Правосудие

Требование: О признании недействительным и отмене решения антимонопольного органа, протокола, государственного контракта, об обязании заключить государственный контракт на оказание охранных услуг

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2017 N 16АП-5031/2016 по делу N А22-1553/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 30 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 03 февраля 2017 года.
Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Белова Д.А.,
судей: Афанасьевой Л.В., Параскевовой С.А.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Макаровым О.Ю.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда по адресу: Ставропольский край, г. Ессентуки, ул. Вокзальная, 2, апелляционные жалобы Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Калмыкия и ООО ЧОО "Аюш" на решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.10.2016 по делу N А22-1553/2016 (судья Шевченко В.И.)
по заявлению общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Артур" о признании недействительным и отмене решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Калмыкия от 23.12.2015 N 08/10-181 и признании недействительным государственного контракта от 29.12.2015 N 0305100000415000022-0009934-02,
при участии в судебном заседании:
от общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Артур"- директор Шарманжиев С.Б. по паспорту,
в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте проведения судебного заседания.

установил:

Общество с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Артур" (далее - Заявитель, Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным и отмене решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Калмыкия (далее - УФАС по РК, Управление) от 23.12.2015 N 08/10-181, о признании недействительным Протокола единой комиссии по размещению заказов ФГБОУ ВО "КалмГУ" от 14.12.2015 N 0305100000415000022-2-И, о признании недействительным государственного контракта от 29.12.2015 N 0305100000415000022-0009934-02 и об обязании ФГБОУ ВО "КалмГУ" заключить с Заявителем государственный контракт на оказание охранных услуг по обеспечению физической охраны учебных корпусов и общежития, мотивировав это тем, что аукцион проведен с нарушением требований закона, так как у победителя аукциона - ООО ЧОО "Аюш" отсутствует собственный радиочастотный канал, что является обязательным и установлено Заказчиком. Кроме того, у ООО ЧОО "Аюш" отсутствует разрешение на право использования служебного оружия. Оказывать услуги по предмету закупки ООО ЧОО "Аюш" по чужим и(или) иным арендованным (субарендованным) полосам радиочастот не имеет права. Эти обстоятельства должны были явиться основанием для отказа ООО ЧОО "Аюш" в допуске к участию в аукционе.
Решением от 19.10.2016 заявленные требования общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Артур" удовлетворены частично. Признано незаконным решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Калмыкия от 25.12.2015 N 08/10-181. В удовлетворении требования о признании недействительным государственного контракта от 29.12.2015 N 0305100000415000022-0009934-02, заключенного между федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Калмыцкий государственный университет" и обществом с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Аюш" - отказано. В остальной части заявленных требований производство по делу прекращено.
ООО ЧОО "Аюш" не согласилось с решением суда первой инстанции и обратилось в апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить решение суда от 19.10.2016 в части удовлетворения заявленных требований и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.
Управление не согласилось с решением суда первой инстанции и обратилось в апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить решение суда от 19.10.2016 в и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.
В отзыве на апелляционную жалобу общество просит в удовлетворении апелляционных жалоб ООО ЧОО "Аюш" и Упарвления отказать.
До начала судебного заседания от ФГБОУ ВО "КалмГУ" поступило ходатайство о рассмотрении апелляционных жалоб в отсутствие представителя. Ходатайство судом рассмотрено и удовлетворено.
В судебном заседании председатель общества поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу.
Дело рассмотрено в соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о дате и месте проведения судебного заседания.
Арбитражный суд апелляционной инстанции в соответствии с требованиями ст. ст. 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), проверив законность вынесенного решения и правильность применения норм материального и процессуального права, изучив и оценив в совокупности все материалы дела, считает, что апелляционные жалобы не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 24.11.2015 на официальном сайте www.2akupki.gov.ru было опубликовано извещение N 0305100000415000022 о проведении электронного аукциона на право заключения государственного контракта на оказание охранных услуг по обеспечению физической охраны учебных корпусов и общежитий ФГБОУ ВО "КалмГУ". Заказчик - ФГБОУ ВО "КалмГУ"; оператор электронной площадки - ЗАО "Сбербанк-АСТ".
Согласно извещению N 0305100000415000022 от 24.11.2015 начальная (максимальная) цена контракта установлена в размере 8 690 094 руб. 00 коп.
Протоколом рассмотрения первых частей заявок N 0305100000415000022-1-Д от 11.12.2015 участники закупки с порядковыми номерами 1, 2, 3 допущены к участию в электронном аукционе.
Протоколом подведения итогов электронного аукциона N 0305100000415000022-2-Д от 14.12.2015 заявка ООО ЧОО "Начин-2" была признана несоответствующей документации электронного аукциона.
Заявки ООО ЧОО "Аюш" и ООО ЧОО "Артур" признаны соответствующими требованиям документации электронного аукциона.
ООО ЧОО "Аюш" признано победителем электронного аукциона, как предложившее наименьшую цену.
По результатам проведения открытого аукциона в электронной форме 29.12.2015 между ООО ЧОО "Аюш" и ФГБОУ ВО "КалмГУ" был заключен государственный контракт N 0305100000415000022-0009934-02.
Заявитель обратился с жалобой в УФАС по РК на действия Единой комиссии ФГБОУ ВО "КалмГУ".
Решением от 23.12.2015 N 08/10-181 УФАС по РК признало жалобу ООО ЧОО "Артур" необоснованной, мотивировав это тем, что ООО ЧОО "Аюш" соответствует требованиям документации электронного аукциона, поскольку располагает лицензией на осуществление частной охранной деятельности, в том числе с правом оказания услуг по охране объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны и (или) принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию, следовательно, у него имеется разрешение на использование радиочастот или договор на оказание услуг связи. Требования аукционной документации ФГБОУ ВО "КалмГУ", установленные разделом 17 "Техническое задание", не являются объединением в один лот различных услуг, так как все виды оказываемых услуг осуществляются на основании лицензии на осуществление частной охранной деятельности.
Не согласившись с выводами антимонопольного органа и полагая решение незаконным, нарушающим его права, а также считая недействительным государственный контракт от 29.12.2015 N 0305100000415000022-0009934-02, заключенный между ООО ЧОО "Аюш" и ФГБОУ ВО "КалмГУ", общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.
Заявитель ходатайствовал о восстановлении срока на обжалование решения, ссылаясь на уважительность причин его пропуска.
Как следует из материалов дела резолютивная часть обжалуемого решения была объявлена Управлением 23.12.2015, изготовлено в полном объеме 25.12.2015.
23.03.2016 Заявитель обратился в Арбитражный суд РК с заявлением о признании незаконным решения УФАС по РК от 25.12.2015 (дело N А22-881/2016).
Определением от 18.04.2016 по делу N А22-881/2016 суд возвратил Заявителю заявление в связи с не устранением в установленный срок обстоятельств, послуживших основанием оставления заявления без движения.
20.04.2016 Заявитель повторно обратился в Арбитражный суд РК с исковым заявлением (дело N А22-1392/2016).
Определением от 29.04.2016 заявление было возвращено в связи с не устранением в установленный срок обстоятельств, послуживших основанием оставления заявления без движения.
05.05.2016 Заявитель обратился в Арбитражный суд РК с настоящим исковым заявлением, то есть за пределами срока, установленного статьей 198 АПК РФ.
Согласно части 4 статьи 198 АПК РФ заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.
К уважительным причинам относятся обстоятельства объективного характера, не зависящие от заявителя, находящиеся вне его контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась в целях соблюдения установленного порядка. Поскольку нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не предусмотрен какой-либо перечень уважительных причин для восстановления срока, установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ, право установления наличия таких причин и их оценки принадлежит суду.
Порядок восстановления процессуальных сроков предусмотрен статьей 117 АПК РФ, в части 4 которой указано, что восстановление пропущенного процессуального срока арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте.
Вопрос о восстановлении срока решается судом с учетом конкретных обстоятельств дела, исходя из целесообразности, полноты, разумности и доступности судебной защиты прав и законных интересов заявителя.
В соответствии с Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-ФЗ "О ратификации конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней", ратифицирующим Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, Российская Федерация признает обязательными юрисдикцию Европейского суда по правам человека и решения этого суда.
Конвенцией запрещен отказ в правосудии, а также закреплено положение, согласно которому заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде - органе государственной системы правосудия.
Заявитель первоначально обратился в пределах установленного статьей 198 АПК РФ срока на обжалование решения УФАС по РК.
Учитывая обстоятельства дела, а также позицию Европейского суда по правам человека о недопустимости при рассмотрении спора чрезмерных правовых или практических преград, суд считает неправомерным отказ Заявителю в осуществлении его субъективного права на судебную защиту по формальным основаниям и восстанавливает пропущенный срок на обжалование решения УФАС по РК N 08/10-181 от 23.12.2015 (изготовлено в полном объеме 25.12.2015).
В силу части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемые решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
При рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (часть 4 статьи 200 АПК РФ).
Таким образом, для признания решения незаконным необходимо наличие обоих условий - несоответствие закону и нарушение прав и интересов гражданина или юридического лица.
При этом согласно части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия) возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
В свою очередь обязанность доказывания нарушенного права в соответствии со статьей 65 АПК РФ лежит на заявителе.
В силу части 1 статьи 59 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ) под аукционом в электронной форме (электронным аукционом) понимается аукцион, при котором информация о закупке сообщается заказчиком неограниченному кругу лиц путем размещения в единой информационной системе извещения о проведении такого аукциона и документации о нем, к участникам закупки предъявляются единые требования и дополнительные требования, проведение такого аукциона обеспечивается на электронной площадке ее оператором.
В жалобе и дополнениях к ней, поданных в УФАС по РК, Общество утверждало, что ООО ЧОО "Аюш" не соответствовало требованиям аукционной документации, а также, что заказчик необоснованно объединил в один лот различные охранные услуги.
В ходе рассмотрения дела Общество не оспаривало выводы Управления по второму доводу, содержащемуся в дополнениях к жалобе. Тем не менее, суд, проверяя законность оспариваемого решения в полном объеме, пришел к выводу, что в этой части решение является законным и обоснованным по следующим основаниям.
Разделом 17 "Техническое задание" аукционной документации предусмотрено оказание охранных услуг по обеспечению охраны учебных корпусов и общежитий ФГБОУ ВО "КалмГУ" путем обеспечения внутриобъектового и пропускного режимов на объектах заказчика, обеспечение радиосвязи между постами охраны, обслуживание охранной сигнализации.
В оспариваемом решении обоснованно указано, что УФАС по РК считает, что данное требование ФГБОУ ВО "КалмГУ" не является объединением в один лот различных услуг, так как все перечисленные виды оказываемых услуг осуществляются на основании лицензии на осуществление частной охранной деятельности.
В разделе 17 "Техническое задание" аукционной документации ФГБОУ ВО "КалмГУ" установлены обязательные требования, предъявляемые к исполнителю государственного контракта, в том числе: - наличие у исполнителя собственного радиочастотного канала (разрешение на использование радиочастот и радиочастотных каналов) и обеспечение устойчивой прямой радиосвязью всех постов охраны между собой и диспетчерским пунктом централизованной охраны.
В разделе 17 "Техническое задание" также указано, что исполнителю кроме лицензии на осуществление охранной деятельности необходимо предоставить разрешение на использование радиочастотных линий и разрешение на право использования служебного оружия.
Заявитель утверждал, что у ООО ЧОО "Аюш" отсутствуют: разрешение на радиочастоты, разрешение на право использования служебного оружия, группа быстрого реагирования, тревожная сигнализация, что делало невозможным признание его победителем аукциона.
Возражая против данного довода, ООО ЧОО "Аюш" представило суду договор о взаимодействии по охране N 1113 от 20.11.2015, заключенный с ООО ЧОО "Начин-пультовая охрана".
Согласно пункту 2.1 предметом настоящего договора является взаимное сотрудничество сторон в работе по охране имущества заказчика (ООО ЧОО "Аюш"), с использованием установленной системы технических средств охраны - тревожной сигнализации и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию, с выездом вооруженной группы быстрого реагирования, использующей персональную радиочастотную линию и средства связи.
Заявитель утверждал, что договор N 1113 от 20.11.2015 фактически является переменой исполнителя, что нарушает требования как аукционной документации, так и государственного контракта.
Данный довод правомерно отклонен судом первой инстанции, как противоречащий пункту 1 статьи 706 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), согласно которому если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика.
Из правовой позиции содержащийся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.02.2013 N 13844/12 следует, что поскольку Федеральный закон от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее - ФЗ N 94) не содержит запрета на привлечение субподрядчиков для исполнения государственного муниципального контракта, отсутствие у участника аукциона возможности оказания того или иного вида услуг не является препятствием для выполнения им требований конкурсной документации и, соответственно, государственного контракта.
Закон N 44-ФЗ вступил в силу с 01.01.2014.
В связи с его принятием утратил силу ФЗ N 94, также регулировавший отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений.
Указанные федеральные законы отличает преемственность правового регулирования, в связи с чем основные подходы, основанные на нормах ФЗ N 94, могут быть учтены при разрешении аналогичных спорных ситуаций, возникающих после перехода на контрактную систему.
Учитывая при этом, что Закон N 44-ФЗ также не содержит запрета на привлечение субподрядчиков для исполнения государственного контракта, суд при принятии данного решения руководствуется в том числе правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
ООО ЧОО "Аюш" также представлен суду договор поставки и монтажа N 661 от 31.12.2015, заключенный им с ООО ЧОО "Начин-пультовая охрана".
Согласно пункту 1 предметом настоящего договора является оказание исполнителем (ООО ЧОО "Начин-пультовая охрана") услуг по поставке, монтажу и пусконаладке на объектах заказчика (ООО ЧОО "Аюш") тревожной сигнализации. В пункте 1.1 договора перечислены объекты ФГБОУ ВО "КалмГУ", охраняемые ООО ЧОО "Аюш" по условиям обжалуемого государственного контракта.
Данный договор исполнен, что подтверждается актом приема-передачи оборудования "Lars" в аренду от 31.12.2015, актом приема-передачи оборудования "Гранит-3 (УК) N 00-00-47-07/05.15" в аренду от 11.01.2016.
Таким образом, в этой части требования аукционной документации фактически были выполнены ООО ЧОО "Аюш".
Довод Общества об отсутствии у ООО ЧОО "Аюш" разрешения на использование радиочастот суд правомерно счел обоснованным по следующим основаниям.
ООО ЧОО "Аюш" предоставило в составе второй части заявки на участие в аукционе лицензию N 028462 N 23 от 30.07.2014 на осуществление частной охранной деятельности.
В лицензии установлен перечень разрешенных видов услуг, в том числе охрана объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию.
В подпункте "в" пункта 10 Положения о лицензировании частной охранной деятельности (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 N 498), указано, что для получения лицензии с правом оказания охранных услуг по охране объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны и (или) принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию дополнительно соискатель лицензии представляет копии разрешения на использование радиочастот, выданного уполномоченным органом, либо договора об оказании услуг связи.
На основании данной нормы Управление сделало вывод о наличии у ООО ЧОО "Аюш" соответствующего разрешения. Исходя из обстоятельств дела, суд считает данный вывод преждевременным и необоснованным.
Из представленного Заявителем ответа Управления Роскомнадзора по Волгоградской области и Республики Калмыкия от 28.12.2015 (иск. N 14410-08/3) на их запрос следует, что информация о регистрации присвоении (назначений) радиочастот (по разрешения на использование радиочастот) размещается Роскомнадзором на сайте в сети "Интернет" rnk.gov.ru в разделе "Связь - Реестры".
Судом установлено, что на официальном сайте Роскомнадзора в сети "Интернет" rnk.gov.ni сведения о наличии у ООО ЧОО "Аюш" соответствующего разрешения на использование радиочастот отсутствуют. УФАС по РК данное обстоятельство не выясняло в ходе рассмотрения жалобы Общества, сославшись лишь на наличие лицензии у ООО ЧОО "Аюш".
Доказательств наличия у ООО ЧОО "Начин-пультовая охрана" разрешения на радиочастоты в материалы дела не представлено. Кроме того, наличие такого разрешения у контрагентов (субподрядчиков) ООО ЧОО "Аюш" правового значения не имеет, поскольку в силу абзаца 4 части 2 статьи 24 Федерального закона от 07.07.2013 N 126-ФЗ "О связи" предоставленное в соответствии с настоящей статьей право на использование полос радиочастот не может быть передано одним пользователем радиочастотным спектром другому пользователю без решения государственной комиссии по радиочастотам или предоставившего это право органа.
В отзыве на заявление ООО ЧОО "Аюш" указывало, что согласно решению ГКРЧ N 06-14-03-001 от 29.05.2006 ряд полос радиочастот выделен для применения РЭС фиксированной и подвижной служб без оформления разрешения конкретному пользователю, т.е. разрешением на доступ к радиочастоте является само по себе указанное решение.
Между тем, согласно пункту 3 данного решения ГКРЧ допускается использование полосы радиочастот 26960-27410 кГц, за исключением каналов с центральными частотами 26995 кГц, 27045 кГц, 27095 кГц, 27145 кГц и 27195 кГц, для личного пользования физическими лицами РЭС сухопутной подвижной службы с основными техническими характеристиками, указанными в приложении N 2 к настоящему решению ГКРЧ без оформления разрешений на использование радиочастот или радиочастотных каналов.
Таким образом суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что ссылка ООО ЧОО "Аюш" на решение ГКРЧ N 06-14-03-001 от 29.05.2006 является неправомерной.
ООО ЧОО "Аюш" ссылалось также на решение ГКРЧ N 23/2 от 29.08.1994, которым было предоставлено право использования всех типов радиостанций диапазона 27 мГц как отдельным гражданами, так и юридическим лицам. Между тем, решением ГКРЧ от 20.12.2011 N 11-13-06-2 решение ГКРЧ N 23/2 от 29.08.1994 признано утратившим силу (пункт 6).
Таким образом, довод Общества о том, что у ООО ЧОО "Аюш" отсутствует разрешение на исполнение радиочастот и радиочастотных каналов, подтверждается материалами дела и не опровергнут соответчиками. Соответственно, в этой части ООО ЧОО "Аюш" не соответствовало требованиям аукционной документации.
Оценивая позицию УФАС по РК, изложенную в оспариваемом решении, суд обоснованно признал ее формальной, поскольку вышеуказанный вывод сделан без всестороннего исследования всех существенных обстоятельств, без надлежащей оценки всех представленных на рассмотрение документов, а также доводов участников аукциона.
Поскольку у победителя аукциона отсутствовали разрешение на использование радиочастот, выданное уполномоченным органом либо договор об оказании услуг связи, жалоба Общества подлежала признанию Управлением обоснованной.
В нарушение требований части 5 статьи 200 АПК РФ доказательств обратного Управлением суду не представлено.
В удовлетворении требований Общества о признании недействительным государственного контракта N 0305100000415000022-0009934-02 судом первой инстанции правомерно отказано по следующим основаниям.
29.12.2015 между ООО ЧОО "Аюш" и ФГБОУ ВО "КалмГУ" был заключен контракт N 0305100000415000022-0009934-02.
Как следует из материалов дела и пояснений сторон, указанная цель государственного контракта сторонами была достигнута, поскольку установлено его исполнение со стороны ООО ЧОО "Аюш". Охранные услуги оказываются исполнителем заказчику с 01.01.2016. Срок действия договора истекает 31.12.2016.
В соответствии со статьей 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном указанным Кодексом.
В силу статьи 1 ГК РФ основополагающим принципом гражданского законодательства является принцип обеспечения восстановления нарушенных прав.
Согласно статье 11 ГК РФ арбитражный суд осуществляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав.
В силу статьи 47 ФЗ N 44-ФЗ в случае нарушения положений главы, регламентирующих определение поставщика (подрядчика, исполнителя), такое определение может быть признано недействительным по иску заинтересованного лица.
В соответствии с пунктом 1 статьи 447 ГК РФ торги являются одним из способов заключения договора. Договор заключается с лицом, выигравшим торги.
В силу статьи 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. Признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.
Согласно позиции, изложенной в пункте 1 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 101), нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.
Согласно системному толкованию, данному Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 16.07.2009 N 739-О-О и Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 20.01.2004 N 10623/03, положение пункта 1 статьи 449 ГК РФ направлено - в системной связи с пунктом 2 статьи 449 ГК РФ - на реальное восстановление нарушенных прав заинтересованного лица.
Исходя из предмета и основания исковых требований, истец должен доказать (статья 65 АПК РФ), что порядком проведения торгов затронуты его имущественные интересы и права, и они могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.
Вместе с тем в рамках данного дела судом установлено наличие обстоятельств, свидетельствующих о том, что имущественные интересы и права истца не могут быть восстановлены при удовлетворении иска.
Поскольку государственный контракт заключен и исполнен, потребности заказчика по обеспечению физической охраны объектов - учебных корпусов и общежитий удовлетворены, новый аукцион проведен быть не может, в связи с чем имущественные права Заявителя в случае признания оспариваемого государственного контракта недействительным не могут быть восстановлены.
При таких обстоятельствах устранение допущенных нарушений прав и законных интересов Заявителя невозможно, что не лишает его права просить суд дать правовую оценку решению УФАС по РК на момент его вынесения.
Доводы ООО ЧОО "Аюш" и Управления, изложенные в апелляционной жалобе, судом отклоняются, поскольку основаны на неправильном толковании законодательства, противоречат материалам дела и сложившейся в Российской Федерации судебной практике, а также опровергнуты приведенными выше правовыми нормами.
Нарушений процессуального права, являющихся основанием для безусловной отмены судебного акта в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не допущено.
На основании изложенного, исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом оценки представленных доказательств, арбитражный апелляционный суд приходит к выводу о том, что судом первой инстанции установлены все фактические обстоятельства по делу, правильно применены нормы материального и процессуального права, вынесено законное и обоснованное решение, и поэтому у арбитражного апелляционного суда отсутствуют основания для отмены или изменения решения Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.10.2016 по делу N А22-1553/2016.
С учетом изложенного, руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.10.2016 по делу N А22-1553/2016 оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через суд первой инстанции.

Председательствующий Д.А.БЕЛОВ

Судьи Л.В.АФАНАСЬЕВА С.А.ПАРАСКЕВОВА