Правосудие

Требование: О признании незаконными решений о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и об отказе в возмещении суммы НДС, заявленной к возмещению

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2017 N 19АП-8060/2016 по делу N А36-5380/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 24 января 2017 года
Постановление в полном объеме изготовлено 31 января 2017 года
Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Михайловой Т.Л.,
судей: Осиповой М.Б.,
Ольшанской Н.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем
Бутыриной Е.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному району г. Липецка на решение арбитражного суда Липецкой области от 17.11.2016 по делу N А36-5380/2016 (судья Дегоева О.А.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Липецк УАЗ Л" (ОГРН 1144827006334, ИНН 4825099580) к инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному району г. Липецка о признании незаконными решений от 29.02.2016 N 7002 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" и N 754 "Об отказе в возмещении суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению",
при участии в судебном заседании:
от инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному району г. Липецка: Голосной И.В., представителя по доверенности от 24.01.2017 N 02-09/00506; Кириличевой С.А., заместителя начальника правового отдела по доверенности от 16.11.2016 N 02-09/09202;
от общества с ограниченной ответственностью "Липецк УАЗ Л": Шайденко А.Я. по доверенности от 17.10.2016; Карповой И.Ф. по доверенности от 04.07.2016,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Липецк УАЗ Л" (далее - общество "Липецк УАЗ Л", общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Липецкой области с заявлением к инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному району г. Липецка (далее - налоговый орган, инспекция) о признании незаконными решений от 29.02.2016 N 7002 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" и N 754 "Об отказе в возмещении суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению" (с учетом уточнений - т. 8 л.д. 155).
Решением арбитражного суда Липецкой области от 17.11.2016 требования общества удовлетворены, решения от 29.02.2016 N N 7002 и 754 признаны незаконными.
Налоговый орган, не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции, обратился с апелляционной жалобой на него, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося судебного акта, ссылаясь на неполное выяснение судом обстоятельств дела, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушение судом норм процессуального права, и просит принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований общества.
В обоснование апелляционной жалобы инспекция ссылается на направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды, подтверждаемую совокупностью установленных в ходе проведения проверки доказательств.
Так, инспекция указывает, что согласно книге покупок общества "Липецк УВЗ Л" за 4 квартал 2014 года основная доля вычетов приходится на счета-фактуры, выставленные обществом с ограниченной ответственностью "Липецк УАЗ" (далее - общество "Липецк УАЗ") на реализованные им автомобили и запчасти к ним.
При этом указанные общества являются взаимозависимыми организациями в понимании подпункта 3 пункта 2 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс, кодекс), так как единственным учредителем и руководителем названных обществ является одно и то же физическое лицо - Зайцев В.П., который в силу своего полного участия в обоих обществах имеет возможность оказывать влияние на их финансово-хозяйственную деятельность. Общества зарегистрированы и располагаются по одному адресу - г. Липецк, ул. Московская, вл. 8в, имеют схожие основные виды деятельности и открытые в одном и том же банке с разницей в два месяца расчетные счета. Общества используют единый индивидуализирующий знак, один номер телефона, факса и электронный адрес, а также один Интернет-сайт.
Из анализа справок по форме 2-НДФЛ следует, что в 4 квартале 2014 года произведен перевод 31-го работника из общества "Липецк УАЗ" в общество "Липецк УАЗ Л". Факт перевода работников в новую организацию подтвердил также и допрошенный в судебном заседании 22.09.2016 учредитель и руководитель обоих обществ Зайцев В.П.
В октябре - ноябре 2014 года общество "Липецк УАЗ Л" в лице генерального директора Зайцева В.П. перезаключало договоры с основными контрагентами общества "Липецк УАЗ".
После совершения указанных операций общество "Липецк УАЗ" перестало осуществлять хозяйственную деятельность, представляя налоговые декларации по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость с нулевыми показателями и нулевые сведения о доходах трех оставшихся работников за 2015 год. У него отсутствует имущество, что установлено в определении о прекращении производства по делу N А36-5183/2015 о несостоятельности (банкротстве) общества "Липецк УАЗ".
Общество "Липецк УАЗ Л", в свою очередь, начиная с 4 квартала 2014 года осуществляло перечисление денежных средств по обязательствам общества "Липецк УАЗ" его контрагентам, в том числе, оплату товара, по которому заявлен налоговый вычет, на расчетный счет общества с ограниченной ответственностью "Дистрибьюторский центр УАЗ" (далее - общество "Дистрибьюторский центр УАЗ"); выплачивало пособия работникам общества "Липецк УАЗ"; производило оплату штрафов за него.
Руководитель и учредитель обоих организаций Зайцев В.П., как это следует из протокола допроса от 20.10.2015, не отрицал то обстоятельство, что общество "Липецк УАЗ Л" было создано в связи с наличием у общества "Липецк УАЗ" задолженности перед кредиторами, в которую, в том числе, входит и задолженность перед бюджетом в общей сумме 2 525 660,5 руб., в том числе по налогу на добавленную стоимость 2 374 033 руб., с целью избежать ареста имущества общества судебными приставами. Однако, несмотря на это, суд области в своем судебном акте безосновательно указал, что создание общества "Липецк УАЗ Л" обусловлено тем, что общество "Дистрибьюторский центр УАЗ" известило о прекращении сотрудничества с обществом "Липецк УАЗ", в то время как соответствующая переписка велась между организациями в 2015 году, то есть после создания общества "Липецк УАЗ Л" 06.08.2014.
Также налоговый орган указывает, что имущество, по которому заявлен налоговый вычет, реализовано обществом "Липецк УАЗ" обществу "Липецк УАЗ Л" без наценки, что свидетельствует об отсутствии разумной экономической цели.
Изложенное свидетельствует, по мнению налогового органа, о том, что общество "Липецк УАЗ Л" было создано с целью передачи ему бизнеса общества "Липец УАЗ", а заключенная между ними сделка по реализации автомобилей является формой реализации этой цели, направлена на незаконное уклонение общества "Липецк УАЗ" от расчетов с кредиторами и получение необоснованной налоговой выгоды, то есть, она совершена с нарушением требований статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) и статей 169, 171 - 172 Налогового кодекса.
Указанное исключает возможность получения обществом "Липецк УАЗ Л" возмещения из бюджета налога, который заведомо не будет уплачен в бюджет обществом "Липецк УАЗ".
Что касается взаимоотношений с открытым акционерным обществом "Боринское" (далее - общество "Боринское), то, как указывает налоговый орган, отказывая в предоставлении налоговых вычетов в отношении данного контрагента он исходил из того, что согласно расчетному счету общество "Липецк УАЗ" и общество "Боринское" ранее исполняли обязанности, предусмотренные заключенными договорами на изготовление и поставку машин для заливки льда (аналогичного оборудования), что подтверждается движением денежных средств по расчетному счету общества "Липецк УАЗ", а также договором от 18.04.2014, который содержит условия, аналогичные условиям договоров поставки от 25.12.2014 N и от 29.12.2014 N 10 между обществами "Боринское" и "Липецк УАЗ Л".
Налогоплательщик в представленном письменном отзыве возразил против доводов апелляционной жалобы, полагая принятое судом области решение законным и обоснованным.
По мнению общества, в налоговый орган им были представлены все документы, предусмотренные положениями статей 171 - 172 Налогового кодекса, подтверждающие реальность совершенных хозяйственных операций.
Налоговым органом не опровергнут факт реальной передачи продавцом приобретенного у него имущества, его оплаты. Выручка от реализации автомобилей учтена как продавцом, так и покупателем в целях налогообложения.
Также не представлено налоговым органом и доказательств того, что именно совершенная между обществами сделка повлекла прекращение обществом "Липецк УАЗ" хозяйственной деятельности и образование у него задолженности перед бюджетом. Между тем, как считает налогоплательщик, факт осуществления обществом "Липецк УАЗ" в 4 квартале 2014 года предпринимательской деятельности, направленной на получение прибыли, по продаже автомобилей контрагентам Карнову Р.Л., Емельянову А.А., Рыжкову Н.Н., ОСАУ "Лесопожарный центр" и другим лицам подтверждается книгой продаж данного общества за соответствующий период.
При этом налоговым органом не опровергнут тот факт, что общество "Липецк УАЗ" в проверяемом периоде уплачивало налог на добавленную стоимость в бюджет и имело переплату по налогу, что подтверждается извещением о принятом налоговым органом решении о зачете от 31.12.2014 N 48377, согласно которому переплата по налогу на добавленную стоимость в размере 127 167,10 руб. зачтена в счет уплаты налога на доходы физических лиц. Отсутствие задолженности общества "Липецк УАЗ" по налогу на добавленную стоимость по состоянию на 31.12.2014 подтверждается предоставленной инспекцией выпиской по лицевому счету общества за период с 01.01.2014 по 31.12.2014 по состоянию на 01.11.2016.
Возражая против утверждения налогового органа о том, что единственной целью создания общества "Липецк УАЗ Л" и заключения им сделки с обществом "Липецк УАЗ" по реализации автомобилей является способствование последнему уклониться перед исполнением обязанностей перед кредиторами, налогоплательщик указывает, что такое хозяйственное решение было принято Зайцевым В.П. в целях сохранения полномочий официального дилера автомобилей марки УАЗ на территории Липецкой области, как возможная альтернатива обществу "Липецк УАЗ" в связи с тем, что общество "Дистрибьюторский центр УАЗ" в течение 2014 года надлежащим образом не исполняло договорных обязательств перед обществом "Липецк УАЗ" и в январе 2015 года направило письмо о расторжении договорных отношений с указанной организацией. Более того, в протоколе допроса от 20.10.2015 Зайцев В.П. указал на то, что общество "Липецкий УАЗ" имеет намерение оплатить задолженность по налогу на добавленную стоимость в сумме 2 521 984,33 руб.
Также, по мнению общества, не могут рассматриваться как действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, перевод из общества "Липецк УАЗ" в общество "Липецк УАЗ Л" части персонала и заключение гражданско-правовых договоров, поскольку указанные действия были направлены на сохранение рабочих мест, а не на неуплату сумм налога на добавленную стоимость. При этом инспекцией не установлено перевода активов общества "Липецк УАЗ" в общество "Липецк УАЗ Л".
Одновременно налогоплательщик настаивает на том, что налоговым органом при вынесении решения N 7002 были нарушены требования пункта 8 статьи 101 Налогового кодекса, поскольку в решении отсутствуют ссылки на конкретные счета-фактуры, вычеты по которым у общества "Липецк УАЗ Л" не приняты, и соответствующее обоснование непринятия вычетов по конкретным счетам-фактурам. Отсутствие ссылок на конкретные счета-фактуры не позволяет установить реальные налоговые обязательства общества "Липецк УАЗ Л" за проверяемый период.
Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее, заслушав пояснения представителей инспекции и общества "Липецк УАЗ Л", суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции следует оставить без изменения.
Как следует из материалов дела, 14.07.2015 обществом "Липецк УАЗ Л" в налоговый орган была представлена налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2014 года с заявленной к возмещению из бюджета суммой налога 3 005 062 руб.
По итогам проверки представленной декларации инспекцией был составлен акт проверки от 28.10.2015 N 23421, рассмотрев который с учетом возражений налогоплательщика и результатов проведенных мероприятий дополнительного налогового контроля заместитель начальника инспекции 29.02.2016 принял решение N 7002 и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 241 554 руб.
Также обществу был доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 1 207 770 руб., разбитый по соответствующим срокам уплаты, и предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.
Одновременно налоговым органом принято решение N 754 "Об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению", которым налогоплательщику отказано в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в сумме 4 212 832 руб. и отказано в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 3 005 062 руб.
Решением управления Федеральной налоговой службы по Липецкой области от 20.05.2016 N 64 апелляционная жалоба общества на решения инспекции от 29.02.2016 N N 754 и 7002 оставлена без удовлетворения.
Основанием отказа в возмещении и доначисления налога на добавленную стоимость явился вывод налогового органа о направленности действий между налогоплательщиком и его контрагентом - обществом "Липецк УАЗ" на создание возможности для взаимозависимого контрагента осуществлять текущие хозяйственные операции, минуя погашение ранее образовавшейся задолженности перед бюджетом.
Полагая, что решения налогового органа от 29.02.2016 N N 754 и 7002 не основаны на нормах действующего законодательства и нарушают его права и законные интересы, общество обратилось в суд с заявлением, в котором просило признать данные решения недействительными.
Удовлетворяя заявленные требования, суд области исходил из того, что налогоплательщиком соблюдены все условия, предусмотренные статьями 171, 172 Налогового кодекса для получения налоговых вычетов и возмещения налога, представленные им документы подтверждают реальность совершенных хозяйственных операций, а налоговым органом не представлено достаточных доказательств, безусловно свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, так как его выводы о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды носят предположительный характер.
Апелляционная коллегия полагает выводы суда области по существу рассматриваемого спора обоснованными исходя из следующего.
В соответствии со статьей 171 Налогового кодекса налогоплательщики налога на добавленную стоимость, под которыми статьями 143 и 146 Налогового кодекса признаются организации и индивидуальные предприниматели при осуществлении ими операций, являющихся объектами налогообложения по названному налогу, имеют право уменьшить исчисленную ими по правилам статьи 166 Кодекса сумму налога за налоговый период на сумму налога, предъявленную им контрагентами.
Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, в таможенных процедурах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через границу Российской Федерации без таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Налогового кодекса, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
Статьей 172 Налогового кодекса установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса.
Вычетам подлежат, если иное не установлено указанной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.
Основанием для применения налоговых вычетов, как это следует из статьи 169 Кодекса, являются счета-фактуры, выставленные поставщиками при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и оформленные в установленном порядке, расчетные документы и первичные учетные документы, в которых соответствующая сумма налога выделена отдельной строкой.
К оформлению счетов-фактур налоговым законодательством предъявляется ряд требований, в том числе, они должны содержать реквизиты, определенные статьей 169 Налогового кодекса, включающие: порядковый номер и дату выписки счета-фактуры; наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя; наименование и адрес грузоотправителя и грузополучателя; номер платежно-расчетного документа в случае получения авансовых или иных платежей в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг); наименование поставляемых (отгружаемых) товаров (описание выполненных работ, оказанных услуг) и единицы измерения (при возможности ее указания); количество (объем) поставляемых (отгруженных) по счету-фактуре товаров (работ, услуг) исходя из принятых по нему единиц измерения (при возможности их указания); цену (тариф) за единицу измерения (при возможности ее указания); стоимость товаров (работ, услуг) за все количество поставляемых (отгруженных) по счету-фактуре (выполненных работ, оказанных услуг) без налога; налоговую ставку; сумму налога, предъявляемую покупателю товаров (работ, услуг); стоимость всего количества поставляемых (отгруженных) по счету-фактуре товаров (выполненных работ, оказанных услуг) с учетом суммы налога; подписи руководителя и главного бухгалтера организации или иного уполномоченного лица.
В соответствии со статьей 173 Налогового кодекса, если сумма налоговых вычетов в каком-либо налоговом периоде превышает общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса и увеличенную на суммы налога, восстановленного в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Кодекса, положительная разница между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 146 Кодекса, подлежит возмещению налогоплательщику в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 176 Кодекса, за исключением случаев, когда налоговая декларация подана налогоплательщиком по истечении трех лет после окончания соответствующего налогового периода.
На основании пункта 1 статьи 176 Налогового кодекса после представления налогоплательщиком налоговой декларации налоговый орган проверяет обоснованность суммы налога, заявленной к возмещению, при проведении камеральной налоговой проверки в порядке, установленном статьей 88 Кодекса, по окончании которой в течение семи дней он обязан принять решение о возмещении соответствующих сумм, если при проведении камеральной налоговой проверки не были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах (пункт 2 статьи 176 Кодекса).
В случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах в ходе проведения камеральной налоговой проверки налоговый орган, как это следует из пункта 3 статьи 176 Кодекса, должен составить акт налоговой проверки в соответствии со статьей 100 Кодекса и по результатам рассмотрения акта и других материалов камеральной налоговой проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленных налогоплательщиком (его представителем) возражений принять решение в соответствии со статьей 101 Кодекса о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Одновременно с этим решением принимается решение о возмещении полностью суммы налога, заявленной к возмещению; решение об отказе в возмещении полностью суммы налога, заявленной к возмещению; решение о возмещении частично суммы налога, заявленной к возмещению, и решение об отказе в возмещении частично суммы налога, заявленной к возмещению.
Из изложенных правовых норм следует, что для налогоплательщиков налога на добавленную стоимость право на применение налогового вычета по налогу возникает при соблюдении следующих условий: товары, работы и услуги должны быть приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации и поставлены на учет; у налогоплательщика имеются счета-фактуры, соответствующие требованиям статьи 169 Налогового кодекса, и первичные документы с выделенной в них отдельной строкой суммой налога на добавленную стоимость, оформленные в соответствии с требованиями законодательства.
Отказ налогоплательщику в предоставлении вычета может иметь места при установлении налоговым органом при проведении камеральной налоговой проверки представленной налогоплательщиком налоговой декларации фактов нарушения налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах.
Эти факты должны быть отражены в акте налоговой проверки (статья 100 Налогового кодекса) и в решении, принятом по результатам рассмотрения акта проверки (статья 101 Кодекса).
В частности, из подпункта 12 пункта 3 статьи 100 Налогового кодекса следует, что в акте должны быть отражены документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки.
Пунктом 5 статьи 101 Налогового кодекса установлено, что в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа должен установить, совершало ли лицо, в отношении которого был составлен акт налоговой проверки, нарушение законодательства о налогах и сборах; образуют ли выявленные нарушения состав налогового правонарушения; имеются ли основания для привлечения лица к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Из пункта 8 статьи 101 Кодекса следует, что в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства; доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов; решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности; указывается размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.
Из материалов рассматриваемого дела следует, что общество "Липецк УАЗ Л", созданное в августе 2014 года единственным учредителем с долей в уставном капитале 100 процентов Зайцевым В.П. для осуществления деятельности в сфере торговли автотранспортными средствами, автомобильными деталями, узлами и принадлежностями, 01.09.2014 заключило договор поставки с обществом "Липецк УАЗ", единственным участником и руководителем которого также является Зайцев В.П.
По условиям данного договора общество "Липецк УАЗ" (поставщик) обязалось поставить обществу "Липецк УАЗ Л" (покупатель) товар на условиях, в объемах и в количестве, указанных в товаросопроводительных документах, согласованных и надлежащим образом подписанных сторонами (т. 2 л.д. 4 - 9).
Цена, стоимость товара, сроки и порядок оплаты определяются в соответствии с товаросопроводительными документами. Расчеты производятся в безналичной форме путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика в соответствии с условиями договора. Оплата товара производится в рублях, либо путем проведения зачета взаимных требований. Цена включает налог на добавленную стоимость, стоимость товара, его транспортировку, доставку, упаковку, а также оформление соответствующей товаросопроводительной документации (раздел 2 договора).
Обществом "Липецк УАЗ Л" в адрес общества "Липецк УАЗ Л" были выставлены счета-фактуры от 07.10.2014 N ЛУ00000345 на сумму 15 000 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 2 288,14 руб., на ремкомплект пескоразбрызгивателя; от 15.10.2014 N 2 на сумму 10 450,50 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 1 594,14 руб., на сиденья салонные средние "Люкс" УАЗ 452; от 14.10.2014 N 1 на сумму 4 000 руб., в том числе налог 610,17 руб., на форсунку топливную F049332000015; от 28.10.2014 N Л000000091 на сумму 9 279,30 руб., в том числе налог 1 415,49 руб., на сталь листовую 16 мм (16 x 310 x 9000) пер.плита; от 29.10.2014 N 316 на сумму 2 729 руб., в том числе налог 416,28 руб. на рукава DIN 2SN d16 DKOL; от 30.10.2014 N 318 на сумму 2 100 руб., в том числе налог 320,34 руб., на генератор дв. 409 90А; от 30.10.2014 N 319 на сумму 3 590 руб., в том числе налог 547,62 руб., на масло трансмиссионное Хессол 75/90 GL-4 и блок управления РК (новинка) Патриот; от 30.10.2014 N 326 на сумму 4 434,15 руб., в том числе налог 676,40 руб., на сцепление LUK Патриот; от 10.11.2014 N 9 на сумму 47 953 руб., в том числе налог 7 314,88 руб., на радиаторы, вентиляторы, приводы, стремянку, держатели, дуги крепления, тягу рулевую, трубки тормозные и т.д.; от 31.10.2014 N 8 на сумму 4 480 руб., в том числе налог 683,39 руб., на фару тракторную заднюю; от 24.11.2014 N 412 на сумму 1 441,41 руб., в том числе налог 219,88 руб., шестерню РК вкл. задн. моста; от 24.11.2014 N Л000000100 на сумму 4 220,97 руб., в том числе налог 643,88 руб., на бак топливный УАЗ 3303 (под погружной насос); от 25.11.2014 N ЛУ00000141 на сумму 558 755,78 руб., в том числе налог 89 810,20 руб., на УАЗ Cargo серебристо-желтый; от 28.11.2014 N ЛУ00000036 на сумму 725 752,25 руб., в том числе налог 110 707,97 руб., на УАЗ-Патриот серебристо-желтый; от 28.11.2014 N ЛУ00000142 на сумму 553 234,50 руб., в том числе налог 84 391,70 руб., на УАЗ Cargo Золотой лист; от 30.11.2014 N ЛУ00000038 на сумму 453 033 руб., в том числе налог 69 106,73 руб., на УАЗ Хантер Амулет-металлик; от 01.12.2014 N 555 на сумму 3 407 775,27 руб., в том числе налог 519 830,12 руб., на автомобили УАЗ-3303; от 01.12.2014 N ЛУ00000039 на сумму 2 060 654,80 руб., в том числе налог 314 337,17 руб., на УАЗ 3163 белый, УАЗ-Патриот Авантюрин и УАЗ-Patriot серебристо-желтый металлик; от 28.11.2014 N ЛУ00000139 на сумму 455 851,50 руб., в том числе налог 69 536,67 руб., на УАЗ 3303 Белая ночь; от 01.12.2014 N ЛУ00001402 на сумму 455 851,50 руб., в том числе налог 69 536,69 руб., на УАЗ-330365 и комплектующие - радиаторы воды, брызговики, радиаторы масляные, гидромуфты, фонари освещения номерного знака, бамперы, кузовы-платформы, фонари противотуманные и т.д.; от 11.12.2014 N ЛУ00000040 на сумму 689 990,80 руб., в том числе налог 105 252,83 руб., на УАЗ Patriot Арктика; от 11.12.2014 N ЛУ00000041 на сумму 431 480 руб., в том числе налог 65 818,98 руб., на УАЗ 3303 Белая ночь; от 11.12.2014 N ЛУ00000044 на сумму 469 154 руб., в том числе налог 71 565,86 руб., на УАЗ 2206 Белая ночь; от 11.12.2014 N ЛУ00000043 на сумму 469 154 руб., в том числе налог 71 565,86 руб., на УАЗ 2206 Белая ночь; от 22.12.2014 N ЛУ00000045 на сумму 450 754 руб., в том числе налог 68 759,08 руб., на УАЗ 390995 Белая ночь; от 22.12.2014 N ЛУ00000046 на сумму 455 354 руб., в том числе налог 69 460,78 руб., на УАЗ 29891 Белая ночь; от 22.12.2014 N ЛУ00000048 на сумму 455 354 руб., в том числе налог 69 460,78 руб., на УАЗ 29891 Белая ночь; от 22.12.2014 N ЛУ00000049 на сумму 455 354 руб., в том числе налог 69 460,78 руб., на УАЗ 29891 Белая ночь; от 22.12.2014 N ЛУ00000050 на сумму 455 354 руб., в том числе налог 69 460,78 руб., на УАЗ 29891 Белая ночь; от 31.12.2014 N ЛУ00000051 на сумму 455 354 руб., в том числе налог 69 460,78 руб., на УАЗ 29891 Белая ночь; от 31.12.2014 N ЛУ00000052 на сумму 689 990,80 руб., в том числе налог 105 252,83 руб., на УАЗ 3163-305-01 Океан; от 31.12.2014 N ЛУ00000055 на сумму 7 939 176,80 руб., в том числе налог 1 211 060,82 руб., на УАЗ; от 22.12.2014 N ЛУ00000198 на сумму 8 629 167,60 руб., в том числе налог 1 316 313,65 руб., на УАЗ 3909, 2206, Патриот и Пикап; от 18.11.2014 N 813 на сумму 35 000 руб., в том числе налог 5 338,98 руб., на автошины.
Товар передан от поставщика к покупателю по товарным накладным ТОРГ-12 и принят последним к учету. Полученные счета-фактуры отражены налогоплательщиком в книге покупок за 4 квартал 2014 года (т. 5 л.д. 6 - 11).
Факты передачи товара, принятия его к учету и наличия у налогоплательщика соответствующих товарных документов и счетов-фактур налоговым органом не оспариваются. Также не ставится под сомнение использование приобретенного товара для последующей перепродажи.
Общая сумма налога, выставленная поставщиком налогоплательщику по указанным счетам-фактурам, составила 3 005 062 руб.
Кроме того, обществом "Липецк УАЗ Л" (заказчик) с обществом "Боринское" (исполнитель) были заключены договоры на изготовление оборудования от 25.12.2014 N 9 и от 29.12.2014 N 10 (.2, л.д. 131 - 132), по условиям которых изготовитель обязался изготовить и передать заказчику оборудование для заливки льда.
Цена каждого договора составила 1 200 000 руб. (пункты 2.1 договора), заказанное оборудование подлежало предварительной оплате в течение 3-х дней с момента заключения договора (пункты 2.2 договоров).
Оборудование подлежало изготовлению и передаче заказчику в течение 30-ти рабочих дней после получения предварительной оплаты.
Фактически заказанное оборудование - 2 машины для заливки льда и ухода за катками МКМ19.04 были переданы исполнителем заказчику 25.12.2014 по товарной накладной ТОРГ-12 и счету-фактуре N 4026 на сумму 1 200 000 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 183 050,85 руб. и 29.12.2014 по товарной накладной ТОРГ-12 и счету фактуре N 4067 на сумму 1 200 000 руб., в том числе налог на добавленную стоимость 183 050,85 руб.
Полученное оборудование принято налогоплательщиком к учету, счета-фактуры отражены в книге покупок за 4 квартал 2014 года, что не оспаривается налоговым органом.
Сумма налога, заявленная к вычету по счетам-фактурам общества "Боринское", составила 366 100 руб.
Кроме того, как следует из имеющихся в материалах дела копий договоров (т. 2, л.д. 37 - 119), книги покупок за 4 квартал 2014 года (т. 6 л.д. 6 - 11), пояснений налогового органа (т. 8 л.д. 145 - 154), первичных учетных документов и счетов-фактур (т. 5 л.д. 12 - 151, т. 6 л.д. 3 - 52), в проверенном период налогоплательщиком также приобретались товарно-материальные ценности у других контрагентов.
Общая сумма налога, предъявленного налогоплательщику в 4 квартале 2014 года контрагентами, составила 4 212 832 руб. Именно эта сумма отражена налогоплательщиком в налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость по строке 8 "Сумма налога, предъявленная налогоплательщику при приобретении на территории Российской Федерации товаров (работ, услуг), имущественных прав, подлежащая вычету в соответствии с пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса, а также сумма налога, подлежащая вычету в соответствии с пунктом 5 статьи 171 Налогового кодекса" (т. 2, л.д. 147 - 147).
Спора между налоговым органом и налогоплательщиком относительно арифметического расчета сумм предъявленного и заявленного к вычету налога не имеется.
Отказывая налогоплательщику в предоставлении вычетов по приобретению товарно-материальных ценностей в полном объеме у всех контрагентов, налоговый орган указал, что основная доля налогового вычета приходится на сделку с взаимозависимым с ним обществом "Липецк УАЗ". Не имеющую деловой цели и преследующую лишь цель получения необоснованной налоговой выгоды путем возмещения налога из бюджета обществом "Липецк УАЗ Л" и уклонения от уплаты налога в бюджет и осуществления расчетов с кредиторами обществом "Липецк УАЗ".
Так, налоговым органом было установлено, что единственный учредитель и руководитель обществ "Липецк УАЗ Л" и "Липецк УАЗ" Зайцев В.П. имеет возможность оказывать влияние на финансово-хозяйственную деятельность обеих организаций. Общества зарегистрированы и располагаются по одному адресу: г. Липецк, ул. Московская, вл. 8в, имеют схожий основной вид деятельности (общество "Липецк УАЗ Л" - торговля автотранспортными средствами, а общество "Липецк УАЗ" - оптовая торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями).
Общество "Липецк УАЗ" имеет задолженность по обязательным платежам в бюджетные и внебюджетные фонды в сумме 2 687 615,32 руб., а также задолженность перед иными кредиторами по исполнительным производствам, возбужденным службой судебных приставов, в сумме более 5 млн. руб.
Определением арбитражного суда Липецкой области от 23.11.2015 по делу N А36-5183/2015 прекращено производство по делу о признании несостоятельным банкротом общества "Липецк УАЗ" в связи с отсутствием финансирования процедуры банкротства и отсутствием у общества "Липецк УАЗ" имущества.
Таким образом, налогоплательщик, заявляя налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость, заведомо знало о том, что обязанность общества "Липецк УАЗ" по уплате указанного налога в бюджет не будет исполнена.
Из протокола допроса от 20.10.2015 руководителя и учредителя обществ "Липецк УАЗ Л" и "Липецк УАЗ" Зайцева В.П. следует, что общество "Липецк УАЗ Л" было создано с целью избежать ареста имущества общества "Липецк УАЗ" судебными приставами в пользу физических лиц.
Товары, приобретенные в 4 квартале 2014 года обществом "Липецк УАЗ Л" у общества "Липецк УАЗ", реализованы последним без наценки свидетельствует об отсутствии у продавца разумной экономической цели при заключении сделки.
В отношении общества "Боринское" инспекция установила, что ранее названным обществом заключались договоры на изготовление и поставку машин для заливки льда с обществом "Липецк УАЗ", аналогичные договорам, заключенным с обществом "Липецк УАЗ Л", а после вступления в договорные отношения с обществом "Липецк УАЗ Л" поставка оборудования в адрес общества "Липецк УАЗ" обществом "Боринское" больше не производилась.
В связи с изложенными обстоятельствами налоговый орган пришел к вводу о том, что приобретение товарно-материальных ценностей фактически было направлено не на использование его в предпринимательской деятельности, а на вывод имущества из-под возможности фактического взыскания за его счет задолженностей общества "Липецк УАЗ" перед бюджетом и иными контрагентами. Иных оснований для отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость в решениях инспекции от 29.02.2016 N 7002 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" и N 754 "Об отказе в возмещении суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению" не приведено.
Оценивая данные обстоятельства, суд области правомерно исходил из следующего.
Принципы оценки необоснованной налоговой выгоды сформулированы Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53), согласно которому судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.
Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
В пунктах 3, 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53 закреплено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Из пункта 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53 следует, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
При этом сама по себе налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели, вследствие чего в случае, если суд установит, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
Из пункта 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53 следует, что такие обстоятельства, как: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций, сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
Перечисленные обстоятельства могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, лишь в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53.
Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий. Обязанность по доказыванию недобросовестности налогоплательщика, в силу положений части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, возлагается на налоговые органы.
Налогоплательщик, в свою очередь, вправе представить суду доказательства реальности и экономической обоснованности совершенных им хозяйственных операций.
Установив наличие взаимозависимости между обществами "Липецк УАЗ Л" и "Липецк УАЗ", налоговый орган, тем не менее, не представил суду доказательств того, что данное обстоятельство повлияло на условия заключаемых им сделок и на направленность действий взаимозависимых лиц исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.
Между тем, согласно правовой позиции, сформулированной в пункте 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53, сама по себе взаимозависимость участников сделок не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Наличие взаимозависимости при отсутствии доказательств ее влияния на полноту и достоверность отражения сведений о хозяйственных операциях не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика и об отсутствии права на вычет налога. Совершение взаимозависимыми лицами каких-либо сделок не влечет автоматического признания полученной ими выгоды необоснованной.
Материалами дела подтверждаются факты реализации приобретенного налогоплательщиком товара третьим лицам - ФГБУ Центр агрохимической службы "Липецкий", индивидуальному предпринимателю Волкову Ю.И., ООО "Служба доставки воды", ООО "Автогон-Строй", ООО "Светлый путь", ООО "Рудничное", ОГУП Липецкдоравтоцентр" и другим лицам согласно представленных в материалы дела книги продаж общества за 4 квартал 2014 года, счетов-фактур и товарных накладных (т. 4 л.д. 4 - 100).
Факт перезаключения договоров поставки исключительно в целях перевода обязательств по ним от общества "Липецк УАЗ" инспекцией не доказан. Также не представлено доказательств того, что реализация товара третьим лицам носила фиктивный характер, направленный на создание видимости реальных хозяйственных операций без намерения их совершить.
При этом ссылка налогового органа на сведения, отраженные в протоколе допроса Зайцева В.П. от 20.10.2015, судом апелляционной инстанции отклоняется как несостоятельная, поскольку в ходе допроса, проведенного судом области, указанный свидетель пояснил, что целью создания общества "Липецк УАЗ Л" являлось возможное прекращение сотрудничества с обществом "Дистрибьюторский центр УАЗ", которое и произошло в конце 2014-начале 2015 годов, как это следует из представленной в материалы дела переписки 2015 года. При этом апелляционная коллегия обращает внимание на то, что указанная переписка не является основанием для создания налогоплательщика, а лишь подтверждает обоснованность возникших в 2014 году опасений.
Также не может являться безусловным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды перечисление денежных средств непосредственно на расчетный счет общества "Дистрибьюторский центр УАЗ", поскольку, во-первых, в законодательстве не содержится запрета на оплату товара путем перечисления денежных средств на расчетные счета третьих лиц, а во-вторых, в силу положений статьи 172 Налогового кодекса оплата товара не является условием получения вычета по нему.
Кроме того, в материалах дела имеются письма общества "Липецк УАЗ", в которых содержится поручение на перечисление денежных средств в адрес общества "Дистрибьюторский центр УАЗ" (т. 10 л.д. 19 - 33). Также в материалах дела имеется ордер N 000043 от 11.11.2014, согласно которому на расчетный счет общества "Липецк УАЗ" были внесены наличные денежные средства в сумме 1 700 000 руб., ранее снятые с расчетного счета общества "Липецк УАЗ Л" по расходному ордеру от 11.11.2014 N ЛУ00000533 (т. 10 л.д. 5 - 6).
Тот факт, что у общества "Липецк УАЗ" на момент заключения договора поставки и реализации имущества в адрес налогоплательщика имелась непогашенная задолженность перед кредиторами, в том числе задолженность по налогам и сборам, а равно и факт прекращения определением от 23.11.2015 производства по делу N А36-5183/2015 ввиду отсутствия средств для финансирования процедуры банкротства, вышеперечисленных обстоятельств не подтверждает.
Довод реализации товара без наценки, что, по мнению инспекции, свидетельствует об отсутствии разумной экономической цели в заключенной сделке и цели достижения от нее положительного экономического эффекта, свидетельствуя лишь о том, что сделка была заключена только с целью уклонения общества "Липецк УАЗ" от обращения взыскания на его имущество и от уплаты задолженности перед кредиторами, в том числе перед бюджетом, отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку фактические обстоятельства дела подтверждают как реальность поставки товарно-материальных ценностей, так и реальность произведенных расчетов за них, что, в свою очередь, свидетельствует об осуществлении хозяйственных операций.
Действия налогоплательщика предполагаются экономически оправданными и законными, если иное не доказано налоговым органом. Налоговый кодекс не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком сделки при решении вопроса о правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость с позиции оценки экономической целесообразности, рациональности и эффективности хозяйственных взаимоотношений. Налоговое законодательство не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Налогоплательщик вправе единолично определять ее эффективность и целесообразность.
Налоговым органом не представлено доказательств того, что хозяйственные операции осуществлены налогоплательщиком вне связи с его хозяйственной деятельностью, путем создания формального документооборота и без направленности на получение реальной экономической выгоды от данных хозяйственных операций.
Также не свидетельствует о направленности действий налогоплательщика и его контрагента исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды при реализации имущества и транспортных средств и переход на работу части персонала из одного юридического лица в другое. Налоговым органом не представлено доказательств, свидетельствующих об отрицательном влиянии указанного фактора на результаты заключенной сделки и на финансовое положение общества "Липецк УАЗ", что повлекло неуплату им налогов в бюджет.
При этом апелляционной коллегией учтено, что в материалах дела имеется извещение от 31.12.2014 N 48377 (т. 10 л.д. 4), из которого следует, что налоговым органом на основании статьи 78 Налогового кодекса и заявления общества "Липецк УАЗ" был произведен зачет 127 167,10 руб. налога на добавленную стоимость в счет недоимки по налогу на доходы физических лиц.
Как следует из положений статьи 78 Налогового кодекса, зачет переплаты в счет недоимки по другим налогам возможен исключительно при отсутствии у налогоплательщика задолженности по уплате того же налога, пени и штрафа по нему. Таким образом, указанное извещение опровергает довод налогового органа о наличии у общества "Липецк УАЗ" непогашенной задолженности по налогу на добавленную стоимость по состоянию на 4 квартал 2014 года, вызванной именно заключением им сделки по реализации имущества обществу "Липецк УАЗ Л".
Кроме того, апелляционная коллегия соглашается с выводом суда области о том, что статьей 45 Налогового кодекса налоговому органу предоставлено право взыскивать задолженность, возникшую по результатам проведенных проверок, с зависимых (дочерних) организаций, а равно и с основных (преобладающих, участвующих) обществ, предприятий. Условия такого взыскания также закреплены в указанной статьей.
Таким образом, учитывая, что налоговым органом установлен факт взаимозависимости обществ "Липецк УАЗ" и "Липецк УАЗ Л" и указанный факт налогоплательщиком не оспаривается, налоговый орган не лишен возможности взыскать задолженность общества "Липецк УАЗ" с налогоплательщика при выполнении соответствующих условий.
По аналогичным основаниям отклоняются и доводы налогового органа по взаимоотношениям между налогоплательщиком и обществом "Боринское".
Кроме того, апелляционная коллегия находит необходимым отметить следующее.
Как следует из оспариваемых решений инспекции, вывод о наличии оснований для отказа налогоплательщику в праве на налоговые вычеты в сумме 4 212 832 руб. и, соответственно, для отказа в возмещении суммы налога на добавленную стоимость 3 005 062 руб. и для доначисления к уплате в бюджет налога в сумме 1 207 770 руб. сделан исключительно со ссылкой на взаимозависимость обществ "Липецк УАЗ Л" и "Липецк УАЗ". При этом ссылок на нарушения, допущенные налогоплательщиком по взаимоотношениям с другими контрагентами, а также ссылок на несоответствие счетов-фактур этих контрагентов требованиям законодательства решения не содержат, что свидетельствует об отсутствии надлежащих доказательств факта вменяемого правонарушения.
Между тем, как это следует из имеющейся в материалах дела книги покупок, в 4 квартале 2014 года обществом "Липецк УАЗ Л" приобретались товары у целого ряда других организаций, на счета-фактуры которых приходится сумма налогового вычета 841 669 руб. (4 212 832 руб. - 3 005 062 руб. - 366 100 руб.). Основания для отказа в вычете данной суммы налога в решениях налогового органа не указаны.
Представленные суду пояснения об основаниях отказа со ссылками на конкретные счета-фактуры не могут служить надлежащим доказательством допущенных налогоплательщиком нарушений.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14.07.2005 N 9-П, публично-правовая природа налоговых правонарушений и претерпевание негативных последствий их совершения предполагает, что по таким делам требуется обнаружение, выявление налоговых правонарушений, собирание доказательств. Подобного рода функции, как относящиеся к досудебным стадиям производства, по смыслу статей 10, 118, 123, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, не может выполнять суд. Поэтому законодатель, учитывая публично-правовую природу и специфику налоговых правонарушений и налоговой ответственности, выраженные в соответствующих правоотношениях, вправе наделить налоговые органы определенными правомочиями по осуществлению административной юрисдикции в сфере налоговой ответственности, обеспечивая при этом соблюдение требований статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод и право на обжалование в суд решений и действий органов государственной власти и должностных лиц (п. 3.2).
С учетом положений статей 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса, суд не может и не должен в рамках рассмотрения дела о признании недействительным решения о привлечении к налоговой ответственности определять нарушения налогового законодательства налогоплательщиком, не выявленные и не установленные налоговым органом в ходе проведения выездной налоговой проверки.
Суд не может подменять собой налоговый орган и восполнять недостатки и устранять нарушения, допущенные Инспекцией при проведении выездной налоговой проверки, иное свидетельствовало бы о нарушении принципа состязательности сторон, закрепленного в статье 9 Арбитражного процессуального кодекса.
В силу системного толкования статей 100 и 101 Налогового кодекса решение о привлечении налогоплательщика к ответственности во всех случаях должно основываться на результатах, отраженных в акте проверки; при этом в акте и в решении по нему должны быть указаны документально подтвержденные конкретные факты налоговых правонарушений, что не имеет места в рассматриваемом случае.
В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса обязанность по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемых решений, возлагается на налоговые органы. В свою очередь, налогоплательщики не освобождаются от обязанности доказать обоснованность и правомерность обстоятельств, на которые они ссылаются в обоснование своих возражений (часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса).
При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора представленные налоговым органом доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса (пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 12.10.2006 N 53).
Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выяснится, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакое доказательство не имеет заранее установленной силы.
Оценив представленные в материалы дела документы и учитывая, что налогоплательщиком представлены все предусмотренные статьями 171 - 172 Налогового кодекса документы для получения права на применение спорных налоговых вычетов, к содержанию и оформлению которых у налогового органа не имеется претензий, суд области пришел к обоснованному выводу об отсутствии у инспекции оснований считать, что уменьшение обществом размера налоговой обязанности вследствие получения налогового вычета является необоснованной налоговой выгодой.
Инспекцией в результате осуществления мероприятий налогового контроля не выявлено обстоятельств, которые в совокупности свидетельствовали бы о недостоверности имеющихся у налогоплательщика документов или о согласованности действий общества и его контрагентов, направленных исключительно на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость. Отсутствие реальной предпринимательской или иной экономической деятельности налоговым органом не доказано.
Доказательств, свидетельствующих, о недобросовестности действий проверяемого налогоплательщика или создания обществом и его контрагентами согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость, инспекцией не представлено.
Таким образом, с учетом положений пункта 2 статьи 173 Налогового кодекса, предусматривающих, что при превышении суммы налоговых вычетов над суммой исчисленного налога положительная разница подлежит возмещению налогоплательщику в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьями 176 и 176.1 Кодекса, наличия у налогоплательщика необходимого пакета документов для подтверждения права на налоговый вычет, доказанности реальности совершенных им хозяйственных операций и непредставления налоговым органом достоверных доказательств совершения налогоплательщиком налогового правонарушения и необоснованного предъявления налога к вычету, суд области пришел к обоснованному выводу о доказанности налогоплательщиком права на возмещение налога в сумме 3 005 062 руб., представляющей собой разницу между суммой налога, заявленной к вычету - 4 212 832 руб., и суммой налога, исчисленной к уплате в бюджет - 1 207 770 руб.
Следовательно, у налогового органа не имелось оснований для отказа налогоплательщику в возмещении из бюджета указанной суммы налога и для доначисления ему налога в сумме 1 207 770 руб.
Статьей 106 Налогового кодекса налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность.
В силу статьи 108 Налогового кодекса никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.
Статьей 109 Кодекса установлено, что лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств (обстоятельства, исключающие привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения): отсутствие события налогового правонарушения; отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения; совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, физическим лицом, не достигшим к моменту совершения деяния шестнадцатилетнего возраста; истечение сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Поскольку материалами дела не установлены факты занижения подлежащих уплате в бюджет налога на добавленную стоимость, то налоговым органом привлечение налогоплательщика к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в размере 241 554 руб., также не является обоснованным.
Исходя из изложенного, апелляционная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.
Обстоятельства рассматриваемого дела установлены судом области верно. Выводы, сделанные судом, соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Нормы материального и процессуального права применены правильно.
Нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса, в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено.
С учетом изложенного, решение арбитражного суда Липецкой области от 17.11.2016 по делу N А36-5380/2016 следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу налогового органа - без удовлетворения.
Учитывая результат рассмотрения апелляционной жалобы, а также то обстоятельство, что на основании положений подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса налоговый орган освобожден от уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражный суд в качестве истца и ответчика, государственная пошлина за рассмотрение апелляционной жалобы взысканию не подлежит.
Руководствуясь статьями 16, 17, 110, 112, 258, 266 - 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение арбитражного суда Липецкой области от 17.11.2016 по делу N А36-5380/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному району г. Липецка - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Т.Л.МИХАЙЛОВА

Судьи М.Б.ОСИПОВА Н.А.ОЛЬШАНСКАЯ