Правосудие

Требование: О признании недействительным соглашения об урегулировании убытка

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 N 11АП-18520/2016 по делу N А65-21964/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 26 января 2017 года
Постановление в полном объеме изготовлено 02 февраля 2017 года
Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Туркина К.К.,
судей Деминой Е.Г., Кузнецова С.А.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Бикташевой А.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Джумабаевой Патмы Бекташевны на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 15 ноября 2016 года по делу N А65-21964/2016 (судья Сотов А.С.),
по иску индивидуального предпринимателя Джумабаевой Патмы Бекташевны (ОГРНИП 308169012700164, ИНН 165919974024), г. Казань, к обществу с ограниченной ответственностью "Проминстрах" в лице филиала в г. Казань (ОГРН 1027700355935, ИНН 7704216908), г. Москва, о признании недействительным соглашения об урегулировании убытка от 29 мая 2015 года,
с участием:
от истца - представитель Серазетдинов Л.Р. (доверенность от 19.09.2016),
от ответчика - представитель Акилов К.Ю. (доверенность от 23.01.2017),

установил:

индивидуальный предприниматель Джумабаева Патма Бекташевна обратилась в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Проминстрах" о признании недействительным заключенного между ними соглашения об урегулировании убытка от 29 мая 2015 г.
Решением суда первой инстанции от 15.11.2016 г., по делу N А65-21964/2016 в иске отказано.
Не согласившись с принятым судебным актом, индивидуальный предприниматель Джумабаева Патма Бекташевна обратилась в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 15.11.2016 г., и принять по делу новый судебный акт.
В апелляционной жалобе заявитель ссылается на то, что судом первой инстанции не правильно применены нормы материального и процессуального права. По мнению заявителя, суд первой инстанции неверно дал оценку в отношении стечения тяжелых обстоятельств. Также заявитель ссылается на то, что суд первой инстанции неверно дал оценку в части невыгодности соглашения. При принятии решения судом первой инстанции не учтены обстоятельства проведения оценки, которые имеют значение для рассматриваемого дела. Так, оценка, проведенная страховой компанией не может быть принята во внимание в связи с тем, что проведена на основании сгоревшего товара.
В судебном заседании представитель заявителя жалобы поддержал жалобу по доводам в ней изложенным.
Представитель ответчика считал обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.
Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, проверив в соответствии со статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правомерность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
Материалами дела подтверждается, что 21 октября 2015 г. между истцом (страхователь) и ответчиком (страховщик) был заключен договор страхования от огня и других опасностей на условиях, изложенных в полисе N ИМЮЛ-14-000494-16 и Правилах страхования от огня и других опасностей имущества юридических лиц от 22 марта 2010 г. (далее - договор страхования) (л.д. 8-9, 22-29).
Объектом страхования согласно договору являлись имущественные интересы истца (выгодоприобретателя), связанные с владением, пользованием, распоряжением застрахованными товарно-материальными ценностями.
Согласно страховому полису территория страхования была установлена - Республика Татарстан, г. Казань, ул. К. Цеткин, д. 8/2; торговый дом "Адмирал", 1 зал, ряд Л, место 26-27.
Срок действия договора страхования был установлен с 22 октября 2014 г. по 21 октября 2015 г. Страховая сумма определена соглашением сторон в размере 4 000 000 рублей.
Рассматриваемым договором страхования были застрахованы имущественные интересы истца, связанные с риском утраты (гибели) или повреждения имущества, возникшим в результате пожара и других опасностей.
Судом апелляционной инстанции установлено, что 11 марта 2015 г. произошел пожар в торговом доме "Адмирал", расположенном по адресу: г. Казань, Кировский район, ул. К. Цеткин, д. 8/27.
Сторонами не оспаривалось, что в результате пожара имущество истца, находившееся в указанном торговом центре было полностью уничтожено.
17 марта 2015 г. истец обратился к ответчику с заявлением об убытке и наступлении страхового случая.
Судом также установлено, что по результатам рассмотрения заявления истца, 29 мая 2015 г. сторонами было подписано соглашение об урегулировании убытка и 9 июня 2015 г. истцом была произведена выплата страхового возмещения в размере 790 000 рублей.
Истец полагает, что указанное соглашение об урегулировании убытка является для него кабальной сделкой, в связи с чем обратился с рассматриваемым иском о признании этого соглашения не действительным, мотивируя свои требования положениями части 3 статьи 179 Гражданского кодекса РФ.
Доводы заявителя жалобы не могут быть приняты ввиду следующего.
Ссылка заявителя на обстоятельства, установленные судебными актами по делу N А64-18720/2015 не принимаются, т.к. преюдициального значения для разрешения спора по настоящему делу не имеют.
В определении ВС РФ от 9 декабря 2010 года по вышеуказанному делу указано "индивидуальные обстоятельства дел исключают тождественную оценку", т.е. по аналогичным делам в каждом конкретном случае истцу необходимо доказать наличие тех обстоятельств, на которые он ссылается как на основание своих требований.
В силу статьи 166 Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.
В соответствии с частью 3 статьи 179 Гражданского кодекса РФ кабальной является сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась.
Из указанной нормы следует, что для кабальной сделки характерными являются следующие признаки: она совершена потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях, совершена вынужденно - вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства. При этом под тяжелыми обстоятельствами следует понимать такие обстоятельства, которые сторона не могла преодолеть иначе как посредством заключения данной сделки.
Только при наличии в совокупности указанных признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности; самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной как кабальной.
Кроме того, отличительным признаком кабальных сделок является отсутствие у лица, заключающего договор, свободной воли на ее совершение.
Однако, суд апелляционной инстанции давая оценку имеющимся в деле доказательствам, представленных истцом, делает вывод о том, что в данном случае истец не доказал наличие совокупности вышеуказанных признаков, которая в силу названных норм необходима для удовлетворения требований заявителя.
Истец не представил надлежащих доказательств наличия таких тяжелых обстоятельств, которые сторона не могла преодолеть иначе как посредством заключения данной сделки.
Напротив, заключая соглашение об урегулировании убытка на определенных условиях, истец действовал своей волей, в своем интересе, на свой страх и риск как предприниматель, при этом, располагая информацией и зная о стоимости остатка товарно-материальных ценностей и, следовательно, о размере убытка лучше, чем кто-либо иной.
Поэтому доводы заявителя со ссылкой на оценку, проведенной страховой компанией, на заключение об оценке рыночной стоимости ущерба N 71-16, которое появилось у истца уже после соглашения об урегулировании убытка (л.д. 76-110), не могут быть приняты.
Рассматриваемый договор страхования предусматривает, что страхователь обязуется представлять документально подтвержденные данные об оборотах ТМЦ на торговой точке по состоянию и не позднее 15 числа каждого месяца. В случае не предоставления документа об оборотах на торговой точке при наступлении страхового случая возмещение убытков производится в пределах 20 (Двадцать)% от размера ущерба указанного в Акте утраченного имущества, но не превышающий размер страховой суммы по договору страхования, что прямо указано в пункте 3 особых условий рассматриваемого договора страхования (страховом полисе).
Кроме этого, в договоре страхования (страховом полисе) также предусмотрено, что при наступлении страхового события страхователь (истец) обязан предоставить страховщику (ответчику) акт (опись) поврежденного имущества, подтвержденные документами бухгалтерского учета.
Рассматриваемый договор страхования заключен на условиях Правил страхования от огня и других опасностей имущества юридических лиц от 22 марта 2010 г. пунктом 8.1.3. которых также предусмотрено, что при наступлении события имеющего признаки страхового случая страхователь (истец) обязан предоставить страховщику (ответчику) опись поврежденного или утраченного имущества, подтвержденная документами бухгалтерского учета с указанием стоимости поврежденного имущества на дату наступления страхового случая (л.д. 22-29).
Суд апелляционной инстанции установил, что истец документов подтверждающих стоимость и количество пострадавшего в результате пожара имущества до заключения соглашения об урегулировании убытков ответчику не представил.
Также, в период действия договора страхования данные об оборотах товарно-материальных ценностей истцом ответчику не предоставлялись.
В этом случае, как предусмотрено договором страхования, расчет страхового возмещения производится в размере 20% от страховой суммы по договору страхования (4 000 000 рублей) за вычетом франшизы (10 000 рублей), что составляет 790 000 рублей.
В соответствии с оспариваемым соглашением об урегулировании убытка от 29 мая 2015 г. ответчик признал, что произошедшее 11 марта 2015 г. событие (заявление страхователя от 17.03.2015 г.) - пожар, в результате которого было полностью уничтожено (огнем) переменное количество товарных запасов в торговом павильоне, расположенном по адресу: Республика Татарстан, улица Клары Цеткин 8/27, Торговый Дом "Адмирал" 1 зал, ряд Л, место 26-27, является страховым случаем.
В соглашении его стороны установили, что страховое возмещение, подлежащее оплате, составляет 790 000, согласно следующему расчету: заявленный убыток - 4 700 000,00 руб., страховая сумма по договору - 4 000 000 рублей, признанный убыток в пределах 20% от размера ущерба (согласно п. 3 Полиса) - 800 000 рублей, франшиза-10 000 рублей.
При подписании указанного соглашения истец, действовал в своих интересах, в условиях не представления документов, подтверждающих стоимость и количество пострадавшего в результате пожара имущества, зная о реальном остатке товарно-материальных ценностей, сопоставляя стоимость сгоревшего и размер страхового возмещения, согласовал размер и порядок выплаты.
Кроме того, действия сторон по урегулированию убытков и определению его размера соответствовали условиям договора страхования, способ его определения и размер также соответствуют договору. В связи с этим, доводы истца о занижении размера страхового возмещения суд не может признать обоснованными, поскольку минимальный размер возмещения (20% от страховой суммы) предусмотрен договором страхования.
Под стечением тяжелых жизненных обстоятельств истец считает наличие у него большой долговой нагрузки в совокупности с полным уничтожением товара, в подтверждение чего истец представил кредитный договор, долговую расписку и договор займа.
Однако, заемщиком по представленному кредитному договору N 623/2864-0000340 от 26 июня 2013 г. является не истица, а иное лицо. Факт же оплаты истицей по этому договору платежей не имеет правового значения для рассматриваемого спора (л.д. 51-74).
Долговая расписка датирована от 1 ноября 2014 г., то есть, до рассматриваемого страхового события, со сроком возврата - 01 ноября 2016 г. (л.д. 75). Договор займа N 21012200000091 также заключен до рассматриваемых событий, со сроком погашения - 3 февраля 2016 г., однако, сведения о наличии просроченной задолженности отсутствуют (л.д. 32-39).
Истец ошибочно полагает, что целью страхового возмещения является погашение имеющихся у истца долговых обязательств и данные обстоятельства нельзя признать стечением тяжелых жизненных обстоятельств.
Заемные обязательства истец принимал и принимает на себя на свой страх и риск вне зависимости от выплаты страхового возмещения, целью которого является компенсация причиненного в результате пожара ущерба.
Кроме того, отличительным признаком кабальных сделок является отсутствие у лица, заключающего договор, свободной воли на ее совершение. Истец указывает, что заключил оспариваемое соглашение также не по своей воле, а в связи с пожаром. Однако, данный довод является необоснованным, поскольку сведения и наличии угроз или иных насильственных действий в отношении истца отсутствуют.
В материалах дела также отсутствуют и доказательства того, что ответчик воспользовался положением истца и ему были навязаны условия заключенного 29 мая 2015 г. соглашения.
Истец, как сторона договора страхования, был вправе самостоятельно принимать решение о заключении соглашения, или оспаривании действий ответчика, в установленном законом порядке и без заключения этого соглашения.
Анализируя установленные обстоятельства, судебная коллегия делает вывод о том, что действия сторон по урегулированию страхового убытка соответствовали условиям закона и заключенного договора страхования, без принуждений и навязывания каких-либо кабальных для истца условий и истец с этими условиями согласился.
Кроме того, согласно определению от 04 июня 2007 г. N 320-О-П и постановлению от 24 февраля 2004 г. N 3-П Конституционного Суда Российской Федерации судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.
В рассматриваемом случае истец фактически пытается пересмотреть размер выплаченного ему страхового возмещения.
Однако, обязательство ответчика по выплате страхового возмещения в согласованном с истцом размере исполнено и основания для его пересмотра отсутствуют.
Заявитель жалобы не представил надлежащих доказательств того, что сделка совершена вынужденно - вследствие стечения тяжелых обстоятельств, и не представил никаких доказательств относительно того, что другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства, т.е. истец не доказал наличие совокупности вышеназванных признаков, которая в силу названных норм необходима для удовлетворения требований заявителя.
Суд первой инстанции дал оценку установленным обстоятельствам, оснований для переоценки у суда апелляционной инстанции не имеется.
Таким образом, доводы заявителя апелляционной жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции, который всесторонне исследовав материалы и обстоятельства дела, дал им надлежащую правовую оценку. При этом отсутствуют нарушения или неправильное применения норм материального права, нарушения или неправильное применения норм процессуального права, которые привели или могли привести к принятию неправильного решения.
В соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе относятся на заявителя жалобы.
Руководствуясь статьями 101, 110, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 15 ноября 2016 года по делу N А65-21964/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Арбитражный суд Поволжского округа.

Председательствующий К.К.ТУРКИН

Судьи Е.Г.ДЕМИНА С.А.КУЗНЕЦОВ