Правосудие

Требование: О взыскании страхового возмещения в порядке суброгации

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что в результате выплаты выгодоприобретателю страхового возмещения у него возникло право требования взыскания ущерба с ответчика, являющегося страховщиком перевозчика.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не установил наличие/отсутствие оснований для привлечения перевозчика к ответственности за утрату груза, заключенность/незаключенность договора страхования груза между истцом и его страхователем, факт получения выгодоприобретателем денежных средств/отсутствие такового, не определил характер правоотношений между страхователем истца и ответчиком, а также факт того, имеет ли истец право на иск.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2016 N Ф05-9654/2013 по делу N А40-145408/12

Резолютивная часть постановления объявлена 21 января 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 28 января 2016 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Кобылянского В.В.,
судей Калининой Н.С., Русаковой О.И.,
при участии в заседании:
от истца: открытого акционерного общества "САК "Энергогарант" - Балаянц К.А. по дов. от 24.06.2015, Куликов С.В. по дов. от 14.12.2015,
от ответчика: общества с ограниченной ответственностью "АМТ Страхование" - Байметова Г.И. по дов. от 14.12.2015, Соколов П.А. по дов. от 30.09.2015,
от третьих лиц: Компании SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD - неявка, извещена,
Компании MARTRANS SHIPPING CO.LTD - неявка, извещена,
рассмотрев 21 января 2016 года в судебном заседании кассационную жалобу ответчика - общества с ограниченной ответственностью "АМТ Страхование"
на постановление от 01 сентября 2015 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Семикиной О.Н., Алексеевой Е.Б., Башлаковой-Николаевой Е.Ю.,
по иску открытого акционерного общества "САК "Энергогарант"
к обществу с ограниченной ответственностью "АМТ Страхование"
о взыскании 32 721 214,50 руб.,
третьи лица: Компания SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD, Компания MARTRANS SHIPPING CO.LTD,

установил:

открытое акционерное общество "Страховая акционерная компания "ЭНЕРГОГАРАНТ" (далее - истец, ОАО "САК "ЭНЕРГОГАРАНТ") обратилось в Арбитражный суд города Москвы к обществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Инвестфлот" (далее - ответчик, ООО "СК "Инвестфлот") с иском, с учетом принятых судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнений исковых требований взыскании, о взыскании в порядке суброгации 29 826 423 руб. суммы выплаченного истцом выгодоприобретателю страхового возмещения.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 12 апреля 2013 года, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 июля 2013 года, иск удовлетворен.
Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 сентября 2013 года принятые по делу судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
При этом суд кассационной инстанции указал на необходимость при новом рассмотрении дела проверить доводы ответчика о наличии в действиях капитана судна навигационной ошибки, являющейся основанием для освобождения перевозчика от ответственности по договору морской перевозки груза в соответствии со статьей 167 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации; о том, что страхование ответственности перевозчика по договору морской перевозки груза законом не предусмотрено (статья 932 Гражданского кодекса Российской Федерации), о том, что в силу положений статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации истец не вправе заявлять требования к ответчику, являющемуся страховщиком, требования следует предъявлять к причинителю вреда; о недоказанности факта заключения договора страхования грузов между истцом и его страхователем, принимая во внимание, что Правила страхования грузов, принятые, одобренные или утвержденные ОАО "САК "Энергогарант", не представлены; не доказаны получение перечисленных истцом денежных средств выгодоприобретателем; обжалуемыми судебными актами установлена ответственность лиц, не привлеченных к участию в деле - компании SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD и компании MARTRANS SHIPPING CO.LTD.
Кроме того, суд кассационной инстанции указал, что вывод судов о применении в данном случае российского права, является недостаточно обоснованным.
По результатам нового рассмотрения дела решением Арбитражного суда города Москвы от 24 сентября 2014 года исковые требования удовлетворены.
Девятый арбитражный апелляционный суд определением от 18.12.2014 перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции, и привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований третьих лиц относительно предмета спора, компании SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD и компании MARTRANS SHIPPING CO.LTD во исполнение указаний суда кассационной инстанции.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 сентября 2015 года вышеназванное решение суда первой инстанции отменено по безусловному основанию. Исковые требования удовлетворены.
Не согласившись с принятым постановлением, ООО "АМТ Страхование" обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемое постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в ином судебном составе или в иной арбитражный суд, или, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новый судебный акт, указывая на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, неполное исследование имеющих значение для дела обстоятельств.
В обоснование приведенных в кассационной жалобе доводов ответчик указывает, что судом не учтено наличие в действиях капитана судна навигационной ошибки, являющейся специальным основанием для освобождения перевозчика от ответственности за повреждение груза (статья 167 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, пункт 2 статьи 4 Гаагских правил), представленные истцом доказательства в подтверждение факта наличия такой ошибки (в том числе, пояснения экипажа судна и самого капитана, заключения внесудебных экспертиз по результатам анализа обстоятельств гибели т/х "Зорбей", отчет о происшествии от 04.04.2011 подразделения службы береговой охраны Кекова-Демре/Анталья, акт сюрвейерского осмотра судна N 152.2012-001, объяснения представителя ответчика Карпачева Д.В., обладающего специальными познаниями), необоснованно отклонены судом, в удовлетворении ходатайства ответчика о назначении по делу судебной экспертизы было отказано, истцом не опровергнут факт наличия в действиях капитана судна навигационной ошибки; по мнению ответчика, суд безосновательно взыскал с ответчика страховое возмещение при наличии обстоятельств, исключающих страховой случай (наступление ответственности перевозчика - страхователя ответчика); по мнению ответчика в настоящем случае доказаны факты наличия неблагоприятных погодных условий, приведших к гибели судна и наличие навигационной ошибки, исключающие ответственность перевозчика; по мнению ответчика, в деле отсутствуют надлежащие доказательства выплаты истцом страхового возмещения именно своему выгодоприобретателю; судом применены не подлежащие применению, по мнению ответчика, статья 929, 965, 1072, 1211 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 418 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, не применены подлежащие применению, по мнению ответчика, пункт 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статьи 432, 942, 1219, 1220 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункты "а", "с" пункта 2 статьи 4 Гаагских правил, нормы права Турции, на территории которой причинен ущерб грузу, статьи 166, 167, 246 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, судом необоснованно расширительно истолкованы положения пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации со ссылкой на Определение ВАС от 27.11.2012 N ВАС-15083/12, неверно истолкованы положения статей 965, 1072 Кодекса, суд проигнорировал содержащуюся в коносаменте N 1 от 22.10.2011 оговорку о применимом праве (праве Англии), рассмотрение судом спора с применением норм права Российской Федерации права не обоснованно, суд необоснованно уклонился от исполнения обязанности по установлению содержания норм иностранного права, должным образом не выполнил указания, данные судом кассационной инстанции; по мнению ответчика, судом не установлен факт наступления страхового случая по договору страхования (ответственность перевозчика за ущерб, причиненный утратой, недостачей повреждением (порчей) груза, принятого к перевозке на судне страхователя) (пункты 2, 7, подпункт 1 пункта 4.1 главы 4 Правил страхования владельцев средств водного транспорта перед третьими лица, утвержденных ООО "Инвестфлот" 06.06.2005); судом не дана оценка действиям истца на предмет наличия в них признаков злоупотребления правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), положениям пункта 8.2 Правил страхования ответчика, условиям договора страхования от 12.01.2011, согласно которым, если иное не предусмотрено соглашением сторон, страховщик не вправе произвести выплату в пользу страхователя, до тех пор, пока страхователь не понесен расходы на компенсацию убытков, причиненных третьим лицам; по мнению ответчика, суд необоснованно посчитал ответчика лицом, ответственным за причиненные убытки и причинившим вред, по мнению ответчика, он не является надлежащим ответчиком по делу, судами не установлено, вследствие нарушения какого обязательства (договорного или внедоговорного) возникли спорные убытки, не определен характер спорных правоотношений, применимые нормы права, не установлено, имеет ли истец право на иск, по мнению, ответчика, требования истца вытекают не из договора перевозки груза, на что было указано судом, а из причинения вреда (деликта), причиненного перевозчиком (статья 932 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 3.1 Правил страхования), при этом, перевозчик не имел договорных отношений с грузовладельцем, в силу чего, в настоящем случае подлежит применению законодательство Турции; по мнению ответчика, вывод судов о заключенности договора страхования не основан на материалах дела; истцом не доказан факт выплаты страхового возмещения; вывод суда о наличии интереса у выгодоприобретателя не обоснован, переход права собственности к покупателю груза документально не подтвержден; суд самостоятельно изменил основания иска, взыскав с ответчика в пользу истца страховое возмещение, тогда как истцом было заявлено требование о взыскании ущерба. Как указывает ответчик, обжалуемое постановление полностью копирует текст решения суда первой инстанции и особое мнение судьи Комаровой О.И. к постановлению суда кассационной инстанции от 12.09.2013, в силу чего, выводы суда апелляционной инстанции, не основанные на непосредственном исследовании и оценке доказательств, не могут считаться собственным мнением самого суда и не имеют правового значения; по мнению ответчика, суд избирательно исследовал имеющиеся в материалах дела доказательства, продемонстрировал предвзятое, необъективное отношение к ответчику, не дал оценку заявленным им доводам и представленным доказательствам, не сумел обеспечить беспристрастное рассмотрение дела.

В отзыве на кассационную жалобу истец, возражая против приведенных в ней доводов указывает, что вопрос о применимом праве к спорным отношениям рассмотрен, и подтвержден судебными инстанциями, признан ответчиком в своих жалобах, дополнениях, возражениях из которых, по мнению истца, следует, что применимым правом является право Российской Федерации, в частности положения Гражданского кодекса Российской Федерации, Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, при этом, по мнению истца в настоящем споре обсуждается не вопрос о применимом праве, а способы защиты ответчика, при помощи которых последний уклоняется от исполнения страховых обязательств (неправильное применение норм права, навигационная ошибка, форс-мажор и т.д.), при этом, в настоящий момент ответчик не только не определился, что является объектом страхования по договору N M-001R/O-11 и Правилам страхования ответственности владельцев средств водного транспорта, но и не определился со способом защиты. Как указывает истец, заявленное событие представляет собой классический страховой случай из морской перевозки груза, обремененный страхованием, в основу требований истца положено процессуальное правопреемство, которое перешло к истцу после выплаты возмещения в порядке статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации выгодоприобретателю (потерпевшему) в рамках полиса страхования грузов N 112500-330-000037, процессуальное правопреемство истца реализуется в защиту нарушенного права и сопряжено с требованием о возмещении ущерба, посредством предъявления требования по выбору истца как к причинителю вреда, так и к страховщику причинителя вреда, что согласуется с положениями статей 47 Конституции Российской Федерации, статьями 931, 1211, 1220, 1220.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 2, 246, 249, 253, 414, 418 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, поскольку морская перевозка груза обременена договором страхования ответственности. По мнению истца, обязанности ответчика напрямую связаны и проистекают из договора N M-001R/O-11 ответственности судовладельца перед третьими лицами и правил страхования ответственности владельцев средств водного транспорта, заключенного с SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD. NEVIS PO.BOX.556 MAIN STREET CHARLESTOWN / NEVIS (MARTRA NS SHIPPING CO.LTD. ATA 2-3 PLAZA KAT: 6, DAIRE: 56 ATASEHIR / ISTANBUL), то есть непосредственно вытекают и основаны на договоре страхования, но никак не являются производной процессуального правопреемства в рамках коносамента N 1 от 22.10.2011, по мнению истца, из заключенного ответчиком договора страхования следует, что ответчик обязался возместить ущерб третьим лицам на основании нормативных актов Российской Федерации, на страхование ответчиком принята как ответственность по договору, так и ответственность из деликта, спор из договора страхования разрешается в соответствии с законами Российской Федерации. По мнению истца, ссылка ответчика на имеющуюся в коносаменте от 22.10.11 N 1 оговорку в отношении применения английского права несостоятельна, суд апелляционной инстанции дал оценку указанному доказательству, указав, что спор подсуден арбитражному суду Российской Федерации, не подлежит применение положения английского права, а договор страхования N M-001R/O-11 не противоречит положениям статьи 932 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые обязывают возместить ущерб выгодоприобретателю; по мнению истца, отсылки ответчика к праву Турции и положениям коллизионных норм статьи 1219 Гражданского кодекса Российской Федерации (в отношении деликтного обязательства) неправомерны, принимая во внимание обращение ответчика на протяжении всех судебных заседаний постоянно к коносаменту N 1 и его условиям в части необходимости применения английского права (договорные обязательства), по мнению истца, правило статьи 1219 Кодекса распространяется на обязательства вследствие причинения вреда, к каковым обязательства из договора страхования ответственности не относятся, по мнению истца, ответчику следовало руководствоваться положениями статьи 1220.1 Кодекса, допускающей возможность предъявления потерпевшим требования о возмещении вреда непосредственно к страховщику, статьи 18 Регламента ЕС 2007 (Рим 11). По мнению истца, довод ответчика о наличии, якобы, форс-мажорных обстоятельств освобождающих его от возмещения, опровергается материалами дела и не соответствует выводам суда об ухудшении маневренности в связи с неблагоприятными погодными условиями (а не форс-мажорными обстоятельствами, которые ответчиком не доказаны), выводы экспертных заключений, на которые ссылается ответчик, по мнению истца, не могут быть приняты во внимание, поскольку противоречивы, непоследовательны и носят предположительный характер, экспертами признается факт наличия неблагоприятных погодных условий, которые способствовали ухудшению маневренности судна, что несопоставимо с выводами о навигационной ошибке; как указывает истец, ни в сюрвейерском отчете, ни в рапорте и объяснениях капитана судна и команды, ни в отчете о происшествии от 04.11.2011, на которые ссылается ответчик, ни в отчете о морской перевозке по делу N 2011/764 от 10.11.2011, составленном и рассмотренном 1-м хозяйственным судом г. Анталья (специальным морским судом), судьей Дурмус Кара (36942), не установлено и не выявлено навигационной ошибки (экипажа и) капитана судна. По мнению истца, доводы ответчика о не исследовании судом отчета компании McAusLand&Turner Ltd надуман, поскольку в суде первой инстанции ходатайство ответчика о приобщении данного доказательства к материалам спорного дела было отклонено; по мнению истца, право страховщика, занявшего место потерпевшего, на предъявление требования непосредственно страховщику, застраховавшему ответственность причинившего вред лица, соответствует положениям Гражданского кодекса Российской Федерации и судебной практике рассмотрения споров, возникающих из договоров страхования ответственности, ссылка ответчика на Определение ВАС РФ от 08.02.08 N ВАС-425/08 несостоятельна с учетом различных фактических обстоятельств настоящего дела и дела, рассмотренного ВАС РФ, по мнению истца, доводы ответчика о недоказанности страхового интереса, незаключенности договора/полиса страхования истцом, перехода права на суброгацию, недоказанности выплаты страхового возмещения, отсутствии материального права на иск были исследованы, и оценены судом и направлены на переоценку установленных судом доказательств. По мнению истца, законность, полнота и обоснованность особого мнения судьи кассационной инстанции Комаровой О.И. подтвердилась в последующих судебных заседаниях и арбитражных инстанциях при рассмотрении настоящего дела и вынесении законного решения, а ответчик не доказал доводы, положенные в основу его правовой позиции.
В судебном заседании суда кассационной инстанции представители ответчика поддержали доводы и требования кассационной жалобы.
Представители истца возражали против доводов кассационной жалобы, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемого постановления.
Третьи лица, несмотря на надлежащее извещение о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в судебное заседание суда кассационной инстанции не направили, что, согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.
Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание представителей сторон, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов в обжалуемых судебных актах установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, судебная коллегия приходит к выводу, что принятые по делу решение и постановление подлежат отмене с передачей дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующим.
Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, между страховой компанией ОАО "САК "ЭНЕРГОГАРАНТ" (далее - истец) и страхователем GRAIN EXPORTS LLC. (выгодоприобретатель: AKARI FREE PORT LTD. FAMAGUSTA FREE IT) был заключен полис страхования грузов N 112500-330-000037 от 22.09.2011 на условиях страхования: ALL RISKS Institute Cargo Clauses (A) dd 1/1/81 CL. 252 / ВСЕ РИСКИ Оговорок института Лондонских страховщиков по страхованию грузов (А).
Объект страхования: Russian milling wheat/пшеница Российского производства. Количество мест: навалом (трюм), вес нетто - 3 019,070. Коносамент/накладная: N 1 dd. 22.10.11. Способ перевозки: морем, название судна "ZORBEY". Путь следования: из России/Ейск в Турцию (FAMAGUSTA FREE PORT, MERSIN 10 TURKEY). Страховая сумма: 966.102,40 долл. США, франшиза - 0.5%. Период страхования с 22.10.2011 по 11.11.2011.
Груз был передан перевозчику SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD. NEVIS РО.BOX.556 MAIN STREET CHARLESTOWN / NEVIS (MARTRANS SHIPPING CO.LTD. ATA 2-3 PLAZA KAT: 6, DAIRE: 56 ATASEHIR / ISTANBUL) и погружен на судно "ZORBBEY" номер и дата транспортных накладных N I dd. 22.10.11.
Судно "ZORBBEY" 03 ноября 2011 года совершало рейс из порта погрузки Ейск, РФ, в порт выгрузки Фамагуста, ТРСК, с грузом (3.019,070 т. зерна навалом).
Получив неблагоприятный прогноз погоды, капитан принял решение ожидать улучшения погоды в бухте Гекова. На входе в бухту Гекова под влиянием погодных условий и течения управляемость судна ухудшилась. В 18.38 часов 03 ноября 2011 года судно кормовой частью правого борта ударило о береговые скалы, в машинное отделение начала поступать вода. В результате затопления машинного отделения были выведены из строя главные и вспомогательные энергетические установки, судно практически полностью затонуло, весь груз (3.019, 070 т. зерна) испорчен морской водой.
В соответствии с Условиями страхования ALL RISKS Institute Cargo Clauses (A) dd. 1/1/81 CL. 252/ ВСЕ РИСКИ Оговорок института Лондонских страховщиков, применяемыми в отношении Полиса страхования ОАО "САК "ЭНЕРГОГАРАНТ", он покрывает все риски гибели или повреждения застрахованного груза, за исключением случаев, указанных в оговорках.
В связи с тем, что обстоятельств, исключающих ответственность страховщика (истца) по полису страхования не выявлено, заявленное страхователем событие было признано истцом страховым случаем.
По утверждению истца, он выплатил страховое возмещение по полису страхования на расчетный счет выгодоприобретателя Akari Free Port Ltd. по банковским реквизитам, указанным в Notice of Claim от 06 апреля 2012 года за вычетом франшизы в размере 961 271. 89 долларов США (по курсу ЦБ РФ 32 721 214,50 рублей) заявление на перевод N 00039 от 04.06.2012.
В соответствии с действующими правилами перевозки груза перевозчик SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD. NEVIS PO.BOX.556 MAIN STREET CHARLESTOWN / NEVIS (MARTRANS SHIPPING CO.LTD. ATA 2-3 PLAZA KAT: 6, DAIRE: 56 ATASEHIR / ISTANBUL) несет полную материальную ответственность за сохранность груза с момента его загрузки и до момента его выгрузки.
Ответственность перевозчика SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD. NEVIS PO.BOX.556 MAIN STREET CHARLESTOWN / NEVIS (MARTRANS SHIPPING CO.LTD. ATA 2-3 PLAZA KAT: 6, DAIRE: 56 ATASEHIR / ISTANBUL) и судно "ZORBBEY" были застрахованы в ООО СК "ИНВЕСТФЛОТ" (ответчик) по договорам страхования N M-001R/K-11 h N M-001R/O-11.
Претензия истца N 02/7684/1 о добровольном возмещении ущерба в размере 961 271,89 долларов США (по курсу ЦБ РФ В2 721 214,50 руб.) ответчиком оставлена без удовлетворения.
Полагая, что в результате выплаты выгодоприобретателю страхового возмещения у истца возникло право требования взыскания ущерба в порядке суброгации с ответчика, являющегося страховщиком перевозчика, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.
На основании пункта 1 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации к истцу в связи с выплатой страхового возмещения перешло право требования, которое страхователь имеет к ответчику, причинившему вред.
Согласно пункту 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.
Настоящий спор подсуден арбитражному суду и не подлежат применению положения английского права исходя из следующего.
Объектом страхования по договору и Правилам страхования ответственности владельцев средств водного транспорта перед третьими лицами от 06.06.2005 являлись имущественные интересы SUNRISE SHIPPING AND TRADE CO.LTD. NEVIS PO.BOX.556 MAIN STREET CHARLESTOWN / NEVIS (MARTRANS SHIPPING CO.LTD. ATA 2-3 PLAZA KAT: 6, DAIRE: 56 ATASEHIR / ISTANBUL), страхование ответственности владельцев средств водного транспорта за ущерб, причиненный имуществу, жизни и здоровью третьих лиц в процессе эксплуатации средств водного транспорта.
В коносаменте N 1 от 22.10.2011 отсутствует (не проставлена) оговорка, условие о юрисдикции и арбитраже, т.е. сторонами по настоящей перевозке не достигнуто соглашение о применимом праве, а, следовательно, вопрос о юрисдикции и арбитраже должен быть урегулирован обычными нормами, принятыми в торговом мореплавании.
В частности, право, подлежащее применению к отношениям, возникающим из торгового мореплавания с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иностранным элементом, в том числе если объект гражданских прав находится за пределами Российской Федерации, определяется в соответствии с международными договорами Российской Федерации, Кодексом торгового мореплавания Российской Федерации, другими законами и признаваемыми в Российской Федерации обычаями торгового мореплавания.
При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяются правила Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации; наличие такого соглашения не может повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности согласно статье 414 Кодекса.
Таким образом, суд пришел к выводу, что отношения, возникающие из договоров, заключаемых в области торгового мореплавания и, в частности, из договора морского страхования (договор N M-001R/O-11 страхования ответственности судовладельца - морского перевозчика), заключенного ответчиком, должны регулироваться законом государства, который предусмотрен соглашением сторон, а при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве отношения сторон, возникающие из договоров, регулируются законом государства, в котором учреждена, имеет основное место деятельности или место жительства сторона, являющаяся страховщиком (ответчик) - в договоре морского страхования ответственности судовладельца (морского перевозчика) согласно статьям 246, 249, 418 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, т.е. к настоящим спорным отношениям применимо право Российской Федерации.
Отклоняя довод ответчика об отсутствии интереса у выгодоприобретателя Akari free Port Ltd., суд указал, что согласно контракту N 20058 от 06.10.2011, заключенному между Grain Export LLC и Akari free port ltd., компания Akari free port приобрела зерно у Grain Export по цене 320 долларов за 1 тонну на условиях CIF, т.е. право собственности на груз (имущество) и риск случайной гибели перешел от продавца к покупателю (Akari free port ltd).
Переход права собственности и риск случайной гибели подтверждается инвойсом (Commercial invoice No. 200058/1 от 22.10.2011), согласно которому Akari free port является покупателем груза, а именно: в процессе перевозки груза риски случайной гибели имущества (посадки судна Zorbey на мель и затопления перевозимого груза) несла компания Akari free port Ltd., которая является законным собственником имущества (груза) и интересантом в страховании согласно условий поставки CIF Инкотермс 2000, в силу чего, истец обоснованно осуществил выплату страхового возмещения выгодоприобретателю по договору страхования.
Объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с его обязанностью, установленной в международных договорах Российской Федерации, Кодексе торгового мореплавания Российской Федерации, Кодексе внутреннего водного транспорта Российской Федерации, иных законодательных и нормативных актах Российской Федерации, а также согласно вступившему в законную силу решению суда возместить ущерб, причиненный здоровью или имуществу третьих лиц или окружающей природной среде в процессе эксплуатации судна (пункт 3.1 Правил).
Таким образом, указанный договор страхования заключен на предложенных страховой компанией условиях, то есть заключение таких договоров распространено в практике страховой компании и она, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг и считая себя добросовестным контрагентом, осознает правовые последствия данных договоров.
Указанный договор страхования не противоречит положениям статьи 932 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанный подход соответствует сложившейся судебной практике (в частности, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.04.2010 N 16996/10).
Отклоняя довод ответчика о наличии навигационной ошибки, что в силу статьи 167 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации является основанием для освобождения перевозчика от ответственности по договору морской перевозки груза, суд указал на следующее.
Статьей 166 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации предусмотрены случаи, когда перевозчик не несет ответственности за утрату или повреждение принятого для перевозки груза либо за просрочку его доставки, наличие таких обстоятельств он должен доказать.
Согласно статье 167 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации перевозчик не несет ответственность за утрату или повреждение принятого для перевозки груза либо за просрочку его доставки, за исключением груза, перевозимого в каботаже, если докажет, что утрата, повреждение или просрочка произошли вследствие действия или бездействия в судовождении или управлении судном капитана судна, других членов экипажа судна либо лоцмана (навигационная ошибка).
Вместе с тем, ответчик не представил доказательства, подтверждающие, что в настоящем случае повреждение груза имело место вследствие навигационной ошибки.
Более того, согласно акту эксперта, составленному по запросу ответчика, не установлены навигационные ошибки.
В экспертном заключении ГУ Морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова N 19/5 от 03.05.2014 эксперт констатирует (стр. 7), что приливные течения в Средиземном море слабые, течение в заливе между островами Гекова и Топак не превышает 0,5 узлов и не могло оказать существенно влияния на управляемость судна.
Далее указано (стр. 8), что экспертами отмечено, что капитан судна ссылался на неблагоприятные погодные условия, состояния моря и течения, которые повлекли к утрате управляемости судна.
Таким образом, экспертами признается факт наличия неблагоприятных погодных условий, которые способствовали ухудшению маневренности судна (судно не вошло на планируемую траекторию циркуляции..), что привело к его затоплению с грузом.
При указанных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что не доказано наличие в действиях капитана навигационной ошибки Отклоняя довод ответчика со ссылкой на статью 931 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что истец не вправе заявлять требования к ответчику, являющемуся страховщиком, требования следует предъявлять к причинителю вреда, все претензии третьих лиц о возмещении причиненного ущерба, связанные со страховым случаем, первоначально оплачиваются страхователем, и только затем возмещаются страховщиком, суд указал, что статья 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе пункт 4, не содержит запрета на заявление соответствующего требования к страховщику причинителя вреда, выгодоприобретатель (в настоящем случае страховщик потерпевшего) обладает правом выбора ответственного за вред лица (причинителя вреда или его страховщика) для предъявления такого требования.
Право страховщика, занявшего место потерпевшего, на предъявление требования непосредственно страховщику, застраховавшему ответственность причинившего вред лица, соответствует судебной практике рассмотрения споров, возникающих из договоров страхования ответственности (в частности, Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.11.2012 N ВАС-15083/12).
Отклоняя довод ответчика о незаключенности договора страхования между истцом и его страхователем (полис N 112500-330-000037), суд указал, что названный довод опровергается имеющимися в деле доказательствами, судом установлено обстоятельство заключения договора и выплаты истцом в соответствии с его условиями страхового возмещения.
Обстоятельства размера страхового возмещения, его выплаты подтверждаются иными доказательствами.
Между тем, как судом апелляционной инстанции, так и судом первой инстанции не учтено следующее.
Согласно пункту 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
По смыслу данной нормы права, возникновение обязательств страховщика из договора страхования обусловлено наступлением страхового случая, предусмотренного этим договором.
В настоящем случае страховым случаем по договору страхования ответственности за ущерб грузу является факт возникновения такой ответственности у страхователя, являющегося перевозчиком груза.
Согласно части 1 статьи 931 Кодекса по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.
В соответствии с пунктом 2 статьи 784 Гражданского кодекса Российской Федерации общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное.
На основании пункта 1 статьи 796 Гражданского кодекса Российской Федерации перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.
В силу положений подпунктов 1, 2 пункта 1 статьи 166 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации перевозчик не несет ответственность за утрату или повреждение принятого для перевозки груза либо за просрочку его доставки, если докажет, что утрата, повреждение или просрочка произошли вследствие, в том числе, непреодолимой силы; опасностей или случайностей на море и в других судоходных водах.

В силу статьи 67 Кодекса перевозчик не несет ответственность за утрату или повреждение принятого для перевозки груза либо за просрочку его доставки, за исключением груза, перевозимого в каботаже, если докажет, что утрата, повреждение или просрочка произошли вследствие действия или бездействия в судовождении или управлении судном капитана судна, других членов экипажа судна либо лоцмана (навигационная ошибка).
В силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации международные договоры являются составной частью правовой системы Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации, если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.
В соответствии с подпунктами а), с) пункта 2 статьи 4 Международной Конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте, Брюссель, 25.08.1924 (в редакции протоколов от 23.02.1968 и протоколов от 21.12.1979), (обязательна для Российской Федерации в силу Федерального закона от 06.01.1999 N 17-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к протоколу об изменении Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте от 25 августа 1924 года"), ни перевозчик, ни судно не отвечает за потери или убытки, возникшие вследствие или явившиеся результатом, в том числе, действий, небрежности или упущения капитана, члена экипажа, лоцмана или служащих перевозчика в судовождении или управлении судном; рисков, опасностей или случайностей на море или в других судоходных водах.
Принимая во внимание, что ответчик при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций неоднократно ссылался на наличие навигационной ошибки в действиях капитана судна, приведшей к гибели груза, установление обстоятельств происшествия от 03 ноября 2011, наличие/отсутствие оснований для привлечения перевозчика к ответственности за утрату груза, наступление/не наступление самого страхового случая входили в предмет исследования в рамках настоящего спора.
Судами не дана оценка совокупности представленных истцом доказательств в подтверждение довода о наличии навигационной ошибки в действиях капитана судна (экспертное заключение (по результатам анализа обстоятельств гибели т/х "Зорбей") от 03.05.2014 г. N 19/5 ФГБОУ ВПО "ГУМРФ имени адмирала С.О. Макарова" (т. 5 л.д. 8-23), Акт (Отчет) сюрвейерского осмотра N 152.2012-001 (т. 1 л.д. 10-33); отчет о происшествии от 04.11.2011 Подразделения службы береговой охраны Кекова-Демре/Анталья (т. 2 л.д. 120-124); рапорт капитана от 05.11.2011 (т. 4 л.д. 83-86), объяснения капитана от 15.11.2011 (т. 4 л.д. 87-91), объяснения старшего помощника от 15.11.2011 (т. 4 л.д. 92-93), объяснения старшего механика от 15.11.2011 г. (т. 4 л.д. 94-95), объяснения начальника радиостанции от 15.11.2011 (т. 4 л.д. 96-97), мотивы отклонения указанных доказательств в судебных актах не приведены, в связи с чем, вывод судов о недоказанности ответчиком указанного факта нельзя признать обоснованным.
В соответствии со статьей 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.
Учитывая изложенное, отказ судов в удовлетворении ходатайств ответчика о назначении по делу судебной экспертизы для установления наличия/отсутствия факта навигационной ошибки, что, как было указано выше, входит в предмет установления в рамках настоящего спора, также нельзя признать обоснованным.
Судом установлено, что груз был передан перевозчику по коносаменту N 1 от 22.10.2011.
В обоснование вывода о том, что сторонами по настоящей перевозке не достигнуто соглашение о применимом праве, суд сослался на то обстоятельство, что на коносаменте N 1 от 22.10.2011 отсутствует (не проставлена) оговорка, условие о юрисдикции и арбитраже.
Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, согласно пункту 1 условий перевозки (т. 2 л.д. 109-112), изложенных на оборотной стороне коносамента сказано: "Все условия и положения, свободы и исключения Чартер-партии, датированной как указано на обратной стороне, включая оговорку о разрешении судебных споров и арбитраже, инкорпорированы с настоящими условиями".
Договор перевозки (чартер-партия от 06.10.2011), к которой отсылает коносамент, содержит следующую оговорку о применимом праве и арбитраже: "Арбитраж/общая авария в Лондоне. Применение английского права".
Таким образом, вопрос о применимом к договору страхования груза праве судами не разрешен.
В соответствии с частью 1 статьи 1219 Гражданского кодекса Российской Федерации к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.
При этом судами не дана оценка доводам ответчика о том, что между перевозчиком и грузополучателем (компанией Akari Free Port Ltd.) отсутствуют договорные отношения, в связи с чем при установлении ответственности за ущерб грузу подлежат применению нормы об обязательствах вследствие причинения вреда, судами не учтено, что отношения сторон возникли по поводу выплаты страхового возмещения вследствие наступления события, имевшего место на территории Турции, вопрос о возможности применения в связи данным обстоятельством законодательства Турции судами не разрешен.
Учитывая изложенное, вывод судов о том, что к правоотношениям сторон подлежит применению законодательство Российской Федерации нельзя признать обоснованным, нормы применимого иностранного, а также международного права, судами не установлены.
Кроме того, судом надлежащим образом не проверен довод ответчика о незаключенности договора страхования груза между истцом и его страхователем, в связи с отсутствием в полисе страхования грузов (т. 4 л.д. 31) условия о страховом случае (пункт 2 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Официальный текст оговорки института Лондонских страховщиков по страхованию грузов, на которые ссылаются суды, в материалах дела отсутствует, равно как надлежащий перевод его на русский язык, Правила страхования ОАО "САК "ЭНЕРГОГАРАНТ" в материалы дела не представлены.
Таким образом, судами содержание и условия договора страхования груза, наличие/отсутствие оснований для выплаты истцом страхового возмещения вследствие гибели груза не установлены.
Кроме того, несмотря на указания суда кассационной инстанции, судами надлежащим образом не проверен факт получения денежных средств выгодоприобретателем по договору страхования груза.
Изложенное позволяет кассационной коллегии прийти к выводу, что суды не установили наличие у истца права на иск.
Статьей 387 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств: при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.
Согласно пункту 1 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
Пунктом 2 названной статьи установлено, что перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.
Таким образом, страховщик приобретает право суброгации после выплаты страхового возмещения, после чего имеет право на предъявление перевозчику претензии и иска.
В пункте 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации приведен исчерпывающий перечень случаев, когда лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы, а именно: ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, в случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности.
Применяя названную норму права к правоотношениям сторон, суды не установили, являлось ли страхование ответственности перевозчика обязательным, не указали, в силу какого закона или соглашения сторон возможно ее применение в настоящем случае.
При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу, что судами не установлены все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора и необходимые для принятия законного и обоснованного судебного акта, нарушены нормы материального и процессуального права, в связи с чем, обжалуемые решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции силу пункта 3 части 1 статьи 287, части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, определить предмет доказывания по делу, а также установить бремя и определить средства доказывания фактических обстоятельств каждой из сторон по делу, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, исходя из предмета и оснований заявленных требований, в том числе, наличие/отсутствие оснований для привлечения перевозчика к ответственности за утрату груза, заключенность/незаключенность договора страхования груза между истцом и его страхователем, факт получения выгодоприобретателем денежных средств/отсутствие такового, определить характер правоотношений между страхователем (выгодоприобретателем) истца и ответчиком, применимые к правоотношениям сторон нормы права, установить, имеет ли истец право на иск, рассмотреть вопрос о назначения по делу судебной экспертизы с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" Исследовать и оценить по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относимость и допустимость всех представленных по делу доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств отразить в судебном акте, указав мотивы принятия или отказа в принятии доказательств.
По результатам рассмотрения дела, при правильном применении норм материального и процессуального права, принять законный и обоснованный судебный акт.
Руководствуясь статьями 176, 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 сентября 2015 года по делу N А40-145408/12 и решение Арбитражного суда города Москвы от 24 сентября 2014 года по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья В.В.КОБЫЛЯНСКИЙ

Судьи Н.С.КАЛИНИНА О.И.РУСАКОВА