Правосудие

Требование: О взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2017 N 20АП-6618/2016 по делу N А62-8722/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 25.01.2017
Постановление изготовлено в полном объеме 31.01.2017
Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Волковой Ю.А., судей Сентюриной И.Г. и Афанасьевой Е.И., при ведении протокола секретарем судебного заседания Кондратеня Е.В., в отсутствие участвующих в деле лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Ласьковой Нины Степановны на решение Арбитражного суда Смоленской области от 18.08.2016 по делу N А62-8722/2015 (судья Савчук Л.А.),

установил:

следующее.
Общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" (далее - истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Смоленской области с иском к индивидуальному предпринимателю Ласьковой Нине Степановне (далее - ответчик, предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на товарные знаки N 388157 и N 385800 в размере по 10 000 рублей, авторских прав на произведения изобразительного искусства - рисунки "Маша" и "Медведь" по 10 000 рублей за каждый, судебных расходов в виде оплаченной государственной пошлины, стоимости вещественных доказательств, почтовых расходов.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, судом области были привлечены общество с ограниченной ответственностью "Фатрако", ИПЧТУП "Мум Лайт Эйн Эф Джей Джей" (республика Беларусь) и индивидуальный предприниматель Скиртачев Сергей Леонидович.
Решением Арбитражного суда Смоленской области от 18.08.2016 исковые требования удовлетворены. С предпринимателя в пользу общества взыскана компенсация за нарушение исключительных прав в размере 40 000 рублей, а также судебные расходы в размере 2 108 рублей.
Не согласившись с принятым судебным актом, предприниматель обратился в апелляционный суд с жалобой, в которой просил обжалуемое решение отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований. В обоснование своих требований ответчик ссылался на то, что представленные истцом доказательства не подтверждают факт приобретения у него кукурузных палочек, содержащих изображение товарного знака "Маша" и "Медведь".
Общество в отзыве на апелляционную жалобу, считая принятое решение законным и обоснованным, просило оставить его без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения. В обоснование своих возражений истец ссылался на то, что представленные истцом доказательства подтверждают факт приобретения у ответчика пачек кукурузных палочек, содержащих изображение товарного знака "Маша" и "Медведь". Обратил внимание на то, что производители товара подтвердили факт отсутствия между ним и правообладателем товарного знака лицензионного договора на производство и поставку товаров с использованием результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащих истцу.
Лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в суд апелляционной инстанции своих представителей не направили.
В соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) жалоба рассмотрена в отсутствие неявившихся представителей истца, ответчика и третьих лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены апелляционной инстанцией в порядке статей 266, 268 АПК РФ.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и изложенные в отзыве возражения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для отмены или изменения судебного акта в силу следующего.
Как следует из материалов дела, 08.06.2010 между истцом и Кузовковым Олегом Геннадьевичем, являющимся автором, заключен лицензионный договор N ЛД-1/2010 о предоставлении права использования произведений изобразительного искусства, согласно которому последний предоставил обществу на условиях исключительной лицензии право использования рисунков "Маша" и "Медведь", которые используются, в том числе, при создании персонажей аудиовизуального произведения сериала "Маша" и "Медведь".
Кроме того, согласно свидетельству на товарный знак (знак обслуживания) N 388157 с датой приоритета от 20.01.2009, срок действия регистрации до 20.01.2019, заявка N 2009700635, общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" является правообладателем исключительного права на товарный знак N 388157 в виде изображения "Маша" в отношении товаров 03, 05, 09, 13, 14, 16, 24, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 38, 41, 42 классов Международной классификации товаров и услуг.
Согласно свидетельству на товарный знак (знак обслуживания) N 385800 с датой приоритета от 20.01.2009, срок действия регистрации до 20.01.2019, общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь" является правообладателем исключительного права на товарный знак N 385800 в виде изображения "Медведь" в отношении товаров 03, 05, 09, 13, 14, 16, 24, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 38, 41, 42 классов Международной классификации товаров и услуг.
11.09.2013, 14.09.2013 в магазине, расположенном в доме по адресу: г. Смоленск, ул. 2-я Киевская, д. 1/29, ответчиком предлагался к продаже и был реализован товар - кукурузные палочки Лаки Бой Jambo.
На товаре имеется изображение "Маша", сходное до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 388157, изображение "Медведь", сходное до степени смешения с товарным знаком по свидетельству N 385800, а также произведения изобразительного искусства - рисунок "Маша" и рисунок "Медведь", автором которых является Кузовков О.Г., исключительные права на которые принадлежат истцу.
Ссылаясь на то, что действиями ответчика по продаже товара с использованием товарных знаков, рисунков, обладателем исключительных прав на которые является общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь", нарушены исключительные имущественные и авторские права последнего, истец обратился в Арбитражный суд Смоленской области с настоящим иском.
Удовлетворяя исковые требование, суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности истцом факта незаконного использования ответчиком принадлежащих обществу исключительных прав.
Суд апелляционной инстанции соглашается с данным выводом суда области на основании нижеследующего.
В силу пункта 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.
Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).
Другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.
В силу подпункта 14 пункта 1 статьи 1225 ГК РФ товарные знаки являются средствами индивидуализации товаров, которым предоставляется правовая охрана.
Согласно пункту 1 статьи 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.
Согласно пункту 1 статьи 1482 ГК РФ в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации.
Товарный знак служит средством индивидуализации производимых товаров, позволяет покупателю отождествлять маркированный товар с конкретным производителем, вызывает определенное представление о продукции.
По смыслу статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 данного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи. К таким способам отнесено, в частности, использование исключительного права на товарный знак для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.
Факт принадлежности истцу спорных товарных знаков подтвержден соответствующими свидетельствами Федеральной службы по интеллектуальной собственности.
Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).
В доказательство факта приобретения истцом кукурузных палочек, содержащего изображение товарных знаков, произведения изобразительного искусства "Маша" и "Медведь" непосредственно у ответчика, обществом были представлены кассовые чеки от 11.09.2013, 14.09.2013, товар - кукурузные палочки с изображением персонажей мультфильма; фотографии товара и видеозаписи процесса реализации товара (т. 2, л.д. 62,114).
В целях защиты своих законных интересов истец, как обладатель исключительных прав, являющийся самостоятельным субъектом хозяйственной деятельности и несущий соответствующие риски, имеет право действовать не запрещенными законом способами так, чтобы добыть и зафиксировать информацию о событиях или действиях, которые нарушают названные исключительные права.
Исходя из анализа норм статей 12, 14 ГК РФ, пункта 2 статьи 64 Кодекса осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты и также отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.
Исследованная судом первой инстанции видеозапись позволяет достоверно установить факт приобретения товара у ответчика.
Товар и товарный чек не выходят из кадра видеозаписи, что позволяет идентифицировать, что именно товар - кукурузные палочки с персонажами "Маша и Медведь" был куплен у ИП Ласьковой Н.С.
На кассовых чеках содержатся ИНН и название ответчика, стоимость покупки и его количество. Выпиской из единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей подтверждается, что указанный ИНН принадлежат ИП Ласьковой Н.С.
Таким образом, надпись на товаре и изображения "Маши" и "Медведя" являются до степи смешения сходными со словесным товарными знаками истца "Маша и Медведь", в связи с чем суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования о взыскании с ответчика компенсации в размере 20 000 рублей.
Изображения рисунков "Маши" и "Медведя" имеются в приложении N 1 к лицензионному договору N ЛД-1/2010 о предоставлении права использования произведений изобразительного искусства (исключительная лицензия) от 08.06.2010.
В силу пункта 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.
Согласно пункта 2 той же статьи использованием произведения считается, в числе прочего воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трехмерного произведения, а также распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров.
При этом пунктом 7 статьи 1259 ГК РФ предусмотрено, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 этой статьи.
По смыслу изложенных норм, в случае защиты прав автора произведения изобразительного искусства, следует применять правило о том, что под распространением такого произведения понимается отчуждение его оригинала или экземпляра, то есть его точной копии.
Таким образом, при определенных установленных законом условиях персонаж произведения может быть признан объектом авторского права.
В связи с этим незаконное использование персонажа произведения является нарушением исключительного права на произведение.
Изображенные на товаре "Маша" и "Медведь" являются точной копией произведения изобразительного искусства - рисунков "Маши" и "Медведя", на которые у истца имеется исключительное право. Суд установил визуальное сходство: изображение, поза (вид рисунков "Маша", "Медведь") идентичны с рисунком на товаре, цветовая гамма соответствует.
Визуальное и графическое сходство охраняемых изображений персонажа и изображения девочки и медведя, содержащихся на реализованном ответчиком товаре, позволяют ассоциировать сравниваемые объекты один с другим.
Предпринимателем не представлено доказательств, подтверждающих правомерность использования им спорного изображения (произведения изобразительного искусства), поэтому его действия следует расценивать в качестве самостоятельного способа использования объекта исключительных прав, нарушающего запрет без согласия автора распространять его произведения в коммерческих целях.
Поскольку истцом заявлено требование о выплате минимальной компенсации за нарушение исключительных прав на объект изобразительного искусства - рисунки, то заявленный истцом размер компенсации (10 000 рублей) соответствует принципу разумности и справедливости с учетом характера допущенного нарушения и иных установленных по делу обстоятельств, а потому требования общества в этой части подлежат удовлетворению.
В соответствии со статьей 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.
Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.
Из разъяснений, содержащихся в пункте 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", следует, что, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного в том числе подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
В то же время в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2012 N 8953/12 указано, что размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.
Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" положения подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации, как предусматривающие в качестве специального способа защиты исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности предоставление правообладателю возможности в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 данного Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты соответствующей компенсации в случае нарушения прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в результате совершения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одного противоправного действия, признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации (пункт 1 постановления).
Положения подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в системной связи с пунктом 3 статьи 1252 данного Кодекса и другими его положениями они не позволяют суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного данными законоположениями, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер (пункт 2 постановления).
В пункте 3 названного постановления указано, что впредь до внесения в гражданское законодательство надлежащих изменений суды при рассмотрении исковых требований, заявленных в порядке подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 или подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации, применяют данные законоположения, руководствуясь настоящим постановлением.
В соответствии с абзацем пятым статьи 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно того, соответствует ли Конституции Российской Федерации смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда Российской Федерации.
Доказательств того, что размер компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков, а также, что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат истцу, не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер, ответчиком суду первой и апелляционной инстанции представлено не было.
При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно взыскал с предпринимателя в пользу общества компенсацию за нарушение исключительных прав на 2 товарных знака и произведения изобразительного искусства - рисунки "Маша" и "Медведь" в общей сумме 40 000 рублей (по 10 000 рублей за каждое нарушение исключительных прав истца).
Заявление истца о взыскании с ответчика стоимости приобретенного товара в сумме 48 рублей обоснованно удовлетворены судом области в порядке статьи 101, 106, 110 Кодекса, а также в силу пункта 2 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации N 1 от 21.01.2016.
Указанная позиция в отношении расходов на приобретение товара, используемого в качестве доказательства, изложена в постановлении суда по интеллектуальным правам от 26.04.2016 по делу N А60-15661/2015.
Таким образом, основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции по приведенным в апелляционной жалобе доводам отсутствуют.
Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта (часть 4 статьи 270 АПК РФ), при принятии решения судом первой инстанции не допущено.
В соответствии с частью 3 статьи 271 АПК РФ в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение судебных расходов, в том числе расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.
В силу статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.
Таким образом, расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы в сумме 3 000 рублей (т. 3, л.д. 84) относятся на заявителя.
Руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 271 АПК РФ, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Смоленской области от 18.08.2016 по делу N А62-8722/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с пунктом 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через суд первой инстанции.

Председательствующий судья Ю.А.ВОЛКОВА

Судьи Е.И.АФАНАСЬЕВА И.Г.СЕНТЮРИНА