Правосудие

Требование: Об отмене определения о включении требований в реестр требований кредиторов должника

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2017 N 19АП-8039/2016 по делу N А48-7121/2015(11)

Резолютивная часть постановления объявлена 24 января 2017
Постановление в полном объеме изготовлено 31 января 2017
Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Мокроусовой Л.М.,
судей Потаповой Т.Б.,
Безбородова Е.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Межевикиной А.А.,
при участии:
от ФНС России в лице УФНС России по Орловской области: Глыбин Д.И., представитель по доверенности N 17-45/20332 от 27.09.2016;
от Акционерного Челябинского Инвестиционного банка "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК" (Публичное акционерное общество): Валдер В.Э., представитель по доверенности N 620 от 28.12.2016;
от иных лиц, участвующих в деле: представители не явились, извещены надлежащим образом;
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы ФНС России в лице УФНС России по Орловской области и Акционерного Челябинского Инвестиционного банка "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК" (Публичное акционерное общество) на определение Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 по делу N А48-7121/2015 (11) (судья Нефедова И.В.), по заявлению Акционерного Челябинского Инвестиционного банка (ПАО) (ОГРН 1027400001650, ИНН 7421000200) о включении в реестр требований кредиторов должника, в рамках дела о признании несостоятельным (банкротом) закрытого акционерного общества "Дормаш" (ИНН 5754000386, ОГРН 1025700846170),

установил:

Акционерный Челябинский Инвестиционный банк (ПАО) (далее - заявитель, банк) обратилось в Арбитражный суд Орловской области в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества "Дормаш" (далее - ЗАО "Дормаш", должник) с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника 1 033 137 688,58 руб. основного долга в составе требований, обеспеченных залогом имущества должника.
Определением Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 требования Акционерного Челябинского Инвестиционный банк (ПАО) включены в реестр требований кредиторов ЗАО "Дормаш" в третью очередь в сумме 1 033 137 688,58 руб., в том числе 904 969 864,02 руб. сумма основного долга, 128 167 824,56 руб. проценты за пользование кредитом как требования, обеспеченные поручительством и залогом имущества должника в сумме 567 516 577,60 руб.
Не согласившись с вынесенным определением и ссылаясь на его незаконность и необоснованность, Акционерный Челябинский Инвестиционный банк (ПАО) обратилось в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просило определение Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 изменить.
Также ФНС России в лице УФНС России по Орловской области обратилась в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила определение Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 отменить и принять по делу новый судебный акт.
В судебном заседании апелляционной инстанции представитель уполномоченного органа поддержал доводы своей апелляционной жалобы, считая обжалуемое определение незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права, просил отменить его полностью, принять по делу новый судебный акт.
Представитель уполномоченного органа возражал относительно доводов апелляционной жалобы Акционерного Челябинского Инвестиционного банка (ПАО).
Представитель Акционерного Челябинского Инвестиционного банка (ПАО) поддержал доводы своей апелляционной жалобы, считая обжалуемое определение незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права, просил его изменить, принять по делу новый судебный акт, возражал против доводов апелляционной жалобы уполномоченного органа.
Представители иных лиц, участвующих в деле, в судебное заседание апелляционной инстанции не явились. Учитывая наличие у суда доказательств надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбирательства, апелляционные жалобы рассматривались в отсутствие их представителей в порядке статей 123, 156, 266 АПК РФ.
Через канцелярию суда от Акционерного Челябинского Инвестиционного банка (ПАО) поступили письменные возражения на апелляционную жалобу.
В электронном виде, посредством сервиса "Мой арбитр" от временного управляющего Титовой Л.А. поступил отзыв на апелляционную жалобу.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, отзыва на апелляционные жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что определение Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 следует оставить без изменения по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ООО "ИНТЕР РАО - Орловский энергосбыт" обратилось в Арбитражный суд Орловской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) ЗАО"Дормаш".
Определением Арбитражного суда Орловской области от 28.07.2016 в отношении ЗАО "Дормаш" введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждена Титова Л.А.
Как следует из материалов дела, между Акционерным Челябинским Инвестиционным банком (ПАО) и ООО "Дормаш-Интернешнл" были заключены следующие кредитные договоры об открытии кредитных линий:
1. N 466 от 20.12.2010, согласно условиям указанного договора заявитель (кредитор) обязуется открыть должнику (заемщику) кредитную линию с лимитом в сумме 500 000 000 руб. на пополнение оборотных средств под 14% годовых. В соответствии с пунктами 3.1., 7.2. указанного договора срок возврата кредита определен графиком, в котором предусмотрен окончательный срок погашения кредита - 28.12.2015 (с учетом дополнительных соглашений к договору).
2. N 428 от 19.11.2012, согласно условиям указанного договора заявитель (кредитор) обязуется открыть должнику (заемщику) кредитную линию с лимитом в сумме 500 000 000 руб. на пополнение оборотных средств под 12,5% годовых. В соответствии с пунктами 3.1., 7.2. указанного договора предусмотрен окончательный срок погашения кредита - 20.12.2016 (с учетом дополнительных соглашений к договору).
3. N 399 от 14.10.2013, согласно условиям указанного договора заявитель (кредитор) обязуется открыть должнику (заемщику) кредитную линию с лимитом в сумме 100 000 000 руб. на пополнение оборотных средств под 12% годовых. В соответствии с пунктами 3.1., 7.2. указанного договора срок возврата кредита определен графиком, в котором предусмотрен окончательный срок погашения кредита - 22.02.2016 года.
4. N 199 от 11.06.2014, согласно условиям указанного договора заявитель (кредитор) обязуется открыть должнику (заемщику) кредитную линию с лимитом в сумме 75 000 000 руб. на пополнение оборотных средств под 12% годовых. В соответствии с пунктами 3.1, 7.3. указанного договора срок возврата кредита определен графиком, в котором предусмотрен окончательный срок погашения кредита - 28.08.2015.
5. N 238 от 02.07.2014 (том 1, листы дела 57-60), согласно условиям указанного договора заявитель (кредитор) обязуется открыть должнику (заемщику) кредитную линию с лимитом в сумме 98 000 000 руб. на пополнение оборотных средств под 12,25% годовых. В соответствии с пунктами 3.1., 7.3. указанного договора срок возврата кредита определен графиком, в котором предусмотрен окончательный срок погашения кредита - 04.07.2016.
В обеспечение исполнения вышеуказанных кредитных обязательств между Акционерным Челябинским Инвестиционным банком (ПАО) и ЗАО "Дормаш" были заключены договоры поручительства: N 466/1 от 20.12.2010; N 428/3 от 19.11.2012; N 399/3 от 14.10.2013; N 199/2 от 11.06.2014; N 238/4 от 02.07.2014, в рамках которых должник принял на себя обязательства нести солидарную ответственность за выполнение заемщиком обязательств, вытекающих из указанных кредитных договоров.
Между Акционерным Челябинским Инвестиционным банком (ПАО) и ЗАО "Дормаш" в обеспечение исполнения обязательств по вышеуказанным кредитным договорам были заключены также договоры залога недвижимости: N 466/4 от 20.12.2010; N 466/11 от 14.04.2011; N 466/12 от 28.04.2011; N 428/7 от 19.11.2012; N 399/4 от 14.10.2013; N 199/4 от 11.06.2014; N 238/8 от 02.07.2014, в рамках которых должник передал кредитору в залог недвижимое имущество в количестве 46 позиций и право аренды земельного участка в количестве 3 позиций на общую залоговую стоимость 510 564 003 руб.; договоры залога движимого имущества: N 199/7 от 11.06.2014, в рамках которого должник передал кредитору в залог движимое имущество (производственное оборудование) в количестве 18 на общую залоговую стоимость 16 400 810 руб.
Решением Курчатовского районного суда г. Челябинска от 20.05.2016, вступившим в законную силу 01.07.2016, по делу N 2-3413/2016 удовлетворены требования ПАО "Челябинвестбанк" о солидарном взыскании с ООО "Дормаш-Интернешнл", ЗАО "Дормаш", ООО "Дормашэкспорт", Воропаева В.В. задолженности по кредитным договорам N 466 от 20.12.2010, N 428 от 19.11.2012, N 399 от 14.10.2013, N 199 от 11.06.2014, N 238 от 02.07.2014 в общей сумме 997 332 410,39 руб.; обращено взыскание на имущество солидарных должников, в том числе ЗАО "Дормаш" по договорам ипотеки N 466/4 от 20.12.2010, N 466/11 от 14.04.2011; N 466/12 от 28.04.2011; N 428/7 от 19.11.2012; N 399/4 от 14.10.2013; N 199/4 от 11.06.2014; N 238/8 от 02.07.2014 46 наименований и права аренды земельных участков в количестве 3 наименований общей стоимостью 510 564 003 руб. с установлением начальной цены продажи залогового имущества в сумме 546 131 577,60 руб., а также по договору залога движимого имущества N 199/7 от 11.06.2014 на 18 наименований движимого имущества с начальной цены продажи залогового имущества стоимостью 21 385 000 руб. (всего 567 516 577,60 руб.).
Определением Арбитражного суда Орловской области от 27.09.2016 по делу N А48-7878/2015 (11) в третью очередь реестра требований кредиторов ООО "Дормаш-Интернешнл" были включены требования Акционерного Челябинского Инвестиционного банка в размере 1 033 137 688,58 руб. - основной долг, вытекающие из кредитных договоров об открытии кредитных линий N 466 от 20.12.2010, N 428 от 19.11.2012, N 399 от 14.10.2013, N 199 от 11.06.2014, N 238 от 02.07.2014.
Ссылаясь на то, что в отношении должника, являющегося одновременно и поручителем и залогодателем по вышеуказанным кредитным договорам, была введена процедура банкротства - наблюдение, заявитель был вынужден обратиться с указанным требованием в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве.
Рассматривая данное заявление, суд первой инстанции включил требования Акционерного Челябинского Инвестиционный банк (ПАО) в реестр требований кредиторов ЗАО "Дормаш" в третью очередь в сумме 1 033 137 688,58 руб., в том числе 904 969 864,02 руб. сумма основного долга, 128 167 824,56 руб. проценты за пользование кредитом как требования, обеспеченные поручительством и залогом имущества должника в сумме 567 516 577,60 руб.
Суд апелляционной инстанции не находит правовых оснований для отмены определения по следующим основаниям.
Обращаясь с апелляционной жалобой, банк указал на то, что судом неверно была указана сумма обязательства, обеспеченного залогом - 567 516 577,60 руб., тогда как залогом обеспечена вся сумма денежных требований.
В соответствии с пунктом 6 статьи 16 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем на основании вступивших в законную силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер, если иное не определено настоящим пунктом.
В силу п. 1 ст. 4 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления и до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.
В этой связи состав и размер заявленных требований определяется на дату введения наблюдения в отношении должника.
Порядок рассмотрения требований кредиторов в процедуре наблюдения определен статьей 71 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которой для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр.
Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", в силу п. 3 - 5 ст. 71 и п. 3 - 5 ст. 100 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором - с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.
В своем отзыве уполномоченный орган указывает, что заявителем в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих неисполнение солидарными должниками, в том числе частично, обязательств по кредитным договорам, заключенным с ООО "Дормаш-Интернешнл". В судебное заседание, состоявшееся 17.11.2016, от заявителя поступили выписки из лицевого счета в подтверждение отсутствия погашения задолженности.
В силу статьи 71 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", исходя из заявленного требования и подтверждающих документов, арбитражный суд в любом случае проверяет обоснованность предъявленных к должнику требований и выясняет наличие оснований для их включения в реестр требований кредиторов. По результатам рассмотрения арбитражный суд выносит определение о включении или об отказе во включении требований кредиторов в реестр требований кредиторов.
При рассмотрении обоснованности требования кредитора подлежат проверке доказательства возникновения задолженности в соответствии с материально-правовыми нормами, которые регулируют обязательства, неисполненные должником. Рассматривая вопрос относительно правомерности и обоснованности требований кредитора, основанных на сделке (договоре), суд обязан оценить сделку на предмет соответствия ее закону.
В силу п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
В соответствии с п. 10 ст. 16 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" разногласия по требованиям кредиторов или уполномоченных органов, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом, а заявления о таких разногласиях подлежат возвращению без рассмотрения, за исключением разногласий, связанных с исполнением судебных актов или их пересмотром.
Статьей 16 АПК РФ предусмотрено, что вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными для исполнения органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, организациями, должностными лицами, гражданами и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Вступившему в законную силу решению присущи свойства неопровержимости, исключительности, преюдициальности.
Ч. 2 ст. 69 АПК РФ предусмотрено, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле..
На основании изложенного, обстоятельства, установленные при рассмотрении дела N 2-3413/2016, N А48-7878/2015 (11), как верно указал суд первой инстанции, не подлежат доказыванию при рассмотрении настоящего дела.
Доказательства признания незаконными либо отмены в установленном законом порядке вышеуказанных судебных актов, как и доказательств их исполнения в полном объеме, в материалах дела отсутствуют.
В соответствии с ч. 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.
Как следует из материалов дела, исполнение обязательств ООО "Дормаш-Интернешнл" по кредитным договорам N 466 от 20.12.2010, N 428 от 19.11.2012, N 399 от 14.10.2013, N 199 от 11.06.2014, N 238 от 02.07.2014 с Банком обеспечивалось как договорами залога (N 466/4 от 20.12.2010, N 466/11 от 14.04.2011; N 466/12 от 28.04.2011; N 428/7 от 19.11.2012; N 399/4 от 14.10.2013; N 199/4 от 11.06.2014; N 238/8 от 02.07.2014, N 199/7 от 11.06.2014), так и договорами поручительства (N 466/1 от 20.12.2010; N 428/3 от 19.11.2012; N 399/3 от 14.10.2013; N 199/2 от 11.06.2014; N 238/4 от 02.07.2014), заключенными с ЗАО "Дормаш".
Поручительство и залог являются самостоятельными способами обеспечения обязательств, а требования кредитора в отношении должника как залогодателя и поручителя возникают из различных оснований и различаются по объему и порядку их осуществления, поскольку в отношении должника как поручителя кредитор пользуется всеми правами конкурсного кредитора, в том числе правом голосования. При этом требования определяются исходя из объема ответственности поручителя, поскольку поручительство обеспечивает весь объем требований кредитора, а сам поручитель отвечает солидарно с заемщиком (п. 1 ст. 363 ГК РФ).
При этом поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 2 ст. 363 ГК РФ).
Исходя из смысла приведенной правовой нормы, поручительство является отдельной гражданско-правовой сделкой, порождающей денежные обязательства.
Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 48 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 г. N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", требование к поручителю может быть установлено в деле о банкротстве лишь при условии, что должником по обеспеченному поручительством обязательству допущено нарушение указанного обязательства (пункт 1 статьи 363 ГК РФ). В частности, названное право возникает у кредитора в том случае, когда основной должник признан банкротом, поскольку согласно пункту 1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты признания его банкротом срок исполнения его обязательств считается наступившим.
Согласно п. 3 ст. 63 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено, что для участия в деле о банкротстве срок исполнения обязательств, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, считается наступившим. Кредиторы вправе предъявить требования к должнику в порядке, установленном Законом о банкротстве.
Определением Арбитражного суда Орловской области от 06.06.2016 в отношении должника была введена процедура наблюдения.
Банк предъявил требование о включении задолженности в реестр требований кредиторов должника ООО "Дормаш-Интернешнл".
Определением Арбитражного суда Орловской области от 27.09.2016 по делу N А48-7878/2015 (11) в третью очередь реестра требований кредиторов ООО "Дормаш-Интернешнл" были включены требования Акционерного Челябинского Инвестиционного банка в размере 1 033 137 688,58 руб. - основного долга, вытекающего из кредитных договоров об открытии кредитных линий N 466 от 20.12.2010, N 428 от 19.11.2012, N 399 от 14.10.2013, N 199 от 11.06.2014, N 238 от 02.07.2014.
Решением Арбитражного суда Орловской области от 10.11.2016 (резолютивная часть оглашена 03.11.2016) ООО "Дормаш-Интернешнл" (далее основной должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утверждена Гневашева О.А.
Как следует из разъяснений п. 51 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" кредитор имеет право на установление его требований как в деле о банкротстве основного должника, так и поручителя (в том числе, если поручитель несет субсидиарную ответственность), а при наличии нескольких поручителей - и в деле о банкротстве каждого из них. Если требования кредитора уже установлены в деле о банкротстве основного должника, то при заявлении их в деле о банкротстве поручителя состав и размер требований к поручителю определяются по правилам статьи 4 Закона о банкротстве, исходя из даты введения процедуры банкротства в отношении основного должника.
При таких обстоятельствах, арбитражный суд пришел к выводу о том, что должником по обеспеченному поручительством обязательству допущено нарушение взятых на себя по кредитному договору обязательств, срок исполнения обязательства по возвращению ООО "Дормаш-Интернешнл" банку 1 033 137 688,58 руб. согласно условиям кредитных договоров наступил.
Таким образом, кредитор правомерно предъявил свои требования к поручителю - должнику по настоящему делу.
В Постановлении Президиума ВАС РФ N 18262/10 от 26.04.2011 указано, что при наличии оснований для предъявления денежного требования к должнику как поручителю в объеме обеспеченного основного обязательства предоставленный этим же должником залог может рассматриваться аналогично залогу, предоставленному должником по основному обязательству, только в части стоимости залога. Требования к должнику как поручителю учитываются в реестре в составе не обеспеченных требований кредиторов третьей очереди за вычетом суммы, включенной в реестр как обеспеченной залогом, и могут быть скорректированы в последующем в зависимости от фактической цены продажи заложенного имущества.
Размер и наличие задолженности подтверждаются представленными в материалы дела доказательствами, свидетельствующими о возникновении денежного обязательства до возбуждения производства по делу о банкротстве.
Доказательств погашения задолженности на день вынесения определения арбитражному суду не представлено.
Предъявленные требования возникли до возбуждения дела о банкротстве и не являются текущими, следовательно, подлежат включению в реестр требований кредиторов.
В соответствии с п. 1 ст. 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя).
При этом взыскание на заложенное имущество с целью удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает (пункт 1 статьи 348 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как предусмотрено ст. 337 ГК РФ, если иного не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию.
В отношении должника, выступающего в качестве залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, кредитор пользуется правами, предоставленными ему пунктом 4 статьи 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которому, требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном статьей 138 этого же Федерального закона.
В соответствии с пунктом 5 статьи 138 Закона о банкротстве требования залогодержателей по договорам о залоге, заключенным с должником в обеспечение исполнения обязательств иных лиц, также удовлетворяются в порядке, предусмотренном этой же статьей. Названные залогодержатели обладают правами конкурсных кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника, во всех процедурах, применяемых в деле о банкротстве.
Договор залога представляет собой акцессорное обязательство, допускающее, по общему правилу, обращение взыскания на предмет залога при неисполнении основного обязательства, обеспеченного залогом.
В соответствии со статьей 337, пунктом 1 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство должника признается обеспеченным залогом в целом независимо от оценки предмета залога (за исключением случая, когда обязательство обеспечивалось залогом не в полном объеме, а только в части).
Согласно правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в абзаце шестом пункта 20 Постановления от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя", при решении вопроса об установлении требований залогодержателя в деле о банкротстве следует исходить из того, что размер этих требований определяется как сумма денежного удовлетворения, на которое может претендовать залогодержатель за счет заложенного имущества, но не свыше оценочной стоимости данного имущества. Стоимость заложенного имущества определяется арбитражным судом на основе оценки заложенного имущества, предусмотренной в договоре о залоге, или начальной продажной цены, установленной решением суда об обращении взыскания на заложенное имущество, с учетом доводов заинтересованных лиц об изменении указанной стоимости в большую или меньшую сторону.
Следовательно, исходя из изложенной правовой позиции, требования залогодержателя в деле о банкротстве залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, включаются в реестр требований кредиторов в пределах долга, обеспеченного залогом, но не свыше оценочной стоимости заложенного имущества.
Решением Курчатовского районного суда г. Челябинска от 20.05.2016 по делу N 2-3413/2016 обращено взыскание на заложенное имущество ЗАО "Дормаш" с установлением начальной цены продажи залогового имущества в общей сумме 567 516 577,60 руб.
Поскольку начальная цена продажи залогового имущества определена судебным актом, арбитражным судом признается необоснованным довод уполномоченного органа и временного управляющего о непредставлении в материалы настоящего дела отчетов об оценке указанного имущества.
Таким образом, исходя из изложенной правовой позиции, требования залогодержателя в деле о банкротстве залогодателя, не являющегося должником по основному обязательству, включаются в реестр требований кредиторов в сумме долга, обеспеченного залогом, но не свыше оценочной стоимости заложенного имущества.
В материалы дела представлены акт проверки залогового имущества от 31.08.2016, подписанный представителями ЗАО "Дормаш" (финансовый директор Харченко В.И., главный инженер Орлов С.И.), представителем ПАО "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК" (заместитель начальника юридического управления Валдер В.Э.) и представителем ООО "Дормаш-Интернешнл" (генеральный директор Воропаев Е.В.).
Согласно данному акту по состоянию у должника фактически в наличии имеется следующее имущество, являющееся предметом договоров залога N 466/4 от 20.12.2010, N 466/11 от 14.04.2011; N 466/12 от 28.04.2011; N 428/7 от 19.11.2012; N 399/4 от 14.10.2013; N 199/4 от 11.06.2014; N 238/8 от 02.07.2014, N 199/7 от 11.06.2014.
При осмотре предмета залога арбитражный управляющий Титова Л.А. присутствовала, о составлении соответствующего акта 30.08.2016 года была уведомлена, каких-либо замечаний арбитражный управляющий Титова Л.А. не высказала.
Лицами, участвующими в деле, доказательств обратного в нарушение требований ст. 65 АПК РФ в материалы дела не представлено.
На основании вышеизложенного, суд первой инстанции правомерно указал, что требование заявителя подлежит включению как обеспеченное залогом имущества в сумме 567 516 577,60 руб.
Оценочная стоимость заложенного имущества, устанавливаемая арбитражным судом на стадии рассмотрения требований залогового кредитора, носит, по своей сути, учетный характер и применяется для целей отражения требований залогового кредитора в реестре, определения объема его прав при голосовании на собраниях кредиторов должника и при принятии решений в рамках процедур банкротства, при этом наличие первоначальной оценки не означает, что залоговый кредитор утрачивает право на получение удовлетворения за счет всей суммы, вырученной от реализации предмета залога, в случае продажи заложенного имущества по цене, превышающей оценочную стоимость.
Если выручка от продажи заложенного имущества превышает размер требования залогодержателя, отраженный в реестре исходя из результатов оценки, в соответствии с пунктом 5 статьи 138 Закона о банкротстве погашение требований залогового кредитора осуществляется в пределах фактически полученной выручки, но не более размера обеспеченного залогом обязательства, с учетом положений пунктов 1, 2 и 2.1 статьи 138 Закона о банкротстве.
Обращаясь с апелляционной жалобой, уполномоченный орган указал на ничтожность договоров поручительства N 428/3 от 19.11.2012, N 399/3 от 14.10.2013, N 199/2 от 11.06.2014, N 238/4 от 02.07.2014, а также договоров залога N 428/7 от 19.11.2012, N 399/4 от 14.10.2013, N 199/4 от 11.06.2014, N 238/8 от 02.07.2014, заключенных между ЗАО "Дормаш" и ПАО "Челябинвестбанк", поскольку при их заключении должник - ЗАО "Дормаш" злоупотребил своими правами. ЗАО "Дормаш" на даты заключения указанных договоров с банком не только не располагал активами для погашения задолженности ООО "Дормаш-Интернешнл" по договорам поручительства, но и не располагал активами для погашения собственной задолженности в полном объеме. По мнению уполномоченного органа, данные сделки не повлекли за собой получения должником какой-либо имущественной или иной выгоды, экономически нецелесообразны, убыточны для должника, нарушают права кредиторов, обязательства перед которыми должник уже не мог надлежаще исполнить на момент заключения спорных договоров.
Однако, представленные в материалы настоящего обособленного спора доказательства не позволяют прийти к выводу о том, что при заключении вышеуказанных договоров было допущено злоупотребление правом.
В абзаце четвертом пункта 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 года N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.I Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.
Вместе с тем, для признания сделки недействительной на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить признаки злоупотребления правом не только со стороны поручителя (залогодателя), но и со стороны банка.
О злоупотреблении правом со стороны кредитной организации при заключении обеспечительных сделок могло бы свидетельствовать, например, совершение банком названных сделок не в соответствии с их обычным предназначением (не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств), а в других целях, таких как участие банка в операциях по неправомерному выводу активов; получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности; реализация договоренностей между банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.
Период кредитования ООО "Дормаш-Интернешнл" и оформления обеспечительных сделок с поручителями, залогодателями - с 19.07.2010 по 02.07.2014, в связи с чем, анализу подлежит бухгалтерская отчетность за 2010, 2011, 2012, 2013 (иной период, нежели указал уполномоченный орган); в структуре обязательств ЗАО "Дормаш" имеются неисполненные обязательства (в большей степени) перед дочерней компанией ООО "Дормаш-Интернешнл".
Как следует из выписки из ЕГРЮЛ единственным участником ООО "Дормаш-Интернешнл" является ЗАО "Дормаш", которым 10 декабря 2009 года было принято решение о создании ООО "Дормаш-Интернешнл", следовательно, ЗАО "Дормаш" является основным обществом по отношению к ООО "Дормаш-Интернешнл", а ООО "Дормаш-Интернешнл" является дочерним обществом по отношению к ЗАО "Дормаш".
При этом, согласно п. 2.2. устава ООО "Дормаш-Интернешнл" предметом деятельности общества являются оптовая торговля машинами и оборудованием для строительства; производство машин и оборудования для добычи полезных ископаемых и строительства; оптовая торговля эксплуатационными материалами и принадлежностями машин и оборудования; оптовая торговля прочими машинами, приборами, оборудованием общепромышленного и специального назначения; оптовая торговля прочими машинами и оборудованием для сельского и лесного хозяйства; исследование конъюнктуры рынка; иные виды деятельности.
В то же время основными видами деятельности ЗАО "Дормаш" являются: производство машин и оборудования для добычи полезных ископаемых и строительства; производство прочего подъемно-транспортного оборудования; производство авто- и электропогрузчиков; производство машин и оборудования для сельского и лесного хозяйства; производство колесных тракторов; производство прочих машин и оборудования для сельского и лесного хозяйства; производство разных машин специального назначения и их составных частей; оптовая торговля подъемно-транспортными машинами и оборудованием; оптовая торговля тракторами; иные виды деятельности.
Банк на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, по признаку участия одной компании в уставном капитале другой компании, структура бизнеса представляется следующей: ООО "Дормаш-Интернешнл" - 100% доля участия ЗАО "Дормаш"; ЗАО "Дормаш" - 50% доли участия ООО "Дормаш-Экспорт", 50% доли участия Воропаев В.В.; ООО "Дормаш-Экспорт" - 82% доли участия Кудашова В.Г., 18% доли участия Факхр аль-дин Кусай Карим Саид.
С учетом вышеизложенного, суд первой инстанции правомерно признал обоснованными доводы банка о том, что ЗАО "Дормаш", ООО "Дормаш-Интернешнл" и ООО "Дормаш-Экспорт" входят в группу компаний, занимающихся производством и реализацией дорожно-строительной техники, где ЗАО "Дормаш" выступало основным балансодержателем, занималось непосредственно производством дорожно-строительной техники, компания ООО "Дормаш-Экспорт" также выступало балансодержателем, а компания ООО "Дормаш-Интернешнл" имела всю контрактную базу и занималась реализацией дорожно-строительной техники, что свидетельствует об общих экономических связях и целях указанных компаний.
Доводы заявителя лицами, участвующими в деле, не опровергнуты, доказательств обратного в нарушение требований ст. 65 АПК РФ в материалы дела не представлено.
В обоснование доводов о наличии экономической целесообразности при заключении оспариваемых сделок банк ссылался на то обстоятельство, что фактически денежные средства, предоставленные банком ООО "Дормаш-Интернешнл" направлялись на нужды ЗАО "Дормаш".
Заявитель ссылался на то, что ООО "Дормаш-Интернешнл" и ЗАО "Дормаш" являются взаимными дебиторами: на 31.12.2010 года ООО "Дормаш-Интернешнл" является кредитором ЗАО "Дормаш" на сумму 533 239 тыс. руб.; на 31.12.2011 года ООО "Дормаш-Интернешнл" является кредитором ЗАО "Дормаш" на сумму 795 484 тыс. руб.; на 31.12.2012 года ООО "Дормаш-Интернешнл" является кредитором ЗАО "Дормаш" на сумму 395 049 тыс. руб.; на 31.12.2013 года ООО "Дормаш-Интернешнл" является кредитором ЗАО "Дормаш" на сумму 491 494 тыс. руб.; на 31.12.2011 года ООО "Дормаш-Интернешнл" является дебитором ЗАО "Дормаш" на сумму 275 938 тыс. руб.; на 31.12.2012 года ООО "Дормаш-Интернешнл" является дебитором ЗАО "Дормаш" на сумму 38 279 тыс. руб.; на 31.12.2011 года ЗАО "Дормаш" является кредитором ООО "ДОРМАШ-ИНТЕРНЕШНЛ" на сумму 275 938 тыс. руб.; на 31.12.2012 года ЗАО "Дормаш" является кредитором ООО "Дормаш-Интернешнл" на сумму 38 279 тыс. руб.; на 31.12.2010 года ЗАО "Дормаш" является дебитором ООО "Дормаш-Интернешнл" на сумму 533 236 тыс. руб.; на 31.12.2011 года ЗАО "Дормаш" является дебитором ООО "Дормаш-Интернешнл" на сумму 795 484 тыс. руб.; на 31.12.2012 года ЗАО "Дормаш" является дебитором ООО "Дормаш-Интернешнл" на сумму 395 050 тыс. руб.; на 31.12.2013 года ЗАО "Дормаш" является дебитором ООО "Дормаш-Интернешнл" на сумму 496 994 тыс. руб.
Исходя из показателей структуры активов ООО "Дормаш-Интернешнл" и ЗАО "Дормаш" за 2010-2013 годы следует, что активы ООО "Дормаш-Интернешнл" на протяжении практически всего периода увеличивались, а активы ЗАО "Дормаш" снижались. При этом, увеличение активов ООО "Дормаш-Интернешнл" происходило за счет увеличения дебиторской задолженности ЗАО "Дормаш".
Из анализа структуры обязательств ООО "Дормаш-Интернешнл" и ЗАО "Дормаш" за указанный период следует, что основным кредитором ООО "Дормаш-Интернешнл" выступает ПАО "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК", а основным кредитором ЗАО "Дормаш" выступает ООО "Дормаш-Интернешнл".
Из разъяснений, изложенных в пункте 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", а также в пункте 15.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок но основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", следует, что заключение договора поручительства может быть вызвано наличием у заемщиков и поручителей в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества).
Согласно сложившейся судебной практике наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и должником признается приемлемым мотивом совершения обеспечительных сделок (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.02.2014 N 14510/13).
У суда не было оснований полагать, что заключая спорные договоры, стороны имели умысел на реализацию какой-либо противоправной цели.
Поручительство и залог являются широко используемыми в банковской деятельности формами обеспечения и применяются для минимизации рисков невозврата кредитных средств, которые формируются в том числе за счет вкладов юридических и физических лиц. Заключение договоров поручительства, залога не может само по себе, без анализа экономической сути отношений, расцениваться как злоупотребление вследствие кажущегося отсутствия экономической целесообразности сделки для поручителя.
Лицами, участвующими в деле, в том числе уполномоченным органом не была опровергнута презумпция добросовестного осуществления банком своих гражданских прав (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В условиях недоказанной недобросовестности действия банка по выдаче кредита и одновременному получению обеспечения от аффилированного с должником лица, находящегося в неустойчивом финансовом положении, сами по себе не могут рассматриваться как направленные на причинение вреда кредиторам лица, предоставляющего обеспечение. При ином подходе следовало бы признать принципиальную недопустимость кредитования банками предприятий, функционирующих в кризисной ситуации.
Сделки поручительства и залога обычно не предусматривают встречного исполнения со стороны кредитора в пользу гарантирующего лица (поручителя или залогодателя). Поэтому не имелось повода ожидать, что банк должен был заботиться о выгодности спорных сделок для поручителя (залогодателя). В любом случае указанные обстоятельства не могут быть положены в обоснование вывода о применении в отношении банка положений статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На основании вышеизложенного, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о включении требований заявителя в реестр требований кредиторов должника в третью очередь в сумме 1 033 137 688,58 руб., в том числе 904 969 864,02 руб. сумма основного долга, 128 167 824,56 руб. проценты за пользование кредитом как требования, обеспеченные поручительством и залогом имущества должника в сумме 567 516 577,60 руб.
В соответствии с п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке указанный судебный акт, при этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов.
Следовательно, если Акционерный Челябинский Инвестиционный банк (ПАО) считает свои права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основаны заявленные требования, он вправе оспорить его в установленном законом порядке.
По состоянию на текущую дату решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 20.05.2016 по делу N 2-3413/2016 является вступившим в законную силу судебным актом, и у суда первой инстанции отсутствовали основания для непринятия указанного решения в части установления стоимости залогового имущества в силу п. 2 ст. 69 АПК РФ.
Довод банка о том, что суд первой инстанции вышел за пределы заявленных Банком требований, т.к. требование было заявлено только в части включения требований, обеспеченных залогом имущества должника, и банк не заявлял о включении требований в реестр требований кредиторов ЗАО "Дормаш" как обеспеченных договорами поручительства, не может быть принят состоятельным, в связи с тем, что он не свидетельствует о принятии решения, нарушающего права заявителя апелляционной жалобы. Кроме того, обращаясь с настоящим требованием, банк ссылался на договоры поручительства в просительной части заявления.
Доводы апелляционной жалобы уполномоченного органа также нельзя признать состоятельными, поскольку они фактически сводятся к повторению обоснованно отклоненных судом первой инстанции доводов и не могут служить основаниями для отмены обжалуемого судебного акта, т. к. не свидетельствуют о неправильном применении арбитражным судом области норм материального или процессуального права.
Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, апелляционная жалоба не содержит, в силу чего удовлетворению не подлежит.
Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно ч. 4 ст. 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционным судом не установлено.
При таких обстоятельствах, определение Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 по делу N А48-7121/2015 (11) следует оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Орловской области от 22.11.2016 по делу N А48-7121/2015 (11) оставить без изменения, апелляционные жалобы ФНС России в лице УФНС России по Орловской области и Акционерного Челябинского Инвестиционного банка "ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК" (Публичное акционерное общество) - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Центрального округа в месячный срок через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Л.М.МОКРОУСОВА

Судьи Т.Б.ПОТАПОВА Е.А.БЕЗБОРОДОВ