Правосудие

Требование: Об отмене определения о признании сделки должника недействительной и применении последствий недействительности сделки

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2017 N 15АП-156/2017 по делу N А53-25885/2015

Дело N А53-25885/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 01 февраля 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 03 февраля 2017 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Шимбаревой Н.В.
судей Герасименко А.Н., Николаева Д.В.
при ведении протокола судебного заседания Константиновым Д.В.
при участии:
от конкурсного управляющего Гаркуши К.С.: представитель Кошелькова В.В. по доверенности от 01.02.2017;
от муниципального образования "Город Азов" в лице ДИЗО администрации города Азова Ростовской области: представитель Пешков Е.В. по доверенности от 06.09.2016.
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Департамента имущественно-земельных отношений Администрации города Азова Ростовской области
на определение Арбитражного суда Ростовской области
от 07.12.2016 по делу N А53-25885/2015 о признании сделки должника недействительной и применении последствий недействительности сделки
по заявлению конкурсного управляющего МУП г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1" - Гаркуша К.С.
к муниципальному образованию "Город Азов" в лице Департамента имущественно-земельных отношений администрации города Азова;
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) муниципального унитарного предприятия г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1" (ИНН 6140025165, ОГРН 1076140000122),
принятое в составе судьи Соловьева Е.Г.,

установил:

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) муниципального унитарного предприятия г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1", конкурсный управляющий должника обратился в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании недействительной сделки, заключенной между МУП г. Азова "Управляющая организация - Домоуправление N 1" и Департаментом имущественно-земельных отношений администрации города Азова, оформленную актом о приемке-передаче объекта основных средств N 00БУ-000002 от 31.07.2015, а также постановлением администрации города Азова N 1572 от 31.07.2015; просил применить последствия недействительности сделки в виде взыскания в пользу должника оценочной стоимости автомобиля на момент совершения сделки в размере 635 000 рублей (с учетом уточнений первоначально заявленных требований, произведенных в порядке ст. 49 АПК РФ).
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены МП г. Азова "УК - Жилсервис" и администрация города Азова.
Определением суда от 07.12.2016 г. заявление конкурсного управляющего муниципального унитарного предприятия г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1" Гаркуша Константина Сергеевича о признании недействительной сделки должника удовлетворено. Признана недействительной сделка, заключенная между МУП г. Азова "Управляющая организация - Домоуправление N 1" и Департаментом имущественно-земельных отношений администрации г. Азова, оформленная актом о приеме - передаче основных средств от 31.07.2015 N 00БУ-000002 и постановлением администрации г. Азова от 31.07.2015 N 1572. Применены последствия недействительности сделки, с муниципального образования "Город Азов" в лице Департамента имущественно-земельных отношений администрации города Азова в пользу муниципального унитарного предприятия г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1" взыскано 635 000 рублей.
Определение мотивировано тем, что отчуждение имущества при отсутствии соответствующего встречного предоставления существенно уменьшило стоимость имущества, которое могло быть включено в конкурсную массу должника, что повлекло нарушение прав конкурсных кредиторов.
Департамент имущественно-земельных отношений Администрации города Азова Ростовской области обжаловал определение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ, и просил определение отменить.
Податель жалобы полагает, что конкурсный управляющий не доказал, что изъятие спорного имущества повлекло уменьшение размера имущества должника, за счет которого может быть взыскана задолженность, и это привело к невозможности кредиторов получить удовлетворение своих требований. Согласно актам о приемке-передаче основных средств остаточная стоимость автомобиля равна нулю. Кроме того, заключение ООО "ЮГ-Эксперт" недостоверно, экспертом не производился осмотр исследуемого транспортного средства, эксперт сравнивал объект с аналогами в хорошем и идеальном состоянии, взяты аналоги из другого региона Российской Федерации.
Законность и обоснованность принятого судебного акта проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, Решением Арбитражного суда Ростовской области от 22.03.2016 в отношении должника - МУП г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1" введена процедура, применяемая в деле о банкротстве - конкурсное производство. Конкурсным управляющим утвержден Гаркуша Константин Сергеевич.
Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделки, заключенной между МУП г. Азова "Управляющая организация - Домоуправление N 1" и Департаментом имущественно-земельных отношений администрации города Азова, оформленную актом о приемке-передаче объекта основных средств N 00БУ-000002 от 31.07.2015, а также постановлением администрации города Азова N 1572 от 31.07.2015.
В обоснование заявления указал, что постановлением от 31.07.2015 N 1572 администрация поручила МУП города Азова "Управляющая организация - Домоуправление N 1" передать департаменту легковой автомобиль ГАЗ 3307, государственный регистрационный знак У774КР161, VIN Х8948213351АН3004, год выпуска 2005.
Согласно акту о приеме-передаче объекта основных средств от 31.07.2015 N 00БУ-000002 должник передал, а департамент принял автомобиль ГАЗ 3307, государственный регистрационный знак У774КР161, VIN Х8948213351АН3004, год выпуска 2005.
Во исполнение постановления от 31.07.2015 N 1572 департамент закрепил на праве хозяйственного ведения за МП г. Азова "УК - Жилсервис" легковой автомобиль ГАЗ 3307, государственный регистрационный знак У774КР161, VIN Х8948213351АН3004, год выпуска 2005.
Полагая, что в результате совершения оспариваемой сделки причинен вред имущественным правам кредиторов должника, конкурсный управляющий обратился в суд.
При вынесении определения суд первой инстанции обоснованно руководствовался следующим:
Согласно части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства), в том числе Законом о банкротстве.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Федеральном законе.
Пунктом 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве предусмотрено, что к действиям, совершенным во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти, применяются правила, предусмотренные названной главой.
В пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы 111.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что в порядке главы Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы 111.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации или законодательством о юридических лицах).
В постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10984/08 от 18.11.2008, N 12566/09 от 02.02.2010 определена правовая позиция по применению норм права, регулирующих отношения, связанные с изъятием имущества, закрепленного за унитарным предприятием, его собственником, в соответствии с которой заявленное предприятием в лице конкурсного управляющего требование о признании недействительными решений собственника, направленных на изъятие имущества, переданного предприятию на праве хозяйственного ведения, подлежит рассмотрению по правилам искового производства как требование о недействительности сделки (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации), а не как требование о признании недействительным ненормативного акта.
В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 N 127-ФЗ, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
В соответствии с пунктом 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).
В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
В соответствии с пунктом 6 Постановление Пленума ВАС РФ N 63, согласно абзацам второму - пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:
а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;
б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Установленные абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве. Для целей применения содержащихся в абзацах втором - пятом пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпций само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.
В соответствии с абзацем 33 статьи 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", недостаточность имущества - превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника.
В соответствии с абзацем 34 статьи 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", неплатежеспособность - прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
Установлено, что Администрация является учредителем должника, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц, в силу подпункта 5 пункта 1 статьи 9 Федерального закона "О защите конкуренции", пункта 1 статьи 19 Закона о банкротстве является заинтересованным лицом.
Таким образом, при изъятии имущества ей должно было быть известно как о признаках неплатежеспособности должника, так и о наличии неисполненных обязательств перед кредиторами и бюджетом. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.
Кроме того, в материалах обособленного спора имеется бухгалтерская отчетность должника за 2014 год, согласно которой непокрытый убыток на отчетную дату составляет 4 129 000 рублей (строка 1370).
Согласно пункту 1 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество.
В силу пункта 2 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
В соответствии со статьей 20 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" собственник имущества унитарного предприятия в отношении указанного предприятия дает согласие в случаях, предусмотренных названным Федеральным законом, на совершение крупных сделок, сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, и иных сделок.
Согласно пункту 5 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункту 1 статьи 7 Закона N 161-ФЗ унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.
В соответствии с положениями пункта 7 статьи 114 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия.
Суд первой инстанции верно отметил, что в соответствии с разъяснениями, данными в пункте 5 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22, поскольку в федеральном законе, в частности в статье 295 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении, не предусмотрено иное, собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом, независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия.
При этом добровольный отказ предприятия от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, не допускается в силу положений пункта 3 статьи 18 Закона N 161-ФЗ, который прямо обязывает предприятие распоряжаться своим имуществом только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом.
В пункте 40 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что перечень прав собственника имущества, находящегося в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия, определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 295 Гражданского кодекса Российской Федерации и иными законами. При разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным) предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными.
Таким образом, ни положения Гражданского кодекса Российской Федерации, ни нормы Закона N 161-ФЗ не предоставляют собственнику имущества унитарного предприятия, образованного на праве хозяйственного ведения, право изымать у него это имущество.
В материалах дела отсутствуют доказательства того, что спорное имущество излишнее, не использовалось должником, или использовалось им не по назначению.
Доводы подателя жалобы о том, что изъятие имущества произведено администрацией с целью более эффективного использования муниципального имущества, оптимизации деятельности предприятия, снижения неоправданных затраты на содержание неиспользуемого по назначению имущества, эксплуатация которого не приносит прибыль предприятию, подлежат отклонению.
Как следует из материалов дела, сделка по изъятию имущества из хозяйственного ведения должника совершена 31.07.2015, производство по делу о несостоятельности (банкротстве) возбуждено 8 октября 2015 года, т.е. сделка совершена в течение предусмотренного ст. 61.2 Закона о банкротстве периода подозрительности.
Сведения бухгалтерского баланса должника свидетельствуют о превышении размера кредиторской задолженности над стоимостью имущества (активов) должника, что согласно абзацу тридцать третьему статьи 2 Закона о банкротстве является признаком недостаточности имущества.
Отчуждение имущества при отсутствии соответствующего встречного предоставления существенно уменьшило стоимость имущества, которое могло быть включено в конкурсную массу должника, что повлекло нарушение прав конкурсных кредиторов.
С учетом изложенного, суд первой инстанции верно указал, что сделка, оформленная актом о приеме-передаче объекта основных средств N 00БУ-000002 от 31.07.2015, а также постановлением администрации N 1572 от 31.07.2015, является недействительной.
Как следует из материалов дела, определением арбитражного суда от 05.10.2016 назначена судебная экспертиза для определения рыночной стоимости ГАЗ 3307, государственный регистрационный знак У774КР161, VIN Х8948213351АН3004, год выпуска 2005.
Согласно заключению эксперта ООО "Юг-Эксперт" от 25.10.2016 N 0599/10/16-АТЭ рыночная стоимость ГАЗ 3307, государственный регистрационный знак У774КР161, VIN Х8948213351АН3004, год выпуска 2005, по состоянию на 31.07.2015 составляет 635 000 рублей.
В соответствии с пунктом 29 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, если сделка, признанная в порядке главы 111.1 Закона о банкротстве недействительной, была исполнена должником и (или) другой стороной сделки, суд в резолютивной части определения о признании сделки недействительной также указывает на применение последствий недействительности сделки (пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 61.6 и абзац второй пункта 6 статьи 61.8 Закона о банкротстве) независимо от того, было ли указано на это в заявлении об оспаривании сделки.
Согласно пункту 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Установлено, что изъятое имущество было передано в безвозмездное пользование третьего лица - МП г. Азова "УК-Жилсервис", т.е. администрация распорядилась спорным имуществом и не имеет возможности вернуть его в конкурсную массу.
В связи с чем, суд первой инстанции обоснованно применил последствия недействительности сделок, обязал возместить стоимость имущества на момент его изъятия из хозяйственного ведения муниципального унитарного предприятия г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1".
Доводы подателя жалобы о том, что остаточная стоимость автомобиля равна нулю, заключение ООО "ЮГ-Эксперт" недостоверно, подлежат отклонению как документально не подтвержденные.
В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Ссылки на то, что эксперт неправомерно сравнивал объект с аналогами в хорошем и идеальном состоянии, тогда как спорный автомобиль имеет множество дефектов, несостоятельны.
Согласно акту о приеме-передаче объекта основных средств от 31.07.2015 N 00БУ-000002 спорный автомобиль на момент изъятия находился в исправном состоянии, пригодном для дальнейшего использования.
Кроме того, ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции ходатайств о проведении повторной экспертизы не заявлялось.
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно взыскал с муниципального образования "Город Азов" в лице департамента в пользу муниципального унитарного предприятия г. Азова "Управляющая организация - домоуправление N 1" 635 000 рублей, составляющих действительную стоимость имущества.
Суд апелляционной инстанции, дав оценку доводам жалобы о том, что суд первой инстанции взыскал стоимость автомобиля с ДИЗО, пришел к следующим выводам.
В пункте 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 декабря 2009 г. N 91 "О порядке погашения расходов по делу о банкротстве" указано следующее:
В случае взыскания расходов по делу о банкротстве с собственника имущества должника - унитарного предприятия - в резолютивной части судебного акта указывается на взыскание средств за счет казны соответствующего публично-правового образования с указанием органа государственной власти (органа местного самоуправления), осуществляющего (осуществлявшего) права собственника имущества унитарного предприятия.
Исполнение такого судебного акта производится в соответствии со статьей 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации.
Суд первой инстанции в резолютивной части судебного акта не указал на взыскание за счет средств казны. Однако это нарушение не влечет за собой безусловную отмену судебного акта, поскольку судом первой инстанции указано на взыскание с муниципального образования город Азов с указанием органа местного самоуправления, осуществляющего права собственника имущества унитарного предприятии - ДИЗО.
При таких обстоятельствах исполнение судебного акта может быть произведено только за счет средств казны в соответствии со статьей 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и не означает взыскание за счет средств выделенных ДИЗО.
Суд первой инстанции выполнил требования статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, полно, всесторонне исследовал и оценил представленные в деле доказательства и принял законный и обоснованный судебный акт.
Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену оспариваемого акта (ч. 4 ст. 270 АПК РФ), судом апелляционной инстанции не установлено, основания для удовлетворения жалобы отсутствуют.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

определение Арбитражного суда Ростовской области от 07.12.2016 по делу N А53-25885/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в месячный срок в порядке, определенном статьей 188 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий Н.В.ШИМБАРЕВА

Судьи А.Н.ГЕРАСИМЕНКО Д.В.НИКОЛАЕВ