Правосудие

Требование: Об урегулировании разногласий, возникших при заключении публичного договора об оказании услуг по передаче электроэнергии

Решение: Требование удовлетворено, поскольку договор об оказании услуг заключается в интересах потребителей розничного рынка, в спорных правоотношениях по урегулированию услуг по передаче электроэнергии истец действует в отношении конкретного розничного потребителя, а не выступает самостоятельным субъектом, в связи с чем ответчик не вправе определять гарантирующему поставщику обязательства, отличные от тех, какие были бы предъявлены потребителю.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.07.2015 N Ф05-9678/2015 по делу N А40-52069/14

Резолютивная часть постановления объявлена 23 июля 2015 года
Полный текст постановления изготовлен 30 июля 2015 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе:
председательствующего-судьи Кобылянского В.В.,
судей Аталиковой З.А., Петровой В.В.,
при участии в заседании:
от истца: открытого акционерного общества "Новосибирскэнергосбыт" - Чехутина Н.Г. по дов. от 10.03.2015, Зарубина О.Н. по дов. от 09.09.2013,
от ответчика: открытого акционерного общества "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" - Хохлова Ю.Г. по дов. от 14.01.2015, Демидов Д.В. по дов. от 09.04.2015,
рассмотрев 23 июля 2015 года в судебном заседании кассационную жалобу ответчика - открытого акционерного общества "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы"
на решение от 25 декабря 2014 года
Арбитражного суда города Москвы,
принятое судьей Котельниковым Д.В.,
и постановление от 03 апреля 2015 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Лаврецкой Н.В., Левченко Н.И., Садиковой Д.Н.,
по иску открытого акционерного общества "Новосибирскэнергосбыт"
к открытому акционерному обществу "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы"
об урегулировании разногласий при заключении договора оказания услуг по передаче электрической энергии,

установил:

открытое акционерное общество "Новосибирскэнергосбыт" (далее - истец, ОАО "Новосибирскэнергосбыт") обратилось в Арбитражный суд города Москвы к открытому акционерному обществу "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" (далее - ответчик, ОАО "ФСК ЕЭС") с иском об урегулировании разногласий, возникших при заключении публичного договора об оказании услуг по передаче электроэнергии по ЕНЭС N 809/П в части пунктов 1.8, 2.1.12, 2.1.13, 2.1.14, подпункта 2.3 пункта 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8, 5.3 и 6.6.3.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2014 года заявленные требования удовлетворены. Суд урегулировал разногласия ОАО "Новосибирскэнергосбыт" с ОАО "ФСК ЕЭС", возникшие при заключении договора N 809/П оказания услуг по передаче электрической энергии, пункты договора 1.8, 2.2.17, 2.3, 2.3.2, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 приняты в редакции истца, пункты 2.1.12, 2.1.13, 2.1.14, 5.3, 6.6.3 приняты в редакции ответчика.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 апреля 2015 года решение суда изменено, из договора исключены пункты 5.3 и 6.6.3. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ОАО "ФСК ЕЭС" обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции о принятии пунктов 2.2.17, 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 договора в редакции истца отменить и, не направляя дело на новое рассмотрение, принять по делу новый судебный акт о принятии спорных пунктов в редакции ответчика, указывая на нарушение и неправильное применение судами норм права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.
В обоснование приведенных в кассационной жалобе доводов ответчик указывает, что по пункту 1.8 договора услуг по передаче электрической энергии примерная форма акта аварийной брони, предлагаемая ответчиком, вопреки выводам судов, соответствует требования действующего законодательства, в частности, Правилам разработки и применения графиков аварийного ограничения режима потребления электрической энергии (мощности) и использования противоаварийной автоматики, утвержденным Приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 06.06.2013 N 290. По пункту 2.1.17 договора суд не исследовал вопрос о том, были ли актуализированы истцом группы точек поставки на оптовом рынке электрической энергии и мощности. При отсутствии такой актуализации договоры энергоснабжения между истцом и его потребителями не могут исполняться, что в свою очередь влечет невозможность исполнения договора оказания услуг по передаче электрической энергии. По пунктам 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 договора суды фактически обязали сетевую организацию вести расчет по приборам учета в соответствии с правилами розничного рынка, используемых для расчета величины потерь, возникающих в объектах электросетевого хозяйства, за которые осуществляются расчеты на розничном рынке. Редакция договора ответчика в части пунктов 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 предусматривает взаимодействие между сторонами в соответствии с Правилами оптового рынка и условиями Соглашения об информационном обмене, заключенного между сторонами, в части обмена, учета данными, результатами измерений и согласования полученной (переданной) энергии. Ссылка суда на пункт 136 Правил не является обоснованной, поскольку данный пункт не относится к правоотношениям между ОАО "ФСК ЕЭС" и гарантирующим поставщиком, поскольку предусматривает, на основании каких данных определяется объем потребления электрической энергии на розничных рынках, оказанных услуг по передаче электрической энергии, а также фактических потерь электрической энергии в объектах электросетевого хозяйства.
В представленном отзыве на кассационную жалобу ОАО "Новосибирскэнерго", возражая против доводов жалобы, указало, что по пункту 1.8 договора примерная форма аварийной брони предусмотрена Приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 06.06.2013 N 290 и сторонами не достигнуто соглашение по иной форме. Форма акта, предложенная ответчиком, не соответствует требованиям, предъявляемым к форме акта, установленным Правилами разработки и применения графиков аварийного ограничения режима потребления электрической энергии (мощности) и использования противоаварийной автоматики. Суды правильно приняли пункты 2.2.17, 2.3, 3.1, 3.2, 3.4 и 3.8 договора в редакции истца. Договор услуг заключается в интересах конкретных потребителей розничного рынка электроэнергии; участие истца на оптовом рынке электроэнергии как самостоятельного субъекта не имеет отношения к спорным правоотношениям по услугам по передаче электроэнергии потребителям розничного рынка электрической энергии; необходимость при заключении договора услуг по передаче электроэнергии руководствоваться Положениями N 442 прямо предусмотрена Правилами N 861; ответчик ошибочно полагает, что вывод суда об отсутствии иного, кроме предусмотренного Положениями N 442 порядка обмена данными и учета электрической энергии.
Явившиеся в судебное заседание суда кассационной инстанции представители ответчика поддержали доводы и требования кассационной жалобы, представители истца возражали против доводов жалобы, указывая на законность и обоснованность принятых судебных актов.
Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых решения и постановления по указанным в кассационной жалобе доводам ввиду следующего.
Правовые основы экономических отношений, возникающих в связи с передачей, потреблением электроэнергии с использованием систем электроснабжения, права и обязанности потребителей электроэнергии, энергоснабжающих организаций, сетевых организаций регулируются Федеральным законом от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" и Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861.
Оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется на основании договора возмездного оказания услуг (пункт 2 статьи 26 Федерального закона "Об электроэнергетике", пункт 4 Правил N 861). Порядок исполнения таких договоров устанавливается в Правилах N 861.
В отношении договора оказания услуг по передаче электрической энергии распространяются правила, содержащиеся в статье 445 Гражданского кодекса Российской Федерации и которыми стороне, направившей протокол разногласий, предоставлено право передать неурегулированные разногласия на рассмотрение суда.
Согласно статье 446 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.
В силу статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Гражданским кодексом Российской Федерации, законом или добровольно принятым обязательством.
Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).
По договору на оказание услуг по передаче электрической энергии сетевая организация принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии в точке поставки потребителя услуг (потребителя электрической энергии, в интересах которого заключается договор), качество и параметры которой должны соответствовать техническим регламентам с соблюдением величин аварийной и технологической брони (пункт 15 Правил N 861).
Как следует из материалов дела и установлено судами, на основании Приказа ФСТ России от 09.07.2007 N 16э истец является гарантирующим поставщиком на территории Новосибирской области, соответственно, обязан заключать договоры купли-продажи электрической энергии или энергоснабжения по группе точек поставки соответствующей территории.
Истец заключил договоры энергоснабжения с ОАО "Ростелеком", ООО "Каинскнефтепродукт" и МОУС ДОД "Спортивная школа".
В целях обеспечения поставок электрической энергии истец 03.10.2013 обратился к ответчику с заявлением о заключении договора оказания услуг передачи электрической энергии.
По итогам рассмотрения представленных истцом документов со стороны ответчика 12.12.2013 был направлен подписанный проект договора N 809/П оказания услуг по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) энергетической сети от 10.10.2013.
На поступивший проект договора истцом были заявлены возражения относительно редакции преамбулы договора, четвертого абзаца пункта 1.2, пунктов 1.3.2, 1.3.2.1, 1.4, 1.8, 1.9, 2.1.2, 2.1.6, 2.1.22, 2.1.12, 2.1.13, 2.1.14, седьмого, восьмого, двенадцатого и тринадцатого абзацев пункта 2.2.1, пунктов 2.2.2, 2.2.4, 2.2.6, 2.2.7, 2.2.9 - 2.2.12, 2.2.14, 2.2.16 - 2.2.18, 2.2.20, 2.2.22 - 2.2.25, пункта 2.3 с учетом дополнения подпунктами 2.3.1 и 2.3.2, пунктов 3.1.2.5, 3.7 - 3.8, 3.11, 4.1.1 - 4.1.2, 4.2, 4.2.1, 4.4, 4.4.1, 4.5, 4.7.3, 4.9, 4.9.1, 4.10.1 - 4.10.4, 4.11.2 - 4.11.3, 4.14, 5.3 - 5.4, 5.8 - 5.9, 5.12, 6.6.3, 6.4, 6.7.2, 6.8, 7.1, 8.1 с учетом дополнения пункта 9 подпунктом 9.3 и приложений N 1 - 6, 9 - 11.
Сторонами были урегулированы разногласия, за исключением пунктов 1.8, 2.1.12, 2.1.13, 2.1.14, подпункта 2.3 пункта 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8, 5.3 и 6.6.3, что и явилось основанием для обращения с настоящим иском в арбитражный суд.
Суды первой и апелляционной инстанций урегулировали возникшие между сторонами разногласия, приняв пункты договора 1.8, 2.2.17, 2.3, 2.3.2, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 в редакции истца, а пункты 2.1.12, 2.1.13, 2.1.14 в редакции ответчика, при этом исключив из договора пункты 5.3 и 6.6.3.
Предметом кассационного обжалования являются разногласия сторон по пунктам 1.8, 2.2.17, 2.3, 3.1, 3.2, 3.4 и 3.8 договора оказания услуг по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) энергетической сети.
Утверждая пункты 1.8, 2.2.17, 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 договора в редакции истца, суды исходили из следующего.
Разногласия сторон в части пункта 1.8 договора заключаются в указании истцом на составление и согласование актов технологической и аварийной брони в установленном Приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 06.06.2013 N 290 порядке, а по мнению ответчика, приведенный в Приказе N 290 образец является рекомендуемым, не обязательным для применения.
Исследовав и оценив представленные сторонами редакции пункта 1.8 договора, суды верно указали, что поскольку Приказ Министерства энергетики Российской Федерации от 06.06.2013 N 290, установившим форму акта аварийной брони, зарегистрирован Минюстом России, соответственно, является обязательным к применению, в связи с чем приведенный в Приказе N 290 образец рекомендован к обязательному применению, в том числе по содержанию акта, в то время как форма акта по приложению N 10 к договору, предложенная ответчиком, не содержит в себе ряда сведений, а именно: в разделе 2 акта по форме ответчика отсутствуют сроки сокращения электроснабжения до уровня аварийной брони и перечень устройств аварийной и технологической брони с указанием места и питающих линий, что не соответствует императивным требованиям, предъявляемым к форме данного акта, установленным Правилами разработки и применения графиков аварийного ограничения режима потребления электрической энергии (мощности) и использования противоаварийной автоматики (Приказ N 290).
По пункту 2.1.17 суды, принимая позицию истца об исключении данного пункта из договора, исходили из того, что потребители истца не являются участниками оптового рынка, в связи с чем не обязаны выполнять требования правил оптового рынка и осуществлять регистрацию точек поставки на оптовом рынке электроэнергии.
По мнению ответчика, истец обязан обеспечить регистрацию (актуализацию) на ОРЭМ документов, необходимых для регистрации точек поставки по присоединениям потребителей ЭСО, поскольку ответчик не является субъектов розничного рынка и электрическую энергию закупает и получает на оптовом рынке.
Отклоняя доводы ответчика, суды исходили из того, что энергопринимающие устройства потребителей истца на территории Новосибирской области имеют надлежащее технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства ответчика.
Во исполнение пункта 28 Положений о функционировании розничных рынков электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442 (далее - Положение N 442) и пункта 4 Правил N 861 истец обращался к ответчику с заявкой на заключение договора оказания услуг по передаче электроэнергии в интересах данных потребителей, соответственно, отношения по оказанию услуг по передаче по данному спору урегулируются между сетевой организацией (ответчиком) и гарантирующим поставщиком (истцом), за которым закреплены точки поставки применительно к месту осуществления деятельности, а не иной энергоснабжающей либо территориальной сетевой организациями, в интересах конкретных потребителей.
Потребители истца, в отношении которых урегулируются услуги по передаче, субъектами оптового рынка электроэнергии не являются, поскольку не отвечают требованиям пункта 23 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности и о внесении изменений в некоторые акты правительства Российской Федерации по вопросам организации функционирования оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2010 N 1172 от 27.12.2010, предъявляемым к потребителям оптового рынка электроэнергии.
Таким образом, участие истца на оптовом рынке электроэнергии как самостоятельного субъекта не имеет отношения к спорным правоотношениям по услугам по передаче электроэнергии потребителям розничного рынка электрической энергии.
Из пункта 15 (1) Правил N 861 следует, что объем услуг по передаче электроэнергии определяется в отношении потребителей по каждому из уровней напряжения и равен объему потребления электроэнергии на соответствующем уровне. Абзацем 15 указанного пункта Правил предусмотрено, что объемы потребления электроэнергии для целей настоящего пункта определяются в порядке, установленном правилами оптового рынка электрической энергии и мощности - для субъектов оптового рынка и Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии - для субъектов розничных рынков.
Суды, установив, что поскольку договор оказания услуг заключается в интересах потребителей розничного рынка, в спорных правоотношениях по урегулированию услуг по передаче истец действует в отношении конкретного розничного потребителя, а не выступает самостоятельным субъектом, то ответчик в силу абзаца 11 пункта 15 (1) Правил N 861 не вправе определять гарантирующему поставщику обязательства отличные от тех, какие были бы предъявлены потребителю, пришли к верному выводу, что подлежат применению Положения N 442.
С учетом изложенного, суд обоснованно признал пункт 2.1.17 подлежащим согласованию в редакции истца.
Разногласия сторон в части условий пункта 2.3 заключаются в указании на то, каким документом регулируется обеспечение обмена данными коммерческого учета, а именно: ответчик ссылается на заключенное сторонами Соглашением об информационном обмене по сечению между ОАО "ФСК ЕЭС" и смежным участником ОРЭМ, а истец указывает на условия заключаемого договора и предлагает внести подпункт 2.3.2, в соответствии с которым ФСК направляет не позднее 1-го числа месяца следующего за расчетным периодом в ЭСО в электронном виде на электронный адрес сведения о показаниях приборов учета, установленных в объектах электросетевого хозяйства ФСК и являющихся расчетными для Потребителей ЭСО; снятие показаний указанных в настоящем пункте приборов учета производится уполномоченными представителями ФСК по состоянию на 24 часа 00 минут последнего календарного дня расчетного периода.
Суды, установив, что порядок обмена данными, определения объема услуг по передаче электроэнергии регулируются пунктами 144, 161, 166, 181 Положений N 442, в которых предусмотрено, что способами, указанными в данных пунктах в императивном порядке определяется объем электрической энергии, в том числе по договору оказания услуг по передаче, а также предусмотрен порядок обмена данными учета электрической энергии, а положения пунктов 150, 151, 137, 161, 162 Положений N 442 не предусматривают возможность согласования иного, кроме прямо установленного порядка передачи информации между сетевой организацией и гарантирующим поставщиком, пришли к обоснованному выводу, что наличие иных сделок сторон, в том числе - указанного ответчиком Соглашения о передаче истцом всей информации о перетоке по фидеру 33, не прекращает императивную обязанность ответчика по предоставлению сведений истцу в рамках конкретного спорного договора, в связи с чем правомерно пришли к выводу о согласовании условий пункта 2.3 договора в редакции истца.
Пунктом 3.1 договора определяется порядок оборудования точек присоединения устройствами коммерческого учета, при этом ответчик ссылается на соответствие приборов требованиям Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2010 N 1172, и распределение затрат в соответствии с балансовой принадлежностью.
Суды, принимая во внимание, что у истца отсутствует обязанность по регистрации всех закрепленных за ним как гарантирующим поставщиком точек поставки электрической энергии в пределах зоны ответственности, а также учитывая положения пункта 145 Положений N 442 и абзац 15 пункта 15 (1) Правил N 861, учитывая, что у гарантирующего поставщика электроэнергии отсутствуют энергопринимающие устройства и объекты электросетевого хозяйства, пришли к правомерному выводу о необоснованности предложения ответчика как не соответствующего условиям функционирования розничного рынка электрической энергии и условиям организации учета электроэнергии на нем, поскольку наличие соглашения между сторонами по иному объекту/предмету не порождает возможности распространения его условий, не соответствующих императивным нормам, на смежные обособленные правоотношения, в связи с чем пришли к выводу о согласовании условий пункта 3.1 договора в редакции истца.
Учитывая, что спорный договор заключается для обеспечения энергоснабжения потребителей на розничном рынке электрической энергии, разногласия по пункту 3.2 в отношении мест установки и характеристик средств измерений, в котором ответчик ссылается на условия деятельности и взаимоотношений участником оптового рынка электрической энергии и мощности, а также на заключенное сторонами Соглашение об информационном обмене, а истец - на согласованные сторонами приложения N 3 и 9 к договору и установленный договором порядок учета и обмена данными результатов измерений, суды обоснованно признали подлежащим согласованию в редакции истца, как соответствующей нормам подпункта "г" пункта 13 Правил N 861, а также условий спорного договора, определенных пунктах 2.1.13, 2.1.14, 2.1.6, 2.1.16 и 2.2.1.
Суды признали необоснованным указание ответчиком в условиях пункта 3.4 о порядке корректировки показаний приборов учета, установленных не на границе балансовой принадлежности, в соответствии с алгоритмами, указанными в Перечне по сечению между ОАО "ФСК ЕЭС" и смежным участником ОРЭМ, по присоединениям, на которых организованы точки поставки электроэнергии для Потребителей ЭСО, и признали правомерной редакцию истца о корректировке в таких случаях показаний на величину потерь электрической энергии, возникающих на участке сети от границы балансовой принадлежности между ФСК и Потребителем ЭСО до места установки прибора учета, расчет которой осуществляется в соответствии с актом уполномоченного федерального органа, регламентирующим расчет нормативов технологических потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям, поскольку в соответствии с абзацем 2 пункта 144 Положений N 442 объем потребления (производства, передачи) электрической энергии, определенный на основании показаний прибора учета, установленного не на границе балансовой принадлежности объектов электроэнергетики, корректируется на величину потерь электрической энергии, возникающих на участке сети от границы балансовой принадлежности объектов электроэнергетики (энергопринимающих устройств) до места установки прибора учета.
В указанном ответчиком Соглашении отсутствуют методики по определению величины потерь и алгоритмов по приведению показаний приборов учета к границе балансовой принадлежности.
В соответствии с условиями оферты ответчика, изложенными в пункте 3.8, при обнаружении нарушений в схеме учета электрической энергии составляется соответствующий акт, в котором фиксируются все нарушения; до момента устранения нарушений учет электрической энергии производится по данным средствам измерений другой стороны, приведенных к соответствию границам балансовой принадлежности. В случае одновременного отказа средств измерений сторон в схеме учета электрической энергии учет электрической энергии производится в соответствии с методикой восстановления данных, указанных в Перечне по сечению между ОАО "ФСК ЕЭС" и смежным участником ОРЭМ. Согласно редакции истца при обнаружении нарушений в схеме учета электрической энергии составляется соответствующий акт, в котором фиксируются все нарушения. До момента устранения нарушений определение объема переданной электрической энергии осуществляется в соответствии с требованиями действующего законодательства.
Принимая во внимание, что Соглашение не содержит каких-либо методик расчета объемов потребления и/или потерь, в то время как в соответствии с пунктом 136 Положений N 442 объем потребления (производства) электрической энергии (мощности) на розничных рынках, оказанных услуг по передаче электрической энергии, а также фактических потерь электрической энергии в объектах электросетевого хозяйства осуществляется на основании данных, полученных при отсутствии приборов учета и в определенных Правилами N 442 случаях - путем применения расчетных способов, предусмотренных настоящим документом и приложением N 3 к указанным Правилам, суды обоснованно пришли к выводу о том, что подлежат удовлетворению требования истца как соответствующие нормам закона и особенностям отношений сторон по оказанию услуг передачи электрической энергии для субъектов розничного рынка.
С учетом изложенного, кассационная коллегия приходит к выводу, что суды правомерно удовлетворили исковые требования и приняли пункты 2.2.17, 2.3, 3.1, 3.2, 3.4, 3.8 договора в редакции истца.
Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц. Окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.
Приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета выводов судов, не опровергают их, а повторяют доводы, которые являлись предметом проверки судов первой и апелляционной инстанций, не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права, а лишь указывают на несогласие с выводами судов, основанными на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка.
Переоценка исследованных судами доказательств и установленных обстоятельств в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
При рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов судами обеих инстанций были установлены все существенные для дела обстоятельства и им дана надлежащая правовая оценка. Выводы судов основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу. Нормы материального права применены правильно. Нарушений норм процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
Таким образом, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03 апреля 2015 года по делу N А40-52069/14 оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" - без удовлетворения.

Председательствующий судья В.В.КОБЫЛЯНСКИЙ

Судьи З.А.АТАЛИКОВА В.В.ПЕТРОВА