Правосудие

Требования об оспаривании решения о корректировке таможенной стоимости товара и обязании устранить допущенные нарушения прав удовлетворены правомерно, поскольку не представлены доказательства недостоверности представленной заявителем информации о стоимости декларируемого товара, кроме того, примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не подлежит отклонению по мотиву несогласия таможенного органа с ее низким уровнем в сравнении с ценами на однородные ввозимые товары

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2017 N 13АП-32753/2016 по делу N А56-45981/2016

Дело N А56-45981/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 02 февраля 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 03 февраля 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Протас Н.И.
судей Зотеева Л.В., Сомова Е.А.
при ведении протокола судебного заседания: А.А.Дейкун
при участии:
от заявителя: Иванов А.В. - доверенность от 16.06.2016
от заинтересованного лица: Демина Д.А. - доверенность от 30.12.2016
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-32753/2016) Балтийской таможни Северо-Западного таможенного управления на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.10.2016 по делу N А56-45981/2016 (судья Градусов А.Е.), принятое
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Петербургская Химическая Компания"
к Балтийской таможне Северо-Западного таможенного управления
об оспаривании решения

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Петербургская Химическая Компания" (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконным решения Балтийской таможни по корректировке таможенной стоимости от 21.05.2016 по ДТ N 10216100/26032016/0022871, обязании Балтийской таможни (далее - таможенный орган) устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Общества путем возврата на его расчетный счет 383 656,19 руб. излишне уплаченных таможенных платежей, взыскать с Балтийской таможни понесенные ООО "Петербургская Химическая Компания" судебные расходы на оплату юридических услуг, связанные с рассмотрением дела в Арбитражном суде, в размере 60 000 руб.
Решением суда от 24.10.20116 заявленные требования удовлетворены частично.
В апелляционной жалобе таможенный орган просит решение суда отменить и принять новый судебный акт, отказав Обществу в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. В обоснование жалобы указывает, что представленными Обществом документами и сведениями не объяснялось существенное отличие стоимости декларируемого товара от информации о стоимости идентичных, однородных товаров имеющихся в распоряжении таможенного органа.
В судебном заседании представитель таможенного органа поддержал доводы апелляционной жалобы, представитель Общества возражал против удовлетворения жалобы по мотивам, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу.
Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов дела, на основании контракта N 108-15 от 30.03.2015 на таможенную территорию Таможенного союза заявителем ввезен товар N 1 "смолы углеводородные (нефтяные), в виде гранул светлого цвета, используются в качестве агента в резиновых смесях, добавки в асфальт, при производстве лаков, герметиков, клеев-расплавов...".
В целях таможенного декларирования указанного товара в электронной форме подана ДТ, которая зарегистрирована таможенным органом путем присвоения ей регистрационного номера N 10216100/260316/0022871.
Таможенная стоимость товара по ДТ N 10216100/260316/0022871 определена и заявлена ООО "Балткомплект" (действующим в соответствии с договором таможенного представителя от 14.08.2012 N 0489/СПБ/007) в соответствии со статьей 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза" от 25.01.2008 (далее - Соглашение) методом "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".
Для подтверждения таможенной стоимости ввозимого товара ООО "Балткомплект" были представлены необходимые для таможенного оформления документы, в т.ч. контракт, дополнительное соглашение к контракту товаротранспортные, платежные и др. документы, что подтверждается материалами дела и не оспаривается таможенным органом.
При проведении документального контроля по заявленной ДТ таможенным органом были обнаружены признаки, указывающие на то, что заявленные при таможенном декларировании товара сведения о таможенной стоимости могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, а именно: значительное расхождение заявленной таможенной стоимости с информацией, имеющейся в распоряжении таможенного органа, с использованием системы управления рисками (СУР) выявлен риск недостоверного декларирования таможенной стоимости товара.
При осуществлении проверки представленных документов таможенным органом установлено, что таможенная стоимость рассматриваемого товара может являться недостоверной либо должным образом не подтверждена.
26.03.2016 таможенным органом принято решение о проведении дополнительной проверки в отношении таможенной стоимости товара, задекларированного по ДТ N 10216100/260316/0022871, которое формализовано в графе "Для отметок таможенного органа" ДТС-1 к ДТ в виде записи "Дополнительная проверка".
Для выпуска товаров в соответствии с п. 16 раздела III Порядка, одновременно с доведением до декларанта решения о проведении дополнительной проверки таможенный орган в установленном порядке запросил дополнительные документы со сроком представления до 24.05.2015 и сообщил декларанту сумму обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов, которую необходимо предоставить таможенному органу для выпуска товаров.
В установленный таможенным органом срок Обществом были представлены затребованные таможенным органом документы, а также пояснения по вопросу ценообразования рассматриваемого товара и обеспечение уплаты таможенных пошлин, налогов.
05.04.2016 товар, задекларированный по ДТ N 10216100/260316/0022871, выпущен таможенным органом в соответствии с заявленной таможенной процедурой "выпуск для внутреннего потребления" под обеспечение уплаты таможенных пошлин, налогов.
21.04.2016 в таможенный орган поступило письмо Общества от 12.04.2016, которым декларант представил документы, запрошенные таможенным органом в решении от 26.03.2016 о проведении дополнительной проверки.
21.05.2016 таможенным органом принято оспариваемое решение от 21.05.2016 о корректировке таможенной стоимости товара, задекларированного по ДТ N 10216100/260316/0022871.
16.06.2016 таможенным органом определена таможенная стоимость товара, задекларированного ООО "Балткомплект" и ввезенного в адрес ООО "ПХК", в соответствии со статьей 10 Соглашения от 25.01.2008 и принято решение о принятии таможенной стоимости указанного товара, что формализовано в графе "Для отметок таможенного органа" ДТС-2 к ДТ N 10216100/260316/0022871 в виде записи "ТС принята".
В счет уплаты таможенных платежей по указанной ДТ произведен зачет, обратив взыскание на денежный залог, внесенный в качестве обеспечения, и отправлено в адрес Общества решение о зачете денежного залога в счет исполнения обязанности по уплате таможенных платежей.
Общество, посчитав указанное решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных заявителем по спорной ДТ, противоречащим Закону и нарушающим его права и законные интересы, оспорило его в судебном порядке.
Суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности требований Общества о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товара, в связи с чем, требования Общества удовлетворил в полном объеме, и обязал таможню восстановить нарушенные права и законные интересы Общества путем возврата излишне уплаченных денежных средств в размере 383 656,19 руб.
Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов суда обстоятельствам дела и представленным доказательствам, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены судебного акта в силу следующего.
В соответствии с пунктом 2 статьи 65 ТК ТС декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов.
В силу пункта 1 статьи 2 Соглашения основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном статьей 4 Соглашения.
Пунктом 1 статьи 4 Соглашения установлено, что таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 указанного Соглашения. Указанной нормой установлены также ограничения для применения основного метода определения таможенной стоимости по цене сделки (подпункты 1 - 4 пункта 1 статьи 4 Соглашения).
Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца (пункт 2 данной статьи).
В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Соглашения в случае, если таможенная стоимость товаров не может быть определена в соответствии со статьями 4, 6 - 9 Соглашения, таможенная стоимость определяется на основе данных, имеющихся на единой таможенной территории Таможенного союза, путем использования методов, совместимых с принципами и положениями Соглашения.
Согласно пункту 3 статьи 2 Соглашения и пункту 4 статьи 65 ТК ТС таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.
Пунктом 1 статьи 68 ТК ТС предусмотрено, что решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров.
При этом в силу пункта 3 статьи 69 ТК ТС декларант имеет право доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им документов и сведений.
Судом первой инстанции установлено, что Общество при таможенном оформлении товаров по спорной ДТ представило таможенному органу комплект документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров, предусмотренный статьей 183 ТК ТС и Перечнем N 376, в том числе контракт, дополнительное соглашение к контракту товаротранспортные, платежные и др. документы, что подтверждается материалами дела.
Во исполнение решения о проведении дополнительной проверки от 15.01.2016, Общество представило инвойс, упаковочный лист, прайс-лист, экспортную декларацию, перевод экспортной декларации, страховой полис, коносамент, сертификат анализа на Углеводородную смолу, сертификат происхождения, проформа инвойса, заявление на перевод, выписку из лицевого счета, контракт N 108-15 от 30.03.2015, дополнительное соглашение N 2 от 25.01.2016 к контракту, паспорт сделки, договор поставки, спецификации к договору поставки, платежные поручения, договор поставки N 72-12 от 25.01.2016 и иные документы, подтверждающие таможенную стоимость.
Как указано в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" при оценке соблюдения декларантом требований ТК ТС и Соглашения о подтверждении таможенной стоимости товаров следует судам исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.
Выявление таможенным органом при проведении таможенного контроля товаров до их выпуска признаков недостоверности таможенной стоимости, отсутствия должного подтверждения сведений о стоимости сделки, используемых декларантом при определении таможенной стоимости, является основанием для проведения дополнительной проверки в соответствии со статьей 69 ТК ТС и само по себе не может выступать основанием для корректировки таможенной стоимости. Значительное отличие заявленной таможенной стоимости от имеющейся у таможенного органа ценовой информации, действительно, относится к признакам недостоверности сведений о таможенной стоимости (пункт 7 Постановления Пленума ВС РФ N 18).
Исходя из текста решения о корректировке таможенной стоимости товара от 21.05.2016 таможенный орган ссылается на таможенную стоимость аналогичного товара, декларируемого иным лицом по ДТ N 10216100/130116/0001612.
Действительно, по указанной ДТ декларировался товар "нефтяная углеводородная смола в виде гранул...", классификационный код ЕАЭС 3911 10 000 0. Однако, согласно дополнительному листу к данной ДТ, марки нефтяных смол отличаются от марок, ввозимых Обществом.
Необходимо указать, что ввезенная Обществом углеводородная смола марки GR100 в количестве 24 375 кг производства компании Qingdao Higree Chemical CO.,LTD (Китай) изготавливается из нефтяной фракции С9. Эта смола является ароматической смолой низкого качества и относится к низшему ценовому диапазону по отношению к алифатическим смолам С5, а ввезенная заявителем углеводородная смола марки НА1090 в количестве 625 кг производства Qingdao Higree Chemical CO.,LTD (Китай) изготавливается из нефтяной фракции С5 и модифицирована фракцией С9, то есть является комбинированной углеводородной смолой С5/С9 и соответственно относится к среднему ценовому диапазону, по отношению к алифатическим смолам С5 и ароматическим смолам С9.
Между тем, таможенный орган в оспариваемом решении ссылается на ДТ, по которой ввозились следующие марки нефтяных смол: НА 1090 в количестве 11 800 кг, НМ 100 в количестве 200 кг, DW 100 в количестве 2000 кг, DW 120 в количестве 3000 кг, при том, что нефтяные смолы марок НМ 100, DW 100, DW 120 являются алифатическими смолами, выработанные из фракции С5, и относятся к самому высокому ценовому диапазону. Нефтяная смола марки НА 1090 является комбинированной углеводородной смолой С5/С9 и относится к среднему ценовому диапазону.
Следует отметить, что количество ввезенной по ДТ N 10216100/130116/0001612 нефтяной смолы марки НА 1090, на которую ссылается Таможня, значительно превышает количество, ввезенное заявителем по спорной ДТ (11800 кг против 625 кг), что также влияет на окончательную таможенную стоимость товаров.
Кроме того, в подтверждение позиции Общества о стоимости углеводородных смол, может свидетельствовать как публичная ценовая информация, размещенная на официальном интернет-сайте производителя - компании Qingdao Higree Chemical CO.,LTD http://ww\v.higreeresm.com. согласно которой стоимость углеводородных смол марок DW 100, DW 120 составляет 2200 $ за тонну, а стоимость углеводородной смолы марки НА 1090 составляет 1000 S за тонну, так и информация, указанная в прайс-листе производителя на 14.10.2016.
Согласно информации, размещенной в прайс-листе, стоимость углеводородной смолы, марки GR100 на 14.10.2016 составляет 830$ за тонну.
Таким образом, следует согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что предоставленные таможенным органом документы в подтверждение своей позиции о правомерности корректировки таможенной стоимости товара не могут свидетельствовать о занижении Обществом таможенной стоимости товара.
В пункте 4 Постановления от 12.05.2016 N 18 Пленум Верховного Суда Российской Федерации признал, что действующее в Союзе регулирование по вопросам определения таможенной стоимости ввозимых товаров основано на принципах и общих правилах, установленных статьей VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года (далее - ГАТТ 1994) и Соглашением по применению статьи VII ГАТТ 1994 (пункт 3 статьи 1 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 года "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза", далее - Соглашение).
Принимая во внимание изложенное, а также присоединение Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года (Соглашение ВТО), при разрешении споров, связанных с таможенной оценкой ввозимых товаров, судам следует руководствоваться положениями статьи VII ГАТТ 1994 и Соглашения по применению статьи VII ГАТТ 1994, которые входят в состав Соглашения ВТО в качестве его неотъемлемых частей. Система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, основанная на статье VII ГАТТ 1994, исходит из их действительной стоимости - цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции. При этом за основу определения действительной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься договорная цена товаров и не должна приниматься фиктивная или произвольная стоимость.
С учетом данных положений примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.
Исходя из положений статей 1, 16 Закона о таможенном регулировании, согласно которым к целям таможенного регулирования и обязанностям таможенных органов относится обеспечение соблюдения прав и законных интересов лиц, осуществляющих деятельность, связанную с ввозом товаров в Российскую Федерацию, при проведении дополнительной проверки в соответствии со статьей 69 ТК Таможенного кодекса Таможенного союза таможенный орган обязан предоставить декларанту реальную возможность устранения возникших сомнений в достоверности заявленной им таможенной стоимости.
Статьей 183 ТК ТС закреплен перечень документов, на основании которых заполнена таможенная декларация.
В рассматриваемом случае для целей подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров Общество представило в таможенный орган необходимый комплект документов, предусмотренных статьей 183 ТК ТС, и Перечнем документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров (Приложение N 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утв. решением Комиссии таможенного союза от 20.09.2010 N 376), а также Обществом дополнительно представлены документы в качестве доказательств обоснования применения первого метода определения таможенной стоимости и пояснения по ним.
Представленные документы соответствуют предъявляемым к ним требованиям. При этом указанные документы содержат сведения о содержании сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, информацию об условиях поставки и оплаты за товары, которые установлены таможенным органом и документально подтверждены, не опровергнуты таможенным органом, и недостоверность этих сведений не доказана таможенным органом в установленном порядке.
Данные документы в своей совокупности и взаимной связи содержат сведения, необходимые и достаточные для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров, оформленных по указанным выше таможенным декларациям. Иное не доказано таможенным органом.
Закрепленные в статье 111 ТК ТС полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не позволяют ему произвольно осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров.
В рассматриваемом случае таможенный орган не представил таких доказательств, свидетельствующих об отсутствии достаточного документального подтверждения заявленной таможенной стоимости, и недостоверности представленной информации. Дефекты оформления отдельных документов, сами по себе, не свидетельствуют о недостоверности представленной информации и не подтверждают выводы таможенного органа.
Из представленных таможенным органом документов достоверно и бесспорно не следуют недостаточность и недостоверность сведений, содержащихся в представленных заявителем документах, и, как следствие, необоснованность заявленной таможенной стоимости. Представленные заявителем сведения, установленные таможенным органом и документально подтвержденные, не опровергнуты таможенным органом, и недостоверность этих сведений не доказана таможенным органом в установленном порядке.
Таким образом, является правомерным вывод суда первой инстанции о том, что заявленная декларантом таможенная стоимость является документально подтвержденной и обоснованной. Иное не доказано таможенным органом. Наличие у таможенного органа каких-либо иных сведений, само по себе, не влечет недействительность представленных декларантом сведений и документов или их недостоверность.
В рассматриваемом случае, не опровергнув представленные заявителем документы и достоверность указанных в них сведений, а также объяснения заявителя, таможенный орган делает выводы на основании косвенной информации, полученной, в т.ч. из сети Интернет.
Указанные таможенным органом обстоятельства не свидетельствуют как о недостоверности представленных декларантом сведений, поскольку таможенный орган не доказал, что представленные заявителем документы недействительны в силу их фальсификации либо по иным причинам, и отраженные в них сведения недостоверны, так и о факте умышленного заявления недостоверной таможенной стоимости.
Приведенные таможенным органом данные не являются однозначными и бесспорными, противоречат представленным Обществом сведениям, и установленные таможенным органом противоречия не были устранены таможенным органом в ходе проведения дополнительной проверки и при вынесении оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости.
При отсутствии надлежащих доказательств, подтверждающих умышленное искажение содержащихся в спорных документах сведений, указанные таможенным органом противоречия не влекут недействительность этих документов и безусловно не подтверждают заявленные таможенным органом выводы. Приведенные таможенным органом доводы не подтверждают заявленные таможенным органом в оспариваемых решениях выводы, поскольку основаны на предположениях. В связи с чем таможенный орган не доказал данные обстоятельства. Представленная таможенным органом ценовая информация не была сопоставлена таможенным органом с конкретными условиями осуществленной заявителем сделки, не доказано, что использованная информация, подтверждает ценовую информацию, сложившуюся на рынке, согласно коммерческим условиям, сопоставимым с условиями контракта, заключенного Обществом.
Согласно статье 3 Соглашения идентичные товары - товары, одинаковые во всех отношениях, в том числе по физическим характеристикам, качеству и репутации; однородные товары - товары, не являющиеся идентичными во всех отношениях, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции, что и оцениваемые (ввозимые) товары, и быть с ними коммерчески взаимозаменяемыми. Фактически таможенный орган ссылается на различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке. Между тем, то обстоятельство, что определенная заявителем таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации таможни, само по себе не является обоснованием правомерности ее определения по шестому методу, поскольку не названо в Законе в качестве основания для корректировки таможенной стоимости. Различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.
Таким образом, является обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что таможенный орган неправомерно принял таможенную стоимость товара, оформленного по спорной ДТ, по резервному шестому методу.
С учетом изложенного следует согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемое решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, не является обоснованным.
Кроме того, решением Балтийской таможни от 10.10.2016 N 10216000/101016/68 решение о корректировке таможенной стоимости товаров от 21.05.2016 задекларированных Обществом по ДТ N 10216100/260316/0022871 признано не соответствующим требованиям таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации.
С учетом изложенного, суд первой инстанции обоснованно признал незаконными решения Таможни о корректировке таможенной стоимости.
Следовательно, дополнительно уплаченные Обществом при определении таможенной стоимости товаров по резервному методу таможенные платежи в размере 383 656,19 руб. являются излишне уплаченными (статья 89 ТК ТС) и подлежат возврату заявителю.
Обществом также заявлено требование о взыскании с таможенного органа 60 000 руб. расходов на оплату услуг представителя.
Согласно статье 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся в том числе расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей).
В части 1 статьи 110 АПК РФ определено, что судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. Часть 2 названной статьи предусматривает, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Требование о возмещении судебных расходов подлежит удовлетворению при условии фактически понесенных стороной затрат с предоставлением документов, подтверждающих факт оказания и оплаты юридических услуг.
Факт оказания Обществу юридических услуг, связанных с рассмотрением настоящего дела, и их оплата подтверждаются материалами дела.
В соответствии с пунктом 2 статьи 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.
Конституционный Суд Российской Федерации в своих Определениях от 21.12.2004 N 454-О и от 20.10.2005 N 355-О, указал, что Суд обязан создавать условия, при которых соблюдался бы необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.
Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым - на реализацию требования части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации.
В информационном письме от 13.08.2004 N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.
Суд, с учетом характера спора, степени сложности дела, продолжительности подготовки к его рассмотрению, круг исследуемых в заседаниях обстоятельств, сформировавшуюся практику по данной категории дел, заявленную сумму расходов на оплату юридических услуг, а также исходя из принципа разумности при определении судебных расходов и соблюдения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон, признал, что расходы по оплате услуг представителя являются обоснованными и подлежат возмещению в размере 30 000 руб.
По мнению суда апелляционной инстанции, взысканная судом сумма 30 000 руб. является разумной и соразмерной объему и качеству оказанных юридических услуг по настоящему делу. Таможней не представлены доказательства несоответствия заявленной Обществом суммы расходов рыночному уровню стоимости юридических услуг применительно к данному делу.
Материалы дела исследованы судом полно, всесторонне и объективно, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, изложенные в обжалуемом судебном акте выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам права.
На основании изложенного, учитывая, что нарушений или неправильного применения норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием к отмене обжалуемого судебного акта, при вынесении обжалуемого решения судом не допущено, у суда апелляционной инстанции не имеется правовых оснований для удовлетворения жалобы таможни и отмены или изменения принятого по делу решения.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24 октября 2016 года по делу N А56-45981/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу Балтийской таможни Северо-Западного таможенного управления - без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий Н.И.ПРОТАС

Судьи Л.В.ЗОТЕЕВА Е.А.СОМОВА