается.
Доводы подателя жалобы о том, что причиной увеличения сроков устранения замечаний экспертизы являлось то обстоятельство, что последующие замечания были новыми для подрядчика, поэтому необходимо было получать дополнительные согласования от заказчика, судом апелляционной инстанции во внимание не принимается.
Более того, из анализа писем ГАУ ТО "УГЭПД" следует, что указание новых замечаний обусловлено представлением обществом новых проектных решений и документации, не соответствующих обязательным нормам, правилам, стандартам или заданию на проектирование.
Следовательно, приведенные подателем жалобы доводы не влекут освобождение его от ответственности за просрочку устранения замечаний.
Ответчиком также заявлено о снижении неустойки в соответствии со статьей 333 ГК РФ, которой предусмотрено, что если подлежащая взысканию неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.
Как разъяснено в пункте 73 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - Постановление N 7), бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика.
Поскольку доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, ответчиком не представлено, суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для снижения неустойки.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции полагает правомерным удовлетворение исковых требований в заявленном размере.
Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, суд апелляционной инстанции не установил.
Судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы в соответствии со статьей 110 АПК РФ относятся на подателя жалобы.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Тюменской области от 26 сентября 2016 года по делу N А70-6281/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий М.В.СМОЛЬНИКОВА

Судьи О.В.ЗОРИНА Т.П.СЕМЕНОВА