Правосудие

Требование: О признании незаконными решения и предписания уполномоченного органа

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2017 по делу N А13-533/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 23 января 2017 года.
В полном объеме постановление изготовлено 3 февраля 2017 года.
Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Докшиной А.Ю., судей Осокиной Н.Н. и Смирнова В.И. при ведении протокола секретарем судебного заседания Яндоуровой Е.А.,
при участии от публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" Ромилиной С.Ж. по доверенности от 06.07.2017 N 3Д-710, Поспеловой А.К. по доверенности от 10.12.2015, от Управления Федеральной антимонопольной службы по Вологодской области Фаниной О.С. по доверенности от 09.03.2016 N 762,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" на решение Арбитражного суда Вологодской области от 20 сентября 2016 года по делу N А13-533/2016 (судья Парфенюк А.В.),

установил:

публичное акционерное общество "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" (ОГРН 1047855175785; ИНН 7802312751; место нахождения: 188304, Ленинградская область, Гатчинский район, город Гатчина, улица Соборная, дом 31; далее - ПАО "МРСК Северо-Запада", общество, сетевая организация) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Вологодской области (ОГРН 1033500044456; ИНН 3525048696; место нахождения: 160000, город Вологда, улица Пушкинская, дом 25; далее - управление, УФАС, антимонопольный орган) о признании незаконными решения от 21.12.2015 N 36-10АМЗ/15 и предписания от 21.12.2015 N 36-10АМЗ/15.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Крутова Елена Валентиновна (место жительства - город Череповец).
Решением Арбитражного суда Вологодской области от 20 сентября 2016 года в удовлетворении требований отказано. Также названным решением обществу возвращена из федерального бюджета государственная пошлина в размере 3000 рублей, уплаченная по платежному поручению от 23.12.2015 N 78150.
ПАО "МРСК Северо-Запада" с решением суда не согласилось и обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы ссылается на незаконность решения суда. Указывает на то, что к заявке от 16.04.2014 N 26-02544 на технологическое присоединение энергопринимающего устройства, принадлежащего Крутовой Е.В. (заявитель по договору), было приложено только свидетельство о государственной регистрации права от 23.07.2007 г. N 35-СК 313798 на земельный участок с кадастровым номером 35:23:0103038:0026, расположенный по адресу: Вологодская область, Шекснинский район, Железнодорожный с/с, деревня Соколово, дом 6, других документов, подтверждающих право собственности на объекты недвижимого имущества, расположенные (которые будут располагаться) на указанном земельном участке, к заявке N 26-02544 не прилагалось. В связи с этим обстоятельством в договоре от 17.06.2014 N 23-025444/14 об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям указан кадастровый номер земельного участка, а не жилого дома. Считает, что, отказав в отмене решения и предписания полностью, суд возложил на сетевую организацию составление проектной документации и выполнение мероприятий по технологическому присоединению в границах земельного участка заявителя, что напрямую нарушает требование пункта 16.3 и подпункта "в" пункта 18 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила N 861). Полагает, что общество обоснованно в соответствии с пунктами 18, 25.1, 85 и 85 Правил N 861 потребовало от заявителя разработать проектную документацию на линейный объект в границах его земельного участка. Считает, что установление шкафа учета электрической энергии на внешней стороне дома соответствует требования Правил полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442 (далее - Правила N 442). Отмечает, что ни при рассмотрении дела в УФАС, ни в суде не исследовался вопрос о фактических границах земельного участка заявителя и о подтверждении соответствующими документами границ данного участка, поэтому считает, что выводы суда и управления о том, что точка присоединения находится за границами земельного участка, а, следовательно, что обществом неосновательно возлагаются на заявителя обязанности по выполнению мероприятий за границами своего земельного участка, не соответствуют действительности. Полагает, что управлением неправильно определены географические границы товарного рынка, в результате чего неправомерно исключило возможность определения границ товарного рынка, исходя из зоны обслуживания участков районной электросети, в частности, Шекснинской РЭС. Кроме того, ссылается на то, что Федеральным законом от 05.10.2015 N 275-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 275-ФЗ), вступившим в законную силу 05.01.2016, внесены изменения в часть 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ, Закон о защите конкуренции) с учетом которых злоупотреблением доминирующим положением может признаваться только такое ущемление интересов других лиц, которое имело место в сфере предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов или касается неопределенного круга потребителей. Следовательно, как указывает общество, исключена возможность признания злоупотреблением доминирующим положением действий, касающихся интересов отдельных потребителей - конкретных физических лиц, то есть действия организации, повлекшие ущемление интересов отдельных физических лиц, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, более не могут считаться злоупотреблением доминирующим положением.
Представители общества в судебном заседании поддержали доводы и требования апелляционной жалобы.
Управление в отзыве и его представитель в судебном заседании доводы жалобы не признали, просили решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
От третьего лица отзывы на апелляционную жалобу не поступил.
Третье лицо надлежащим образом извещено о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, представителя в суд не направило, в связи с этим разбирательство по делу произведено в его отсутствие в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).
Заслушав объяснения представителей общества и управления, исследовав материалы дела, изучив доводы жалобы, проверив законность и обоснованность решения, апелляционная инстанция не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
Как следует из материалов дела, на основании заявки от 16.06.2014 N 26-02544 сетевой организацией и Крутовой Е.В. (заявитель по договору) подписан договор от 17.06.2014 N 26-02544Ч/14 об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, по условиям пункта 1 которого сетевая организация принимает на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителя ВРУ жилого дома, в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики), а заявитель обязуется оплатить расходы на технологическое присоединение в соответствии с условиями договора.
В ходе исполнения данного договора Крутова Е.В. получила проект электроснабжения.
Согласно пунктам 3 и 4 договора от 17.06.2014 точка присоединения указана в Технических условиях (далее - ТУ), являющихся неотъемлемой частью договора, располагается на расстоянии 25 метров от границы участка заявителя.
В пункте 8 упомянутых ТУ определено, что точка присоединения - опора N 3 ВЛ-0,4 кВ Л-1 от КТП-60 кВА Соколово по ВЛ-10 кВ Соколье (том 1, листы 105 - 106).
В соответствии с пунктом 7 ТУ граница балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности устанавливается на контактных соединениях проводов на опоре N 3 ВЛ-0,4 кВ Л-1 от КТП-60 кВА Соколово по ВЛ-10 кВ Соколье.
Пунктом 12.1 ТУ установлено, что Крутова Е.В. осуществляет мероприятия по проектированию и строительству схемы приема мощности: заявитель обязан от опоры N 3 ВЛ-0,4 кВ Л-1 от КТП-60 кВА Соколово до объекта смонтировать ЛЭП-0,23 кВ, протяженность которой, марка и сечение провода (кабеля) определяется проектом; предусмотреть на вводе установку защитных устройств от импульсных перенапряжений, устройство защитного отключения (УЗО) с функцией защиты от временных перенапряжений, повторное заземление и выравнивание потенциала.
Пунктом 12.4 ТУ предусмотрено выполнение заявителем иных мероприятий для организации схемы приема мощности, в их числе выполнение проекта, производство перед присоединением электроустановки необходимых наладочных работ и профилактических испытаний электрооборудования и противоаварийной защиты в пределах зоны его ответственности.
Ознакомившись с проектом электроснабжения, Крутова Е.В. посчитала, что на нее неправомерно возлагаются обязанности по монтированию участка ЛЭП от опоры, которая находится за границами земельного участка, в связи с этим обратилась в ПАО "МРСК Северо-Запада" с заявлением об исключении из ТУ ее обязательств за границами земельного участка, изменении договора в форме дополнительного соглашения (том 1, листы 95 - 96).
Общество в письме от 27.10.2014 N 19/4774 отказало в изменении договора (том 1, листы 97 - 98).
Крутова Е.В. обратилась в УФАС с заявлением от 27.11.2014 о принятии мер по прекращению нарушения антимонопольного законодательства ПАО "МРСК Северо-Запада", возложении на общество обязанности изменить условия договора технологического присоединения к электрическим сетям от 17.06.2014 в соответствии с законодательством и осуществить технологическое присоединение ее жилого дома. В обоснование заявления Крутова Е.В. указала на необоснованное возложение на нее предложенными обществом ТУ обязанности по монтированию участка ЛЭП от опоры (которая находится за границами земельного участка) до ВРУ жилого дома, по выполнению проекта ЛЭП от опоры до дома (том 1, листы 91 - 94).
Рассмотрев данное заявление Крутовой Е.В., антимонопольный орган принял решение от 25.12.2014 N 7130 об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении общества в связи с отсутствием признаков соответствующего нарушения.
При этом УФАС исходило из того, что точкой присоединения энергопринимающего устройства заявителя является опора N 3 ВЛ-0,4 кВ Л-1 от КТП-60 кВА, которая установлена непосредственно на границе земельного участка заявителя, мероприятия по проектированию и монтированию ЛЭП от этой опоры до жилого дома (в пределах границ участка) должны быть выполнены потребителем, что следует из пункта 25(1) Правил N 861, а также из пункта 8 ТУ (приложения к упомянутому договору от 17.06.2014).
Решением Арбитражного суда Вологодской области от 20 июля 2015 года по делу N А13-3680/2015, оставленным без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2015 года и постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 апреля 2016 года, решение управления от 25.12.2014 N 7130 об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства признано не соответствующим Закону о защите конкуренции и незаконным. Решением суда на УФАС возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Крутовой Елены Валентиновны.
При этом, как установлено в судебных актах трех инстанций по делу N А13-3680/2015, в данном случае из рабочего проекта N 08-3132-1/14-ЭС следует, что опора N 3 ВЛ-0,4 кВ Л-1 от КТП-60 кВА находится за пределами границ земельного участка с кадастровым номером 35:23:0103038:0026, принадлежащего Крутовой Е.В. Это обстоятельство согласуется с пунктом 3 рассматриваемого договора об осуществлении технологического присоединения. Поэтому определение антимонопольным органом места расположения опоры по фотографиям ПАО "МРСК Северо-Запада" является ошибочным, так как противоречит материалам указанного дела.
По результатам повторного рассмотрения заявления Крутовой Е.В. УФАС установило наличие в действиях общества признаков нарушения пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции. Управление пришло к выводу, что включение обществом в договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и в технические условия, каких-либо мероприятий за пределами границ земельного участка заявителя, отказ в изменении условий договора по заявлению гражданина противоречат Правилам N 861, и признаются действиями по навязыванию невыгодных условии договора.
В связи с этим антимонопольный орган на основании статьи 39.1 Закона N 135-ФЗ выдал обществу предупреждение от 12.08.2015 N 3899 о необходимости прекращения указанных действий путем исключения из договора N 26-02544Ч/14 условий, не предусмотренных Правилами N 861 в срок до 27.08.2015 (том 1, листы 73 - 76). ПАО "МРСК Северо-Запада" предложено сообщить в управление о выполнении предупреждения в течение 3 дней со дня окончания срока, установленного для его выполнения.
Письмом от 28.08.2015 N 07-4889 общество сообщило управлению о выполнении мероприятий, предусмотренных предупреждением.
Признав предупреждение исполненным 26.08.2015, УФАС письмом от 28.08.2015 N 4181 сообщило Крутовой Е.В. о принятии решения об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ПАО "МРСК Северо-Запада" в связи с устранением признаков нарушения антимонопольного законодательства в результате выполнения предупреждений (том 1, лист 61).
Крутова Е.В. вновь обратилась в УФАС с заявлением от 07.10.2015 о принятии мер антимонопольного реагирования в отношении ПАО "МРСК Северо-Запада". В обоснование данного заявления Крутова Е.В. указала, что почтовое отправление с идентификационным номером 16260890167981 (письмо ПАО "МРСК Северо-Запада", содержащее дополнительное соглашение), поступило на почту лишь 09.09.2015 (том 1, листы 63 - 66).
Также Крутова Е.В. в заявлении от 07.10.2015 указала, что проект дополнительного соглашения от 26.08.2015 N 26-02544Ч/14-001 (том 1, лист 72) не исключает ее обязанности за границами ее земельного участка, поскольку:
- пункт 12.1 ТУ не был исключен дополнительным соглашением от 26.08.2015 N 26-025444Ч/14-001;
- в пункте 12.4 ТУ содержатся обязательства потребителя, не предусмотренные Правилами N 861, а именно о расположении прибора учета на внешней стороне дома, о выполнении проекта, о профилактических испытаниях электрооборудования в пределах зоны ответственности заявителя;
- в пункте 12.4 ТУ имеются условия осуществления технологического присоединения, не предусмотренные Правилами N 861, а именно о заключении договора энергоснабжения (договора купли-продажи) со сбытовой компанией;
- ТУ дополнен пунктом 12.1.2 с требованием о выполнении обязательств, не предусмотренных пунктом 25.1 Правил N 861, а именно, по организации повторного заземления на вводе, выравниванию потенциалов и защите от перенапряжений для обеспечения надежной и эффективной работы электрооборудования принадлежащего заявителю (том 1, листы 63 - 66).
Приказом управления от 05.11.2015 N 473 возбуждено дело N 36-10АМЗ/15 по признакам нарушения ПАО "МРСК Северо-Запада" пункта 3 части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ.
По результатам рассмотрения указанного дела управление вынесло решение от 21.12.2015 N 36-10АМЗ/15, которым ПАО "МРСК Северо-Запада" признано нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции путем злоупотребления доминирующим положением, выразившимся в необоснованном навязывании невыгодных условий по договору технологического присоединения энергопринимающих устройств Крутовой Е.В. от 17.06.2014 N 26-025444/14 в соответствии с Правилами N 861 (пункт 1 решения от 21.12.2015 N 36-10 АМЗ/15).
В пункте 2 названного решения содержится указание на необходимость выдать ПАО "МРСК Северо-Запада" предписание о прекращении нарушения положения пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.
Как отражено в данном решении, в ходе рассмотрения дела антимонопольный орган установил, что:
- в соответствии с пунктом 2 дополнительного соглашения, пункт 12.1.2 изложен в следующей редакции: "Произвести: - монтаж ввода 0,23 кВ в границах земельного участка заявителя...";
- обществом неправомерно включено в пункт 12.4 ТУ выполнение потребителем иных мероприятий для организации схемы приема мощности, в их числе выполнение проекта, проведение перед присоединением электроустановки необходимых наладочных работ и профилактических испытаний электрооборудования и противоаварийной защиты в пределах зоны его ответственности, заключение заявителем договора энергоснабжения до присоединения электроустановки Крутовой Е.В. к сетям общества, однако Правилами N 861 не предусмотрена обязанность по выполнению этих мероприятий;
- обществом в пункт 12.4 ТУ неправомерно включено указание о конкретном месте установки шкафа учета в границах участка заявителя (на внешней стороне жилого дома), поскольку данное требование не предусмотрено Правилами N 861 и граница распределения балансовой принадлежности должна быть расположена по границе жилого дома.
Управление пришло к выводу о том, что в пределах границ земельного участка обязательства, связанные с технологическим присоединением, возложены на потребителя, при этом ПАО "МРСК Северо-Запада" обязано выполнить мероприятия по технологическому присоединению до границ жилого дома заявителя, а соединительные зажимы провода над участком общества не могут служить надлежащей точкой присоединения по договору.
Также управление указало, что включение обществом в договор и в технические условия, мероприятий, не предусмотренных Правилами N 861, отказ в изменении условий договора по заявлению гражданина противоречат Правилам N 861 и признаются действиями по навязыванию невыгодных условий договора.
На основании решения от 21.12.2015 N 36-10 АМЗ/15 УФАС выдало обществу предписание от 21.12.2015 N 36-10 АМЗ/15, которым вменило обязанность прекратить нарушение пункта 3 части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ в срок до 01.02.2016, а именно внести изменения в технические условия от 17.06.2014 N 26-025444/14, выданные Крутовой Е.В., в соответствии с Правилами N 861. О выполнении предписания обществу предложено сообщить в антимонопольный орган не позднее пяти дней со дня его выполнения.
Не согласившись с решением и предписанием управления, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Суд первой инстанции отказал обществу в удовлетворении заявленных требований.
Апелляционная инстанция не находит правовых оснований для отмены решения суда ввиду следующего.
По смыслу статей 65, 198 и 200 АПК РФ обязанность доказывания наличия права и факта его нарушения оспариваемыми актами, решениями, действиями (бездействием) возложена на заявителя, обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта, решения, действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, а также обстоятельств, послуживших основанием для их принятия (совершения), возлагается на орган или лицо, которые приняли данный акт, решение, совершили действия (допустили бездействие).
Исходя из части 2 статьи 201 АПК РФ обязательным условием для принятия решения об удовлетворении заявленных требований о признании ненормативного акта недействительным (решения, действий, бездействия незаконными) является установление судом совокупности юридических фактов: во-первых, несоответствия таких актов (решения, действий, бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, а, во-вторых, нарушения ими прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
В соответствии со статьями 1 и 3 Закона N 135-ФЗ целями данного Закона являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков, а сферой применения - отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.
Антимонопольный орган уполномочен возбуждать и рассматривать дела о нарушениях антимонопольного законодательства (пункт 1 части 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции).
В соответствии с частью 2 статьи 39 Закона N 135-ФЗ основанием для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства является, в частности, заявление юридического или физического лица, указывающее на признаки нарушения антимонопольного законодательства.
Положениями статьи 44 названного Закона определен порядок рассмотрения заявления, материалов и возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства.
По результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства комиссией антимонопольного органа выносится решение, на основании которого комиссия имеет право выдать предписание по делу (статьи 49 и 50 Закона N 135-ФЗ).
Согласно правовой позиции, отраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.2011 N 16008/10, нормы, изложенные в Правилах N 861, являются нормами о регулировании доступа к электрическим сетям и услугам по передаче электрической энергии, их применение находится в сфере антимонопольного регулирования и контроля.
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ (в редакции, действовавшей на дату заключения договора с приложенными ТУ, направления третьему лицу дополнительного соглашения и на дату обращения гражданки Крутовой Е.В. в управление с заявлением о принятии мер антимонопольного реагирования, а также на дату принятия оспариваемых решения и предписания) запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе действия по навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).
Апелляционный суд не принимает ссылку общества на отсутствие с его стороны нарушения антимонопольного законодательства в связи с внесением изменений в абзац первый части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ на основании следующего.
Подпунктом а пункта 6 Федерального закона от 05.10.2015 N 275-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" с 05.01.2016 в абзац первый части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ внесены следующие изменения: после слов "других лиц" дополнены слова: "(хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей".
Указанные изменения вступили в силу с 05.01.2016, тогда как предметом спора в настоящем деле являются ненормативные акты принятые антимонопольным органом 28.09.2015, то есть до вступления в силу вышеуказанных изменений в статью 10 Закона о защите конкуренции.
В свою очередь, из положений главы 24 АПК РФ следует, что суд проверяет соответствие оспариваемых ненормативных правовых актов закону или иному нормативному правовому акту, действующим на момент принятия оспариваемых актов.
Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 4 постановления от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства", исходя из системного толкования положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и статей 3 и 10 Закона N 135-ФЗ для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.
При рассмотрении заявления, материалов, указывающих на наличие признаков нарушения статьи 10 настоящего Федерального закона, антимонопольный орган устанавливает наличие доминирующего положения хозяйствующего субъекта, в отношении которого поданы эти заявление, материалы, за исключением случая, если антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства по основаниям, предусмотренным частью 9 настоящей статьи (часть 7 статьи 44 Закона N 135-ФЗ).
Частью 5 статьи 5 данного Закона определено, что доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии.
Исходя из положений части 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции и части 1 статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях", общество является субъектом естественной монополии и занимает доминирующее положение в сфере услуг по передаче электрической энергии, неотъемлемой частью которых являются услуги по технологическому присоединению.
Передача электрической энергии неразрывно связана с технологическим присоединением к электрическим сетям, мероприятия по технологическому присоединению осуществляются непосредственно с целью последующей передачи электрической энергии для потребителя.
Приказом Федеральной службы по тарифам от 03.06.2008 N 191-э общество, осуществляющее деятельность в сфере услуг по передаче электрической энергии, включено в реестр субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, в разделе I "Услуги по передаче электрической и (или) тепловой энергии", под регистрационным номером 47.1.116; в отношении ПАО "МРСК Северо-Запада" введены государственное регулирование и контроль (пункт 2 Приказа).
Кроме того, вступившими в законную силу судебными актами по делу N А13-3680/2015 также установлено, что ПАО "МРСК Северо-Запада" является сетевой организацией, оказывающей услуги по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, в том числе услуги по технологическому присоединению энергопринимающих устройств физических лиц к электрическим сетям. Ее доминирующее положение усматривается согласно приказу Федеральной службы по тарифам от 03.06.2008 N 191-э, требованиям части 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции, статей 3 и 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях".
Следовательно, на заявителя распространяются запреты части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ, в том числе и запрет на злоупотребление доминирующим положением.
В соответствии со статьями 3 и 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон N 35-ФЗ) Правила N 861 определяют порядок и процедуру технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, а также требования к выдаче технических условий.
Согласно пункту 3 Правил N 861 сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им названных Правил и наличии технической возможности технологического присоединения. Независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 Правил, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании, а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.
Как установлено в пункте 6 Правил N 861, технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и юридическим или физическим лицом, в сроки, установленные данными Правилами. Заключение договора является обязательным для сетевой организации.
В силу статьи 26 Закона N 35-ФЗ по договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, в том числе мероприятий по разработке и в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, согласованию с системным оператором технических условий, обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики).
Распределение мероприятий по технологическому присоединению и обязанностей по их выполнению заявителем и сетевой организацией производится по границе участка заявителя в соответствии с пунктами 16.1, 16.3, подпунктом "г" пункта 25 (1) Правил N 861.
Согласно пункту 25(1) Правил в технических условиях для заявителей, предусмотренных пунктами 12.1 и 14 Правил N 861, должны быть указаны точки присоединения, которые не могут располагаться далее 25 метров от границы участка, на котором располагаются (будут располагаться) присоединяемые объекты заявителя (подпункт "а"); распределение обязанностей между сторонами по исполнению технических условий (мероприятия по технологическому присоединению в пределах границ участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, осуществляются заявителем, а мероприятия по технологическому присоединению до границы участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, включая урегулирование отношений с иными лицами, осуществляются сетевой организацией) (подпункт "г").
В порядке пункта 16.1 этих Правил заявители несут балансовую и эксплуатационную ответственность в границах своего участка. До границ участка заявителя балансовую и эксплуатационную ответственность несет сетевая организация, если иное не установлено соглашением между сетевой организацией и заявителем, заключенным на основании его обращения в сетевую организацию. Для целей настоящих Правил под границей участка заявителя понимаются подтвержденные правоустанавливающими документами границы земельного участка, либо границы иного недвижимого объекта, на котором (в котором) находятся принадлежащие потребителю на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, либо передвижные объекты заявителей, указанные в пункте 13 настоящих Правил, в отношении которых предполагается осуществление мероприятий по технологическому присоединению.
Положения пункта 19 Правил N 861 запрещают навязывать заявителю услуги и обязательства, не предусмотренные указанными Правилами.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.2011 N 16008/10 разъяснено, что включение в направленный и подписанный сетевой организацией проект договора технологического присоединения условий об обязанностях заявителя по выполнению мероприятий по технологическому присоединению за пределами границ его участка противоречит Правилам N 861 и является действием по навязыванию невыгодных условий договора. Неприведение условий договора в соответствие с действующим законодательством по полученным разногласиям в установленный срок и ненаправление ответа на возражения заявителя является продолжением противоправного поведения.
При этом указано, что норма подпункта "а" пункта 25(1) Правил N 861 устанавливает пределы возможного расположения точки присоединения в пределах участка заявителя, поэтому в случае, если сетевая организация включила в договор условия, которыми распространила обязательства заявителя по выполнению мероприятий по технологическому присоединению за пределы границ участка, подпункт "а" пункта 25(1) Правил применению не подлежит.
В апелляционной жалобе общество ссылается на то, что к заявке от 16.04.2014 N 26-02544 на технологическое присоединение энергопринимающего устройства, принадлежащего Крутовой Е.В. (заявитель по договору), было приложено только свидетельство о государственной регистрации права от 23.07.2007 N 35-СК 313798 на земельный участок с кадастровым номером 35:23:0103038:0026, расположенный по адресу: Вологодская область, Шекснинский район, Железнодорожный с/с, деревня Соколово, дом 6, других документов, подтверждающих право собственности на объекты недвижимого имущества, расположенные (которые будут располагаться) на указанном земельном участке, к заявке N 26-02544 не прилагалось. В связи с этим обстоятельством в договоре от 17.06.2014 N 23-025444/14 об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям указан кадастровый номер земельного участка, а не жилого дома.
Данный довод подателя жалобы признается апелляционным судом несостоятельными, поскольку он опровергается документами, предъявленными в материалы дела самим обществом с отзывом на заявление.
Как следует из заявки Крутовой Е.В. от 16.06.2014 N 26-02544, в числе приложений отмечена копия документа, подтверждающая право собственности или иное предусмотренное законом основание на объект капитального строительства и (или) земельный участок, на котором расположены (будут располагаться) объекты заявителя.
Копии двух свидетельств от 23.10.2007 о государственной регистрации права собственности на земельный участок и на жилой дом, имеющий условный учетный номер, представлены ответчиком в числе документов, приложенных к этой заявке (том 1, листы 99 - 104). При этом на заявке не содержится отметки о том, что при ее подаче Крутовой Е.В. свидетельство о регистрации права собственности на жилой дом фактически отсутствовало в числе приложений к заявке.
Таким образом, доказательств объективной невозможности указания в договоре не только кадастрового номера земельного участка, но и условного номера жилого дома, принадлежащего заявителю, обществом в материалы дела не предъявлено.
Апелляционной коллегией не принимается ссылка подателя жалобы на фотографии, согласно которым, как утверждает общество, опора, являющаяся местом точки присоединения при технологическом присоединении объекта третьего лица, находится непосредственно у забора, ограждающего участок заявителя, какое-либо расстояние между опорой и забором отсутствует, а также на то, что формулировка утвержденного Правилами N 861 (приложение 8 к этим Правилам) типового договора на технологическое присоединение, также предполагает указание определенного расстояния от границы участка до точки присоединения, тем не менее, основным документом, определяющим расположение точки присоединения, являются ТУ к договору о технологическом присоединении.
Как указано ранее в настоящем постановлении, в судебных актах трех инстанций по делу N А13-3680/2015 установлено, что в данном случае из рабочего проекта N 08-3132-1/14-ЭС следует, что опора N 3 ВЛ-0,4 кВ Л-1 от КТП-60 кВА находится за пределами границ земельного участка с кадастровым номером 35:23:0103038:0026, принадлежащего Крутовой Е.В. Это обстоятельство согласуется с пунктом 3 рассматриваемого договора об осуществлении технологического присоединения от 17.06.2014, согласно которому точка присоединения указана в технических условиях располагается на расстоянии 25 метров от границы участка заявителя. Поэтому определение антимонопольным органом места расположения опоры по фотографиям ПАО "МРСК Северо-Запада" является ошибочным, так как противоречит материалам указанного дела.
В силу части 2 и 3 статьи 69 АПК РФ данное обстоятельство, установленное по делу N А13-3680/2015, применительно к лицам, участвующим в деле, имеет преюдициальное значение для настоящего спора и не подлежит доказыванию вновь при рассмотрении настоящего дела.
При таких обстоятельствах отклоняется как необоснованный довод апелляционной жалобы о том, что ни при рассмотрении дела в УФАС, ни в суде не исследовался вопрос о фактических границах земельного участка заявителя и о подтверждении соответствующими документами границ данного участка.
С учетом изложенного, как верно отмечено судом первой инстанции, управление правомерно пришло к выводу о том, что общество в нарушение изложенных требований Правил N 861 обязало заявителя выполнить мероприятия, связанные с присоединением ЛЭП к опоре за пределами границ земельного участка, принадлежащего Крутовой Е.В.; при этом ТУ не содержат мероприятий по технологическому присоединению, выполняемых сетевой организацией.
Материалами дела подтверждается, что пункт 12 ТУ определяет обязанности потребителя, при этом пункт 12.1.2 в ТУ отсутствует.
В проекте дополнительного соглашения от 26.08.2015 N 26-02544Ч/14-001 к договору от 17.06.2014 общество предложило третьему лицу (заявителю по договору) дополнить ТУ пунктом 12.1.2, регулирующим обязанности потребителя, изложив дополнительные условия в следующей редакции: "Произвести:
- монтаж ввода 0,23 кВ в границах земельного участка заявителя;
- установку прибора защитного отключения с тепловым и электромагнитным расцепителями, и возможностью его опломбировки в шкафу учета. Номинальный рабочий ток прибора не должен превышать 32 А;
- выполнить требования ПУЭ по повторному заземлению на вводе, выравниванию потенциалов и защите от перенапряжений для обеспечения надежной и эффективной работы электрооборудования принадлежащего заявителю (п. 1.7.51; 7.1.87; 7.1.21)".
Проект дополнительного соглашения от 26.08.2015 к договору от 17.06.2014 направлен обществом потребителю по истечении срока, установленного предупреждением управления от 12.08.2015 N 3899, выданным ранее подателю жалобы.
Как правомерно указал суд в обжалуемом решении, данный проект не свидетельствует о приведении обществом условий договора в соответствие с действующим законодательством, поскольку не исключает обязанностей потребителя за границами земельного участка (пункт 12.1 ТУ не исключен проектом дополнительного соглашения от 26.08.2015) и дополняет условия ТУ пунктом 12.1.2 с требованием о выполнении потребителем обязательств, не предусмотренных Правилами N 861, а именно по организации повторного заземления на вводе, выравниванию потенциалов и защите от перенапряжений для обеспечения надежной и эффективной работы электрооборудования принадлежащего потребителю.
С учетом изложенного управление обоснованно пришло к выводу о том, что включение обществом в договор от 17.06.2014 и в ТУ, мероприятий, не предусмотренных Правилами N 861, отказ в изменении условий договора по заявлению гражданина противоречат Правилам N 861 и являются действиями по навязыванию невыгодных условий договора, ущемляющими интересы Крутовой Е.В.
Исходя из положений Правил N 861, с учетом условий договора от 17.06.2014 на общество возложена обязанность по выполнению мероприятий по технологическому присоединению жилого дома Крутовой Е.В. до границ ее участка.
Как подтверждается материалами дела, в проекте дополнительного соглашения от 26.08.2015 N 26-02544Ч/14-001 общество предложило изложить пункт 8 ТУ (приложения к договору) в следующей редакции: "Точка(и) присоединения (вводные распределительные устройства, линии электропередачи, базовые подстанции, генераторы) и максимальная мощность энергопринимающих устройств по каждой точке присоединения: ВЛ-10 кВ Соколье, КТП-60 кВА Соколово, ВЛ-0,4 кВ Л-1, соединительные зажимы провода над участком заявителя, но не далее 25 м от границы участка".
На основании этого суд первой инстанции правомерно признал вывод УФАС о том, что ПАО "МРСК Северо-Запада" обязано выполнить мероприятия по технологическому присоединению именно до границ жилого дома потребителя, и соединительные зажимы провода над участком заявителя не могут служить надлежащей точкой присоединения по договору, ошибочными.
Вместе с тем, как указано ранее в настоящем постановлении, управлением установлено и материалами дела подтверждается, что к заявке на заключение договора потребителем были приложены документы, подтверждающие право собственности, а именно свидетельство о праве собственности на земельный участок серия 35-СК N 313798 от 23.10.2007, а также свидетельство серии 35-СК N 313799 от 23.10.2007 на жилой дом (подключаемый объект).
Кроме того, наличие у общества необходимой информации о подключаемом объекте - жилом доме Крутовой Е.В. подтверждено обществом в письме от 27.10.2014 (том 1, листы 97 - 98). Следовательно, податель жалобы имел возможность внести изменения в договор от 17.06.2014 об условном номере подключаемого объекта.
Также управление пришло к выводу о том, что в пункт 12.4 ТУ обществом неправомерно включено указание о конкретном месте установки шкафа учета в границах участка заявителя (на внешней стороне жилого дома), поскольку данное требование не предусмотрено Правилами N 861 и граница распределения балансовой принадлежности должна быть расположена по границе жилого дома.
При этом по мнению заявителя, указание в пункте 12.4 ТУ на обязанность по установке учета электроэнергии на внешней стороне жилого дома соответствует Основным положениям функционирования розничных рынков электрической энергии", утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442 (далее - Основные положения).
Как обоснованно указано судом первой инстанции, данный довод заявителя не принимается судом во внимание, поскольку конкретное место установки шкафа учета в границах участка заявителя не предусмотрено Правилами N 861.
В соответствии с абзацами вторым, третьим пункта 147 Основных положений места установки, схемы подключения и метрологические характеристики приборов учета должны соответствовать требованиям, установленным законодательством Российской Федерации об обеспечении единства измерений и о техническом регулировании.
Сетевые организации обязаны размещать требования к местам установки приборов учета, схемы подключения и метрологические характеристики приборов учета, определенные в соответствии с требованиями настоящего раздела и законодательства Российской Федерации об обеспечении единства измерений и о техническом регулировании, в центрах очного обслуживания потребителей и на своих официальных сайтах в сети "Интернет" без указания на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, наименования мест происхождения приборов учета или наименования производителей приборов учета.
Пунктом 144 Основных положений установлено, что приборы учета подлежат установке на границах балансовой принадлежности объектов электроэнергетики (энергопринимающих устройств) смежных субъектов розничного рынка - потребителей, производителей электрической энергии (мощности) на розничных рынках, сетевых организаций, имеющих общую границу балансовой принадлежности (далее - смежные субъекты розничного рынка), а также в иных местах, определяемых в соответствии с настоящим разделом с соблюдением установленных законодательством Российской Федерации требований к местам установки приборов учета. При отсутствии технической возможности установки прибора учета на границе балансовой принадлежности объектов электроэнергетики (энергопринимающих устройств) смежных субъектов розничного рынка прибор учета подлежит установке в месте, максимально приближенном к границе балансовой принадлежности, в котором имеется техническая возможность его установки. При этом по соглашению между смежными субъектами розничного рынка прибор учета, подлежащий использованию для определения объемов потребления (производства, передачи) электрической энергии одного субъекта, может быть установлен в границах объектов электроэнергетики (энергопринимающих устройств) другого смежного субъекта.
В Основных положениях также отсутствует указание на конкретное место размещения шкафа учета, к тому же правило о месте установки приборов учета является диспозитивным и предполагает возможность размещения его в ином удобном для заявителя месте.
Пунктом 14 договора от 17.06.2014 определено, что заявитель несет балансовую и эксплуатационную ответственность в границах своего участка, сетевая организация - до границ участка заявителя.
Кроме того, как правомерно указал суд в обжалуемом решении, пунктом 1.5.27 Правил устройства электроустановок, утвержденных Главтехуправлением, Госэнергонадзором Минэнерго СССР 05.10.1979, предусмотрено, что счетчики должны размещаться в легко доступных для обслуживания сухих помещениях, в достаточно свободном и не стесненном для работы месте с температурой в зимнее время не ниже 0 градусов Цельсия.
При таких обстоятельствах является правильным вывод управления и суда о том, что навязанное потребителю условие о конкретном месте размещения шкафа учета на внешней стороне дома также противоречит требованиям действующего законодательства и не соответствует интересам Крутовой Е.В.
Также, как верно отмечено судом, в данном случае антимонопольный орган обоснованно пришел к выводу, что ОАО "МРСК Северо-Запада", являясь субъектом естественной монополии, занимает доминирующее положение на товарном рынке услуг по передаче электрической энергии в Череповецком районе Вологодской области в географических границах технологической инфраструктуры принадлежащих предприятию сетей, составной частью которого являются услуги по технологическому присоединению.
В соответствии с пунктом 4.7 приказа Федеральной антимонопольной службы от 28.04.2010 N 220 "Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке" (далее - Порядок N 220) в сфере услуг субъектов естественных монополий географические границы товарных рынков определяются с учетом особенностей, предусмотренных законодательством Российской Федерации, предоставления этих услуг на соответствующих товарных рынках, в том числе на основании одного или нескольких критериев:
- административно-территориального критерия (территория Российской Федерации, территория федерального округа Российской Федерации, территория экономических районов Российской Федерации, территория субъекта Российской Федерации, территория (района, города, пгт., иное) субъекта Российской Федерации);
- организационного критерия (территория деятельности хозяйствующего субъекта, территория деятельности филиала хозяйствующего субъекта);
- технологического критерия (наличие и расположение технологической инфраструктуры (сетей), включая доступ к инфраструктуре и ее использованию (подключение к сетям).
Деятельность филиала ПАО "МРСК Северо-Запада" "Вологдаэнерго" регламентируется Положением о филиале ПАО "МРСК Северо-Запада" "Вологдаэнерго", утвержденным приказом генерального директора ПАО "МРСК Северо-Запада" от 03.03.2008 N 70. В структуру филиала общества "Вологдаэнерго" входят 5 производственных отделений: Череповецкое, Великоустюгское, Тотемское, Вологодское, Кирилловское, каждое из которых осуществляет деятельность на территории нескольких муниципальных районов.
В свою очередь в каждое производственное отделение входят территории организационных обособленных районов обслуживания электрических сетей (далее - РЭС).
В частности, в состав производственного отделения "Череповецкие электрические сети" филиала ПАО "МРСК Северо-Запада" "Вологдаэнерго" входят шесть административных районов: Череповецкий, Устюженский, Шекснинский, Чагодощенский, Кадуйский, Бабаевский.
В данном случае географические границы рынка Управлением правомерно определены Череповецким районом Вологодской области в географических границах технологической инфраструктуры принадлежащих предприятию сетей, с учетом всех трех вышеуказанных критериев.
На основании изложенного доводы общества о неправильно установленных географических границах товарного рынка правомерно отклонены судом в обжалуемом решении.
По смыслу положений статей 50, 51 Закона о защите конкуренции предписание антимонопольного органа должно быть только обоснованным, исполнимым и соразмерным совершенному правонарушению, а также направленным на устранение негативного воздействия на конкуренцию не свыше той меры, которая необходима.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что оспариваемые решение и предписание УФАС приняты им в рамках своей компетенции, являются законными и обоснованными, а заявленные требования общества - не подлежащими удовлетворению.
Рассматривая апелляционную жалобу общества, суд апелляционной инстанции констатирует, что все доводы, приведенные обществом в апелляционной жалобе, были предметом исследования суда первой инстанции, им в соответствии со статьей 71 АПК РФ дана надлежащая оценка.
Материалы дела исследованы судом первой инстанции полно и всесторонне, выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам, нормы материального права применены правильно, нарушений норм процессуального права не допущено.
Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, а лишь выражают несогласие с ними, поэтому не могут являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
С учетом изложенного апелляционная инстанция приходит к выводу о том, что спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства, основания для отмены решения суда, а также для удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.
В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы расходы по уплате государственной пошлины в сумме 1500 руб. относятся на подателя жалобы в соответствии со статьей 110 АПК РФ.
Определением суда апелляционной инстанции от 31 октября 2016 года по настоящему делу удовлетворено ходатайство ПАО "МРСК Северо-Запада" о проведении зачета государственной пошлины в размере 1500 рублей, уплаченной платежным поручением от 23.12.2015 N 78150, предъявленным в материалы настоящего дела при обращении с заявлением об оспаривании ненормативных правовых актов УФАС, в счет суммы государственной пошлины, подлежащей уплате за подачу апелляционной жалобы на решение Арбитражного суда Вологодской области от 20 сентября 2016 года по делу А13-533/2016.
Вместе с тем в абзаце втором резолютивной части решения суда первой инстанции указано на возврат обществу из федерального бюджета 3000 рублей государственной пошлины, уплаченной по платежному поручению от 23.12.2015 N 78150.
Таким образом, с учетом произведенного апелляционным судом зачета государственной пошлины в размере 1500 рублей из суммы, уплаченной по платежному поручению от 23.12.2015 N 78150, и в связи с отказом в удовлетворении жалобы общества, апелляционная коллегия считает необходимым указать в резолютивной части постановления на то, что решение суда первой инстанции от 20 сентября 2016 года по делу N А13-533/2016 не подлежит исполнению в части возврата ПАО "МРСК Северо-Запада" из федерального бюджета государственной пошлины в размере 1500 рублей, уплаченной по платежному поручению от 23.12.2015 N 78150.
Руководствуясь статьями 110, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Вологодской области от 20 сентября 2016 года по делу N А13-533/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" - без удовлетворения.
Решение Арбитражного суда Вологодской области от 20 сентября 2016 года по делу N А13-533/2016 в части возврата публичному акционерному обществу "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" (место нахождения: 188304, Ленинградская область, Гатчинский район, город Гатчина, улица Соборная, дом 31; ОГРН 1047855175785, ИНН 7802312751) из федерального бюджета государственной пошлины в размере 1500 рублей, уплаченной по платежному поручению от 23.12.2015 N 78150, не подлежит исполнению.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий А.Ю.ДОКШИНА

Судьи Н.Н.ОСОКИНА В.И.СМИРНОВ