Правосудие

Требование: О признании недействительным требования государственного органа об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2017 N 16АП-5635/2016 по делу N А63-11762/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 31 января 2017 года,
полный текст постановления изготовлен 02 февраля 2017 года.
Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Афанасьевой Л.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Магомедовым У.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Ильичевой Валентины Ивановны на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 23 ноября 2016 года по делу N А63-11762/2016, принятое в порядке упрощенного производства,
по заявлению индивидуального предпринимателя Ильичевой Валентины Ивановны, ОГРН 304264309900017, ИНН 260800937565,
к ГУ УПФ РФ по Ипатовскому району СК, г. Ипатово, ИНН 2608009219,
о признании недействительным требования от 01.09.2016 N 036S01160257705 (судья Макарова Н.В.),
при участии в судебном заседании от индивидуального предпринимателя Ильичевой Валентины Ивановны - Ильичева В.И. лично по паспорту;

установил:

индивидуальный предприниматель Ильичева Валентина Ивановна обратилась в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением к государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ипатовскому району Ставропольского края о признании недействительным требования от 01.09.2016 N 036S01160257705.
Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 23 ноября 2016 года в удовлетворении заявленных требований индивидуального предпринимателя Ильичевой Валентины Ивановны отказано полностью.
Решение мотивировано тем, что положения ст. 14 ФЗ РФ N 212-ФЗ об определении размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование для индивидуального предпринимателя исходя из полученного им дохода не увязаны с определением индивидуальным предпринимателем налоговой базы при уплате налога. Уменьшение указанных доходов на налоговые вычеты необходимо только для определения величины налогооблагаемой базы по НДФЛ, и не может действовать в отношении пенсионных взносов, поскольку социально-правовая природа страховых пенсионных взносов отличается от налоговых платежей.
Не согласившись с принятым решением, предприниматель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность. Заявитель указывает о том, что фактический доход, полученный предпринимателем в 2015 году составил 113 272 руб. 49 коп. (разница между общей суммой дохода - 3 578 762 руб. 47 коп. и суммой расходов - 3465489 руб. 98 коп.), что не превышает указанную в статье 14 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ сумму в 300 000 рублей; страховые взносы исчислены из суммы фактического дохода правильно; ссылается на Постановление Конституционного суда от 30.11.2016 N 27-П.
До начала судебного заседания от пенсионного фонда поступило заявление о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие представителей.
В судебном заседании предприниматель поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просил решение суда отменить, а апелляционную жалобу удовлетворить.
Иные участвующие в деле лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте проведения судебного разбирательства, своих представителей для участия в судебном заседании не направили, что в силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.
Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, выслушав предпринимателя, и проверив законность обжалуемого судебного акта в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что решение Арбитражного суда Ставропольского края от 23 ноября 2016 года по делу N А63-11762/2016, подлежит отмене.
Из материалов дела усматривается.
Ильичева В.И. является предпринимателем, применяющим общую систему налогообложения, и в соответствии с требованиями законодательства представляет налоговую отчетность за соответствующие отчетные периоды в налоговый орган по месту регистрации.
Руководителем ГУ-УПФ РФ по Ипатовскому району СК в адрес предпринимателя Ильичевой В.И. выставлено требование об уплате недоимки по страховым взносам, пени, штрафов N 036S01160257705 от 01.09.2016 в размере 25 090 руб. 01 коп., из них: недоимка - 23 787 руб. 26 коп., пени - 1 302 руб. 75 коп.
Полагая, что указанное требование является незаконным и возлагает на предпринимателя не предусмотренные действующим законодательством обязанности, ИП Ильичева В.И. обратилась в арбитражный суд с настоящим заявлением.
В соответствии с частью 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно части 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Таким образом, для признания ненормативного акта, решения органа государственной власти незаконными, необходимо соблюдение двух условий: несоответствие данного акта, решения закону и нарушение данным актом, решением прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что УПФР верно исчислило страховые взносы исходя из общей суммы дохода 3 578 762 руб. 47 коп., указанного в декларации по УСН, без учета расходов.
При этом суд первой инстанции не правильно применил нормы права.
В пункте 3 мотивировочной части Постановления Конституционного суда от 30.11.2016 N 27-П указано, что согласно пункту 1 части 8 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" для плательщиков страховых взносов, уплачивающих налог на доходы физических лиц, доход учитывается в соответствии со статьей 227 Налогового кодекса Российской Федерации, подпунктом 1 пункта 1 которой определено, что исчисление и уплату налога в соответствии с данной статьей физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, производят по суммам доходов, полученных от осуществления такой деятельности.
При этом при исчислении налоговой базы и суммы налога на доходы физических лиц федеральный законодатель предусмотрел право индивидуальных предпринимателей на уменьшение полученного ими дохода на сумму фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов (профессиональный налоговый вычет); состав расходов определяется в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 1 статьи 221 Налогового кодекса Российской Федерации).
Соответственно, хотя налоговое законодательство Российской Федерации и не использует понятие "прибыль" применительно к налоговой базе для расчета налога на доходы физических лиц, доход для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц для индивидуальных предпринимателей в силу взаимосвязанных положений статей 210, 221 и 227 Налогового кодекса Российской Федерации подлежит уменьшению на сумму расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов, что аналогично определению прибыли в целях исчисления налога на прибыль организаций, под которой, по общему правилу, понимаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов.
Само указание в пункте 1 части 8 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" на необходимость учета дохода в соответствии со статьей 227 Налогового кодекса Российской Федерации, которая может применяться только в системной связи с пунктом 1 статьи 221 данного Кодекса, свидетельствует о намерении федерального законодателя определять для целей установления размера страховых взносов доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, как валовый доход за минусом документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.
Данный подход демонстрирует преемственность правового регулирования при определении размера страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в зависимости от доходов. Так, Федеральный закон от 20 ноября 1999 года N 197-ФЗ "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 2000 год" предусматривал для индивидуальных предпринимателей уплату страхового взноса в размере 20,6 процента с дохода от предпринимательской либо иной деятельности за вычетом расходов, связанных с его извлечением (пункт "б" статьи 1). Налоговый кодекс Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 января 2001 года) также устанавливал, что налоговая база единого социального налога (взноса), зачислявшегося в том числе в Пенсионный фонд Российской Федерации, для налогоплательщиков, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 данного Кодекса (индивидуальные предприниматели, адвокаты, нотариусы, занимающиеся частной практикой), определяется как сумма доходов, полученных от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением (пункт 3 статьи 237). Кроме того, аналогичный по существу механизм определения базы для обложения страховыми взносами предусмотрен и главой 34 "Страховые взносы" Налогового кодекса Российской Федерации, вступающей в силу с 1 января 2017 года согласно Федеральному закону от 3 июля 2016 года N 243-ФЗ, причем пункт 9 статьи 430 данного Кодекса предписывает учитывать доход именно в соответствии с его статьей 210, которая прямо предусматривает применение профессиональных налоговых вычетов при определении налоговой базы.
Такое понимание взаимосвязанных положений пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации согласуется и с ранее выраженными правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.
Как следует из сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 года N 7-П правовой позиции, в соответствии с которой обеспечение неформального равенства граждан требует учета фактической способности гражданина (в зависимости от его заработка, дохода) к уплате публично-правовых обязательных платежей в соответствующем размере, возложенное на налогоплательщика бремя уплаты такого платежа, как налог на доходы физических лиц, - исходя из сущности данного вида налога и императивов, вытекающих непосредственно из Конституции Российской Федерации, - должно определяться таким образом, чтобы валовый доход уменьшался на установленные законом налоговые вычеты, а налогом облагался бы так называемый чистый доход. Доходом применительно к налогу на доходы физических лиц Налоговый кодекс Российской Федерации признает экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемую в соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации (Постановление от 13 марта 2008 года N 5-П).
Хотя Конституционный Суд Российской Федерации отметил отличительные признаки налогов и страховых взносов, обусловливающие их разное целевое предназначение и различную социально-правовую природу и не позволяющие рассматривать страховой взнос на обязательное пенсионное страхование, учитывающийся на индивидуально-возмездной основе, как налоговый платеж, который не имеет адресной основы и характеризуется признаками индивидуальной безвозмездности и безвозвратности (Определение от 5 февраля 2004 года N 28-О), отдельные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, касающиеся налогообложения, применимы и в отношении страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию (Определение от 15 января 2009 года N 242-О-П).
Это во всяком случае относится и к требованию экономической обоснованности установления расчетной базы для обложения страховыми взносами по обязательному пенсионному страхованию, зависящей от размера доходов индивидуального предпринимателя и предполагающей при определении их размера учет документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. В противном случае не исключена ситуация (как в деле заявителя), когда размер страховых взносов, подлежащих уплате, исказит смысл и назначение предусмотренной федеральным законодателем его дифференциации в зависимости от доходов индивидуального предпринимателя, повлечет избыточное финансовое обременение индивидуальных предпринимателей, уплачивающих налог на доходы физических лиц и не производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, а следовательно, - нарушение баланса публичных интересов и интересов субъектов предпринимательской деятельности. Тем самым нарушались бы гарантированные Конституцией Российской Федерации свобода экономической деятельности и принцип неприкосновенности частной собственности (статья 8; статья 34, часть 1; статья 35, часть 1).
В п. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного суда от 30.11.2016 N 27-П указано, что взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.
Постановлением Конституционного суда от 30.11.2016 N 27-П признаны взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.
Как следует из материалов дела согласно декларации 3 НДФЛ за 2015 год, поданной предпринимателем в налоговую инспекцию, общая сумма дохода составила - 3578762,47 руб., расходы в составе профессионального налогового вычета составили - 3465489,98 руб., доход составил - 113272, 49 руб., что не превышает 300 000 руб. Фиксированный платеж за 2015 год предпринимателем уплачен своевременно и в полном объеме.
Письмом от 13.01.2017 N 07-15/33 Управлением Пенсионного фонда Российской Федерации по Ипатовскому району Ставропольского края сообщило, что была произведена корректировка сумм страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2015 год, подлежащих уплате; требование об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов от 01.09.2016 N 036S01160257705 на сумму 25 090,01 руб. аннулировано и исполнению не подлежит.
Вместе с тем, данное решение о корректировке не представлено апелляционному суду, поэтому спор не исчерпан и на дату принятия требование об уплате недоимки являлось незаконным и нарушающим права предпринимателя.
С учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного суда от 30.11.2016 N 27-П решение суда первой инстанции подлежит отмене.
Доводы апелляционной жалобы подтвердились.
Суд первой инстанции неправильно применил нормы права, что является основанием для отмены судебного решения.
Нормы процессуального права при разрешении спора применены судом правильно, нарушений процессуальных норм, влекущих безусловную отмену судебных актов (часть 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), из материалов дела не усматривается.
Руководствуясь статьями 266, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд,

постановил:

Апелляционную жалобу удовлетворить.
Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 23 ноября 2016 года по делу N А63-11762/2016 - отменить.
Признать недействительным требование государственного учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ипатовскому району Ставропольского края об уплате недоимки, пени, штрафов N 036S01160257705 от 01.09.2016.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через суд первой инстанции.

Судья Л.В.АФАНАСЬЕВА