Правосудие

Требование: Об отмене постановления о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 по делу N А05-1632/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 25 января 2017 года.
В полном объеме постановление изготовлено 2 февраля 2017 года.
Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Докшиной А.Ю., судей Осокиной Н.Н. и Смирнова В.И. при ведении протокола секретарем судебного заседания Куликовой М.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Джоуль" на решение Арбитражного суда Архангельской области от 10 ноября 2016 года по делу N А05-1632/2016 (судья Козьмина С.В.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Джоуль" (ОГРН 1038302270654, ИНН 2983000079; место нахождения: 166000, Ненецкий автономный округ, город Нарьян-Мар, улица Рыбников, дом 6б, квартира 19; далее - ООО "Джоуль", общество) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением к Печорскому управлению Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (ОГРН 1021100813799, ИНН 1103001093; место нахождения: 167000, Республика Коми, город Сыктывкар, улица Советская, дом 67; далее - управление) о признании незаконным и отмене постановления от 29.01.2016 N 04/16 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), в виде штрафа в размере 205 000 руб.
Решением Арбитражного суда Архангельской области от 10 ноября 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.
Общество с решением суда не согласилось и обратилось с апелляционной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, просит суд апелляционной инстанции его отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении требований. В обоснование жалобы указывает на то, что обслуживаемый обществом объект не является опасным производственным объектом (далее - ОПО), так как данный объект представляет собой котельную, в которой в качестве топлива используется природный газ, количество которого одновременно находится или может находиться в котельной, как следует из данных, указанных в режимных картах технических отчетов по режимно-наладочным испытаниям котлов, меньше предусмотренного минимального количества газа (1 тонна для IV класса опасности). Ссылаясь на Федеральный закон от 02.06.2016 N 170-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", указывает, что введен новый критерий идентификации газораспределительных станций, сетей газораспределения в качестве опасных производственных объектов, аналогичный критериям их классификации - давление транспортируемого (используемого) газа 0,005 Мпа. Полагает, что судом не дана оценка указанным доводам общества. Рассматривая первый пункт вменяемого в вину нарушения, считает, что управлением в протоколе об административном правонарушении и в постановлении о назначении административного наказания не установлены событие, время правонарушения, не указана конкретная норма права, которая нарушена обществом, что, по мнению заявителя, является основанием для признания недоказанными обстоятельств нарушения. Относительно второго пункта вменяемого в вину нарушения считает, что управлением не доказано событие правонарушения. Полагает, что примененная административным органом мера административного взыскания в виде штрафа в размере 205 000 руб. не соответствует тяжести вменяемого обществу правонарушения, носит карательный, а не превентивный характер. Указывает на то, что негативных последствий выявленные обстоятельства не повлекли, какая-либо угроза государственным и общественным отношениям отсутствует. Заявляет о малозначительности правонарушения.
Управление в отзыве на апелляционную жалобу с доводами, изложенными в ней, не согласилось, просило решение суда оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.
Стороны надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения жалобы, представителей в суд не направили, от управления через информационный ресурс "Мой арбитр" поступило ходатайство о рассмотрении апелляционной жалобы без участия его представителя. В связи с этим судебное разбирательство проведено в их отсутствие в соответствии со статьями 123, 136, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).
Исследовав доказательства по делу, изучив доводы жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
Как следует из материалов дела, согласно свидетельству N А25-01735 от 28.05.2013, в эксплуатации общества находится опасный производственный объект (ОПО) - Сеть газопотребления предприятия, рег. N А25-01735-0001 от 10.06.2010 (III класс опасности).
Эксплуатация данного объекта обществом производится на основании лицензии от 04.06.2010 N ВП-25-000651 (С).
Управлением на основании распоряжения и.о. руководителя Печорского управления Ростехнадзора от 11.01.2016 N 4 с целью выполнения требования прокуратуры Ненецкого автономного округа от 21.12.2015 N 7-14/1-2015/4194 "О проведении внеплановой проверки ООО "Джоуль" 20.01.2016 проведена внеплановая выездная на предмет соблюдения обществом обязательных требований в области промышленной безопасности при эксплуатации газовых котельных.
При проведении внеплановой выездной проверки ответчиком выявлены нарушения обязательных требований в области промышленной безопасности, а именно:
- манометры, установленные на трубопроводах системы отопления в котельной не поверены, чем нарушена часть 1 статьи 9 Федерального закона Российской Федерации "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" от 21.07.1997 N 116-ФЗ (далее - Закон N 116-ФЗ), часть 1 статьи 13 Федерального закона от 26.06.2008 N 102-ФЗ "Об обеспечении единства измерений";
- в помещение котельной не исправна система автоматического контроля загазованности, модернизированная с клапаном САКЗ-МК-2, включающая в себя сигнализатор загазованности природного газа СЗ-1-1Д (заводской номер 31-3218), сигнализатор загазованности оксида углерода СЗ-2-2Д (заводской номер 6-3397), блоксигнализации и управления БСУ (заводской номер 4-2251) предусмотренные проектом, чем нарушены часть 1 статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пункт 77 "Технического регламента о безопасности сетей газораспределения и газопотребления", утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2010 N 870;
- план мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на ОПО в газифицированной котельной не согласован руководителями профессиональных аварийно-спасательных служб или профессиональных аварийно-спасательных формирований, с которыми заключен договор на обслуживание объектов, чем нарушены часть 1 статьи 10 Закона N 116-ФЗ, пункта 5 постановления Правительства Российской Федерации от 10.06.2013 N 492 "О лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов 1, 2 и 3 классов опасности", пункт 9 Положения о разработке планов мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на опасных производственных объектах", утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 26.08.2013 N 730.
Выявленные нарушения отражены в акте проверки от 20.01.2016 N 04/16, копия которого получена директором общества Чупровым Н.Ф.
Для устранения выявленных нарушений обществу выдано предписание от 20.01.2016 N 04/16.
По факту выявленного правонарушения государственным инспектором управления в присутствии законного представителя общества - директора Чупрова Н.Ф. составлен протокол от 26.01.2016 N 05/16 о совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ. Копия протокола вручена представителю общества, который в протоколе указал, что общество не эксплуатирует данный объект с 05.11.2015 в связи с окончанием договора.
По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении государственным инспектором управления Шевелевым П.М. в присутствии законного представителя общества Чупрова Н.Ф. вынесено постановление от 29.01.2016 N 04/16 о привлечении ООО "Джоуль" к административной ответственности по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ в виде штрафа в размере 205 000 руб. с учетом отягчающего ответственность обстоятельства.
Копия постановления также вручена данному представителю общества.
Не согласившись с указанным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Суд первой инстанции, отказывая обществу в удовлетворении заявленных требований, правомерно руководствовался следующим.
В соответствии с частью 6 статьи 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме (часть 7 статьи 210 АПК РФ).
Частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ установлено, что нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.
Диспозиция указанной статьи предусматривает два правонарушения: нарушение требований промышленной безопасности и нарушение условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.
Объективная сторона данного правонарушения состоит в несоблюдении обществом требований промышленной безопасности, установленных Законом N 116-ФЗ, который определяет правовые, экономические и социальные основы обеспечения безопасной эксплуатации опасных производственных объектов и направлен на предупреждение аварий на опасных производственных объектах и обеспечение готовности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, к локализации и ликвидации последствий указанных аварий.
Согласно пункту 1 статьи 2 Закона N 116-ФЗ ОПО являются предприятия или их цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные в приложении 1 к данному Закону.
Опасные производственные объекты подлежат регистрации в государственном реестре в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации (пункт 2 статьи 2 Закона N 116-ФЗ).
Требования промышленной безопасности - это условия, запреты, ограничения и другие обязательные требования, соблюдение которых обеспечивает промышленную безопасность. Требования промышленной безопасности должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей природной среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также требованиям государственных стандартов (статья 3 Закона N 116-ФЗ).
Согласно пункту 1 статьи 9, пункта 1 статьи 11 Закона N 116-ФЗ организация, эксплуатирующая ОПО, обязана соблюдать положения указанного Закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных технических документов в области промышленной безопасности.
В силу пункта 1 Приложения 1 к Закону N 116-ФЗ к категории ОПО относятся объекты, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются опасные вещества в количествах, указанных в Приложении 2 к настоящему Федеральному закону.
Доводы подателя жалобы сводятся к тому, что, по мнению заявителя, определяющим, первичным критерием опасного производственного объекта является количество опасного вещества (более 1 тонны), а давление является вторичным критерием.
Вместе с тем данные доводы получили надлежащую правовую оценку в решении суда первой инстанции, с чем согласна апелляционная инстанция.
Так, в соответствии с пунктом 1 Приложения 2 к Закону N 116-ФЗ классы опасности опасных производственных объектов, указанных в пункте 1 Приложения 1 к данному Федеральному закону, устанавливаются исходя из количества опасного вещества или опасных веществ, которые одновременно находятся или могут находиться на ОПО, в соответствии с таблицами 1 и 2 Приложения 2 к Закону N 116-ФЗ (за исключением объектов, указанных в пунктах 2, 3 и 4) настоящего Приложения 2 к Федеральному закону, а именно - для газораспределительных станций, сетей газораспределения и сетей газопотребления.
Таким образом, как обоснованно указал суд в обжалуемом решении, критерий минимального количества опасного вещества, применяемый для ОПО, указанных в пункте 1 Приложения 1 к Закону N 116-ФЗ не применяется для газораспределительных станций, сетей газораспределения и сетей газопотребления.
Из пункта 4 Приложения 2 к Закону N 116-ФЗ следует, что для газораспределительных станций, сетей газораспределения и сетей газопотребления критерием установления класса опасности и отнесение их к категории ОПО является не количество опасного вещества, а давление газа: 1) II класс опасности - для ОПО, предназначенных для транспортировки природного газа под давлением свыше 1,2 МПа или сжиженного углеводородного газа под давлением свыше 1,6 МПа; 2) III класс опасности - для опасных производственных объектов, не указанных в подпункте 1 настоящего пункта.
При идентификации опасных производственных объектов руководителю организации, эксплуатирующей ОПО, следует принимать во внимание требования пункта 10 Приложения 2 к Закону N 116-ФЗ, в соответствии с которыми в случае, если для ОПО по указанным в пунктах 1 - 7 настоящего приложения критериям могут быть установлены разные классы опасности, устанавливается наиболее высокий класс опасности.
Поскольку производственный объект заявителя не соответствует условиям, указанным в подпункте 1 пункта 4 Приложения 2 к Закону N 116-ФЗ, то он, в силу прямого указания подпункта 2 пункта 4 Приложения 2 к Закону N 116-ФЗ, относится к III класс опасности.
Кроме того, подателем жалобы не учтено, что решением Арбитражного суда Республики Коми от 15 июня 2016 года по делу N А29-2600/2016, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 27 сентября 2016 года, отказано в удовлетворении заявленных требований ООО Джоуль" о признании незаконными действий управления по отказу в исключении эксплуатируемых обществом ОПО "Сеть газопотребления предприятия", регистрационный номер А25-01735-001, из государственного реестра опасных производственных объектов, выраженных в письмах от 08.10.2015 N 25/8395 и от 28.12.2015 N 12339.
При этом суды двух инстанции в ходе рассмотрения дела N А29-2600/2016 установили, что "Сеть газопотребления предприятия", регистрационный номер А25-01735-001, является ОПО, а законные основания для исключения из государственного реестра опасных производственных объектов данной сети газопотребления отсутствуют.
В соответствии с частью 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
По смыслу приведенной правовой нормы преюдиция - это установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной и (или) резолютивной части судебного акта и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами. Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение.
Следовательно, то факт, что спорный производственный объект не относится к ОПО, установлен вступившими в законную силу судебными актами по вышеназванному делу, которые имеют преюдициальное значения для рассматриваемого спора, и в силу положений части 2 статьи 69 названного Кодекса не подлежит доказыванию в рамках настоящего дела.
В свою очередь, доводы апелляционной жалобы направлены на преодоление юридической силы состоявшихся судебных актов, то есть на переоценку уже установленных по этому делу обстоятельств и в с учетом названных ранее требований процессуального законодательства не могут быть приняты судом апелляционной инстанции.
По основаниям, изложенным в обжалуемом решении суд первой инстанции правомерно отклонил ссылку заявителя на письмо Ростехнадзора от 23.08.2013.
Доводы общества о том, что в настоящий момент котельные эксплуатируются собственниками имущества, общество осуществляет техническое обслуживание газового оборудования и автоматики, являются несостоятельными, поскольку данные доводы также оценены судами в рамках дела N А29-2600/2016, при этом по результатам представленных заявителем документов установлен факт эксплуатации спорного ОПО именно самим заявителем.
Кроме того, в рамках настоящего дела управлением также предъявлены документы, на которые имеется ссылка в обжалуемом решении и которые оценены судом первой инстанции в порядке статьи 71 АПК РФ и признаны опровергающими доводы заявителя, поскольку подтверждают факт эксплуатации обществом ОПО - котельной на природном газе по адресу: Ненецкий автономный округ, поселок Красное, улица Пролетарская, дом 11.
Ссылка подателя жалобы на недоказанность вмененных ему в вину нарушений признается апелляционной коллегией несостоятельной, поскольку получила надлежащую правовую оценку суда первой инстанции.
Так, частью 1 статьи 9 Закона N 116-ФЗ установлено, что организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана обеспечивать наличие и функционирование необходимых приборов и систем контроля за производственными процессами в соответствии с установленными требованиями.
В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 26.06.2008 N 102-ФЗ "Об обеспечении единства измерений" средства измерений, предназначенные для применения в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, до ввода в эксплуатацию, а также после ремонта подлежат первичной поверке, а в процессе эксплуатации - периодической поверке. Применяющие средства измерений в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны своевременно представлять эти средства измерений на поверку.
Согласно пункту 2.9.1 Правил технической эксплуатации тепловых энергоустановок, утвержденных приказом Минэнерго России от 24.03.2003 N 115, зарегистрированном в Минюсте России 02.04.2003 за номером 4358, комплекс мероприятий по метрологическому обеспечению тепловых энергоустановок, выполняемый каждой организацией, включает: своевременное представление в поверку средств измерений, подлежащих государственному контролю и надзору; обслуживание, ремонт средств измерений, метрологический контроль и надзор.
На основании статьи 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела; эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.
Как верно отмечено судом, в протоколе от 26.01.2016 N 05/16 об административном правонарушении указаны вмененные заявителю нарушения. При подписании протокола об административном правонарушении законный представитель заявителя несогласия с указанными нарушениями не выразил, указал лишь на то, что объект не эксплуатируется.
Также, ссылаясь в заявлении и в апелляционной жалобе на недоказанность вмененных в вину нарушений, общество, тем не менее, не представило доказательств, свидетельствующих о том, что поверка манометров проводилась в установленные сроки.
В свою очередь, на предъявленных ответчиком в материалы дела фотографиях усматривается, что у манометра на первой фотографии (том 2, лист 71) отсутствует пломба, а у манометра на второй фотографии (том 2, лист 72) отсутствует клеймо о поверке.
При этом в паспорте и руководстве по эксплуатации на данные манометры указано, что межповерочный интервал составляет 1 год. Копии паспортов и руководства по эксплуатации манометров представлены в материалы дела и должны иметься у общества.
Довод заявителя о неуказании в протоколе сведений о том, какого числа общество должно было осуществить поверку манометров и с какого числа заявитель считается совершившим правонарушение, признается несостоятельным, поскольку заявитель как лицо, эксплуатирующее ОПО, может и обязано самостоятельно исчислить срок истечения межповерочного интервала на манометры.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2010 N 870 утвержден Технический регламент о безопасности сетей газораспределения и газопотребления, согласно пункту 77 которого не допускается эксплуатация сети газопотребления при неисправности газоиспользующего оборудования или с отключенными технологическими защитами, блокировками, сигнализацией и контрольно-измерительными приборами, предусмотренными проектом.
Как установлено управлением в ходе проверки и подтверждается материалами дела, в помещении котельной не исправна система автоматического контроля загазованности, модернизированная с клапаном САКЗ-МК-2 включающая в себя сигнализатор загазованности природного газа СЗ-1-1Д (заводской номер 31-3218), сигнализатор загазованности оксида углерода СЗ-2-2Д (заводской номер 6-3397), блок сигнализации и управления БСУ (заводской номер 4-2251) предусмотренные проектом, а именно на приборах автоматического контроля загазованности отсутствует индикация работы системы (обозначения на приборах как "ВКЛ").
Сигнализатор загазованности природного газа СЗ-1-1Д, заводской номер 31-3218, должен быть исправен, и поверен.
В руководстве по эксплуатации ФСКЕ.408837.001 РЭ в пункте 3.8.1 "Метрологическая проверка" указано что метрологическая проверка проводится органами по стандартизации и метрологии. Межповерочный интервал - 1 год. Поверка проводится по методике, изложенной в приложении "Г" настоящего руководства по эксплуатации. Перед проверкой необходимо провести ежегодное ТО с настройками порогов срабатывания. Во время проведения проверки отсутствовал межповерочный интервал данного прибора.
Сигнализатор загазованности оксида углерода СЗ-2-2Д, заводской номер 6-3397, также должен быть исправен и поверен.
В руководстве по эксплуатации ФСКЕ. 408837.002 РЭ в п. п. 3.9.1 "Метрологическая поверка" указано что метрологическая поверка проводится органами по стандартизации и метрологии. Межповерочный интервал - 1 год. Поверка производится по методике, изложенной в приложении Г настоящего руководства по эксплуатации. Перед поверкой необходимо провести ежемесячное техническое обслуживание с настройкой порогов срабатывания. Во время проведения проверки отсутствовал межповерочный интервал данного прибора.
При этом копии паспортов и руководств к эксплуатации сигнализаторов загазованности природного газа и оксиданта углерода имеются в материалах настоящего дела.
Ссылка подателя жалобы о недоказанности нарушений в этой части оценена и правомерно отклонена судом первой инстанции ввиду следующего.
В силу части 1 статьи 16 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (далее - Закон N 294-ФЗ) по результатам проверки должностными лицами органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля, проводящими проверку, составляется акт по установленной форме в двух экземплярах.
Согласно части 12 статьи 16 Закона N 294-ФЗ юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, проверка которых проводилась, в случае несогласия с фактами, выводами, предложениями, изложенными в акте проверки, либо с выданным предписанием об устранении выявленных нарушений в течение пятнадцати дней с даты получения акта проверки вправе представить в соответствующие орган государственного контроля (надзора), орган муниципального контроля в письменной форме возражения в отношении акта проверки и (или) выданного предписания об устранении выявленных нарушений в целом или его отдельных положений. При этом юридическое лицо, индивидуальный предприниматель вправе приложить к таким возражениям документы, подтверждающие обоснованность таких возражений, или их заверенные копии либо в согласованный срок передать их в орган государственного контроля (надзора), орган муниципального контроля.
Указанные документы могут быть направлены в форме электронных документов (пакета электронных документов), подписанных усиленной квалифицированной электронной подписью проверяемого лица.
В проведении проверки принимал участие законный представитель общества, который подписал акт проверки и протокол об административном правонарушении без возражений в этой части. Доказательств, опровергающих факты, указанные в акте проверки и в протоколе об административном правонарушении, общество в материалы дела не представило.
Частями 1 и 2 статьи 10 Закона N 116-ФЗ установлено, что в целях обеспечения готовности к действиям по локализации и ликвидации последствий аварии организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана: планировать и осуществлять мероприятия по локализации и ликвидации последствий аварий на опасном производственном объекте; заключать с профессиональными аварийно-спасательными службами или с профессиональными аварийно-спасательными формированиями договоры на обслуживание; планирование мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на опасных производственных объектах I, II и III классов опасности, предусмотренных пунктами 1, 4, 5 и 6 приложения 1 к настоящему Федеральному закону, осуществляется посредством разработки и утверждения планов мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на таких опасных производственных объектах. Порядок разработки планов мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на опасных производственных объектах и требования к содержанию этих планов устанавливаются Правительством Российской Федерации.
Согласно пункту 9 Положение о разработке планов мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на опасных производственных объектах, утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 26.08.2013 N 730, планы мероприятий согласовываются руководителями профессиональных аварийно-спасательных служб или профессиональных аварийно-спасательных формирований, с которыми заключен договор на обслуживание объектов.
Представленным в материалы дела планом локализации и ликвидации возможных аварий опасных производственных объектах ООО "Джоуль" (том 2, лист 19) подтверждается, что план мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на ОПО в газифицированной котельной не согласован руководителями профессиональных аварийно-спасательных служб или профессиональных аварийно-спасательных формирований.
Таким образом, обществом не соблюдено требование вышеназванной правовой нормы, с чем обоснованно согласился суд первой инстанции.
При изложенных обстоятельствах суд правомерно признал доказанным наличие в действиях общества события административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ.
В силу части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
В данном случае является правильным вывод суда о том, что возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых действующим законодательством предусмотрена административная ответственность, у общества имелась, однако, им не были приняты все возможные и зависящие от него меры по их соблюдению. Доказательства обратного в материалах дела отсутствуют.
Срок для привлечения лица к административной ответственности, установленный пунктом 1 статьи 4.5 КоАП РФ, на дату вынесения оспариваемого постановления не истек.
Апелляционная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии в данном случае оснований для оснований для применения статьи 2.9 КоАП РФ и признания выявленного правонарушения малозначительным.
Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
Пунктом 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (далее - постановление N 10) разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения.
Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Кроме того, согласно абзацу третьему пункта 18.1 названного постановления квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится с учетом положений пункта 18 данного постановления применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния.
В данном случае существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в пренебрежительном отношении заявителя к исполнению своих публично-правовых обязанностей по соблюдению требований законодательства.
Нарушение требований промышленной безопасности представляет повышенную опасность для возникновения угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культур) народов Российской Федерации, безопасности государства, т.е. существенно нарушает охраняемые законом общественные отношения. Основными задачами обеспечения безопасности опасных производственных объектов является преодоление их негативного воздействия на окружающую среду, минимизация отрицательного эффекта сопровождающего аварии, результатом которых является не только значительный ущерб, причиненный экологической обстановке, экономике страны, но и имущественные потери населения, организаций и предприятий.
При указанных обстоятельствах оснований для признания совершенного обществом правонарушения малозначительным не имеется.
Санкция части 1 статьи 9.1 КоАП РФ предусматривает наложение административного штрафа за нарушение требований промышленной безопасности на юридических лиц от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.
В силу пункта 2 части 1 статьи 4.3. КоАП РФ обстоятельством, отягчающим административную ответственность, признается продолжение противоправного поведения, несмотря на требование уполномоченных на то лиц прекратить его.
Оспариваемым постановлением обществу назначен штраф в размере 205 000 руб., при этом в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность, учтено, что в силу пункта 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ отягчающим обстоятельством данного административного правонарушения является повторное совершение однородного административного правонарушения.
При назначении наказания административный орган выявил, что общество уже совершало административное правонарушение по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ и постановлением от 26.07.2015 N 26/15 было привлечено к административной ответственности должностное лицо общества в виде административного штрафа в размере 20 000 руб., по которому не истек срок, предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ.
Также общество привлечено к административной ответственности по части 11 статьи 19.5 КоАП РФ постановлениями от 23.12.2015 N 62/15 и от 31.12.2015 N 64/15 в виде административных штрафов в размерах 400 000 руб. и 450 000 руб. соответственно.
Таким образом, указанными постановлениями о привлечении общества к административной ответственности по части 11 статьи 19.5 КоАП РФ за неисполнение предписания об устранении нарушений подтверждается продолжение противоправного поведения общества в сфере промышленной безопасности, что является обстоятельством, отягчающим административную ответственность общества.
Следовательно, административное наказание правомерно назначено управлением в виде штрафа в размере 205000 руб. с учетом отягчающего ответственность обстоятельства.
Оснований для применения положений части 3.2 статьи 4.1 КоАП РФ, в данном случае судом также не выявлено, поскольку суд не установил наличие исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, указав на то, что, напротив, в материалы дела заявителем представлена выписка операций по лицевому счету, согласно которому остаток составил 1 093 399 руб. 42 коп.
Нарушений процессуальных требований, установленных КоАП РФ, не позволивших полно и объективно рассмотреть настоящее дело, апелляционным судом не установлено.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований общества.
Существенных процессуальных нарушений закона, являющихся самостоятельным основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении, управлением не допущено.
Несогласие общества с оценкой имеющихся в деле доказательств и с толкованием судом первой инстанции норм КоАП РФ и законодательства, подлежащих применению в деле, не свидетельствует о том, что судом допущены существенные нарушения названного Кодекса и (или) предусмотренные им процессуальные требования, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.
Дело рассмотрено судом полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, выводы суда о применении норм права соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся доказательствам. Правовых оснований для отмены принятого по данному делу решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Архангельской области от 10 ноября 2016 года по делу N А05-1632/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Джоуль" - без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий А.Ю.ДОКШИНА

Судьи Н.Н.ОСОКИНА В.И.СМИРНОВ